Военная наука на пороге XXI века

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 6/1997, стр. 18-24

Военная наука на пороге XXI века

Генерал-майор С.А. ТЮШКЕВИЧ,

доктор философских наук, профессор,

заслуженный деятель науки РСФСР,

лауреат Государственной премии СССР

Военная наука на пороге XXI векаНА ПОРОГЕ XXI века кардинально изменились геополитическое и геостратегическое положение России, ее статус в системе международных отношений. Значительно снизился оборонный потенциал Российской Федерации, хотя она и остается великой ядерной державой.

Отечественная военная наука вступила в новый период своего развития, что обусловлено коренными переменами в экономической и социально-политической жизни страны, изменением общественной и политической систем. Вследствие этого меняется место и роль военной науки в военном строительстве.

Военная наука очутилась в совершенно новой для себя духовной, мировоззренческой и методологической обстановке. Начался пересмотр ее многих, в том числе и ключевых, положений. В результате мы оказались неготовыми к решению большого числа фундаментальных военно-теоретических и военно-практических проблем, поставленных объективным ходом развития, таких, как определение места и роли России, ее ядерного потенциала, Вооруженных Сил в формирующейся многополярной системе мира взамен биполярной; оценка роли военно-политических блоков, особенно НАТО, в отдельных регионах и в мире в целом. До сих пор отсутствует научная концепция осуществления военной реформы и военной доктрины. Кроме того, военная наука трудно справляется и с проблемами собственного развития, например с определением объекта и предмета, содержания и структуры, а также с формированием единой, общей военной меганауки и изменением парадигмы развития военной науки. Вместо активного участия в решении сложных государственных проблем она все меньше востребуется политическим и военным руководством страны.

В связи с этим в статье рассматривается три группы проблем, относящихся к самой науке, к логике и методологии, а также к актуальным научным концепциям и наиболее общим теоретическим положениям.

I

Кризис, охвативший российское общество от экономики до духовной сферы, оказал на военную науку двоякое воздействие. С одной стороны, он затормозил решение важных фундаментальных проблем, а с другой - мгновенно снял многие преграды на пути интеграции содержательной части учения о войне и армии и традиционной военной науки в единую, общую военную науку. Наряду с решением новых актуальных задач военная наука и впредь призвана теоретически обеспечивать потребности защиты Отечества, военную безопасность личности, общества и государства, ибо историческое время, когда авторитет государства, его место и роль в мире существенно зависят от военной мощи, не закончилось и продолжаться будет, по-видимому, еще достаточно долго. Сейчас же военная сила как средство обеспечения безопасности государства просто необходима. Без экономической, политической, духовной, в том числе и военной силы нет свободы выбора пути развития, и нет свободы, если отсутствуют силы, способные защитить ее. Но какой должна быть величина этой силы, чтобы от нее не страдали ни государство, ни общество, ни личность, чтобы она не внушала опасения соседним странам и в то же время чтобы интересы государства, общества и личности были надежно обеспечены?

Теоретически ответить на подобные вопросы в первую очередь помогут осознание нынешнего состояния военной науки и поиск путей ее дальнейшего развития. Следует понять, что без изменения статуса военной науки в общей системе военно-теоретических знаний, без перемен в ее взаимосвязи с учением о войне и армии невозможно решать фундаментальные проблемы. В связи с этим дело формирования единой, интегрированной военной науки необходимо довести до логического завершения.

Существовавшие ранее марксистско-ленинское учение о войне и армии и военная наука, объединенные общим понятием «военная теория», стали иными, и самостоятельно решать новые задачи они не могут, [о каждое из них оставило концепции, в которых убедительно раскрыто положение о том, что военная сила государства по своей сути - средство политики. Она является определенной частью военной мощи, а ее основной структурный элемент - вооруженные силы. Их способность решать поставленные задачи определяется вооружением, боевой техникой, организацией, социальным составом, моральным духом личного состава, уровнем развития военной теории, управления войсками. Военная сила формируется и развивается на базе конкретных экономических условий, ее величина, характер предопределены военно-промышленным комплексом, его возможностями. Другими структурными элементами военной силы являются научно-техническая мысль, степень ее вовлеченности в решение военных задач, а также собственно военная теория, уровень ее развития. Военная сила зависит и от морального духа народа и личного состава вооруженных сил, от общественного мнения страны. В ядерный век она в количественном и качественном отношении в решающей мере обусловливается ракетно-ядерным оружием.

Учение о войне показало, что недостаток военной силы у государства может поставить его в такие условия, что оно даже без войны утратит свою независимость. История такие примеры знает. Но и излишняя военная сила тоже не всегда благо, и не только для других стран, но и для самого государства.

Традиционная военная наука подобных взглядов и концепций не имеет. Они у нее другого уровня, ибо ее предметом являются связи и отношения, цели и средства их достижения, закономерности и тенденции вооруженной борьбы, а также характер последней. Военная наука исследует такие факторы вооруженной борьбы, как пространство, время, скорость, огонь, движение, удар, моральный дух, источники и условия устойчивости боевых порядков (оперативных построений), побед и поражений, успехов и неудач в складывающейся обстановке и т.д. Не случайно еще в древности, когда вооруженная борьба и война рассматривались как тождественные явления, были сформулированы правила ведения вооруженной борьбы, ставшие принципами военного искусства.

В наше время подходить к выработке принципов и правил ведения вооруженной борьбы только эмпирически уже недостаточно. Необходим теоретический аспект, предполагающий наличие тщательно разработанной теории вооруженной борьбы с ее научными законами - стержнем системы военной науки.

Понять вооруженную борьбу как таковую - значит выяснить, что собой представляет это явление с точки зрения его внутренних процессов, внешних связей и отношений с условиями, в которых она протекает. Это значит понять, что следует ожидать в данный момент и в будущем и при каких обстоятельствах.

Задача исследования сущности, форм и содержания вооруженной борьбы - прежде всего теоретическая. Ее решает традиционная военная наука. Она познает закономерности, основные тенденции и формы ее организации, процессы развертывания в пространстве и времени, а также особенности управления вооруженной борьбой, осуществляемой двумя противоборствующими сторонами.

Изложенное выше означает, что нынешняя военная наука ограничивается изучением вооруженной борьбы и мало влияет на обеспечение безопасности государства, укрепление его оборонной мощи, решение других общих проблем военной практики. Не помогают и искусственно включенные в ее структуру разнородные теории и научные дисциплины, как-то: теория предотвращения войны, общая теория войны, теория вооружения, теория военной экономики и т.д. Возможности военной науки возрастут многократно, если она синтезируется с важнейшими положениями (концепциями, теориями) учения о войне и армии. Но это будет уже новая, комплексная, интегративная военная наука, с которой Россия вступит в XXI век. В ней можно выделить три основных уровня.

Первый, наиболее общий - военная меганаука. Имеет своим объектом отношение мир - война с их материальными и духовными составляющими, военную силу во всех измерениях. Предметом ее являются внутренние, необходимые, существенные связи и отношения общества в условиях мира и войны, складывающиеся в результате диалектического взаимодействия военной силы с политикой, экономикой, наукой, мыслью, духом, а также законов, определяющих военное партнерство, противостояние и противоборство как в мирное время, так и в ходе войны. Многие из этих составных элементов уже есть в учении о войне и армии (сущность и характер войны, ее причины и условия возникновения, военная мощь государства как единство экономических, социальных, политических, научных, духовных и иных потенциалов, происхождение и природа вооруженных сил и т.д.), а также в теории конфликтов, геополитике и в некоторых других сферах научного знания. Задача состоит в том, чтобы определенным образом их структурировать и привести в систему теоретических знаний.

Второй уровень представляет традиционная военная наука, об объекте и предмете которой уже достаточно сказано ранее. Здесь лишь добавим, что в связи с современными тенденциями в сфере материальных средств военного дела и вооруженной борьбы различных масштабов и характера она нуждается в новой систематизации.

Третий уровень складывается из таких частных теорий и научных дисциплин, как теория военно-морского искусства, теория артиллерии, военно-воздушных сил и т.д.

Общие традиционные науки и частные военные теории и научные дисциплины диалектически между собой связаны как общее, особенное и единичное. Их единство в цельности интегрированной науки. Это важнейший итог предшествующего развития военно-теоретических знаний, результат их дифференциации и интеграции.

Представляя собой единую теоретическую систему, отечественная военная наука конца XX века призвана отражать военно-политическую и военно-стратегическую стороны существования государства в условиях мира и войны во взаимосвязи с материальными и духовными факторами, с геополитическими, геостратегическими, географическими и иными условиями. Важное место в ней должны занимать теоретические положения и выводы о подготовке и ведении войны и вооруженной борьбы, о путях и средствах достижения победы. На наш взгляд, целесообразно, чтобы военная наука участвовала в решении проблемы предотвращения вооруженных конфликтов и войн, исследовала проблемы военного строительства, в первую очередь вопросы организации вооруженных сил, их обучения и воспитания, управления ими в боевой обстановке и в мирных условиях.

Основными формами теоретического отражения реальности в военной науке являются военные законы, принципы и правила, научные теории, концепции и гипотезы, которые служат одновременно и средствами реализации в военной практике.

Интегративная комплексная военная наука призвана способствовать подготовке государственных и политических деятелей в интересах обеспечения безопасности страны и поддержания ее оборонной мощи на необходимом уровне, повышению профессионального уровня военных кадров. Завершение ее формирования является приоритетным ответом на вызовы исторического времени, эффективность которого во многом зависит от военных кадров, но особенно от уровня государственного сознания и авторитетности государственного управления.

II

Не подлежит сомнению, что и формирование, и развитие, и кризисы военной науки всегда связаны с ее методологией и изменениями в последней. Не составляет исключение и наше переходное время.

В советские годы мировоззренческой основой отечественной военной науки являлось марксистско-ленинское мировоззрение. Ее методологией были марксистско-ленинская теория, учение о войне и армии, а также общенаучные методы и специальные приемы и методы исследования, объяснения и решения теоретических и практических задач. Опираясь на них, военные теоретики и военные практики решали как военно-теоретические, так и военно-практические задачи. Осуществляя познание в избранной сфере, они вместе с тем много внимания уделяли развитию самой методологии и, что особенно важно, повышению эффективности применения ее положений и принципов в теоретической и практической деятельности.

Отказ от марксизма-ленинизма как государственной идеологии не может означать одновременного отказа от многих его положений и принципов, выполняющих методологические функции, прежде всего потому, что в методологии продолжают действовать общенаучные методы и принципы, а вместе с ними и частные, специальные методы. Наряду с этим некоторые из них, используемые в качестве методологических, перестали соответствовать новым условиям. В истории так бывает со всеми философскими учениями и школами.

Следовательно, обновленную методологию военной науки неправомерно связывать с какой-либо одной философской школой, одной социологической или иной теорией. Она должна включать в себя различные подходы и принципы исследования военного дела таким образом, чтобы они дополняли друг друга и все вместе являли собой единый методологический комплекс, кроме того, выдержали проверку временем и не потеряли своего значения в наши дни.

Остается верным положение о том, что методология науки не предназначена для того, чтобы все объяснять, а представляет собой научный прием объяснения военного дела (его теории и практики) на основе материалистически понятых законов диалектики - единства и борьбы противоположностей, перехода количества в качество, отрицания отрицания и таких категорий, как причина и следствие, сущность и явление, содержанием форма, необходимость и случайность, возможность и действительность и т.д. Этот прием позволяет объективно исследовать процессы развития военного дела своей и других стран, вскрывать его закономерности, выявлять значение теоретических знаний для военной практики, например для строительства Вооруженных Сил России и их использования.

Продолжает иметь важное методологическое значение для военного дела его материалистическое объяснение, поскольку оно указывает на то, как надо подходить к открытию причин социальных явлений, их пониманию и объяснению. Здесь в первую очередь имеются в виду теоретические положения о природе насилия, сущности и происхождении войны и армии, об общих принципах организации вооруженных сил, о вооруженной защите государства и т.д. Не утратил значения для военной науки и принцип историзма, который диктует каждое положение рассматривать исторически, в связи с другими и с конкретным опытом истории. Таково и методологическое требование органичного сочетания историзма с объективностью при изучении и объяснении явлений и процессов военного дела.

Остаются актуальными для военной науки и общенаучные методы, в первую очередь исторический и логический. Взятые в единстве, они позволяют описывать и объяснять факты, события и процессы военной практики, а также извлекать уроки, в том числе в области философии. Жизненно важными являются методы анализа и синтеза, сравнения, абстрагирования, обобщения, а также такие их формы, средства и приемы, как индукция, дедукция и аналогия. И это далеко не полный перечень положений, принципов, подходов, приемов, методов, которые находятся в арсенале методологии военной науки и не утратили своего значения в новых условиях.

Вместе с тем некоторые из них оказались нежизнеспособными. Например, принцип партийности неразрывно связывал классовый, партийный подход с объективной истиной. Казалось, что классовый интерес пролетариата и его партии всегда совпадает с объективным ходом истории. На самом деле классовый подход в военной науке должен постоянно соотноситься с другими подходами, в частности с национальными и общечеловеческими интересами и потребностями, с требованиями морали и нравственности.

Подчеркивая правомерность материалистического понимания военного дела, его теории и практики, следует обратить внимание на некоторые его слабости и недостатки, касающиеся, в частности, теории общественно-экономических формаций. Оказалось, что она не может быть в полной мере эффективной во всех случаях, в первую очередь при объяснении переходных процессов, столь характерных для многих исторических эпох. Это не означает, однако, что нужно вообще отказаться от формационного подхода при описании и объяснении военных событий. Речь идет о том, чтобы дополнить его другим, в частности, цивилизационным подходом, который может быть полезным не только при изучении человечества в целом, но и при анализе разных периодов развития военного искусства, что крайне важно при оценке военного опыта отдельных стран и военно-политических блоков.

В современной методологии военной науки должны присутствовать и взаимодействовать как апробированные уже методологические принципы, нормы, подходы, так и свежие, имеющиеся в других философских, политических и иных учениях, теориях, школах. Вследствие этого она приобретет качественно новый характер.

Новизна методологии военной науки отчасти выражена и в том, что вписывается в новую парадигму мышления. Человечество оказалось перед дилеммой: выживание или всеобщая гибель - это основной вопрос ядерного века. Отношение к нему формирует ценности и приоритеты, имеющие непосредственную связь с военной наукой.

III

Накануне XXI века необходимо решить ряд важных теоретических и методологических проблем, имеющих непосредственный выход на политику и военную практику. Это веление времени. Одна из них - взаимосвязь военной и военно-исторической наук. Она закономерна, органична и своеобразна. Обе науки исследуют войну и армию, опираются на общую мировоззренческую и методологическую основу, служат одному делу - вооруженной защите Родины, являются базой формирования и развития военной доктрины, занимают значительное место в военно-патриотическом воспитании народа, служат средством поддержания мощи Вооруженных Сил на высоком уровне.

Задачи, стоящие перед военной историей и военной наукой, во многом совпадают, причем история военного искусства и история Вооруженных Сил как составные части военной истории являются неотъемлемым элементом и военной науки. Специфика заключается в том, что военная история исследует существенные связи, характеризующие войну и армию в хронологическом развитии, а военная наука - структурные. Поэтому в историческом исследовании теория «присутствует» в нем и как исходный пункт, и как основа, и как результат, а в теоретических работах история «присутствует» и как исходный материал и основа теоретических выводов, и как объект непосредственного изучения. Это означает, что военная науками военная история как наука органически связаны друг с другом. Во-первых, генетически, гносеологически -нефункционально они являются сторонами единой системы знаний и как таковые входят в совокупную науку; играют огромную социальную роль в решении задач, стоящих перед государством и Вооруженными Силами, выполняя как общие, так и специфические задачи. Поэтому важно определить рациональные пути и способы их эффективного развития и использования. В перспективе, когда исчезнут войны, военное насилие вообще, военная наука как особая отрасль знаний отомрет, а военно-историческая останется. Первая войдет в науку истории и будет изучаться так же, как в настоящее время мы учим историю прошлого. Пока же войны существуют, военная наука имеет жизненно важное значение.

Во-вторых, без военно-исторической науки, которая исследует военный аспект истории народов, государств, всемирной истории и помогает извлекать из этого уроки, военная наука не сможет эффективно теоретически обеспечивать военную безопасность Отечества; она обязана взаимодействовать с военной историей, опираться на нее.

Жизненно важной для военной науки стала проблема оценки военно-политической обстановки в мире и отдельных регионах (совокупность характерных особенностей военно-политических отношений между государствами (их коалициями), другими объектами политики, в том числе вооруженными силами). Речь идет прежде всего о сущностной оценке взаимосвязи политического и военного содержания, потенциального, косвенного и прямого применения вооруженного насилия. Но одновременно и об оценке: состояния военной организации государств, их вооруженных сил, военно-промышленного комплекса, соотношения сил в стране, регионе, на ТВД, в мире; источников и причин военных конфликтов и войн, военных опасностей и угроз; военно-политических интересов и целей субъектов политики, соответствующих им военно-политических и военно-стратегических концепций, доктрин, программ и планов; практических военно-политических действий; тенденций развития, изменения обстановки. По своему характеру военно-политическая обстановка может быть стабильной, устойчивой, кризисной, конфликтной, военной. К сожалению, еще совсем недавно ее оценке уделялось мало внимания как военно-политическим руководством страны, так и руководством вооруженными силами и военными теоретиками.

Между тем от правильной и своевременной оценки военно-политической обстановки во многом зависят теоретические выводы относительно безопасности Отечества и общей безопасности и практические шаги по ее обеспечению. Метод проб и ошибок при наличии ракетно-ядерного оружия, других современных военных средств, а также в условиях роста численности вооруженных конфликтов, локальных войн, военных опасностей и угроз не может быть применим. Необходим глубокий теоретический анализ с использованием широкого круга научных дисциплин, метод системного анализа, математического моделирования, т.е. весь теоретический арсенал обновленной военной науки.

Велика роль военной науки в анализе и оценке военно-политической обстановки, она обусловлена потребностями военной доктрины России, ее оборонной политики, Вооруженных Сил. Достаточно напомнить, что характер военно-политической обстановки определяет строительство ВС, их организацию, оснащение, подготовку, обучение, воспитание, управление и т.д.

В дальнейшем во многом должен измениться характер военных опасностей и угроз для России, масштаб возможной войны, прежде всего потому, что создаются новейшие средства вооруженной борьбы, основанные на современных технологиях, что в свою очередь неизбежно приведет к изменению вооруженного противоборства, форм и способов его ведения.

Кроме того, меняется соотношение вооруженных и невооруженных форм насилия в пользу последних. Считается, что информационные средства борьбы могут лежать в основе так называемой информационной войны. Наконец, новые подходы требуются и потому, что в условиях формирования многополюсного мира начался процесс ядерного разоружения, который идет с большими трудностями, а потому вопрос о возможности ядерной войны с повестки дня не снимается.

Прогноз характера возможных военных конфликтов важен не только сам по себе - он необходим и при определении требуемого уровня оборонной мощи, военной силы, а следовательно, и при решении вопроса о вооруженных силах, оборонной промышленности, при подготовке страны и населения к обороне и т.д.

Актуальность интегративной военной науки подчеркивается еще двумя обстоятельствами. Прежде всего, в единстве политической и военной сторон военно-политической обстановки приоритет принадлежит первой: она определяет возможности, условия, направление и пределы использования военной силы. Однако военная сила не пассивно следует за политикой, а оказывает то большее, то меньшее воздействие на нее, ибо обладает относительной самостоятельностью История свидетельствует: в определенных условиях военная сила способна менять характер и направленность политики. Обычно это было связано или с военными успехами, или с военными поражениями сторон.

Кроме того, в ядерный век, на современном его этапе, сущностной стороной военно-политической обстановки является разоруженческий процесс, реально начавшийся в 1987 году. Условия для него в настоящее время стали качественно иными: самораспустилась организация Варшавского Договора, распался СССР, окончилась «холодная война». У России не стало союзников, нарушена кооперация по производству вооружений, ослабла военная мощь, Вооруженные Силы находятся в тяжелом состоянии. Мир на пороге нового перераспределения геополитического пространства, но не в пользу России, о чем свидетельствует расширение НАТО на Восток, что грозит выбрасыванием ее за пределы европейской безопасности. Следовательно, военная наука должна решать и эту проблему.

Таким образом, чтобы государство и Вооруженные Силы могли в дальнейшем обеспечить надежную оборонную мощь страны, необходимо исследовать следующие фундаментальные проблемы военной науки: во-первых, методологически и теоретически решить проблему законов развития военного дела в конкретное историческое время, ибо неуклонно действует тенденция изменения характера использования военной силы, характера военных угроз и возможных войн; во-вторых, изучить механизм действия законов перехода от мира к войне, и наоборот (эта проблема в отличие от проблемы законов войны разработана слабо, здесь перед нами огромный пласт исторического, военно-политического, военно-технического, социального материала); в-третьих, определить параметры оборонной мощи Российской Федерации, ее Вооруженных Сил на период становления новой международной системы, а также критерии их эффективности; в-четвертых, разработать научный прогноз расстановки военно-политических сил на международной арене и возможные тенденции ее изменения и развития военно-технических средств; в-пятых, с учетом новых исторических реалий внести существенные коррективы в прежнее решение проблемы «человек - военная техника» и на этой основе выработать теоретические и практические рекомендации военно-политическому руководству и военным кадрам всех уровней.

В заключение отметим, что в целях решения в том числе и интегративной военной наукой стоящих перед Россией и ее Вооруженными Силами задач целесоообразно пересмотреть и серьезно улучшить теоретическую подготовку всех военных кадров, в первую очередь высшего звена, формировать военных теоретиков новой генерации. Одновременно необходим поворот политического руководства страны к военной науке, к овладению ею, к созданию благоприятных условий для ее развития.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации