ТАКТИКА

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 8(9-10)/1994

ТАКТИКА

Некоторые вопросы обмана противника в оборонительном бою

Полковник А.П.ЧЕРНЕНОК,

кандидат военных наук

ОПЫТ войн, особенно Великой Отечественной, боевых действий в зоне Персидского залива, учений свидетельствует о том, что осуществление мер по обману противника может обеспечить введение противника в заблуждение относительно истинного состояния и действий войск, повышение живучести частей и подразделений, достижение внезапности их действий, создание бла-гоприятных условий для отражения наступления превосходящих сил против-ника с наименьшими потерями.

Еще древнегреческий историк Полибий, говоря о важности обманных дей-ствий, писал: «Как корабль без рулевого со всем своим экипажем становится добычей противника, так и армия на войне: если вы перехитрили ее команду-ющего, то зачастую вся армия может оказаться в ваших руках».

Переход на новую организационно-штатную структуру соединений и час-тей Сухопутных войск, совершенствование их технической оснащенности при-водят к необходимости дальнейшего развития теории и практики общевойско-вого боя, в том числе вопросов обмана противника в оборонительном бою.

Осуществление обманных действий в обороне обусловлено рядом факто-ров.

Во-первых, обороне присуща определенная стабильность. Создаваемые в обороне траншеи, окопы, огневые позиции и другие элементы фортификаци-онного оборудования имеют присущую только им конфигурацию и соответст-вующие демаскирующие признаки, по которым противник может вскрыть по-строение боевого порядка и систему оборонительных позиций и районов. На-чертание позиций и траншей, а также взгляды на расположение и применение сил и средств в обороне почти не изменяются. Так, опорные пункты рот и взводов, да и батальонные районы обороны, как правило, разделяются одинаковыми рас-стояниями. Районы размещения огневых позиций, пунктов управления практи-чески всегда выбираются на одинаковом удалении от переднего края, что значи-тельно облегчает противнику путем моделирования действий войск и дешифри-рования (опознания) объектов вскрывать построение обороны.

Во-вторых, в настоящее время резко повысилась эффективность разведки всех видов. Анализ возможностей сил и средств разведки частей и соединений ряда зарубежных армий показывает, что по глубине досягаемости они позво-ляют обнаружить и по соответствующим демаскирующим признакам опознать все важнейшие объекты наших войск на глубину тактической зоны обороны.

Опыт боевых действий в зоне Персидского залива показал высокую эффек-тивность космических средств разведки. С помощью спутниковой разведки (командование многонациональных сил использовало данные свыше десяти американских спутников видовой, радиолокационной и радиотехнической разведки) все перемещения иракских войск, содержание переговоров командо-вания и телеметрическая информация пусков ракет находились под постоян-ным контролем.

Нельзя не учитывать и перспективы развития средств разведки. Так, к 2010 году в США предполагается создание нового вида специальной разведки MASINT на базе полной компьютеризации, корреляции развединформации, хранения в оперативной памяти ЭВМ «образцов» демаскирующих (разведыва-тельных) признаков, а также централизации сбора и распределения разведин-формации.

Все это указывает на то, что в настоящее время скрыть оборону, ввести противника в заблуждение относительно ее построения практически невоз-можно. Однако объективные предпосылки для этого все-таки существуют. Главная, на наш взгляд, заключается в необходимости активно осваивать раз-работанные и изыскивать новые приемы и способы обмана противника в оборо-нительном бою, позволяющие в полной мере реализовать выгодные стороны обороны.

Общеизвестно, что устойчивость и активность обороны в значительной мере будут предопределяться характером ее построения и зависеть прежде всего от созданного боевого порядка и системы оборонительных позиций и районов. Поэтому в целях обмана противника к созданию боевого порядка и системы оборонительных позиций и районов в ходе подготовки обороны следу-ет подходить творчески, стремиться в первую очередь к нестандартному разме-щению их элементов на местности с учетом боевой задачи и конкретных усло-вий обстановки, чтобы дезориентировать противника, затруднить его дейст-вия, вынудить к нанесению огневых ударов по ложным целям или пустому месту. При этом должна умело использоваться местность, ее маскирующие и защитные свойства.

Одним из действенных способов введения противника в заблуждение отно-сительно построения обороны является создание системы ложных объектов (опорных пунктов, районов обороны и сосредоточения, огневых и стартовых позиций артиллерии и средств ПВО и др.). Его широко использовали в годы Великой Отечественной войны и в локальных войнах. Так, в ходе оборонительных боев под Сталинградом только 15 октября 1942 года в полосах обороны 36-й и 29-й стрелковых дивизий 64-й армии было установлено 20 макетов танков, 8 макетов орудий, отрыто 334 ложных окопа. В ходе боевых действий в зоне Персидского залива иракской армией применялись макеты вооружения и боевой техники промышленного изготовления, оборудовались ложные траншеи, огневые позиции, районы сосредоточения войск, искусно осуществлялась имитация разрушения объектов (имитация воронок, создание очагов пожаров), а также имитация поражения бронеобъектов и спецтехники. В сообщениях некоторых зарубежных информационных агентств отмечалось, что 90% ударов, нанесенных к концу первой недели авиацией многонацио-нальных сил, пришлось на ложные цели.

Как показывает практика войск, для поражения ложных объектов в целом может быть привлечено до трети огневых средств противника, наносящих мас-сированный удар, что значительно повышает живучесть войск и объектов. Расчеты приводят к выводу, что в результате обмана противника, нанесения им части огневых ударов по ложным целям потери войск могут снизиться (при 10% ложных объектов - на 5 - 6 %, при 25 % ложных объектов - до 15 %, при 50% ложных объектов - до 25%) и зависят они от количества ложных объек-тов по отношению к действительным.

Эффективность создания ложных объектов очевидна. Однако существует ряд серьезных сдерживающих факторов в их оборудовании при подготовке обороны.

Известно, что живучесть войск повышается с увеличением числа ложных объектов. Вместе с тем беспредельно расти она не может. Количество ложных объектов должно быть тактически оправдано, и не следует создавать объекты, не имея для этого достаточно сил и средств, так как в этом случае будет трудно добиться правдоподобности своих мероприятий. Кроме того, количество лож-ных объектов зависит от наличия свободного пространства в полосе обороны.

Так, если площадь полосы обороны соединения составляет 750 - 1000 км2, а для размещения всех элементов боевого порядка с учетом интервалов между ними и коэффициента использования местности потребуется 625 - 735 км2, то для оборудования ложных объектов можно использовать 125 - 205 км2. Расче-ты показывают, что свободная площадь полосы обороны соединения позволяет оборудовать следующее количество ложных объектов: опорных пунктов мотострелковых (танковых) рот - 17 - 26; районов огневых позиций артиллерий-ских дивизионов - 4 - 6 (огневых позиций артиллерийских батарей - 12 - 18); одного района огневых позиций разведывательно-огневого комплекса; стартовых позиций зрбатр - 3 - 4; пунктов управления соединения и частей - 5 - 7. От общего количества действительных объектов это составит для общевойсковых частей и подразделений 35 - 50%; артиллерийских и зенит-ных ракетных - 60 - 70%; пунктов управления - 50 - 70%.

Важно, чтобы ложные объекты не отличались от действительных. Для уве-личения вероятности восприятия противником ложных объектов как действи-тельных следует придавать им демаскирующие признаки действительных и убедительнее «оживлять» их, а для этого потребуются макетная техника и имитационные средства. Так, для оборудования ложного района обороны мо-тострелкового батальона нужно не менее 12 макетов БМП (БТР), до 88 радио-локационных отражателей, до 22 тепловых имитаторов, не менее 10 имитационных масок и 7 - 8 грунтовых пятен площадью 100 - 200 м2 , а также проведение целого ряда других инженерных работ. В целом для имитации ложного района обороны батальона необходимо привлечь один - два мото-стрелковых взвода. Однако по нормам снабжения в штате соединения не пре-дусмотрены ни имитационные средства (за исключением уголковых радиоло-кационных отражателей), ни макеты техники и вооружения, а при войсковом изготовлении они имеют низкую степень детализации объекта и не обеспечи-вают показ характерных его демаскирующих признаков. В настоящее время соединение не в состоянии своими силами качественно проводить мероприятия по имитации техническими средствами. Кроме того, в соединениях не предус-мотрены штатные инженерно-маскировочные подразделения.

Выход из создавшегося положения, на наш взгляд, в следующем.

Во-первых, в использовании масок и макетов промышленного производст-ва либо изготовлении их в условиях войск с высокой степенью детализации с применением специальной техники, например типа универсальной маскиро-вочной станции (УМС) (возможности УМС позволяют за один час изготовить от трех до пяти макетов танка (БМП) из пенополиуретана). В перспективе не исключается использование в ложных объектах роботизированной боевой тех-ники.

Во-вторых, в целях резкого уменьшения количества войск (до 15 - 20%) и сокращения времени (в два - три раза) для оборудования ложных объектов целесообразны разработка и принятие на вооружение табельных промышлен-ных комплектов средств имитации для обозначения жизнедеятельности основ-ных объектов соединения (части) типа батальон (дивизион), командный пункт.

В-третьих, необходимо совершенствовать имеющиеся и разрабатывать новые высокоэффективные технические средства радиолокационной, теп-ловой, звуковой, световой и других видов имитации и снабжать ими части соединения. Опыт учений показывает, что при применении существующих средств имитации только около 60% из них воспринимаются разведкой противника как действительные. Основными направлениями их совершен-ствования могут быть: качественное улучшение эксплуатационных свойств состоящих на вооружении средств; разработка дистанционно устанавливае-мых, автоматизированных и программируемых ложных целей (объектов), создание роботизированных систем управления целевой и помеховой обста-новкой; разработка и внедрение интеллектуальных систем управления са-моходными (самодвижущимися) макетами вооружения и боевой техникой; создание телеуправляемых имитаторов физических полей и генераторов демаскирующих признаков и др.

В-четвертых, целесообразно введение в состав соединения инженерно-маскировочной роты.

Необходимо также учитывать, что ложные объекты оборудуются во вторую очередь. Следовательно, противник по этому признаку может установить, ка-кие объекты являются действительными, а какие ложными или запасными. Это наводит на мысль оборудовать хотя бы наиболее важные ложные объекты одновременно с действительными во всей полосе обороны с выделением соот-ветствующего количества сил и средств. Несмотря на то что оборудование ложных объектов, применение технических средств имитации требуют боль-ших трудозатрат, принятия на вооружение и обеспечения войск новейшими макетами и имитаторами промышленного изготовления, опыт учений и ло-кальных войн доказывает экономическую и оперативную необходимость уси-ления работ в этом направлении.

Решить задачу по обману противника можно не только проведением комп-лекса технических мероприятий, но и другими различными приемами и дейст-виями, в том числе такими, которые не требуют больших трудозатрат.

В настоящее время эффективность применения аэрозолей для маскировки войск и объектов сомнений не вызывает. Однако аэрозольные завесы могут найти широкое применение и для дезориентирования противника, отвлечения его внимания от истинных действий войск в обороне. Дезориентированию про-тивника должно способствовать то, что все виды ложных (отвлекающих) аэро-зольных завес будут создаваться в комплексе с маскировкой аэрозолями дейст-вительных районов расположения войск и объектов.

Большая эффективность аэрозолей и их практическая ценность заключа-ются в том, что нет никаких различий в применении аэрозольных средств как для скрытия действительных, так и для имитации ложных объектов. При этом такое свойство аэрозолей, как их контраст с окружающей местностью, будет играть положительную роль, потому что наличие аэрозольных завес привлека-ет внимание разведки противника. Причем ей трудно будет определить, какой объект находится под аэрозольным облаком - действительный или ложный. В большинстве случаев дезориентирующие аэрозольные завесы целесообразно создавать так, чтобы они прикрывали объекты, имитированные радиолокаци-онными отражателями и тепловыми имитаторами. В районах, где имитируют-ся ложные объекты, лучше устраивать аэрозольно-дипольные завесы, которые будут давать отметки на экранах радиолокационных станций противника. Для дезориентирующей аэрозольной маскировки ложного опорного пункта мото-стрелковой (танковой) роты необходимо назначать два - три рубежа для поста-новки аэрозольных завес протяженностью до 300 м каждый. Расчеты показы-вают, что для аэрозольной маскировки в течение одного часа ложного ротного опорного пункта потребуется создать до 18 очагов дымопуска.

Введению противника в заблуждение может способствовать унификация внешнего вида фортификационных сооружений. Это обусловлено тем, что по специфической конфигурации сооружений (опорных пунктов, огневых позиций, окопов), наличию характерных демаскирующих признаков против-ник способен вскрыть построение боевого порядка и систему оборонительных позиций и районов. Даже по начертанию окопа можно легко определить, для какого управленческого органа, вида боевой техники, оружия он предназна-чен, поскольку особенности его начертания указывают даже на калибр ору-жия. Следовательно, назревает необходимость подготовки универсальных по-зиций и районов, способных удовлетворить различным вариантам построения боевого порядка мотострелковых, танковых и артиллерийских подразделений.

Опыт учений последних лет свидетельствует, что за основу для опорного пункта мотострелкового (танкового) взвода и позиции противотанкового взво-да противотанковой батареи может быть взята типовая позиция, оборудован-ная траншеей протяженностью 300 - 400 м, убежищем емкостью на взвод и тремя - четырьмя окопами для боевой техники с расстоянием между ними до 200 м. Это соответствует установленным расстояниям между боевыми маши-нами в опорных пунктах, на огневых позициях, рубежах развертывания про-тивотанковых резервов. Что касается участка траншей (необходимости в кото-ром для танкового и противотанкового взводов, казалось бы, не имеется), то его роль заключается главным образом в скрытии прямых демаскирующих при-знаков боевого предназначения позиции. Сочетание двух - трех позиций со-ставит основу для создания отдельных опорных пунктов, каждый из которых может быть использован для огневых позиций батарей противотанковой ар-тиллерии, опорного пункта танковой роты, а также развит в опорный пункт мотострелковой роты.

Вторую типовую позицию можно использовать для артиллерийских огне-вых позиций, в том числе минометных батарей. На ее основе могут быть оборудованы НП командира части, ППУ командира соединения. Кроме того, позицию можно применять как район сосредоточения мотострелковой (танко-вой) роты, подвижного отряда заграждения. В целях скрытия прямых демаски-рующих признаков, боевого предназначения позиции и придания одинаковых видовых свойств с первой типовой позицией на ней можно оборудовать участок траншеи протяженностью 300 - 400 м.

Рассмотренные варианты унификации позиций позволяют свести большое их количество по разнообразию характера фортификационного оборудования и маскировки к ограниченному числу, что резко улучшит условия скрытия их предназначения и введет противника в заблуждение относительно построения обороны. Необходимо отметить, что это только один из подходов к унификации фортификационных сооружений в обороне. При подготовке оборонительного боя, как показывает практика войск, актуальными продолжают быть следую-щие меры по обману противника: периодическая смена районов сосредоточе-ния (обороны) резервов (подразделений вторых эшелонов), пунктов управле-ния, огневых и стартовых позиций артиллерии и средств ПВО; создание пере-довой позиции; осуществление демонстративных действий; дезинформация; создание ложной радиоэлектронной обстановки и др.

Искусство командира соединения (части) в создании боевых порядков и системы оборонительных позиций и районов состоит в решительном сосредото-чении усилий войск, в том числе сил и средств, на вероятном направлении главного удара противника. Поэтому важно, применяя приемы обмана, заста-вить противника принять решение, не соответствующее реальной обстановке, вынудить его нанести главный удар на выгодном для обороняющегося направ-лении.

В условиях заблаговременного перехода к обороне, при наличии доста-точного времени, сил и средств обмануть противника, ввести его в заблуждение относительно направления сосредоточения основных усилий можно путем скрытного размещения частей и подразделений на этом направлении и одновременной имитации их на ложном. В полосе обороны соединения можно найти одно - два вероятных направления (кроме реально-го) для имитации сосредоточения основных усилий. Оно должно быть тактиче-ски грамотно выбрано и оборудовано так, чтобы противник воспринял его как вероятное. Наиболее убедительным для противника, пытающегося вскрыть направление сосредоточения основных усилий обороняющихся, будет обнару-жение им на этом направлении танковых частей и подразделений, основной группировки артиллерии, второго эшелона. С этой целью на ложном направ-лении сосредоточения основных усилий целесообразно оборудовать ложный участок обороны (район сосредоточения) полка второго эшелона, районы огне-вых позиций двух - трех артиллерийских дивизионов и до четырех - пяти опорных пунктов мотострелковых (танковых) рот, осуществлять демонстра-тивные действия, активизацию действий разведки, создавать ложную радио-электронную обстановку.

Расчеты показывают, что для имитации и демонстративных действий необ-ходимо привлечь четыре - пять мотострелковых рот, один-два танковых взво-да, до трех артиллерийских взводов, одну зенитную ракетную батарею, два-три инженерно-саперных взвода.

В условиях ограниченного времени на подготовку обороны, а также при переходе к обороне под огневым воздействием противника обмануть его отно-сительно направления сосредоточения основных усилий можно путем размещения второго эшелона соединения, резервов (общевойскового, противо-танкового, противодесантного) в районах сосредоточения вне направления со-средоточения основных усилий в готовности к маневру на это направление (в подготовленный район обороны, на огневой рубеж) уже в ходе оборонительно-го боя.

Очевидно, что отдаваемое в последнее время предпочтение сосредоточе-нию основных усилий на первой позиции не может носить всеобщего характе-ра. Такая постановка ведет к шаблону в действиях. В то же время известно, что однообразный способ построения войск в обороне (будь он даже самым лучшим) при современных средствах разведки и поражения недопустим. Развер-тывание основных сил соединения (части) в первом эшелоне надо рассматри-вать как один из возможных вариантов.

Необходимо учитывать, что средства наземной разведки противника спо-собны вскрыть все огневые средства обороняющихся с точностью до одной цели (танк, БМП, ПТУР, БМ ПТУР и др.) на глубину не менее 3 - 4 км, т.е. более чем на глубину первой позиции. Это обстоятельство также порождает тенден-цию переноса усилий обороняющихся в глубину. Однако такой перенос усилий на всем фронте соединения (части) лишает его возможности маневра силами и средствами. Поэтому в определенных условиях обстановки для обмана против-ника целесообразно большую часть сил и средств, особенно обороняющихся на направлении главного удара противника, сосредоточивать во втором эшелоне (с размещением на второй позиции, а иногда на отсечной), а на других направ-лениях - в первом эшелоне с размещением на первой позиции.

Такое эшелонирование по глубине обеспечивает: при переносе противни-ком главного удара на другое направление выигрыш времени для маневра войсками, силами и средствами с направления сосредоточения основных уси-лий на угрожаемое; значительно меньшую уязвимость основных сил, обороня-ющихся на направлении главного удара противника, от его огневых ударов; создание огневых мешков, нанесение ударов по флангам наступающих; более полное использование выгодных условий местности.

В последнее время выдвигаются предложения о создании в современной обороне подвижных или так называемых «блуждающих» районов сосредоточе-ния основных усилий, что вызывает определенный интерес. Во второй миро-вой войне и послевоенные годы устойчивость и активность обороны обеспечи-вались в основном сочетанием позиционности и маневренности. В тактической зоне обороны ставка делалась главным образом на позиционность. Соответст-венно все элементы боевого порядка соединения, части (за исключением их резервов) получали задачу на занятие оборонительных позиций и прочное их удержание. Маневр в этих условиях дополнял позиционность. Такая тактика вполне оправданна, когда опасность для обороны представляет прорыв насту-пающего с фронта.

В условиях воздушно-наземного боя подобная тактика действий вряд ли в состоянии обеспечить устойчивость обороны, да и трудно ввести противника в заблуждение относительно ее построения. Эту задачу можно решить, если все элементы боевого порядка соединения, части, включая первые эшелоны и, конечно, резервы, будут высокоподвижными, по возможности аэромобильны-ми, способными быстро перегруппировываться на угрожаемое направление, сосредоточиваться для нанесения удара по противнику, после чего рассредото-чиваться либо для занятия обороны в новом районе, либо для решения других внезапно возникающих задач. Задача эта трудная, но решать ее можно и нужно, и в первую очередь для ее реализации необходим высокий уровень организации управления и взаимодействия, проведения мероприятий по защи-те от ВТО.

В результате осуществления мероприятий по введению противника в за-блуждение относительно направления сосредоточения основных усилий и рай-онов, от удержания которых зависит устойчивость обороны, может быть изме-нено соотношение сил и средств на данном направлении. Если обороняющаяся сторона сумеет снизить соотношение сил и средств с 6-4:1 в пользу противника до 3-2: 1 на направлении его главного удара, то, как правило, наступающая сторона будет вынуждена остановить наступление и принять меры к усилению своей основной группировки или переносу усилий на другое направление, что неизбежно ведет к потере времени и инициативы.

Наряду с осуществлением мероприятий по обману противника при подго-товке обороны важное значение имеет проведение их в период ведения оборо-нительного боя. Опыт учений показывает, что этому вопросу уделяется недо-статочно внимания.

В решении задач обмана противника в период ведения оборонительного боя прежде всего следует повышать роль полосы обеспечения. Чтобы ввести про-тивника в заблуждение относительно направления сосредоточения основных усилий и вынудить его наступать в невыгодном направлении, имеет смысл при бое в полосе обеспечения прочно удерживать позиции и опорные пункты, подготовленные к круговой обороне, на участках, где в полосе обороны соеди-нения имитируется сосредоточение основных усилий, и вести боевые действия по принципу маневренной обороны на направлении действительного сосредо-точения основных усилий, вынуждая противника втягиваться в огневые мешки и на наиболее устойчивые участки обороны. Целесообразно последнюю пози-цию полосы обеспечения упорно удерживать до тех пор, пока противник не будет обманут и не примет ее за передний край полосы обороны. Для повыше-ния достоверности обманных действий даже при наличии полосы обеспечения возможно создание передовой позиции.

В период нанесения противником массированного огневого удара, проведе-ния им огневой подготовки, при отражении его атаки и удержании позиций и районов в глубине полосы обороны соединения могут осуществлять такие меры по обману противника, как имитация жизнедеятельности войск и их пораже-ния от огневых ударов противника в ложных районах; скрытный вывод подраз-делений с одной позиции на другую из-под готовящегося удара наступающего; преднамеренное втягивание противника в огневые мешки с последующим его внезапным поражением; смена районов сосредоточения резервов, пунктов уп-равления, огневых и стартовых позиций артиллерии и средств ПВО; примене-ние кочующих огневых средств.

Говоря о результативности мер по обману противника в оборонительном бою, необходимо отметить удачную, на наш взгляд, методику оценки их эф-фективности, базирующуюся на компьютерной общевойсковой тактической модели оборонительного боя, разработанной в Военной академии имени М.В.Фрунзе. Оценка способов обмана противника в этой методике производит-ся на основе их моделирования в сочетании с моделированием оборонительного боя, а за критерий эффективности мер по обману принимают степень измене-ния величин основных показателей боя, в том числе степень (уровень) сниже-ния ожидаемых темпов и глубины продвижения наступающего противника, степень (уровень) снижения потерь своих и степень (уровень) возрастания потерь противника за счет реализации тех или иных способов обмана против-ника.

Проведенное моделирование оборонительного боя соединения показывает, что различные меры по обману противника в зависимости от условий перехода к обороне, времени на ее подготовку, наличия средств имитации позволяют снизить возможные потери в личном составе, технике и вооружении на 30 - 40%.

В заключение необходимо отметить, что важность осуществления обман-ных действий вызывает объективную необходимость повышения их эффектив-ности в обороне соединения (части). К основным направлениям, по нашему мнению, способствующим повышению эффективности обманных действий, можно отнести: активное освоение существующих и изыскание новых такти-ческих приемов по обману противника; совершенствование имеющихся и раз-работку новых перспективных технических средств имитации и способов их применения; совершенствование организационно-штатной структуры войск.

История военного искусства показывает, что мер по обману противника может быть множество. Важно, чтобы командир соединения (части) всегда творчески подходил к их выбору с учетом конкретной обстановки и полученной задачи.

Лиддел Гарт Б.Х. Стратегия непрямых действий. - М.: Ин.лит., 1957. - С. 59 - 60

Мацуленко В.А. Оперативная маскировка войск (По опыту Великой Отечественной вой-ны). - М.:Воениздат, 1975.

Воробьев И.Н. Принципы общевойскового боя: Военно-теоретический труд. - ВАФ, 1992. - С. 343 - 345.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации