Об организационной структуре Вооруженных Сил

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 5/1994

Об организационной структуре Вооруженных Сил

Полковник запаса В.К.ДЕМЕДЮК,

кандидат военных наук

Полковник запаса Ю.С.КОВТУНЕНКО

В статье авторы излагают свои взгляды на вопросы, касающиеся изменений структуры Вооруженных Сил Российской Федерации. Редакция надеется, что важность и неординарность поднятых ими проблем послужит основой для развертывания дискуссии на страницах журнала.

ПРИНЯТИЕ военной доктрины России придало новый импульс, большую целенаправленность начатой военной реформе. О путях се проведения не утихают споры. В погоне за внешней масштабностью преобразований зачастую скоропалительно разрабатываются проекты, направленные по своей сути не на качественное обновление армии, а на перекройку видов Вооруженных Сил, коренную ломку и реорганизацию органов управления, в первую очередь стратегического и оперативного звена.

Очевидно, что структурные изменения - один из ключевых вопросов военной реформы. Главная их цель заключается в приведении структуры Вооруженных Сил в соответствие с возлагаемыми на них задачами, вытекающими из доктринальных установок. При этом должны повыситься (или хотя бы сохраниться на прежнем уровне) боеготовность ВС, существенно сократиться расходы на оборону, а также в максимальной степени использоваться существующая инфраструктура, что особенно важно, учитывая сегодняшнее состояние экономики страны.

В этих условиях правомерно требование, которое руководство Министерства обороны предъявляет к военной науке, - дать обоснованный ответ на то, какой должна быть структура наших Вооруженных Сил. Однако для сложных организационных систем, к которым относятся и Вооруженные Силы, чрезвычайно трудно получить интегральную оценку качества. В принципе здесь можно использовать моделирование, но взаимосвязи и задачи органов управления стратегического и оперативного звена пока не поддаются четкому математическому описанию, как это имеет место для автоматизированных систем управления оружием. Применение метода экспертных оценок неэффективно из-за их субъективности, нередко связанной с личной заинтересованностью эксперта. Более объективен широко распространенный в развитых странах метод «компьютеризированных деловых игр», построенный на интерактивной основе. Вместе с тем он требует больших финансовых затрат (по оценкам зарубежных специалистов, десятки миллионов долларов) на разработку специальных программ и значительного времени для розыгрыша всех возможных ситуаций.

Ссылаясь на трудности получения объективных интегральных оценок предлагаемых структурных изменений, многие усматривают выход в использовании аналогов военного строительства в ведущих государствах мира, в частности в США. Однако опыт, например в сфере экономики, Свидетельствует, что этот путь чреват серьезными издержками. Можно ли подвергать подобным экспериментам Вооруженные Силы?

На наш взгляд, нельзя слепо копировать структуры вооруженных сил других стран (хотя их, безусловно, нужно осмыслить) - в основе таких радикальных изменений должны лежать более глубокие причины. Необходимо учитывать, что вооруженные силы России и США в настоящее время находятся в совершенно различных условиях: первые - на этапе вынужденной реконструкции при крайней ограниченности ресурсов, вторые - в процессе плановой модернизации в ранге основного силового элемента единственной сверхдержавы, не очень ограниченной в средствах. Кроме того, не следует забывать о многолетнем опыте строительства и применения Вооруженных Сил бывшего СССР, преемником которых стали Вооруженные Силы России, а также об особенностях, вытекающих из геостратегического положения страны.

Структура вооруженных сил каждого государства складывается в течение длительного времени и обусловливается множеством факторов политического, геостратегического, идеологического, природного, экономического, социального и национального характера. Что касается вооруженных сил США, для которых ведение военных действий на своей территории никогда не являлось главной задачей, то на самом континенте сосредоточены органы, осуществляющие главным образом административно-обеспечивающие функции (министерства обороны, ВВС, ВМС и армии), а за его пределами - органы в основном с оперативными функциями (многочисленные объединенные и специальные командования). Такое положение закреплено опытом применения вооруженных сил США во второй мировой войне и последующих военных конфликтах.

В наших Вооруженных Силах исходя из геостратегических условий и направленности военной доктрины исторически сложилась совершенно другая ситуация - сосредоточение как административных, так и оперативных функций в одних руках. На стратегическом уровне это Генеральный штаб и главные командования видов ВС, на оперативно-стратегическом - штабы военных округов (фронтов) и флотов, а на оперативном - армий, флотилий. Причем предусматривается возможность перехода в случае необходимости отдельных объединений, соединений и частей в оперативное подчинение другим командующим (командирам). Такое положение тоже складывалось десятилетиями и проверено в годы Великой Отечественной войны.

Следовательно, вооруженные силы каждого государства имеют свою структуру с характерным только для них соотношением административных и оперативных функций на различных уровнях управления. И видимо, неправомерно ставить вопрос, какая структура лучше, поскольку их достоинства и недостатки специфичны, отражают особенности, свойственные только данной стране. Так, создания в США двух типов командований (административного и оперативного) и большого количества командований стратегического и оперативно-стратегического уровня объективно требовала их «заокеанская» стратегия, сложившаяся система отношений в экономике, заказов вооружения, материально-технического обеспечения, подготовки войск и резервов. В то же время принятое у нас объединение административных и оперативных функций в одном виде ВС способствует более оперативному решению вопросов из-за меньшего количества задействованных в этом процессе звеньев управления, снижению численности управленческого аппарата, а отсюда и сокращению расходов на его содержание.

Количество видов в Вооруженных Силах СССР определялось в основном геостратегическими факторами. Кроме ВВС, ВМФ и Сухопутных войск были образованы такие нетрадиционные для вооруженных сил большинства государств виды, как Ракетные войска стратегического назначения и Войска противовоздушной обороны, предназначенные для сдерживания агрессии.

В выделении в самостоятельный вид РВСН, составляющих основу Стратегических ядерных сил, большую роль сыграли высочайшие требования к защите от несанкционированных действий и надежности применения сил и средств, наличие обособленной инфраструктуры, рассредоточенность группировок по всей территории страны.

Целесообразность Войск ПВО как отдельного вида обусловили стратегический уровень задач противовоздушной обороны страны и Вооруженных Сил, необходимость сосредоточения усилий для их решения. Такое особое свойство системы ПВО, как высокая оперативность принятия решений органами управления в условиях быстротечности противовоздушных сражений (боев), во-первых, выделяет ее из других структур Вооруженных Сил, а во-вторых, требует создания сложнейших и дорогостоящих систем разведки и управления. Очень важен геостратегический фактор, связанный с размерами территории России, положением ее на Евразийском континенте в окружении большого числа хорошо вооруженных и имеющих свои специфические интересы стран. Ведь в государствах, занимающих относительно небольшую территорию (например, во Франции и Германии), прикрытие (оборону) объектов, группировок войск и государственной границы можно осуществлять одними и теми же группировками ПВО, тогда как в условиях громадных размеров нашей территории рассредоточенности объектов прикрытия и большой протяженности границ это сделать невозможно. В Соединенных же Штатах решение проблемы противовоздушной обороны, напротив, значительно облегчено их геостратегическим положением.

Таким образом, пятивидовая структура просуществовала длительное время и соответствовала стоящим перед Вооруженными Силами задачам. Сохранилось ли это соответствие в новой военно-политической обстановке? Из основных положений военной доктрины России следует, что приоритетным является развитие войск и сил, предназначенных для сдерживания агрессии. Эта доктринальная установка подтверждает (точно так же, как и в США) важность и необходимость Стратегических ядерных сил (в США - стратегических наступательных сил) и войск (сил) воздушно-космической обороны (в США - стратегических оборонительных сил) в структуре Вооруженных Сил государства. Никто сейчас не отрицает необходимости сдерживания агрессии наличием ядерных сил. Четко определившийся в настоящее время перенос центра тяжести военных действий, особенно в начальном их периоде, в воздушно-космическое пространство не оставляет сомнений в необходимости надежной воздушно-космической обороны государства. Поэтому и РВСН, и Войска ПВО, представляя собой по существу сложнейшие стратегические высокотехнологичные системы глобального масштаба действий, содержащиеся в готовности к немедленному выполнению своих функций, продолжают решать важнейшие стратегические задачи.

Какими же могут быть последствия нарушения сложившейся видовой структуры? Ответ, на наш взгляд, очевиден - такие серьезные изменения, как ликвидация самостоятельности одного-двух видов ВС, неизбежно приведут к значительному снижению на длительное время боеготовности реформируемых структур. Ведь сокращение количества видов Вооруженных Сил - это не только ликвидация штабов стратегического уровня, но и ломка всей системы управления, на формирование которой затрачены огромные средства. Потребуется много времени и ресурсов для создания новых автоматизированных систем управления, приведения в соответствие нормативной базы, организационных форм и методов управления в новой структуре. Именно с учетом этого надо оценивать влияние изменений видовой структуры на оборонные расходы. Кроме того, анализ в данном аспекте таких последствий сокращения количества видов ВС, как слияние однотипных структур (в основном тыловых), не дает оснований рассчитывать на получение большой экономии. К тому же в период реформирования, вероятно, потребуются даже дополнительные средства. В целом представляется, что переход к трехвидовой структуре ВС повлечет за собой вывод за рамки приоритета высшего уровня задач ядерного сдерживания и воздушно-космической обороны.

Существует и такая точка зрения - сократить количество видов ВС, возложив на них решение административных вопросов, а для выполнения оперативных функций создать специальные командования стратегического (оперативно-стратегического) уровня. Это, на наш взгляд, не приведет к серьезному сокращению численности аппарата управления, но появятся проблемы, обусловленные наличием двух центров управления одними и теми же силами. Фактически такой подход ориентирован на структуру вооруженных сил Соединенных Штатов с той лишь разницей, что там, как уже отмечалось, это вызывается необходимостью руководить войсками, находящимися за тысячи километров от континента. У нас же подобные органы будут сосуществовать рядом и непрерывно бороться между собой за выгодное распределение функций.

Итак, учитывая рассмотренные обстоятельства, можно констатировать, что к коренным изменениям структуры Вооруженных Сил и системы управления группировками войск нужно подходить не только с высокой ответственностью, но и с величайшей осторожностью. Ведь неправильные шаги здесь могут разрушить десятилетиями складывавшиеся взаимосвязи, привести к большим материальным потерям и в конечном счете ослабить обороноспособность государства. Вместе с тем глубокие изменения военно-политической обстановки, происшедшие в мире, требуют адекватной реакции в ходе военного строительства. Хотя важнейшие задачи Вооруженных Сил, связанные со сдерживанием агрессии, принципиально не изменились, однако возникли новые требования к мобильности войск (сил), их способности к переброске в короткие сроки, развертыванию и ведению маневренных действий на любом направлении и т.д. При решении вставших проблем, конечно, не обойтись без определенной перестройки структуры Вооруженных Сил. Другое дело, как и на что в первую очередь направить основные усилия.

Любую перестройку можно осуществлять или путем постепенных поэтапных изменений, учитывая последствия каждого шага и избегая одновременных сложных и масштабных преобразований, или путем одноактного перехода к новой организационной структуре. При этом необходимо ясно отдавать себе отчет в том, что не существует мер, которые не были бы чреваты нежелательными последствиями. Опыт свидетельствует: чем обширнее осуществляемые изменения, тем значительнее неопределенность (неожиданность) их результатов. К сожалению, наши познания пока не позволяют строго и полно исследовать всю совокупность свойств и отношений между составляющими такой сложной системы, как Вооруженные Силы. Отсюда неизбежность действий методом проб и ошибок. И естественно, груз ошибок тем больше, чем больше размах разовых преобразований. На этом основании нам кажется более предпочтительным путь постепенных, поэтапных изменений. В пользу такого вывода говорят и многие далекие и близкие примеры из истории СССР и России, суть которых состоит в том, что чем грандиознее были планы перестроек, тем сильнее их результат отличался от замысла.

Теперь о целесообразной направленности структурных преобразований. Очевидно, соединяя какие-то элементы или разрывая на части целое, создавая новые структуры управления, необходимо в первую очередь заботиться о качественном совершенствовании Вооруженных Сил, о создании такой их организационной структуры, которая позволяла бы успешно выполнять стоящие перед ними стратегические задачи.

Особенности применения Вооруженных Сил в трех различных сферах - на суше, морс и в воздухе - на первый взгляд предопределяют наличие их трех составных частей. Однако при этом зачастую не учитывается очень важное обстоятельство: если на суше и морс оборонительные и наступательные действия ведут по существу одни и те же силы, то в воздушно-космическом пространстве картина иная - в них участвуют, как правило, совершенно разные силы, причем действуют они в различных пространственных зонах, решая соответственно принципиально отличающиеся стратегические задачи. Это и служит объективной основой для выделения четырех стратегических задач в обычной войне, а в совокупности с задачей, решаемой РВСН в ядерной войне, предопределяет существование в Вооруженных Силах России пяти видов, каждый из которых играет решающую роль в выполнении одной стратегической задачи. При формировании компонентов Вооруженных Сил по каким-либо другим признакам могут сводиться в единое целое элементы, решающие совершенно различные задачи, а следовательно, имеющие сугубо свои формы оперативного применения и системы управления, что и является признаком совмещения несовместимого. Кроме того, возникнут дополнительные трудности в строительстве и развитии бывших самостоятельных компонентов ВС.

На наш взгляд, структурные изменения в Вооруженных Силах целесообразно осуществлять через серию экспериментов и исследовательских учений с непременным анализом каждого шага и при обязательном участии в этом процессе широкого круга научных организаций и всех заинтересованных сторон. Причем на первом этапе в целях снижения затрат на оборону целесообразно добиться уменьшения числа заказчиков вооружения и его типов, а также осуществить переход к совместной подготовке кадров и войск, решающих однородные задачи. Формирование же новой структуры Вооруженных Сил оправданно только при изменении стратегических задач, стоящих перед ними.

В заключение хочется напомнить тем, кто вынашивает проект немедленного глубокого реформирования структуры Вооруженных Сил России, мудрую мысль В.Даля: на всякую перестройку смело клади вполовину больше сметы. Да еще, пожалуй, одно надо помнить, принимаясь за коренные изменения: чтобы с одной вершины добраться до другой, надо спуститься вниз, а только потом подниматься вверх.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации