Новый виток в развитии тактики

Военная мысль №02(03-04)/2001, стр.15-23

Новый виток в развитии тактики

Генерал-майор в отставке И.Н. ВОРОБЬЕВ,

доктор военных наук

ОДНИМ из побудительных мотивов к написанию этой статьи послужило критическое высказывание профессора Н.П. Моисеенко на страницах журнала «Военная мысль». В частности, в его публикации «Нужно ли ограничивать тактику рамками боя?» утверждается, что «за последнее время коренных изменений в тактике не произошло», а также что «тактика из самой динамичной области военного искусства превратилась в самую заскорузлую ее часть». Резкая оценка состояния современной тактики поначалу вызывает неприятие. Однако если взвесить все «за» и «против», то по некоторым положениям нельзя не согласиться с автором этой статьи. Стоит лишь задаться вопросом: а чего достигла наша военная наука в области тактики за длительный отрезок времени? Увы, результаты оказываются весьма скромными. Так, популярный военно-теоретический труд «Тактика», опубликованный в серии «Библиотека офицера», вышел в свет 15 лет назад. К сожалению, не оставил должного следа в современной военной литературе десятилетний опыт боевых действий в Афганистане. Устарели военно-энциклопедические издания, так же как и действующие боевые уставы.

В итоге сегодня обучение в войсках и военных вузах по дисциплине «тактика» ведется на основе «директивных указаний», которые не всегда доходят до военных кафедр гражданских учебных заведений. Так что с данной точки зрения правомерно вести речь о застое в области теории тактики.

Что же касается практического развития тактики в ходе боевых действий войск в вооруженных конфликтах, то в его оценке мы позволим себе не согласиться с уважаемым военным ученым. Здесь, на наш взгляд, накоплено немало положительного, что можно охарактеризовать как новый виток в развитии форм и способов тактических действий, констатируя определенный прогресс нашего военного искусства в целом. Проблема в том, чтобы обобщить и систематизировать накопленный опыт. Попытаемся в обзорном изложении представить, в чем же заключается продвижение тактики вперед за последнее десятилетие.

Прежде всего хотелось бы отметить, что в системе боевых действий в военных конфликтах отчетливо проявилась доминирующая роль тактики как составной части военного искусства. Это важно подчеркнуть еще и потому, что под влиянием опыта войны в зоне Персидского залива (1991) стала муссироваться точка зрения, что тактика вообще отмирает, поскольку, дескать, решающее значение в военных конфликтах сегодня имеют действия стратегического и оперативного масштаба. Однако в последнее время соотношение и взаимосвязь составных частей военного искусства проявились иначе, чем это имело место в операции «Буря в пустыне». Центр тяжести боевых усилий сместился в сторону тактических действий. Так, в Афганистане удельный вес решаемых войсками тактических задач составил, по расчетам, около 80% от общего объема боевых действий, а в двух чеченских военных кампаниях 75%. Из этого следует, что тактика была и остается основой достижения оперативных целей в вооруженной борьбе.

А теперь постараемся ответить на вопрос: чем же обогатилась тактика за последнее время?

Во-первых, сформировалась система взглядов на ведение боевых действий против иррегулярных формирований, действующих под девизом «террор, диверсии, устрашение, вероломство», делающих ставку на партизанские методы борьбы и уклоняющихся от прямых военных столкновений. Именно тактические успехи по разгрому и ликвидации незаконных вооруженных формирований (НВФ) создают необходимые условия для урегулирования кризисных ситуаций.

Во-вторых, в ходе боевых действий возникло немало новых, нетрадиционных форм и способов тактических действий в противоборстве с «нетиповым» противником в специальных операциях, проводимых общевойсковыми соединениями (частями) совместно с формированиями других силовых структур.

В-третьих, утвердилась отрядно-групповая тактика действий в вооруженных конфликтах, появилось немало новых элементов боевого построения в общевойсковых соединениях и частях.

В-четвертых, усовершенствовалась система огневого поражения противника применительно к условиям очагового противоборства.

В-пятых, появился новый способ ведения обороны сдерживающе-стабилизирующие действия.

В-шестых, существенное развитие получили принципы общевойскового боя, обогатились содержание и методы работы командиров и штабов по его подготовке и ведению, управлению войсками, организации взаимодействия и всестороннего обеспечения.

Таков далеко не полный перечень новшеств, характеризующих современный уровень развития тактики. Остановимся на некоторых из них.

По нашему мнению, наиболее крупным достижением является формирование системы взглядов на ведение боевых действий против иррегулярных формирований. Впервые эта проблема возникла в начале 80-x годов, когда советские войска в Афганистане столкнулись с необычным противником, уклонявшимся от прямых столкновений на открытой местности, избегавшим позиционных форм борьбы, делавшим ставку на устройство засад, внезапное нанесение ударов, активно применявшим снайперские группы и минно-взрывные заграждения. В критических ситуациях моджахеды «растворялись» среди местного населения и вступали в бой, когда им было выгодно, умело используя местность, ночные и сложные погодные условия для нанесения кинжальных ударов, быстро сосредоточивались и рассредоточивались после коротких стычек.

Поскольку в руководящих боевых документах не содержалось рекомендаций по организации и ведению боевых действий в условиях размытых границ между фронтом и тылом, когда противник готов неожиданно атаковать с любого направления, возникла необходимость действовать нестереотипно, применяя новые формы и способы вооруженной борьбы. Соединениям и частям пришлось назначать не строго ограниченные полосы, как это делалось обычно в наступлении и обороне, а весьма обширные зоны ответственности. Для дивизии их протяженность нередко составляла сотни (а не десятки) километров. Растянутые коммуникации, незащищенные тылы оказывались самым уязвимым местом. Сил и средств для их охраны, так же как и пунктов управления, расположения частей и подразделений, огневых позиций, аэродромов, катастрофически не хватало.

Такая обстановка потребовала от командиров и штабов умения находить выходы из трудных ситуаций, проявлять инициативу, применять военную хитрость. Боевые действия в Афганистане во многом обогатили отечественное военное искусство. Были найдены .способы борьбы с мобильными отрядами моджахедов, предотвращения их налетов, обезвреживания засад, захвата баз, уничтожения диверсионно-разведывательных групп, блокирования и уничтожения окруженных иррегулярных формирований, а также выработаны новые нормативы и рекомендации по организации и ведению наступательных и оборонительных действий в горно-пустынной местности в сложных природно-климатических условиях.

Позднее с большими трудностями столкнулись федеральные войска, действовавшие в Приднестровье, Северной и Южной Осетии, Ингушетии, Абхазии, Нагорном Карабахе, Таджикистане, а затем и в Чечне. Характерной особенностью для общевойсковых соединений явилось решение задач по локализации и нейтрализации кризисных ситуаций в целях обеспечения правового режима чрезвычайного положения. Пришлось осваивать способы действий по изоляции района конфликта от притока оружия, боеприпасов, материальных средств и наемников из других регионов и зарубежья, несения службы путем патрулирования, на КПП, блокпостах, сторожевых заставах, по охране и обороне объектов, предотвращению диверсий и террористических актов, разъединению противоборствующих сторон, установлению зон разъединения, наблюдению за условиями перемирия, созданию гуманитарных коридоров, эвакуации населения из зоны конфликта и решению других миротворческих задач.

Практикой боевых действий в вооруженных конфликтах была выработана новая форма оперативных действий специальная операция, представляющая собой совокупность согласованных и взаимосвязанных по цели, месту, времени и задачам войсковых, оперативных, режимных и других мероприятий, проводимых в районе конфликта в установленные сроки по единому замыслу и плану боевых, служебно-боевых действий под единым руководством, как правило, командования Сухопутных войск. Одним из элементов такой операции стали специальные вдй.ско.в-ые1^аёиствия, проводимые общевойсковыми соединениями и частями во взаимодействии с формированиями других силовых структур. Их содержанием явились изоляционно-ограничительные, разведывательно-поисковые, ударно-огневые и рейдово-штурмовые действия, направленные на разгром НВФ. Появление данной формы тактических действий обусловлено тем, что в вооруженных конфликтах традиционные виды боя (наступление и оборона) уже не охватывали все содержание вооруженного противоборства с иррегулярными формированиями противника. Поэтому возникла потребность в применении специальных войсковых форм и способов боевых действий.

Что же касается наступления и обороны, то они тоже находили достаточно широкое применение в вооруженном конфликте, но не в «классическом», а в трансформированном виде. Так, оборона чаще всего велась не путем создания сплошных траншейных позиций и глубокоэшелонированных полос, а представляла собой сдерживающе-стабилизирующие действия. Иначе говоря, это была рассредоточенная оборона, создаваемая на широком фронте по очаговому принципу. Ее основу составляли базовые центры с круговой системой огня и заграждений, сеть узлов сопротивления и опорных пунктов, подвижных заслонов, засад, огневых мешков, кочующих огневых точек, сторожевых застав и блокпостов. Устойчивость рассредоточенной обороны во многом обеспечивалась системой минно-взрывных заграждений в сочетании с гибкой системой стрелкового и артиллерийского огня, увязанной с ударами авиации.

Сущность наступательного боя составляли ударно-огневые действия в специфических формах, где не использовались позиционные методы противоборства (прорыв обороны, создание мощных ударных группировок, атака на сплошном фронте, наращивание боевых усилий путем ввода в бой вторых эшелонов и т.п.). Уничтожение крупных отрядов боевиков проводилось по схеме: дальнее огневое поражение огневой удар в ближней зоне кратковременная решительная атака. В некоторых случаях осуществлялся дальний огневой разгром НВФ без контактного вступления в бой с боевиками мотострелковых, танковых и воздушно-десантных подразделений.

Достаточно широкое применение находили такие способы уничтожения бандформирований, как блокирование (окружение) с последующим расчленением на части. Отчетливо проявилась трехмерная воздушно-наземная форма удара охват противника по воздуху с высадкой в его тыл тактических воздушных десантов постоянного элемента боевого порядка соединений. Превалировали эпизодические боевые столкновения с боевиками при отсутствии постоянного непосредственного соприкосновения с ними, а также неконтактные действия. С одной стороны, это создавало необходимые предпосылки для уменьшения боевых потерь, скрытного совершения маневра и достижения внезапности, но с другой осложняло организацию боя, поскольку командиры лишались возможности лично наблюдать за полем боя, проводить рекогносцировку обычным методом, ставить боевые задачи подразделениям и организовывать взаимодействие непосредственно на местности.

Условия очагового противоборства, отсутствие устойчивой линии фронта, ограниченность сил и средств для решения боевых задач наложили свой отпечаток на построение боевого порядка войск в наступлении и обороне. Для действий в отрыве от базовых центров на удаленных, нередко изолированных направлениях требовалось обеспечить тактическую и огневую автономность мотострелковых и танковых подразделений. Эта обусловила создание нештатных тактических групп и отрядов по целевому назначению. В результате в ходе вооруженных конфликтов утвердилась отрядно-групповая тактика. Цель формирования сводных тактических групп и отрядов состояла в том, чтобы создать гибкий, рассредоточенный боевой порядок, который был бы приспособлен для действий не только на равнине, но и на пересеченной, горно-лесистой местности, в населенных пунктах.

Тактические группы и отряды создавались обычно для проведения разведывательно-поисковых, рейдовых, блокирующих, штурмовых действий, совершения обходов, охраны коммуникаций, боевого сопровождения автоколонн и т.п. Основу отрядов составляли мотострелковые батальоны, усиливаемые танковыми; артиллерийскими, инженерными и огнеметными подразделениями.

Помимо сводных тактических групп и отрядов новыми элементами боевого порядка соединений и частей в вооруженном конфликте стали войсковые маневренные, ударно-огневые, истребительные, противо-диверсионные, вертолетно-рейдовые группы, бронегруппы и подвижные группы минирования на вертолетах.

Войсковые маневренные группы создавались для решения самостоятельных, внезапно возникающих задач в ходе боя, борьбы с мобильными отрядами и группами боевиков. Для выполнения специальных задач в их состав включались отряды и группы специального назначения, подразделения внутренних войск МВД и т.д. Ныне на основе опыта контртеррористической операции в войсках началось формирование войсковых маневренных групп, Предполагаётся, что их ядром в каждом полку должен быть мотострелковый батальон, усиленный средствами огневой поддержки (автоматическими гранатометами, ПТУРами, огнеметами).

Ударно-огневые группы создавались, как правило, в составе рейдовых, обходящих, штурмовых и блокирующих отрядов, а иногда и сторожевых застав. Их основу составляли танковые, мотострелковые и артиллерийские подразделения, что обеспечивало сочетание огневого удара и удара войсками.

Истребительные (противодиверсионные) отряды и группы формировались для борьбы с диверсионно-разведывательными и террористическими группами НВФ при проведении специальных операций, прочесывании («зачистках») в населенных пунктах и при блокирующих действиях.

Вертолетно-рейдовые группы входили в состав рейдовых и обходящих отрядов, а также предназначались для боевого сопровождения автотранспортных колонн, борьбы с засадами. Они играли важную роль в предотвращении огневых налетов и диверсионно-террористических действий противника.

Бронегруппы включались в состав подвижных заслонов, обходящих отрядов сторожевых застав, отрядов сопровождения автотранспортных колонн, засад, штурмовых отрядов при действии их в населенных пунктах.

Подвижные группы минирования на вертолетах обычно применялись при блокирующих действиях в целях быстрого устройства минно-взрывных заграждений на путях отхода боевиков и рубежах блокирования. Они включались также в эшелон изоляции района конфликта.

В условиях очагового характера боевых действий возросла роль мелких подразделений в борьбе с мобильными группами боевиков, что обусловило целесообразность создания в составе мотострелковых подразделений боевых тактических групп («двоек», «троек»).

Танки в мотострелковом полку распределялись по батальонам, выделялись в состав штурмовых отрядов и групп, ударно-огневых и блокирующих групп. Отдельные танковые подразделения выделялись в общевойсковой резерв либо использовались в составе бронегруппы. В наступательном бою танки объединялись в «броневой кулак», усиливая боевую мощь мотострелковых подразделений, и использовались для развития успеха, а в обороне применялись для повышения ее устойчивости и закрытия бреши.

В ходе вооруженных конфликтов появилось немало нового в системе огневого поражения противника. Так, в контртеррористической операции впервые практиковалась продолжительная огневая фаза (дальний огневой бой), в результате которой наносилось решительное поражение бандформированиям до того, как они могли вступить в соприкосновение с мотострелковыми и танковыми подразделениями. Удельный вес потерь боевиков в ходе дальнего огневого боя составил, по расчетам, не менее 70%.

Кроме того, получила дальнейшее развитие тактика ближнего огневого боя при блокировании и окружении бандотрядов и групп, штурмовых действиях в населенных пунктах, горах, при обеспечении действий боевых групп, подразделений в засадах, на подвижных заслонах, сторожевых заставах, блокпостах, при боевом сопровождении автоколонн, обороне опорных пунктов, ведении антиснайперской борьбы.

При разгроме бандформирований широко применялись огневое блокирование, огневое прочесывание, создание огневых коридоров. Что же касается авиации, то определенной неожиданностью для боевиков явилось ее применение ночью для «свободной охоты».

Характерным для огневого поражения было нанесение точечных, избирательных ударов, прежде всего при действиях в населенных пунктах; комплексирование огня артиллерии с ударами авиации (особенно армейской); органичное сочетание дальнего и ближнего огневого боя; напряженная дуэльная антиснайперская борьба; сочетание огня, удара и маневра в специфических формах; усиление огневого взаимодействия мотострелковых и танковых подразделений с вертолетами. Увеличение дальности огневого воздействия (до 2000 2500 м для танков и 2500 3000 м для противотанковых средств) обеспечивало поражение боевиков до того, как они успевали открыть огонь из гранатометов.

Под влиянием огневого фактора возросла маневренность мотострелковых, танковых, воздушно-десантных подразделений. Наиболее распространенными видами маневра являлись: охват опорных пунктов противника по воздуху силами тактических воздушных десантов и воздушно-наземных групп на вертолетах; двухсторонние наземные охваты узлов сопротивления, обеспечивавшие нанесение ударов по боевикам с различных направлений; маневр минно-взрывными заграждениями с целью создать заградительно-огневые барьеры; маневр огнем артиллерии и ударами армейской авиации по направлениям и глубине для одновременного воздействия на бандформирования по всей глубине их расположения; маневр бронегруппами в целях прикрытия открытых флангов и промежутков, чтобы не допустить проникновения боевиков в тыл расположения войск; маневр огневыми подразделениями, засадами, подвижными заслонами и блокпостами с одного направления на другое. Боевая практика показала, что маневр силами и средствами оказывался действенным тогда, когда он обеспечивался огнем и созданием заграждений.

Дальнейшее развитие получила тактика действий мотострелковых и танковых подразделений в горах. Ее арсенал пополнился рядом новых тактических приемов по овладению господствующими высотами, проходами, дорогами, населенными пунктами. Наиболее эффективным оказался метод нанесения комбинированных воздушно-наземных ударов одновременно с фронта, флангов и тыла с участием тактических воздушных десантов и проведением разведывательно-поисковых, блокирующих действий, что создавало условия для перекрытия путей отхода боевиков и их окружения.

Достаточно умело использовали подразделения условия горной местности для создания устойчивой круговой обороны опорных пунктов с многоярусной системой огня. Лесистые горы способствовали маскировке и скрытному маневрированию силами и средствами. Узлы сопротивления создавались так, чтобы были перехвачены дороги, тропы, доступные для действий боевиков направления. Активность обороны достигалась не только огневым воздействием на противника, но и внезапными дерзкими действиями мелких боевых групп из засад.

Некоторое усовершенствование получили способы действий подразделений при взятии городов (населенных пунктов), где характерным являлось расчленение боевых действий на ряд местных боев и ведение их по разобщенным направлениям мелкими подразделениями и группами. Проблемы управления здесь пришлось решать путем его децентрализации с предоставлением тактической самостоятельности командирам батальонов, рот и взводов. Образование обширных зон разрушений, завалов и массовое применение боевиками мин-сюрпризов потребовали тщательного инженерного обеспечения действий войск, особенно бронетанковой техники. Ограниченность обзора и обстрела, стесненность маневра умело использовались боевиками для организации упорного сопротивления. Опыт показал, что штурмовые действия подразделений в городских условиях лишь тогда имели успех, когда была хорошо организована разведка, а огневые точки противника надежно подавлялись точечными ударами авиации и огнем артиллерии. Большую роль в обеспечении действий штурмовых групп сыграли огнеметные подразделения: новшеством явилась стрельба огнеметами с закрытых позиций, что позволило поражать цели с дальности до 1200 м.

Отмечая определенные сдвиги в развитии тактики в вооруженных конфликтах, нельзя не сказать и о том, что в рассматриваемый период, к сожалению, не удалось изжить шаблон и схематизм в действиях командиров, штабов по управлению войсками. С большим опозданием разрабатывались рекомендации по внедрению в практику новых тактических приемов.

Процесс формирования новой, «нетрадиционной» тактики проходил и проходит ныне с большими трудностями. Объективных и субъективных причин здесь немало. В частности, очень слабо обновляется материально-техническая база общевойсковых соединений (частей), в войска поступают лишь единичные образцы нового вооружения и военной техники, недостает высокоточного оружия, с большим трудом внедряется автоматизированная система управления. Существует острая нехватка современных средств разведки, РЭБ. Требует совершенствования организационно-штатная структура соединений и частей.

К этому следует добавить недостаточность проработки нормативно-правовой базы применения Вооруженных Сил в вооруженных конфликтах и их взаимодействия с другими силовыми структурами. Наконец, не способствует развитию нового в военном искусстве во многом архаичная система оперативной подготовки в войсках и военных вузах, слабо реагирующая на новаторские начинания в военном деле.

Более того, создается реальная опасность, что те крупицы нового в тактике, которые добыты огромным ратным трудом наших солдат и офицеров в двух чеченских военных кампаниях, могут быть растеряны, как это случилось в свое время с опытом боевых действий в Афганистане. Большую озабоченность вызывает то, что Военным издательством Министерства обороны практически прекращен выпуск книг по тактике. Уже многие годы не издаются капитальные военно-теоретические труды не только зарубежных, но и отечественных авторов. По нашему мнению, настало время объявить конкурс на разработку учебника по тактике. Нынешнее положение, когда теория тактики утратила свою ведущую роль и по сути плетется в хвосте войсковой практики, следует считать противоестественным. Теория призвана быть застрельщиком всего нового, прогрессивного в военном деле. Без теории, этого прожектора научной мысли, практика обречена на топтание на месте.

Назрела потребность многое пересмотреть и в методике тактической подготовки. Это важно, во-первых, потому, что истоки шаблонного мышления, рутины и казенщины в методах работы командиров и штабов по подготовке и ведению боевых действий берут свое начало именно в устаревшей методике преподавания этой дисциплины. Следует напомнить, что постигать искусство тактики значит уметь творчески анализировать сложившуюся боевую ситуацию, глубоко прогнозировать события, находить выход из самых трудных положений, проявлять новаторство в поисках оригинальных боевых приемов, находчивость, военную хитрость. Развивать творческие, организаторские способности у генералов и офицеров и призвана в конечном счете оперативная (боевая) подготовка. Сейчас, когда в систему управления войсками все шире внедряются новые информационные технологии, создаются предпосылки для более широкого внедрения проблемно-поисковых методов подготовки.

В настоящее время фактически отсутствует единство взглядов по основополагающим вопросам военного искусства. Поэтому необходим ввод в действие новых боевых уставов, наставлений и инструкций, в которых должны найти отражение современные формы и способы тактических действий, отработанная в войсках методика работы командиров и штабов по подготовке и ведению боевых действий в вооруженном конфликте. Положительным фактом является поступление в войска методических рекомендаций по расположению войск в базовом районе (центре), памяток командирам по решению задач в условиях горной местности, по слаживанию взводов, рот, батальонов как тактических единиц, способных вести бой самостоятельно, в отрыве от главных сил. Впервые за десятки лет войска имеют Наставление по боевой подготовке Вооруженных Сил Российской Федерации.

По нашему глубокому убеждению, сегодня необходимо наладить на уровне Министерства обороны оперативное информационное обеспечение издание информационных тематических сборников, бюллетеней по обмену опытом, с тем, чтобы знакомить широкую военную общественность с последними новинками в военном деле не только в наших Вооруженных Силах, но и за рубежом.

Военная мысль. 2000. № 6. С. 53.

Там же. С. 54.

Военная мысль. 2000. №1,3, 6.

Военная мысль. 2001. № 1. С. 2730.

Там же. 2000. № 3. С. 15,16

Военная мысль. 2000. № 3. С. 16.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации