Тенденция развития единства разведки, огня и маневра в общевойсковых операциях

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 7/1994, стр. 34-40

Тенденция развития единства разведки, огня и маневра в общевойсковых операциях

Полковник В. И. ФИЛИППОВ,

кандидат военных наук, доцент

ТЕЗИС, что формы и способы боевых действий в конечном счете зависят от уровня развития оружия и боевой техники, безусловно, справедлив. Но правильным будет и утверждение об обратной связи между этими категориями, а именно - направления развития оружия и боевой техники всегда обусловлены зарождающимися тенденциями в изменении форм и способов боевых действий. Для современного военного искусства некоторое опережение военной теории, т, е. субъективное предвосхищение того, как может вестись будущая война (если она будет развязана) в сравнении с настоящими и даже перспективными возможностями оружия и боевой техники, превратилось в устойчивую закономерность.

Наибольшую значимость в развитии форм и способов боевых действий, ведущихся общевойсковыми объединениями и соединениями, имеет изменение соотношений огня и маневра, их взаимного влияния друг на друга. Пространственный размер и динамика маневра в сочетании с порядком, последовательностью и мощью огневого воздействия составляют основу любой операции, предопределяют состав и взаимодействие всех других элементов структуры боевой мощи войск.

Однако и маневр, и огонь могут быть успешными лишь тогда, когда командующий своевременно располагает достоверными, полными и точными данными как о своих войсках, так и о противнике. Конечно, полководческий талант командующего, его способность прогнозировать действия противника, ход и исход боевых действий и сейчас не теряют своей значимости, однако без исходной информационной базы в современной боевой обстановке они не могут оказать решающего влияния на достижение успеха в операции.

Повышение мобильности боевых действий в современной войне, характеризующихся частыми и резкими изменениями обстановки, привело к тому, что объем и содержание задач разведки на этапе подготовки операции стали существенно меньше по сравнению с тем, что должна решить разведка в ходе боевых действий. В результате процесс добывания данных о противнике органически слился с самими боевыми действиями, превратился в повторяющийся цикл, а элементы боевых порядков войск приобрели черты разведывательно-боевых органов. Разобщенные ранее технические средства разведки, управления и средства огневого поражения стали интегрироваться в единые разведывательно-огневые и разведывательно-ударные системы. Таким образом, основу современных боевых действий стала составлять диалектическая триада разведки, огня (равно и радиоэлектронного воздействия) и маневра.

Поэтому анализ тенденций развития именно этих составных частей боевых действий и должен лечь в основу совершенствования форм и способов ведения операций ВС России в современных как крупномасштабных, так и локальных войнах.

За весьма продолжительную мировую военную историю роль огня и маневра и их соотношение непрерывно менялось. Однако исторический экскурс эволюции этих категорий целесообразно начать с того момента, когда на смену линейной тактике и войнам "крепостей" пришли маневренные формы боевых действий, наиболее ярко представленные тактикой "колонн и рассыпного строя". Этот качественный скачок в военном искусстве повысил прежде всего роль огня за счет оптимального использования огневых возможностей частей и подразделений путем максимально возможного одновременного применения огневых средств, эшелонированных в глубину, и сосредоточения огня на ограниченных по фронту участках при столкновении сторон. При этом одновременно выросла роль как оперативного маневра, обеспечивающего своевременное создание превосходства в огне на отдельных направлениях, так и разведки, от которой потребовалось систематически оповещать командиров о возможной встрече с противником, его составе и расположении войск, указывать огневым средствам наиболее важные цели.

Вместе с тем практическая реализация новых взглядов на организацию и ведение сражений высветила и отставание в развитии средств огневого поражения по сравнению с требованиями, которые предъявляли маневренные формы боевых действий.

Это противоречие стало разрешаться с появлением в середине XIX века нарезного стрелкового и артиллерийского вооружения. Но его появление вызвало в свою очередь и необходимость совершенствования самой тактики боевых действий. Причина заключалась в том, что при массовом оснащении войск дальнобойным нарезным стрелковым и артиллерийским вооружением открытый маневр на виду у противника в целях создания боевых порядков стал опасен из-за возможности получения больших потерь от огня. Поэтому маневр стал распадаться на две составные части - заблаговременный, проводимый скрытно, в целях создания группировок войск и маневр в ходе боевых действий.

Постепенно складывалась позиционная форма ведения войны и боевых действий, известная в истории военного искусства как "тактика стрелковых цепей". При росте численности армий и увеличении протяженности линии соприкосновения сторон боевые действия зачастую начали приобретать четко выраженный позиционный характер в виде огневой дуэли с последующим переходом одной из них в атаку (контратаку) для ведения рукопашного боя. Маневр, как и при линейной тактике, стал играть меньшую роль по сравнению с огнем.

Главная причина снижения маневренности войск состояла в том, что впервые в военной практике появилась возможность осуществлять глубокие огневые удары и маневр огнем, препятствующие маневру слабозащищенных от огня противника пехоты и конницы. Для проведения ими маневра требовалось существенно повысить их мобильность и защищенность, заблаговременно снизить огневые возможности противника.

Не случайно на рубеже XIX-XX веков в военной теории и практике стали предприниматься попытки повысить маневренность боевых действий. Неудачные наступательные операции в ходе первой мировой войны подтолкнули к мысли о необходимости всестороннего обеспечения прорыва позиционной обороны и стремительного развития успеха мобильными резервами. Этому способствовало и появление новых средств ведения вооруженной борьбы, таких, как танки, бронеавтомобили, авиация. Начала складываться тактика общевойскового боя.

Именно на данный период приходится становление артиллерийской и воздушной разведки, ведущейся систематически как до начала, так и в ходе боевых действий. Разработка методов стрельбы артиллерии с закрытых огневых позиций, появление боевой и разведывательной авиации, внедрение карт на топогеодезической основе - все это вело к качественному росту разведки как вида оперативного (боевого) обеспечения, к совершенствованию ее органов и структуры.

Главный вывод из опыта первой мировой войны и гражданской войны в России состоял в том, что боевые действия должны носить высокоманевренный характер.

Поэтому ведущие военные специалисты как у нас в стране, так и за рубежом задолго до начала второй мировой войны (за 10-15 лет) были твердо убеждены, что будущая война - это война высокомобильных механизированных армий, война "огневой мощи", война "моторов", и справедливо полагали, что тактический успех необходимо сочетать с глубоким огнем, глубокими ударами и глубоким маневром, в том числе и по воздуху.

Основные идеи этой концепции, как известно, применительно к наступательным действиям наиболее полно были изложены в теории "глубокой операции", разработанной советской военной наукой в 30-х годах. Мы видим, что эта концепция уже не отдает предпочтение какой-либо, одной составной части боевых действий: ближний огонь должен был надежно обеспечивать тактический маневр; оперативный маневр не мыслился без тщательно организованного глубокого огневого поражения, осуществляемого авиацией и дальнобойной артиллерией; равнозначными задачами разведки стали как обеспечение маневра, так и обеспечение огневого поражения противника. Кроме всего прочего, маневр стал приобретать объемный характер. И хотя по ряду причин полностью идеи этой концепции в ходе Великой Отечественной войны реализовать не удалось (или же они применялись эпизодически), она вплоть до 80-х годов определяла основное направление развития военного искусства в мире, впитывая в себя лишь те новые элементы, которые появлялись в связи с совершенствованием оружия и боевой техники. И даже внедрение ядерного оружия не поколебало основных положений этой концепции.

Следует учесть, что и известная ныне концепция "воздушно-наземная операция (сражение)", разработанная в конце 70 - начале 80-х годов военными специалистами США, базируется в основном на модернизированных положениях теории "глубокой операции".

Ранее мы отмечали, что маневр войсками преследует две основные цели -занять наиболее выгодное по отношению к противнику исходное положение (заблаговременный маневр для создания группировки войск) или же развить достигнутый успех (в обороне - воспрепятствовать развитию успеха противником) при последовательном решении боевых задач (маневр в ходе боевых действий). При этом нужно заметить, что даже заблаговременное создание группировки войск и ее оперативного построения (боевого порядка) в ходе непрерывного совершенствования теории "глубокой операции" становилось все более мобильным, а некоторые элементы оперативного построения и боевого порядка войск начали создаваться в ходе боевых действий. Однако как результат появилась та же самая проблема, что и при тактике "колонн и рассыпного строя", а именно - чем компенсировать "неготовность войск" к воспрещению маневра противника.

Огонь стал тем основным средством, который возместил недостаточную мобильность войск, отсутствие некоторых необходимых, заранее создаваемых элементов оперативного построения (боевого порядка) войск способом воспрещения контрманевра противника.

И все-таки заблаговременный маневр как наследие позиционных форм ведения боевых действий до настоящего времени во многом определял успех операций, сражений и боев. Соответственно и важнейшей задачей разведки было своевременное создание "информационной базы" для командующего (командира) с тем, чтобы он мог принять обоснованное решение на заблаговременное развертывание войск в готовности к действиям по заранее разработанному плану. При этом, как правило, наивысшая степень готовности к решению боевых задач придавалась первому эшелону, наиболее мощному по составу, в который выделялась наибольшая доля боевого потенциала.

Однако в настоящее время в военном искусстве все более отчетливо начинают просматриваться совершенно иные тенденции, во многом отличные от традиционных взглядов на организацию и ведение общевойсковых операций, на содержание задач, их последовательность и приоритетность в рассматриваемом диалектическом единстве разведки, огня и маневра.

Их появление обусловлено целым рядом политических, социальных, военно-технических и собственно военных факторов. Остановимся лишь на важнейших, которые в наибольшей степени, по нашему мнению, определяют эти тенденции».

Во-первых, договорные процессы по сокращению вооруженных сил и вооружений, инициированные политикой разрядки международной напряженности, наряду со стремлением понизить уровни боевых потенциалов вооруженных сил государств, привели к существенному изменению структуры самих боевых потенциалов, в том числе и сухопутных войск. Для последних во многих случаях стало невозможным вести боевые действия традиционными способами ввиду значительного сокращения численности при сохранившемся необходимом пространственном размахе ведения операций.

Во-вторых, меняется отношение самих людей к способам ведения войны. Такие лозунги, как "Победа любой ценой", "Ни шагу назад", уже не находят поддержки ни в среде военных, ни у гражданского населения, все более уступая "технократическим" веяниям в военной области. А это требует глубокого переосмысления роли человека на войне, осознания того, что современная война должна быть "умной", "цивилизованной".

В-третьих, кардинально меняются боевые возможности современного оружия и боевой техники, прежде всего средств огневого поражения. Их дальнобойность, точность и скорострельность позволяют из средств огневой поддержки трансформироваться в средства ведения самостоятельных огневых операций и сражений, а по своим поражающим факторам огневые средства начинают приближаться к ядерному оружию малой мощности.

В-четвертых, резко возросшая мобильность войск, их защищенность, маневренность объектов противника на поле боя заставляют искать такие способы борьбы с ними, которые можно реализовать лишь путем четко скоординированных действий большого числа разнородных сил и средств.

Наконец, современная война даже с применением обычного оружия ввиду его мощных поражающих свойств объективно должна быть нацелена на скоротечность и даже молниеносность, на стремление как можно быстрее вывести противоборствующую сторону из самой войны и перейти к невоенным средствам решения кризиса.

Основными тенденциями развития единства разведки, огня и маневра, обусловленными вышеперечисленными факторами, в современных условиях, на наш взгляд, являются следующие.

Значительное возрастание роли разведки в современных условиях. Разведка становится способной создать условия предотвращения войны или скорейшего прекращения военного конфликта на самом начальном его этапе. Главным критерием этого являются глобальность и постоянная боеготовность органов разведки всех уровней, их высокая техническая оснащенность. Если раньше обстановка позволяла систематически вести разведку в основном стратегического масштаба и последовательно, по мере нарастания угрозы наращивать ее усилия, то современный противник может и не позволить этого сделать.

В общевойсковых операциях возрастание роли разведки усилит "технократичность" процессов управления войсками и оружием, еще теснее свяжет огонь и маневр между собой. Резко увеличатся объем и содержание задач разведки по обеспечению средств огневого поражения данными об объектах противника и контроля за результатами их поражения, что станет определяющим фактором в процессе принятия решения командующим (командиром) на дальнейшие действия.

Расширение спектра форм боевого применения огневых и ударных средств и резкое возрастание роли огня как составной части боевых действий. Это связано прежде всего с тем, что в современной войне большую значимость приобретает ее начальный период, особенно первый этап, в котором воюющие стороны, безусловно, будут стремиться путем нанесения мощных огневых ударов высокоточным оружием сразу захватить стратегическую инициативу и в короткие^сроки создать подавляющий перевес над противником, обеспечивающий успех в войне в целом. Огневое воздействие по противнику в начальный период войны из составной части общевойсковой операции может перерасти в самостоятельные формы боевых действий огневых и ударных средств в виде огневых операций, сражений и боев. Это повлияет на традиционные представления о последовательном, в том числе мобилизационном, развертывании огневых и ударных средств, на способы развертывания общевойсковых группировок.

Возрастание степени огневого поражения противника при осуществлении маневра в ходе наступательных или оборонительных действий. Причем это коснется не только традиционных форм огневой поддержки боевых действий общевойсковых соединений, частей и подразделений, но и периода их развертывания в целях создания группировок войск и их оперативного построения (боевого порядка). Поскольку такая тенденция может иметь место и у противоположной стороны, то боевые действия будут начинаться ожесточенными огневыми сражениями на дальних подступах, которые станут практически постоянной составной частью общевойсковых операций.

Расширение фронта и глубины маневра огнем и огневыми ударами, рост частоты его применения. Это обусловлено увеличением досягаемости огневых и ударных средств, их дороговизной и количественными ограничениями, что в свою очередь приведет к необходимости централизации структуры огневых и ударных средств.

Изменение способов развертывания войск до вступления в сражение и целей маневра. Это явилось причиной уменьшения численности общевойсковых группировок и увеличения ширины полос их ответственности с одновременным усилением угрозы потерь от огневых средств противника. В современных условиях войска будут вынуждены занимать наиболее рассредоточенные районы, удаленные от линии соприкосновения на большие расстояния, исключающие как их обнаружение подавляющим числом средств разведки и поражение основной массой огневых средств, так и внезапный удар противника мотопехотными и танковыми соединениями и частями. При этом районы сосредоточения будут периодически меняться из-за возрастающих возможностей космической разведки. В ряде случаев главной целью маневра войсками на начальном этапе боевых действий станут вывод войск из-под огневых ударов противника и обеспечение их живучести.

Рост пространственного размаха и масштабов маневра, совершенствование его способов и расширение содержания. Эта тенденция объективно зарождается в связи с сокращением вооруженных сил и вооружений, изменениями в их структуре. Невозможность иметь заранее созданные крупные группировки войск на всех стратегических направлениях предполагает наличие мобильных структур и быстрые перегруппировки войск на любое угрожаемое направление в особенности по воздуху. В свою очередь сокращение численности общевойсковых группировок объективно приводит к необходимости в ходе общевойсковых операций вести высокоманевренные боевые действия, наращивать состав аэромобильных формирований, увеличивать объем решаемых ими задач, менять формы и способы их боевого применения. Поэтому такой компонент, как воздушный эшелон в виде воздушных десантов и воздушных рейдовых отрядов и групп, будет использоваться не эпизодически, а станет действовать постоянно. Более того, в тактическом звене произойдет постепенное слияние боевых действий мотопехотных и танковых частей и подразделений с боевыми действиями аэромобильных формирований и боевых вертолетов в боевые действия единых воздушно-наземных тактических групп.

Изменение оперативного построения (боевых порядков) войск. Стремление избежать больших потерь главных сил ударных или оборонительных группировок до соприкосновения с аналогичными силами противника в ходе огневых сражений вынуждает стороны вместо первых эшелонов в начале операции использовать специальные передовые эшелоны, небольшие по численности, но очень мобильные, способные при необходимости прикрыть развертывание главных сил, отразить удары значительно превосходящих по составу группировок механизированных войск противника или вести решительные мобильные наступательные действия, упреждая наступление главных сил. Основу передовых эшелонов в перспективе должны составлять усиленные аэромобильные соединения и части.

Изменение порядка организации и характера маневра. Традиционно при организации боевых действий в общевойсковой операции порядок и характер маневра общевойсковых соединений составляли основу планирования боевого применения артиллерии, авиации, других родов войск. Также "подстраивалась" под порядок маневра пехоты и танков система огневого поражения. В современных условиях это не всегда будет целесообразно. Так, в ряде случаев, особенно на тактическом уровне, выбор конкретных направлений наступления может осуществляться уже не заблаговременно, а по результатам оценки огневого поражения группировок противника в ходе огневых сражений. В свою очередь и обороняющиеся будут, как правило, вначале создавать достаточно рассредоточенную оборону, постепенно наращивая ее усилия на выявленных направлениях ударов противника за счет маневра. В этом случае маневр как при подготовке наступления или обороны, так и в ходе боевых действий приобретет характер взаимного контрманевра. Сам маневр станет более решительным, меньше будет опираться на заранее разработанные планы. Бесспорно, что победит та сторона, которая одержит верх в огневом сражении и сумеет более успешно провести контрманевр, сохранив боеспособность своих войск.

Очевидно, что приведенные основные тенденции развития единства разведки, огня и маневра не будут равноценными для боевых действий различного масштаба. Так, на стратегическом уровне, конечно, сохранится необходимость заблаговременного создания и развертывания определенных группировок, так как стратегические перегруппировки войск требуют длительного времени и затрат. На тактическом же уровне непрерывный маневр, если он обеспечен, и способ достижения победы в бою, и одновременно способ сохранения живучести войск. Глубокий маневр наступающим противником оказывает на обороняющихся на тактическом уровне куда более серьезное психологическое воздействие, чем на оперативном. Для оперативного звена, например, при поражении общевойсковых группировок противника обычно более характерной целью огневого поражения является нанесение как можно большего ущерба его войскам, в то время как для тактического звена - временное лишение боеспособности противника, воспрещение или ограничение его маневра. Это связано с тем, что цель, содержание и глубина маневра в оперативном и тактическом масштабах имеют существенное различие. Точно также стратегическая разведка должна более тяготеть к добыванию данных для принятия общих решений, а оперативная и тактическая - в интересах средств огневого поражения.

Анализ диалектики разведки, огня и маневра и тенденции их развития в современных общевойсковых операциях позволяют сделать следующие выводы.

Первый. Разведка, огонь и маневр, хотя и имеют свою цель и собственное содержание, вместе с тем тесно связаны между собой. В ходе развития совершенствование одного элемента всегда приводило к изменению роли и сущности других. В современных условиях взаимозависимость между этими элементами еще более усложнится, перейдя из строгой соподчиненности "разведка - маневр - огонь" или "разведка - огонь - маневр" в разряд взаимообеспечивающих категорий.

Второй. Значительное возрастание роли разведки приводит к тому, что ее эффективность становится одним из определяющих факторов достижения успеха в операции, а сама она постепенно выходит за рамки оперативного обеспечения, органично врастая в содержание боевых действий.

Третий. Огневое поражение противника, особенно дальнее, в системе общевойсковых операций по мере роста возможностей огневых и ударных средств будет приобретать все более приоритетное значение, превращая в ряде случаев боевые действия общевойсковых формирований в завершающие действия.

Четвертый. Маневр всегда во многом определял и в дальнейшем будет определять успех боевых действий, однако его цель, содержание, формы, способы и порядок проведения существенно изменятся. Решающее значение для успеха в операциях приобретет маневр огнем, маневр по воздуху, маневр для обеспечения живучести войск и контрманевр общевойсковых формирований.

В заключение отметим, что в статье отражены лишь основные стороны сложной взаимосвязи разведки, огня и маневра, а именно - их видимая соподчиненность. Реальное же их влияние друг на друга гораздо сложнее, тем более что способы и формы боевых действий всегда носят оттенки и объективных, и субъективных, и случайных факторов. Поэтому, исходя из важности проблемы, хотелось, чтобы на страницах журнала высказали свое мнение специалисты.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации