Военно-морское образование и морская мощь государства

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 6 (11-12)/1998, стр. 55-59

Военно-морское образование и морская мощь государства

Адмирал В.П.ЕРЕМИН,

начальник Военно-морской академии им. Н.Г.Кузнецова

БУДУЩЕЕ России как одной из великих держав не может состояться без сильного Военно-Морского Флота. Это предопределяется ее геостратегическим положением на Евразийском континенте. Экономика России в настоящее время и особенно в будущем будет зависеть от степени использования Мирового океана, поскольку более 80% всех запасов нефти и газа России сосредоточено на шельфе северных морей.

С разрушением СССР Россия оказалась в сложных политических, экономических, социальных и демографических условиях, ее валовой национальный продукт сократился более чем в два раза, а выпуск продукции военно-промышленного комплекса - почти на 90%. Резко уменьшилось военно-стратегическое влияние страны в океанских и морских зонах. Боевые возможности ВМФ в океанской зоне снизились почти на 50%, а в ближних морских зонах - на 30%. К 2000 году Россия будет уступать в морской мощи Швеции и Турции вдвое, Германии - в 3-4 раза. Заблокированы выходы кораблей ВМФ в Средиземное море, разрушены системы базирования на Балтийском, Черном и Каспийском морях. Россия, как страна трех океанов, накануне третьего тысячелетия оказалась в положении, близком к допетровскому времени.

Катастрофическое сокращение численности Военно-Морского Флота, развал его инфраструктуры, нарушение в прошлом принципа системного подхода к строительству и содержанию кораблей и морской авиации привели к необходимости поиска путей возрождения морской мощи России. Эта проблема является комплексной, многогранной и включает возможности государства по изучению (исследованию) океана и освоению его богатств, состояние транспортного и промыслового флотов и их способность обеспечивать потребности государства, а также наличие соответствующего его интересам военно-морского флота. Вместе с тем у нас продолжает преобладать континентальная идея, смысл которой сводится к тому, что национальную безопасность страны якобы в состоянии обеспечить сильная армия, а флот нужен лишь для содействия ей на приморских направлениях, ему отводилась и продолжает отводиться роль помощника. Морская идея, сформулированная 300 лет назад Петром I, и в прошлом с трудом пробивала себе дорогу, но так и не смогла овладеть умами государственных мужей.

Исторический опыт свидетельствует, что военные флоты во все времена являлись важнейшим инструментом проведения внешней и внутренней политики государств, их подъемы и падения как в прошлом, так и сегодня неразрывно связаны с состоянием морской мощи.

Первоначально морскую мощь государства отождествляли с морской силой, ограничивая ее составом военного и торгового флотов. Многие положения теории морской силы были впервые разработаны в прошлом веке преподавателем Военно-морского колледжа США капитаном 1 ранга А. Мэхэном. Они остаются правомерными и поныне. В своих исследованиях А. Мэхэн рассматривал понятия морской силы и морского могущества как равноценные. К основным факторам, определяющим важность развития военного флота, он относил рост промышленного производства, необходимость экспорта продукции, расширение сфер влияния, создание торгового флота. Перед военным флотом ставилась триединая задача - защита судоходства, обеспечение доступа к морям и океанам, защита страны от вторжения с моря. Таким образом, военный флот был призван решать свои задачи в мирное время демонстрацией силы, а в случае неразрешимых противоречий между государствами - ее применением.

К главным условиям, определяющим морское могущество страны, А. Мэхэн относил географическое положение, конфигурацию береговой черты, климат, размеры территории, численность населения, характер народа и правительства. Несомненно, что все это сохраняет свое значение и в настоящее время.

Проблема морской мощи государства широко обсуждалась в 70-е годы после опубликования главнокомандующим ВМФ Адмиралом Флота Советского Союза С.Г.Горшковым книги «Морская мощь государства». Однако в настоящее время, по нашему мнению, определение морской мощи нуждается в уточнении. Под морской мощью государства мы предлагаем понимать его возможности по комплексному решению задач изучения, освоения и эффективного использования Мирового океана в интересах экономического развития и обеспечения национальной безопасности страны. Компонентами морской мощи являются: военный, транспортный, промысловый, научно-исследовательский флоты с их инфраструктурами; образование и наука; судостроительная, кораблестроительная промышленность и другие отрасли экономики, связанные со строительством и с обеспечением деятельности флотов; образовательные, научно-исследовательские и опытно-конструкторские учреждения; высококвалифицированные кадры моряков, ученых, рабочих и служащих.

Остановимся на последнем компоненте, особенно на подготовке офицерского состава, поскольку возрождение ВМФ России, по глубокому убеждению автора, невозможно без высокообразованного офицерского корпуса, способного мыслить государственными категориями.

Флотские офицеры должны обладать высоким профессионализмом, широтой мышления, аналитическим умом и энциклопедическими знаниями в области государственной деятельности для успешного выполнения возложенных на них задач.

Для эффективного решения задач по защите национальных интересов офицерский корпус должен обладать знанием всех необходимых для этого средств, в том числе и невоенных. Поэтому структуру и содержание военно-морского образования и методологию подготовки офицерских кадров следует формировать с учетом национальных интересов и возможного противодействия других стран (коалиций).

Одной из важнейших государственных задач является подготовка офицерского состава и государственных служащих к практической деятельности по реализации программы обеспечения национальной безопасности. Необходимо, чтобы гражданские министерства, ведомства и силовые структуры при отстаивании национальных интересов и обеспечении национальной безопасности тесно взаимодействовали друг с другом. Поэтому в учебные программы подготовки офицерских кадров Министерства обороны целесообразно, на наш взгляд, включать изучение основ деятель-. ности других силовых структур, а также гражданских министерств и ведомств, участвующих в решении этих проблем. Следовательно, необходима разработка и проведение единой государственной политики в области образования офицерских кадров всех силовых структур и государственных служащих соответствующих министерств и ведомств на основе либо федерального закона о военном образовании, либо специально разработанной доктрины военного образования. При этом доктрине должен быть придан статус президентской. Законодательную базу военного образования, по нашему мнению, следует создавать с учетом военной доктрины, состава и состояния Вооруженных Сил и других войск Российской Федерации.

Таким образом, военное образование выходит за ведомственные рамки Министерства обороны и напрямую связано с деятельностью федеральных законодательных и исполнительных органов власти и управления по защите национальных интересов и обеспечению национальной безопасности государства.

Мы предлагаем ввести в научный оборот такое понятие, как безопасность образования. Безопасность образования - это защищенность национальной системы образования от неблагоприятных внешних и внутренних воздействий для всестороннего развития личности, семьи, общества и государства.

Известно, что образование и наука являются основой любой сферы цивилизованной деятельности личности, семьи, общества и государства и служат гарантом научно-технического прогресса. Военное образование и военная наука особенно важны при проведении военной реформы. При любом сокращении армии и флота их надо сохранить непременно. Без них будут беспочвенными все планы строительства и реформирования Вооруженных Сил на качественно новой основе. При разрушении образования и науки в масштабе государства Россия будет окончательно отброшена на обочину истории.

В последние два-три года в средствах массовой информации развернута кампания по формированию в обществе мнения, что у демократической России нет врагов, а, стало быть, армия и флот не только обуза, но и вообще не нужны. В сложившейся ситуации конкретных врагов России прямо назвать, может быть, и нельзя. В то же время в военной науке существует понятие «эвентуальный противник». И таковым может стать любое соперничающее государство, когда при отстаивании национальных интересов России перестанут быть действенными невоенные методы и средства обеспечения национальной безопасности. В этих условиях государство должно со всей решимостью демонстрировать готовность защищать свои интересы и с применением военных средств.

Наука и образование тесно связаны между собой: нет науки без образования, и наоборот. Особенно неразрывной должна быть эта связь в военном деле. Застой в науке и образовании в гражданских сферах деятельности проявляется не сразу и, как правило, может быть преодолен в благоприятных условиях путем общения с учеными развитых стран. Аналогичная ситуация в военной сфере ввиду наличия военной и государственной тайны может быть преодолена только своими силами. Ликвидация ее последствий потребует десятилетий, а страна окажется в невыгодном положении.

В 1996 году была принята доктрина развития российской науки как система взглядов на ее роль в обеспечении независимости и процветания страны. Она имеет важное значение и для военного образования и военной науки, поскольку определяет пути поддержания обороноспособности, подчеркивает необходимость сохранения и создания новых научных школ, повышения престижности труда ученого.

В контекст доктрины, касающийся системного кризиса в России, надо было бы ввести, на наш взгляд, понятие «безопасность науки» и сформулировать основные положения по ее обеспечению. Дело в том, что безопасность науки зависит не только от внутренних факторов, но и от противодействия в научной сфере со стороны вероятных противников. Кроме того, связь науки и образования не ограничивается лишь их интеграцией. По нашему мнению, в доктрине следовало бы подчеркнуть, что образование является фундаментом науки. Не ликвидировав кризис в образовании, бессмысленно говорить о развитии науки. Наука по своей природе интернациональна, носит открытый характер, и обеспечение ее безопасности является исключительно тонким, деликатным и сложным делом. Безопасность науки требует высокой нравственности и компетентности со стороны сообщества национальных ученых, особенно в распознавании как прогрессивных, так и ложных направлений ее развития. Классическими примерами могут служить объявление в нашей стране генетики и кибернетики лженауками и принятие за реальность «звездных войн». Защищать науку надо от некомпетентности руководства, от которого зависит ее развитие и будущее, а также от дезинформации и конъюнктуры.

***

В заключение хотелось бы отметить следующее. Флот в XXI веке, скорее всего, останется инструментом предотвращения войн и обеспечения экономического процветания страны. Для России выгоднее содержать дорогостоящий океанский флот, защищающий от хищнического разграбления ее экономическую зону, чем иметь дешевые прибрежные силы и нести колоссальные убытки. Тем более недопустимо деление Военно-Морского Флота между силовыми структурами.

По нашему мнению, в новом тысячелетии национальные интересы крупных морских держав, несомненно, пересекутся в Мировом океане, а возникшие между ними противоречия, хотим мы того или нет, будут разрешаться в основном с помощью морской силы. Страну, не обладающую сильным ВМФ, вытолкнут из Мирового океана, и для потомков навсегда закроется доступ к его богатствам.

Определять роль и значение Военно-Морского Флота с позиции его полезности какому-либо другому виду Вооруженных Сил (роду войск) ошибочно и вредно. В мирное время за пределами национальных границ может действовать только ВМФ. Мы считаем, что демонстрация андреевского флага в морях и океанах может дать большую экономическую, политическую и дипломатическую выгоду. К тому же в мирное время флот должен широко использоваться в комплексных исследованиях морей и океанов совместно с другими министерствами и ведомствами. Исключительная важность ВМФ для судеб страны позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, необходима разработка морской идеи как теории и практики применения флота в мирное и военное время. Во-вторых, взаимодействие флота с другими видами Вооруженных Сил, родами войск, другими силовыми структурами должно осуществляться на паритетных началах в интересах обеспечения национальной безопасности России и под эгидой Верховного Главнокомандующего. В-третьих, разработка морской идеи - задача государственной важности, и решаться она должна совместными усилиями руководства ВМФ, военных ученых и дипломатов. В-четвертых, флот должен иметь самостоятельный бюджет для своего развития исходя из национальных интересов страны. В-пятых, в структуре Вооруженных Сил России флот должен быть самостоятельным ведомством со своим органом управления в ранге министерства, имеющим непосредственный выход на высшие органы власти и управления.

Алексин В.И. Военно-Морской Флот и безопасность России: Уч.-методич. пособие. - СПб.: ВМА, 1997. - Вып. 26. 4.1. - С.39-60.

Горшков С.Г. Морская мощь государства. - 2-е изд., доп. - М.: Воениздат, 1979. - С.12-13.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации