И.Н. ВОРОБЬЕВ. О ТАКТИКЕ

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 06(11-12)/2002, стр.

И.Н. ВОРОБЬЕВ. О ТАКТИКЕ

(Продолжение. Начало см. в № 1-5 за 2002 год)

Тактика - искусство управления

СЕРДЦЕВИНУ тактики как теории и практики ведения боя составляет искусство управления войсками. Без управления нет боя. Если знания, умения и навыки каждого военнослужащего приводят в действие отдельные образцы вооружения, боевой техники в составе первичных войсковых подразделений (отделения, расчета, экипажа), то система управления войсками реализует потенциальные возможности всех войсковых формирований в их совокупности и соответствии с предназначением и потенциальными возможностями. Только посредством управления возможно реализовать на практике замысел боя - добиться высокой боевой готовности подразделений, умелого сосредоточения усилий войск и непрерывности их взаимодействия, осуществить гибкий маневр и всестороннее обеспечение.

Во все времена управление рассматривалось полководцами, военными теоретиками как сложное многогранное искусство. Вот что писал, к примеру, А. В. Василевский: «Управление войсками - это искусство, причем искусство сложное, многогранное, умовое и психологическое. Думаю, что каждый военачальник, будь то командир части или дивизии, командующий армией или фронтом, должен быть в меру расчетливым и осторожным. У него такая работа, что он несет ответственность за жизнь тысяч и десятков тысяч воинов, и его долг - каждое свое решение взвешивать, продумывать, искать наиболее оптимальные пути к выполнению боевой задачи». Высоко оценивал роль управления войсками английский военный теоретик Лиддел Гарт. Он отмечал: «Хотя сражение представляет собой физический акт, управление им осуществляется умом человека». В. Черемисов писал, что «от командира требуется не слепое исполнение приказаний, а разумная самодеятельность, не ремесленная выучка, а подлинно художественное творчество».

Маршал Советского Союза И.Х. Баграмян в своей книге «Великого народа сыновья», характеризуя полководческую деятельность Г.К. Жукова, A.M. Василевского, К.К. Рокоссовского, Б.М. Шапошникова,, С.К. Тимошенко, И.С. Конева, отмечал, что каждый из них имел свои характер, творческий почерк, но всех их объединяло одно - высокое искусство управления войсками, «неуемная энергия, умение смело брать на себя ответственность, быстро ориентироваться в самой сложной обстановке».

В современных условиях управленческий фактор правомерно приравнивается по своей значимости в достижении успеха в бою к материальном; фактору (количеству и качеству войск и вооружения), а уровни управления противоборствующих сторон являются важным показателем их боевых возможностей и рассматриваются как соотношение боевых средств.

Современное искусство управления войсками впитало в себя многовековой опыт войн, необходимость изучения которого обусловлена прежде всего тем, что без знания прошлого невозможно проникновение в будущее. Исторический подход в вопросах управления призван вооружить офицерские кадры методологическими ориентирами, умением выявлять основополагающие тенденции развития процесса управления. Уроки прошлого помогают избежать ошибок, допущенных предшествующими поколениями.

Искусство управления войсками по опыту войн XIX-XX веков

Служба управления войсками зародилась и получила довольно широкое развитие задолго до появления регулярных армий. Еще в период рабовладельческого общества военачальник, организуя поход, должен был определить его цель и пути ее достижения, вести разведку, выбирать место сражения, осуществлять охранение, снабжение войск, согласовывать действия когорт, легионов, отрядов, дружин и т.п.

Научные основы теории и практики управления войсками в наиболее полном виде закладываются в XVIII-XIX веках в работах А. В. Суворова «Наука побеждать» (1795-1796), Генриха Ллойда «Дух новейшей военной системы» (1799), К. Клаузевица «О войне», А. Жомини «Очерки военного искусства» и других трудах. В них на основе обобщения опыта войн была дана формулировка понятия «управление (руководство) войсками», показана сложность этого процесса, излагались требования к полководцу, который должен, по словам Клаузевица, во-первых, обладать «умом, способным прозреть мерцанием своего внутреннего света сгустившиеся сумерки и нащупать истину; во-вторых, мужеством, чтобы последовать за этим слабым указывающим проблеском».

Немало ценного по искусству управления войсками содержится в трудах Наполеона и опыте его полководческой деятельности, хотя не со всеми высказанными им положениями можно согласиться. Прежде всего это относится к неоднозначной оценке великим французским полководцем человеческого фактора в войне. Он писал, что «на войне люди (солдаты) - ничто, полководец - все... Не римская армия покорила Галлию, - утверждал Наполеон, - а Цезарь; не карфагенская армия заставила трепетать у ворот Рима республику, а Ганнибал; не македонская армия достигла берегов Инда, а Александр... не прусская армия защищала семь лет Пруссию, а Фридрих Великий». В этом проскальзывало определенное пренебрежение к солдатским массам.

По-иному понимали роль человека в войне русские полководцы А.В. Суворов, П.А. Румянцев, П.И. Багратион, ГА. Потемкин, М.И. Кутузов, М.Б. Барклай-де-Толли и другие. В своей деятельности они опирались на инициативу и находчивость русского солдата, его патриотические качества, добивались того, чтобы каждый из них понимал свой маневр в бою. Все уставы русской армии, начиная с устава «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей» (1647), были пронизаны идеей развития самостоятельных действий командиров, поощрением находчивости, хитрости, смекалки воинов в бою.

По мере того как разрасталась армия, требования к управлению войсками все более повышались. К началу XIX века в России значительное усовершенствование получила оргштатная структура войск, были созданы пехотные и кавалерийские дивизии и корпуса постоянного состава, а в 1812 году введено в действие положение об управлении войсками «Учреждение для управления большой действующей армией». В соединениях (дивизиях и корпусах) были учреждены штатные органы управления - штабы, а также введена должность начальника штаба. Вместе с тем становилось все более очевидным, что существовавшая система связи (почта и подвижные средства связи) не способна в полной мере обеспечить требуемую быстроту передачи распоряжений и боевых документов. Русские ученые и изобретатели, стремясь разрешить данную проблему, достигают определенных успехов. Так, в 1795 году И. П. Кулибин сконструировал семафорный (оптический) телеграф. Вскоре офицер флота A.M. Бутаков изобрел телеграф, состоявший из флага, вымпела и шара. Эту систему связи в 1810 году применил адмирал Д.Н. Синявин во время войны России с Турцией.

В годы Отечественной войны 1812-1814 годов связь ставки Кутузова с Москвой и Петербургом обеспечивалась фельдъегерями и почтой. Командующие армиями осуществляли связь с командирами корпусов при помощи конных адъютантов и ординарцев. Управление в звене дивизия-батальон организовывалось через пеших ординарцев, конных посыльных и сигналами (трубы, барабаны). При умелом руководстве такая система управления позволяла своевременно собирать данные об обстановке, принимать на их основе решения и доводить распоряжения до войск. Вот один из таких примеров. Французы во время Бородинского сражения, овладев деревней Семеновское, подтянули к выгодному для них участку 35-тысячное войско и около 300 орудий, они готовились к решительной атаке на батарею Раевского, но Кутузов упредил события. Получив сведения о действиях французов, он через ординарцев передал приказ атаманам Платову и Уварову ударить конницей по левому флангу противника. Неожиданной атакой казаки спутали все планы неприятеля, нанесли ему ощутимый урон, а затем организованно отошли, поддерживая связь с командованием и соседями.

Благодаря хорошо действующей почтовой связи и подвижным средствам Кутузову удалось обеспечить пополнение армии резервами (пехотой - из Арзамаса, кавалерией - из Мурома, казачьими полками - с Дона). Характерно, что Кутузов в качестве основного отчетного документа о боевых действиях ввел письменные донесения. Они доставлялись штабами армий и корпусов два раза в сутки с обязательным указанием места, числа и часа отправки. Из главного полевого штаба войскам, партизанским отрядам конными ординарцами через адъютантом посылались распоряжения о дальнейших действиях, поддержании взаимодействия, связи, сообщения о движении противника, а также личные указания главнокомандующего.

Коренные изменения в системе управления войсками произошли с появлением массовых армий, оснащенных более совершенными видами оружия и боевой техники. Во второй половине XIX века появилось нарезное артиллерийское и стрелковое оружие, которое стало быстро развиваться, особенно после изобретения бездымного пороха. Резко увеличились дальность, точность и эффективность огня. Развитие железнодорожного транспорта и появление автомобилей обеспечивали широкий маневр войск. Под влиянием этого вооруженная борьба значительно усложнилась, повысилась роль огня, возросла живучесть армий, появилась возможность подготовки резервов, переброски их на фронт, маневрирования силами и средствами. Изобретение телеграфа и телефона позволило управлять войсками на расстоянии.

В таких условиях генеральное сражение как форма военных действии стало терять свой приоритет. Резко возрос размах военных действий Так, если крупнейшие сражения во франко-прусской войне у Гравелота и Седана (1870) при участии с обеих сторон в общей сложности полумиллионной группировки войск развертывались на фронте в 12-15 км и 3-5 км в глубину, то в Русско-японскую войну активные боевые действия охватывали пространство в сотни километров. Особенно резко увеличился размах операций в Первую мировую войну, где уже вся территория театров военных действий стала ареной ожесточенных сражений. Это усложнило процесс планирования операций, повлияло на характер управления войсками. Структура управленческих органов стала многоступенчатой. Если в XVIII веке высшими оперативными единицами были дивизии и корпуса, то в первой четверти XX столетия - это армии, фронты (группы армий).

Огромный размах вооруженной борьбы потребовал изменить способы стратегического и оперативного управления. Невозможно стало управлять многомиллионными армиями по старой схеме «главнокомандующий - армия». Сложилась новая структура высших органов управления: ставка - фронт (группа армий) - армия. Применение технических средств связи (телефон, телеграф, радио, самолеты и автомобили) обеспечило высокую степень централизации управления. За годы Первой мировой войны армейское звено управления утратило былую самостоятельность и стало действовать по директивам главного и фронтового командования.

Основной тенденцией в развитии содержания управления в тактическом звене в период Первой мировой войны явилось значительное возрастание объема задач, решаемых командирами дивизий и полков и их штабами при подготовке и в ходе боевых действий. Это обусловливалось тем, что бой принял общевойсковой характер. Остро встала проблема организации и поддержания взаимодействия различных родов войск, всестороннего обеспечения боевых действий. В ходе войны повысилась роль штабов, как органов управления, особенно оперативных отделений, расширились их функции, значительно возросли права начальника штаба в управлении войсками, дальнейшее развитие получила система связи, совершенствовалась боевая документация.

В межвоенный период в Красной Армии велись интенсивные поиски новых структур и методов управления войсками, что нашло отражение в полевых уставах. Так, во Временном полевом уставе РККА 1925 года вопросам командования, технике управления войсками, поддержания боеспособности войск, службе связи и разведки посвящено 262 параграфа. Определенная преемственность в этом отношении была сохранена и в последующих проектах полевых уставов РККА (1929, 1936, 1939, 1940, 1941).

Большую роль в развитии системы управления в Красной Армии в довоенный период сыграло Наставление по полевой службе штабов, которое переиздавалось в 1926, 1933 и 1936 годах. Так, в Наставлении '1926 года впервые в истории военного искусства достаточно полно была изложена теория и практика работы штабов по обеспечению управления войсками. В нем содержались функциональные обязанности должностных лиц штабов по подготовке и в ходе ведения боя, порядок его планирования, обеспечения, согласования боевых усилий войск, доведения решения командира до подчиненных, организации разведки и других видов обеспечения.

В 20-х и первой половине 30-х годов XX века вышли в свет труды по теории управления войсками М.В. Фрунзе, М.Н. Тухачевского, Б.М. Шапошникова, Н.Е. Варфоломеева, В.К. Триандафиллова, С.Н. Красильникова, М.Р. Галактионова, А.П. Лапчинского и др. Особо следует отметить фундаментальный военно-теоретический труд Б.М. Шапошникова «Мозг армии». Он во многом сохранил свою ценность и в настоящее время.

Существенное влияние на пересмотр сложившихся взглядов по вопросам управления войсками оказала разработка теории глубокого боя. Ее основные положения требовали по-иному организовать боевые действия. Особенно это касалось взаимодействия родов войск в ходе одновременного огневого воздействия на всю глубину боевого построения противника с целью добиться быстрого взлома обороны с последующим вводом в прорыв подвижных войск и высадкой воздушных десантов для развития успеха. Все это обусловливало возрастание роли связи, особенно радиосвязи.

В ходе военной реформы 1924-1925 годов существенные изменения произошли в структуре органов управления в дивизиях и полках. В основу их построения были положены принципы устойчивости, оперативности и непрерывности управления. Однако не все эти требования удалось реализовать на практике.

Великая Отечественная война подвергла жестокому испытанию сложившуюся в довоенное время систему управления войсками, внесла в нее немало коррективов. Первые дни боев показали, что далеко не все командиры и штабы оказались подготовленными к управлению частями и подразделениями при внезапном нападении противника. Во многих стрелковых дивизиях первого эшелона была потеряна связь с подчиненными частями и со старшими начальниками. Особенно существенные недостатки наблюдались при отходе войск и выходе из окружения. К примеру, соединения 5-й и 21-й армий Юго-Западного фронта в сентябре 1941 года, потеряв управление, перемешались при отходе и пробивались из окружения отдельными отрядами и группами численностью от нескольких десятков до нескольких тысяч человек.

Главной причиной неэффективного управления явилось то, что в довоенное время командиры и штабы учились управлять войсками преимущественно в наступлении, в благоприятной обстановке при наличии превосходства над противником в силах и средствах и сохранении за собой инициативы действий.

Перестройка в методах работы органов управления по организации и ведению боя осуществлялась «на ходу» и проходила очень болезненно. Крайне неблагоприятные условия, сложившиеся в первые же часы войны (постоянные перебои в связи, плохая разведка, отсутствие данных не только о противнике, но и о соседях, а нередко и о своих частях), приводили к путанице и неразберихе. Многие командиры принимали решения только по карте, без проведения рекогносцировки. Взаимодействие организовывалось в общих чертах, не уделялось должного внимания организации боевого обеспечения, маскировке, инженерному обеспечению.

Ставка Верховного Главнокомандования в ходе войны принимала решительные меры по улучшению системы управления войсками во всех звеньях. Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что до 1944 года было издано 30 уставов и наставлений, в том числе Боевой устав пехоты 1942 года, Полевой устав 1943 года (проект), Наставление по полевой службе штабов 1942 года, Наставление по войсковой разведке, Наставление по связи, Наставление по прорыву позиционной обороны противника и др. Большую роль в совершенствовании управления играли приказы и директивы Ставки Верховного Главнокомандования, информационные сборники, бюллетени и инструкции Генерального штаба, в которых отражался накопленный боевой опыт и изменения в средствах и способах вооруженной борьбы.

Совершенствование структуры органов управления не обходилось без ошибок. К их числу следует отнести ликвидацию с началом войны корпусных управлений. В результате к концу 1941 года из 62 управлений корпусов осталось лишь шесть, а количество управлений общевойсковых армий возросло с 27 до 58. При отсутствии корпусных управлений командующие армиями вынуждены были создавать временные оперативные группы для руководства войсками, действовавшими на отдельных направлениях. Боевая практика потребовала возродить корпусное звено управления. В течение 1942-1943 годов количество корпусов возросло до 61. Улучшению системы управления войсками существенно способствовало создание в ходе войны мощных механизированных, танковых, артиллерийских и зенитных артиллерийских соединений. В целом на выработку оптимальной структуры органов управления войсками в войну потребовалось более двух лет. Она сложилась в основном лишь к концу 1943 года. " Опыт войны показал, что важнейшую роль в обеспечении управления войсками играют общевойсковые штабы. В Наставлении по полевой службе штабов 1942 года указывалось, что «штаб является органом командира по управлению войсками. Он организует и обеспечивает непрерывное управление войсками и несет за это полную ответственность... Начальник штаба является основным организатором по осуществлению воли командования и управления войсками». Согласно ^Долевому уставу 1943 года начальник штаба стал первым заместителем .командира, начальник тыла и начальники служб были обязаны постоянно держать его в курсе проводимых ими мероприятий и отданных распоряжений по обеспечению решения командира.

. Оперативность и непрерывность руководства войсками в ходе войны во Многом зависели от создания рациональной системы пунктов управления. В начале войны управление в дивизии и полку осуществлялось с одного пункта. При выходе его из строя это часто приводило к потере управления. Поэтому было признано необходимым создавать в каждой командной инстанции (начиная с полка) несколько пунктов управления. Они организовывались за счет эшелонирования (деления) штатных сил и средств аппарата управления. Основным пунктом управления стал командный пункт. На нем сосредоточивалась вся работа по планированию и организации боевых действий, а также по руководству частями (подразделениями) в ходе боя. В состав командного пункта входил наблюдательный пункт, который организовывался в ходе боя для наблюдения за действиями войск. Кроме того, для управления тылом создавалась тыловая группа второй эшелон) управления, которую возглавлял начальник тыла.

В танковых и механизированных соединениях действовал мобильный Командный пункт. Он делился на три составные части: группу управления, узел связи и группу обслуживания. В ходе боевых действий из состава командного пункта выделялись при необходимости оперативные группы.

Анализируя систему управления войсками, сложившуюся в начальный период войны, следует отметить, что она нередко страдала чрезмерной централизацией. Старшие начальники без особой необходимости вмешивались в функции подчиненных командиров, и это часто лишало последних инициативы и самостоятельности. Учитывая данное обстоятельство, Ставка Верховного Главнокомандования в 1943 году издала директиву, согласно которой старшие начальники не имели права без надобности вторгаться в работу подчиненных, управлять войсками «через их голову».

Еще одним недостатком в деятельности органов управления был шаблон в планировании боевых действий, облегчавший противнику вскрытие характера действий наших войск. Особенно часто шаблонный подход наблюдался в проведении разведки боем накануне наступления. Вот что писал по этому поводу немецкий генерал К. Типпельскирх:

«Разведка боем являлась верным признаком того, что на другой день последует ожидаемое наступление противника. Одновременно это служило сигналом для нашей артиллерии и расчетов тяжелого пехотного оружия занимать подготовленные позиции, для пехоты - покидать первую траншею и отходить на вторую, дабы снизить эффективность артиллерийской подготовки противника».

В целом же в ходе войны был накоплен большой положительный опыт в управленческой деятельности генералов и офицеров. Многие бои свидетельствуют об их творческом, новаторском подходе к решению боевых задач, умении достичь внезапности нанесения ударов по противнику, применении военной хитрости, способности добиваться успеха малой кровью за счет военного мастерства. Война закалила волю молодых талантливых командующих и командиров, приучила их к самостоятельности. Как отмечает генерал армии И.М. Третьяк, который в возрасте 20 лег уже командовал полком, «во время войны «командирских нянек» не было. Каждому офицеру без скидки на молодость и неопытность доверял лось решение боевых задач и с каждого строго спрашивалось».

К сожалению, в отечественной литературе слабо обобщен военный опыт управленческой деятельности выдающихся полководцев, командующих и командиров, который содержит немало поучительного и для современных офицеров. Характерно, что Г. К. Жуков, К. К. Рокоссовский, И.Х. Баграмян, A.M. Василевский, И.С. Конев, Р.Я. Малиновский, Ф.И. Толбухин всегда стремились создавать в подчиненных штабах обстановку, способствующую проявлению творческой активности подчиненных. В связи с этим будет уместно сослаться на опыт организаторской деятельности в боевой обстановке К.К. Рокоссовского, его взаимоотношения с подчиненными, офицерами штаба фронта. «Мы старались, - отмечал он, - создавать благоприятную рабочую атмосферу, исключающую отношения, построенные по правилу «как прикажете», исключающую ощущение скованности, когда люди опасаются высказать суждение, отличное от суждения старшего».

Образцом организованности, творческой устремленности был для подчиненных генерал армии И.Д. Черняховский. Солдаты и офицеры 3-го Белорусского фронта отзывались о нем так: «Мы видели в нем командира решительного и справедливого, распорядительного и внимательного, непреклонного в осуществлении своей воли. Человек большой личной культуры, он умел каждому из своих подчиненных сказать вовремя теплое, ободряющее слово. Сама его требовательность к нам - всегда и во всем - была результатом глубокого знания обстановки и дела, знания жизни. Он умел добиться не только выполнения своих приказов и указаний, но и того, чтобы они выполнялись творчески».

Блестящим стратегом-организатором показал себя в годы войны генерал армии Н.Ф. Ватутин. В беседах с офицерами штаба Николай Федорович всегда подчеркивал, что при оценке обстановки необходимо продумывать решение не только со своих позиций, но и с позиций противника. При этом приводил в пример хорошего шахматиста, который, проигрывая мысленно партию, противоборствует сам с собой. Ватутин считал, что только таким методом можно проследить неожиданные повороты и выявлять моменты возможного обострения обстановки.

Боевая практика показала, что гибкость и оперативность системы управления оказывают решающее влияние на характер боя, его ход и исход, предопределяют эффективность применения оружия и боевой техники, позволяют достичь успеха в более короткие сроки, с меньшими потерями, способствуют достижению внезапности нанесения удара, захвату инициативы и ее удержанию, поддержанию постоянного превосходства над противником на решающем направлении, позволяют диктовать ему свою волю.

Здесь уместно обратиться к такой философской категории, как соотношение объективного и субъективного в процессе боевых действий, чтобы попытаться понять, как складывающиеся обстоятельства в бою влияют на .практические действия командиров и штабов в конкретной обстановке, их (способность подчинять своей воле ход боевых событий, находить выходы , из трудных ситуаций. Вывод можно сделать такой: объективному фактору (условия обстановки) присуще положение определяющей причины возникновения возможностей победы или поражения войск, а субъективномy фактору (мудрость командирского решения) свойственна решающая роль в превращении этих объективных возможностей в реальность.

За почти шесть десятилетий, прошедших после окончания Второй (мировой войны, произошли коренные изменения в материальной основе войск, их техническом оснащении, организационной структуре, во взглядах на способы ведения боя. Все это не могло не повлиять на систему управления войсками. В ходе локальных войн, а также войсковых учений некоторые теоретические положения в этой области подверглись уточнению, что являлось импульсом для совершенствования технической .базы управления и поиска новых методов организации и ведения боевых действий.

Современная система управления войсками: вопросы совершенствования

В современных условиях многократно возросла сложность управленческой деятельности командира в бою, повысилась уязвимость системы управления от воздействия средств поражения, радиоэлектронного подавления, воздушных и аэромобильных десантов и диверсионно-разведывательных групп противника. Чтобы обеспечить твердое, непрерывное, оперативное руководство войсками в сложных, нередко критических ситуациях, добиться превосходства над противником в сфере управления, требуется, с одной стороны, непрерывно улучшать техническую базу управления, добиваться внедрения АСУВ во все звенья, от высших штабов до низовых подразделений, а с другой - совершенствовать профессиональную подготовку управленческих кадров, в особенности развивать их творческие качества: способность к предвидению, умение принять правильное решение и реализовать его на практике.Силой своего интеллекта, глубиной предвидения, оригинальностью замысла, военной хитростью, решительностью действий, внезапностью удара, умелым сосредоточением усилий в неожиданном для противника месте, четкостью и гибкостью согласования боевых усилий сил и средств, твердостью и непрерывностью руководства подразделениями командир в состоянии удвоить и даже утроить боевую мощь войск, отразить удар многократно превосходящих сил противника и добиться их разгрома. Но для этого надо превзойти врага в боевом искусстве, уметь упреждать его в действиях, срывать его замыслы и навязывать ему свою волю.

Современная система управления должна обеспечить эффективное руководство подразделениями при подготовке и в ходе боя.

Основными показателями эффективности функционирования системы управления принято считать временные (быстрота добывания, сбора, анализа, обобщения и оценки данных обстановки, принятия и оформления решения, своевременное доведение задач до подчиненных и планирование боя; скорость реагирования органов управления на изменения обстановки в ходе боевых действий; затраты времени на восстановление системы взаимодействия, управления и боеспособности подразделений после нанесения противником массированного удара высокоточным оружием) и показатели действенности системы управления (способность органов управления добиваться точного и своевременного выполнения поставленных боевых задач; достижение надежного огневого поражения противника на всю глубину его расположения; обеспечение непрерывности руководства подразделениями в ходе всего боя; устойчивость управления; высокая оперативность в работе командиров и штабов, их способность упреждать противника в нанесении удара, своевременно перестраивать систему управления, приспосабливать ее к изменениям обстановки; обеспечение скрытности управления).

Одной из важнейших проблем является повышение живучести пунктов управления, их защищенности от средств поражения и радиопомех противника. Ее решение в современных условиях резко усложнилось. Если во Вторую мировую войну для воздействия на пункты управления, особенно расположенные вдали от линии фронта, привлекались довольно ограниченные силы и средства (преимущественно авиация и диверсионные группы), то теперь возможности по дезорганизации управления значительно расширились за счет привлечения разнообразных систем высокоточного автоматизированного оружия глубокого удара (РУК и РОК), мощных средств радиоэлектронного подавления, воздушных, морских и аэромобильных десантов, рейдовых и обходящих отрядов, диверсионно-разведывательных групп. Эффективность действия последних может усиливаться за счет использования средств дистанционного минирования. По своим целям, размаху, масштабу привлекаемых сил и средств мероприятия по нарушению системы управления войсками и оружием, как показал опыт войны в зоне Персидского залива, превращаются в специфическую «противоуправленческую» операцию, результаты проведения которой могут во многом предрешить исход всей военной кампании.

Исходя из этого возникает настоятельная необходимость готовить командиров, штабы к тому, чтобы они, с одной стороны, умели организовать противодействие проведению подобных акций противником и могли обеспечить твердость, устойчивость управления войсками в самых сложных условиях обстановки, а с другой - сами были бы способны осуществлять мероприятия по нарушению системы управления войсками и оружием противника, т.е. могли добиться завоевания превосходства над ним в сфере управления. Думается, нет необходимости доказывать, насколько сложна и труднодостижима эта задача для наших войск, поскольку вероятный противник располагает мощной технической управленческой базой, способен оказать активное противодействие нашим усилиям в этой области и обеспечить живучесть своей системы управления.

Задачу достижения превосходства над противником в сфере управления нельзя решить, не развивая своих технических средств управления, в первую очередь электронно-вычислительной техники. Общепризнано, что автоматизация - генеральный путь совершенствования системы управления. По оценкам специалистов, цикл управления при использовании АСУ может сократиться (по отношению к традиционным системам управления) в два-два с половиной раза, при этом устойчивость функционирования системы значительно возрастет. Большая насыщенность войск сложными видами оружия и боевой техники, высокий динамизм боя обусловливают необходимость автоматизации многих трудоемких процессов управления войсками и оружием. Без этого нельзя эффективно использовать имеющиеся силы и средства, обеспечить выигрыш во времени, упредить противника в маневре.

Фактор времени в определенных условиях выступает как фактор силы. Так, если цикл управления у одной стороны занимает меньше времени, чем у другой, то первая оказывается в выигрышном положении - она может, упреждая противника в действиях, достичь его разгрома меньшими силами и в более короткие сроки.

Автоматизированная система управления войсками требует всестороннего ее обеспечения в техническом, математическом, информационном и других отношениях. В техническом плане важно добиваться создания высокоустойчивой, помехозащищенной, быстродействующей системы связи, разработки и внедрения более совершенных электронно-вычислительных машин, характеризующихся быстродействием, надежностью, большой оперативной памятью и вместе с тем имеющих небольшие габариты, упрощенную схему ввода в них данных. Математическое обеспечение подразумевает наличие таких математических методов, моделей и алгоритмов, которые дают возможность решать разнообразные информационные и расчетные задачи, связанные с планированием боевых действий, Применением оружия и техники. Его постоянное совершенствование, в частности на основе внедрения элементов искусственного интеллекта, - Одно из необходимых условий дальнейшего повышения эффективности функционирования автоматизированных систем управления.

В современных условиях как никогда повышаются требования к управленческой подготовке военных кадров. Профессиональное мастерство офицеров способно в определенной мере компенсировать недостаточную техническую оснащенность войск. Известно, что сражение выигрывается не только силой оружия и количеством войск, но и в неменьшей степени Интеллектуальным потенциалом командиров и штабов. Боевой опыт показал, что уровень профессиональной подготовки офицеров определяется их творческим потенциалом, способностью предвосхитить развитие боевых событий, обмануть противника, выработать нестереотипный план воя, быстро и правильно ориентироваться в сложной обстановке, незамедлительно реагировать на ее изменения, уметь держать ситуацию под Контролем, проявлять гибкость в руководстве войсками, осуществлять (Смелый маневр, постоянно поддерживать четкое взаимодействие сил и средств, всесторонне обеспечивать боевые действия.

Если попытаться выразить «изюминку» искусства командующего, командира в управлении войсками в боевой обстановке, то, коротко говоря, она состоит в том, чтобы одержать победу малыми силами с наименьшими издержками, достичь внезапности, перехитрить противника, осуществить неожиданный для него маневр, добиться эффективного применения имеющихся сил и средств.

(Продолжение следует)

Василевский A.M. Дело всей жизни. М.: Политиздат, 1973. С. 437.

Лиддел Гарт Б.Х. Стратегия непрямых действий. М.: Изд-во иностр. лит., 1957. С. 488

Черемисов В. Основы современного военного искусства. Киев, 1910. С. 2.

Баграмян И.Х. Великого народа сыновья. М.: Воениздат. 1984. С. 7.

Клаузевиц К. О войне. Т. I. M.: Воениздат. 1941. С. 66.

Цит. по: Советская Военная Энциклопедия. Т. 5. M., 1978. С. 506

Военный вестник. 1980. № 2. С. 77.

Там же. С. 77-78.

Там же. С. 79.

История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. Т. 2. М., 1963. С. 34-37.

Попель Н.Н., Савельев В.П., Шеманский П.В. Управление войсками в годы Великой Отечественной войны. М.: Воениздат, 1974. С. 17.

50 лет Вооруженных Сил СССР. М.: Воениздат, 1968. С. 269.

Типпельскирх К. История второй мировой войны. М.: Изд-во иностр. лит., 1957. С.

317-318.

Третьяк И.М. Храбрые сердца однополчан. М.: Воениздат. 1977. С. 18.

Цит. по: Кардашов В. Рокоссовский. М.: Молодая гвардия, 1980. С. 247.

Дважды Герой Советского Союза генерал армии Иван Данилович Черняховский. М.;

Воениздат, 1953. С. 19.

Основы управления войсками в бою. М.: Воениздат, 1977. С. 51-57.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации