Объединенная доктрина вооруженных сил США процесс разработки

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 1/1998, стр. 73-77

Объединенная доктрина вооруженных сил США: процесс разработки

Полковник С.Л.ПЕЧУРОВ,

кандидат военных наук, профессор Академии военных наук РФ

КАК это ни покажется странным, но ни в одном официальном документе или изданных в США словарях-справочниках вы не встретите термин «военная доктрина».

В силу традиций, сложившейся в США системы концептуальных взглядов, регулирующих военно-политическую деятельность государственных органов, практически весь спектр вопросов, в российской военной науке и политологии относящихся к области военной доктрины, отражен в разрабатываемых в рамках Совета национальной безопасности и Комитета начальников штабов ВС США документах: «Стратегия национальной безопасности» (публикуется ежегодно) и «Национальная военная стратегия» (издается по мере необходимости, раз в 2-3 года). Что же касается понимания американцами сути такого понятия, как «доктрина», то область охватываемых им вопросов значительно уже принятого в России содержания военной доктрины. Официально Словарь военных терминов Комитета начальников штабов ВС США под понятием «доктрина» подразумевает набор «принципов, которыми руководствуются вооруженные силы или их компоненты в своей деятельности для достижения национальных целей». Другими словами, речь идет о теоретической базе применения вооруженных сил. В большинстве случаев термин «доктрина» неразрывно связан с тем или иным видом ВС США (сухопутные войска, военно-морские или военно-воздушные силы) и предполагает разработку вопросов его применения на оперативно-тактическом уровне. Видовая доктрина ВС США применительно к российскому понятийному аппарату, скорее, является концепцией применения войск того или иного вида вооруженных сил в операции (сражении).

Существенные военно-политические и военно-стратегические изменения в мире, выразившиеся в резком уменьшении вероятности возникновения глобальной войны, не могли не оказать влияния и на взгляды военного руководства США, касающиеся вопросов подготовки и применения вооруженных сил. Ввиду бюджетных ограничений и, следовательно, значительного сокращения вооруженных сил (почти на одну треть боевых компонентов по сравнению с концом 80-х годов) руководство США посчитало необходимым и возможным объединить потенциалы отдельных видов ВС, что должно якобы существенно увеличить их суммарную мощь в случае совместного применения. Под реализацию этих планов было решено одновременно подвести теоретическую основу в виде разработки и принятия единой для всех так называемой объединенной доктрины. Однако несмотря на декларируемую американскими законодателями и правительством уже в течение десятилетия цель реального превращения вооруженных сил США в единую команду, до сих пор отсутствует сформулированная в законченном виде концептуальная база в форме узаконенной объединенной доктрины ВС. Это вызывает серьезную озабоченность у военного руководства страны, которое вынуждено констатировать факт разногласий между командованиями отдельных видов ВС относительно характера возможных конфликтов, форм и способов ведения боевых действий в будущем и, следовательно, подготовки к ним войск, а также относительно подходов к решению тех или иных возникающих уже сегодня проблем. В частности, в открытой печати неоднократно появлялась информация о неадекватной интерпретации некоторыми видами ВС уроков боевых действий в зоне Персидского залива в начале 90-х годов, об абсолютизации их вклада в общую победу в этом и гипотетических конфликтах.

Именно поэтому облеченный в соответствии с так называемым законом Николса-Голдуотера (1986 год) специальными полномочиями по формальному объединению ревностно защищающих свою самостоятельность видов ВС в единое целое бывший председатель Комитета начальников штабов генерал Дж.Шаликашвили сделал первые практические шаги в направлении форсированной разработки объединенной доктрины. В этой связи заслуживает внимания публикация в последние годы целой серии так называемых единых уставов по многим аспектам совместных действий различных видов ВС США. Среди них - «Единый устав 1. Ведение объединенных военных действий ВС США» (1991 год), «Единый устав 3-0. Доктрина объединенных действий» (1995 год), подготовленные с явной претензией на то, чтобы стать объединенной доктриной. Однако, как подчеркивают американские специалисты, либо декларируя общие положения, либо выделяя отдельные аспекты, связанные с созданием структур объединенных командований и организацией межвидовых сил, ни тот ни другой уставы (другие имеют более узкий профиль) так и не дали ответа на главный вопрос, как же должны взаимодействовать виды ВС для обеспечения победы в тех или иных условиях обстановки в ходе войны (конфликта) и в мирное время. Тем не менее разработка уставов под эгидой Комитета начальников штабов идет полным ходом. Так, к началу 1997 года уже опубликовано 76 таких документов. Этот процесс называют формированием объединенной доктрины сверху. Но процесс «пошел и снизу». Генерал Дж.Шаликашвили рекомендовал командующим видами ВС принять меры к тому, чтобы реформируемые ныне с учетом предстоящих изменений обстановки, достижений науки и техники и т.п. видовые доктрины не противоречили одна другой и в совокупности создавали основу доктрины вооруженных сил в целом.

В этом, как считают американские эксперты, в наибольшей степени преуспели представители сухопутных войск.

Положения видовой доктрины СВ США находят свое отражение в основном полевом уставе FM 100-5, который обновляется каждые четыре-шесть лет. С тех пор как в 1973 году был образован специальный теоретико-доктринальный центр СВ США - Командование учебное и научных исследований по строительству СВ (TRADOC), американская сухопутная доктрина изменялась четырежды: в 1976, 1982, 1986 и 1993 годах.

В настоящее время сухопутные войска США руководствуются уставом FM 100-5 «Операции» издания 1993 года. По мнению американских специалистов, доктрина, представленная в этом уставе, отражает переход от ведения наземных боевых действий в тесном взаимодействии СВ и ВВС против численно превосходящих войск стран Варшавского Договора («Воздушно-наземная операция», 1986 год) к конфликтам регионального масштаба, для участия в которых привлекаются компоненты всех видов ВС. Теоретики сухопутных войск США с самого начала склонны были считать устав 1993 года скорее промежуточной, нежели окончательной версией доктрины. По прошествии почти восьми лет со времени окончания «холодной войны» и как следствие изменений во взглядах американского руководства на боевые действия будущего и на участие в них войск преимущественно на объединенной основе явно назрела необходимость в обновлении видовой доктрины и во внесении коррективов в устав FM 100-5, что и должно произойти, как объявлено, в 1998 году. Этому предшествовала многоплановая работа во всех штабных и научных инстанциях СВ США, результатом которой стали более 600 публикаций на данную тему. Считается, что разрабатываемая ныне обновленная сухопутная доктрина органично войдет в контекст объединенной. Объясняют это тем, что представители СВ США традиционно более тщательно, чем их коллеги из других видов ВС, теоретически и практически прорабатывают вопросы взаимодействия войск в войнах будущего, а также тем, что в опубликованных Комитетом начальников штабов уставных документах и выступлениях уволенного недавно в запас его председателя (представителя от СВ) генерала Дж.Шаликашвили явно доминирует точка зрения на характер ведения боевых действий, согласно которой полная победа над противником может быть достигнута только действиями наземных войск при обеспечивающей роли других видов ВС.

Достаточно близка по содержанию к формируемой объединенной видовая доктрина ВМС США. Первоначально ее разработчики явно не желали ограничивать самостоятельность командиров кораблей, представляющих основу морской боевой мощи. Поэтому доктрина ВМС традиционно отличалась отсутствием положений, жестко регламентирующих их действия и тем более участие в совместных операциях. Между тем война в зоне Персидского залива наглядно продемонстрировала несостоятельность такого подхода: при кажущейся относительной самостоятельности ВВС в ходе боевых действий ощущалась необходимость в тесной координации усилий всех видов ВС, включая ВМС. Опыт войны в зоне Персидского залива инициировал разработку в 1992 году новой доктрины ВМС «Действия с моря...», в которой при все еще имевшейся претензии на самостоятельность были сделаны существенные шаги в направлении обоснования более активного участия ВМС в совместных операциях.

В продолжение начавшегося процесса основательной проработки теоретических положений видовой доктрины в 1993 году в Норфолке (штат Вирджиния) приказом бывшего начальника штаба американских военно-морских сил адмирала Ф.Б.Келсо по образцу сухопутного TRADOC был создан специальный орган - Командование военно-научных исследований по строительству и применению ВМС. Плодом его активной работы уже в следующем году явилась первая из предполагавшейся серии доктринальных документов фундаментальная публикация NDP-1 «Боевые действия военно-морских сил». В 1994 году была принята так называемая уточняющая концепция «Действия с моря в передовых районах», которая, однако, лишь концентрировала внимание на решении совместных задач оперативного уровня ВМС и морской пехоты. Всего же, по данным американской военной печати, в рамках ВМС за последующий период было опубликовано около 300 статей, брошюр, уставов и т.п., которые, как считают эксперты ВС США, формируют полновесную доктрину этого вида вооруженных сил. Ее основу составляют две взаимно дополняющие концепции: господство в зоне ведения боевых действий и передовое присутствие. Как первая, так и вторая предусматривают достижение цели в зависимости от поставленных задач самостоятельно (только силами ВМС), а также во взаимодействии с другими видами ВС.

Доктрина морской пехоты (МП) США официально считается частью видовой доктрины ВМС. Вместе с тем некоторые особенности применения морской пехоты наряду с общими принципами ведения боевых действий во многом перекликаются со взглядами «сухопутчиков», что находит свое отражение в опубликованном в 1991 году основном уставе морской пехоты FMFM-1 «Ведение военных действий». Это формально дает основание считать данный документ доктринальным. Другие публикации посвящены действиям низшего звена, специфическим аспектам подготовки и применения МП в различных условиях обстановки, в том числе при решении конкретных задач во взаимодействии с другими видами ВС, как, например, совместный с СВ устав FM 100-19, FMFM 7-10 «Внутригосударственные операции».

Таким образом, можно констатировать факт наличия концептуальной основы для слияния видовой военно-морской доктрины с общей доктриной американских ВС.

Несколько по-иному после окончания «холодной войны» складывалась ситуация с разработкой видовой доктрины в военно-воздушных силах США. Американские аналитики отмечают свойственные ВВС индифферентность к вопросам разработки теоретических основ применения авиации на оперативно-тактическом уровне, отношение к доктрине как к чему-то отвлеченному, далекому от жизни, как к феномену «чистой» науки. Достаточно отметить, что утвержденный еще в 1969 году устав ВВС 2-1 «Тактические воздушные операции», несмотря на поистине революционные изменения, произошедшие с тех пор в военном деле, так до сих пор и не пересмотрен. Такое невнимание к данному вопросу ведет к отсутствию ясности в самих ВВС относительно того, кто отвечает за разработку концепции их боевого применения: Центр воздушно-космической доктрины, научных исследований и образования при Авиационном университете (Максвелл, штат Алабама) или Центр разработки доктрины (Лэнглей, штат Вирджиния), созданный в 1993 году по аналогии с сухопутным TRADOC. Многие специалисты склонны объяснять инертность в подходах авиационного руководства к исследованию вопросов оперативно-тактического уровня и неизбежно сопутствующих им проблем взаимодействия с другими видами ВС резким различием в задачах, стоящих перед каждым из трех основных компонентов ВВС США: стратегической, тактической и транспортной авиацией. Традиционно ВВС США продолжают нести особую ответственность за подготовку и ведение глобальной ядерной войны, чем и объясняется повышенное внимание их руководства к теоретическим проработкам связанных с ней проблем. Кроме того, в последние годы все более приоритетными в научных изысканиях в рамках ВВС становились вопросы противоборства в космическом пространстве. Командование же тактической (боевой) авиации в основном концентрировало внимание на обеспечении превосходства в воздухе и поддержки наземных сил.

Между тем окончание «холодной войны», переориентация военной стратегии на региональные конфликты и уроки войны в зоне Персидского залива заставили командование ВВС пересмотреть свои взгляды на применение воздушной мощи в будущем. С одной стороны, стала очевидной общая тенденция к объединению усилий в рамках всех ВС для достижения успеха даже на тактическом уровне, что уже воплощается в концепции так называемых объединенных оперативных формирований адаптивного типа, сторонниками которых являются бывшие председатели Комитета начальников штабов генералы К.Пауэлл и Дж.Шаликашвили. С другой стороны, получила развитие, особенно после войны в зоне Персидского залива, тенденция к дальнейшему обособлению и явному преувеличению (как считают многие американские теоретики) роли ВВС в войнах будущего. Это нашло отражение во взглядах и даже в концепциях (например, в концепции «параллельной войны»), в которых постулируется идея о возможности самостоятельного решения военно-воздушными силами задач стратегического, оперативного и тактического уровней. Формально компромиссными некоторые теоретики, особенно от ВВС США, склонны считать опубликованные соответственно в 1990, 1995 и 1996 годах доктринальные документы: «Глобальный размах, глобальная мощь», «Глобальное присутствие» и «Глобальная вовлеченность: перспектива для ВВС XXI века». Однако уже в самих их названиях сделан акцент на особую значимость данного вида ВС. Как отмечают многие американские аналитики, есть опасение, что в планируемом к изданию авиационном варианте устава FM 100-5 будет содержаться новая доктрина ВВС, также не в полной мере согласующаяся с содержанием разрабатываемой ныне объединенной доктрины.

Такое чрезмерное упорство в отстаивании авиаторами своих интересов на фоне поиска консенсуса относительно формирования объединенной доктрины привело к полемике имеющих в последние годы весьма сильное влияние в Министерстве обороны и Комитете начальников штабов представителей сухопутных войск с руководством ВВС относительно приоритетов видов ВС в достижении победы в будущих войнах. Так, достоянием гласности стал факт глубоких разногласий между начальниками штабов сухопутных войск и ВВС генералами Д.Реймером и Р.Фоглеманом по вопросам обеспечения взаимодействия в «глубоких операциях», организации противоракетной и противовоздушной обороны и др.

Наряду с этим представители всех видов ВС США высказывают опасения относительно того, что излишнее увлечение разработкой сбалансированной объединенной доктрины может иметь негативные последствия, так как утвержденный высшими инстанциями документ, регламентирующий все аспекты подготовки и ведения совместных боевых действий всеми компонентами вооруженных сил, неизбежно лишит их руководство гибкости в решении внезапно возникающих задач и блокирует выделение средств под реализацию соответствующих планов и разрабатываемых концепций. Для этого есть все основания, считают американские военные эксперты, памятуя об известном, часто повторяемом бывшим председателем Комитета начальников штабов тезисе о том, что объединенная доктрина будет иметь статус «не рекомендательного, а приказного характера».

Вместе с тем, отвергая эти опасения, генерал Дж.Шаликашвили подчеркивает, что объединенная доктрина ВС в совокупности с видовыми приобретет новое качество, которое «в будущем позволит США осуществлять всесторонне подготовленные, гармоничные по своей сути объединенные операции».

Таким образом, начавшийся в вооруженных силах США после окончания эпохи «холодной войны» процесс переосмысления доктринальных взглядов на уровне видов и ВС в целом вступил в свою новую фазу.

Не в последнюю очередь «упорством» Р.Фоглемана в данном вопросе многие аналитики объясняют его смещение с поста начальника штаба ВВС США в середине 1997 года.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации