Учет внешних угроз безопасности государства при обосновании допустимого уровня сокращения СНВ

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 7/1993, стр. 44-48

Учет внешних угроз безопасности государства при обосновании допустимого уровня сокращения СНВ

Полковник В.Я.САВЧЕНКО

Подполковник С.В.ВАСИЛЬЕВ,

кандидат технических Наук

ОДНИМ из основных критериев, по которому должен определяться требуемый уровень СНВ ядерных государств, проводящих миролюбивую политику, является соответствие боевых возможностей группировки ядерных сил (ЯС) существующим и прогнозируемым внешним угрозам. Однако оценка группировок ЯС таких государств показывает, что их боевые возможности, как правило, значительно превышают уровни, необходимые для обеспечения сдерживания противников от развязывания войны. В результате необоснованно увеличиваются военные расходы, создавая дополнительные трудности в решении задач экономического и социального развития.

Сейчас все больше государств приоритеты в политической деятельности отдают своим внутренним проблемам, на темпы решения которых существенно влияет величина военных расходов. Поэтому актуальность поиска наиболее эффективных способов оценки внешних угроз и отвечающих им целесообразных уровней СНВ возрастает. С учетом этого нами была разработана методика обоснования уровней развития (сокращения) СНВ, исходя из существующих и прогнозируемых угроз. Наш подход базируется на следующем понимании внешней угрозы безопасности государства.

Угроза - это намерение одного государства (коалиции) получить односторонние выгоды в ущерб другому государству (коалиции) насильственными способами с использованием необходимых средств.

Как видно, содержание угрозы определяют два компонента: намерение и средства.

Намерение - совокупность политических, экономических и других целей, обусловленных действующими межгосударственными противоречиями и направленных на получение односторонних выгод силовыми методами.

Средства - военные, экономические и любые иные, применяемые для реализации таких устремлений. В соответствии с рассматриваемой проблемой под средствами понимаются прежде всего стратегические наступательные вооружения (СНВ).

Величина угрозы является функцией боевых возможностей группировки ЯС, создаваемой для осуществления намерений. Следовательно, угроза возникает, на наш взгляд, лишь с момента появления у противника средств для реализации силовых действий и возрастает по мере наращивания СНВ. И наоборот, при их сокращении она уменьшается.

Намерения, будучи субъективным компонентом (они возникают в сознании руководителей государств), сами по себе реальной угрозы не представляют. Однако их наличие инициирует создание вооружений и заставляет агрессора наращивать военную мощь до уровня, при котором боевые возможности группировки СНВ обеспечат осуществление его замыслов. Образно говоря, намерения являются пружиной, которая раскручивает весь механизм эскалации угрозы.

Можно утверждать, что до тех пор пока возможности группировки ЯС не достигнут уровня, требуемого для претворения в жизнь намерений, угроза не представляет опасности. Не имея достаточного количества СНВ для агрессии, противник просто не развяжет ее. Вместе с тем по мере приближения боевых возможностей к тому гипотетическому уровню, который необходим для реализации планов, его уверенность в достижении своих целей будет возрастать, а соответственно увеличится и опасность военной угрозы. С этого момента для другой стороны появляется военная опасность, т.е. такое положение, когда противник может в любое время развязать против нее войну.

Гипотетически существуют условия эскалации угрозы, для которых величина ее опасности определяется следующей зависимостью:

Учет внешних угроз безопасности государства при обосновании допустимого уровня сокращения СНВ

где: К0 - коэффициент, определяющий величину опасности угрозы для стороны, против которой планируется агрессия. Для стороны, планирующей угрозу, он характеризует уверенность в успехе; И, - требуемый уровень боевых возможностей, который должна иметь группировка ЯС для реализации намерений; Ир - реальный уровень боевых возможностей группировки ЯС.

Учитывая, что «И,» в первую очередь зависит от намерений, являющихся субъективной компонентой угрозы, в дальнейшем для простоты изложения будем именовать его величиной субъективной угрозы, а «Ир» -величиной реальной угрозы.

Для определения величины субъективной угрозы необходимо спрогнозировать возможные изменения в расстановке политических сил в мире и построить соответствующую модель развития мира. Опыт исследования проблем обеспечения стратегической стабильности показывает, что расстановку военно-политических сил в глобальном плане целесообразно представлять в форме «полюсного» мира, а формирование его модели начинать с оценки того, какое государство или коалицию государств можно считать полюсом. При этом важно исходить из условия, что полюсом может быть государство (коалиция), удовлетворяющее следующим оснорным требованиям: его национальные интересы должны иметь характерные отличия от национальных интересов других государств, а экономические и военные возможности обеспечивать их реализацию - быть определенным «центром силы».

Затем все полюса (с учетом их возможностей как «центров силы») распределяются по следующим уровням: глобальному, региональному (межрегиональному), субрегиональному. Считается, что государства, находящиеся на глобальном уровне, определяют развитие военно-политической обстановки во всем мире, а страны регионального ~ в регионе. Субъекты субрегионального уровня в состоянии влиять на политику отдельных государств региона.

С учетом полученного распределения полюсов формируются условная модель мира и ее характеристики, основными из которых являются: полярность, состав полюсов, противоречия между ними, намерения в отношении других полюсов и их возможности как «центров силы». При этом полярность мира обусловлена количеством полюсов, находящихся на верхнем из существующих уровней. В зависимости от прогнозируемых условий формируются однополюсная, двуполюсная и многополюсная модели мира. Причем последняя может быть представлена полюсами глобального и регионального уровней или только полюсами регионального.

Применительно к построенной модели вскрываются противоречия между полюсами и их намерения но отношению друг к другу. К числу основных противоречий, определяющих вероятные замыслы каждого из полюсов, относятся экономические, идеологические, этнические, территориальные, религиозные и др. При этом нужно отметить, что наибольшее влияние на формирование намерений оказывают существующие государственные режимы. Как свидетельствует исторический опыт, в зависимости от них одни и те же противоречия решаются сторонами или мирным путем на взаимовыгодных условиях, или с применением военной силы. Во втором случае агрессивные намерения полюса могут заключаться, например, в разгроме вооруженных сил другой стороны, свержении государственного строя, захвате территории и т.д. Анализ прошлого показывает, что наиболее агрессивные намеренения имеют полюса, включающие государства с тоталитарными режимами, питаемыми идеями национализма и гегемонизма, и направлены они бывают в первую очередь против тех стран, общественно-политические системы которых ориентированы на развитие общечеловеческих ценностей. Поэтому подобная агрессия приводит к максимально тяжелым последствиям.

Наличие непосредственной связи между намерениями и возможными результатами применения СНВ позволяет в качестве меры субъективной угрозы принять величину ожидаемых последствий агрессии, предполагающей реализацию данных намерений. Таким образом, для определения величины субъективной угрозы потребуется спрогнозировать намерения агрессора, а применительно к ним - возможные последствия военных действий. Их целесообразно представить сначала в описательной (вербальной) форме, а в последующем формализовать через величину ущерба, наносимого ядерным оружием для реализации намерений.

Допустим, что агрессор намеревается разгромить вооруженные силы другой стороны. Если цели его достигнуты, то поражение ВС стороны, подвергшейся агрессии, можно рассматривать как последствия агрессии, совершенной с соответствующими намерениями, а количество военных и других объектов, которые потребовалось бы поразить, - как необходимый ущерб для достижения поставленной цели.

Величина реальной угрозы также может быть численно определена величиной ущерба, который в состоянии нанести группировка ЯС агрессора в случае их применения. В результате полученные величины «Иг» и «Ир» будут иметь одинаковую размерность, что, конечно, упрощает проведение дальнейших исследований.

Знание величины угрозы и степени ее опасности позволяет планировать мероприятия по обеспечению ядерного сдерживания. Расчеты показывают, что оно достигает цели, если «Ко» меньше единицы. Однако, учитывая, что применение ядерного оружия будет сопровождаться неприемлемыми последствиями, на практике реализуется гарантированное ядерное сдерживание. Такое положение возможно тогда, когда другая сторона в ответном ядерном ударе способна нанести противнику ущерб, негативные последствия которого превышают предполагаемые выгоды нападающего. А это означает, что обороняющаяся сторона должна развивать группировку ЯС таким образом, чтобы боевые возможности группировки агрессора были всегда меньше субъективной угрозы на величину, позволяющую сохранить у обороняющегося такое количество средств, применение которых в ответном ударе обеспечило бы ему нанесение ущерба, требуемого для гарантированного ядерного сдерживания.

Но как только обороняющаяся сторона начнет наращивать свою группировку ЯС в интересах достижения гарантированного ядерного сдерживания стороне, планирующей агрессию, для достижения своих целей потребуется предусматривать поражение уже большего количества объектов. Выходит, что для тех же самых намерений величина субъективной угрозы возрастает. Соответственно возникает потребность в дальнейшем наращивании агрессором группировки ЯС. В результате -очередной виток гонки вооружений. Так, в период ядерного противостояния США и бывшего СССР гонка СНВ продолжалась до тех пор, пока не были созданы ядерные арсеналы, применение которых вероятнее всего привело бы к уничтожению жизни на Земле. В этих условиях особую роль в сдерживании агрессора от развязывания ядерной войны стал играть экологический фактор. Необходимо отметить, что его сдерживающая роль возрастала по мере увеличения ядерных арсеналов у сторон. Однако обеспечение ядерного сдерживания с ориентацией на экологический фактор представляет для человечества большую опасность, так как при случайном развязывании ядерной войны жизнь на Земле может быть уничтожена.

Оценка последствий атомной бомбардировки США японских городов Хиросима и Нагасаки подтверждает, что ядерное оружие и в современных условиях может стать средством достижения политических интересов, если его применение не сопровождается негативными, в том числе и экологическими, последствиями для стороны, планирующей первой нанести ядерный удар. В данном случае возможна ситуация, когда стороны, оставаясь противниками, могут приступить к сокращению СНВ. При этом потенциальный агрессор будет стремиться сократить ядерные арсеналы до уровней, обеспечивающих применение ядерного оружия без негативных для себя последствий. Другая сторона, если она проводит миролюбивую политику и отстаивает общечеловеческие ценности, также приступит к сокращению ядерных вооружений до уровней, исключающих возможность возникновения экологической катастрофы на Земле при случайном развязывании ядерной войны.

Когда в ходе сокращений разрешенный уровень ядерных боезарядов опустится ниже уровня действия экологического фактора, опасность возникновения ядерной войны вновь станет определяться соотношением величин субъективной и реальной угроз, а допустимый уровень сокращения СНВ - межгосударственными противоречиями сторон (их намерениями). Поэтому только снижение агрессивности намерений может открыть дорогу к глубоким сокращениям ядерных вооружений.

Если между сторонами исчезают идеологические противоречия, то основным содержанием намерений потенциального агрессора может быть воздействие на экономическую политику другой стороны в целях изменения ее в своих интересах. Проведенные исследования показывают, что для обеспечения гарантированного ядерного сдерживания применительно к таким намерениям необходимо будет реализовать значительно меньший требуемый ущерб, чем для условий, соответствующих наличию идеологических противоречий. Таким образом, снижение агрессивности намерений обеспечивает дополнительные возможности обеим сторонам в реализации глубоких сокращений СНВ: для агрессора - за счет снижения величины субъективной угрозы, для другой стороны -возможности уменьшения величины ущерба, требуемого для ядерного сдерживания. Вместе с тем подчеркнем, что уменьшение требуемого ущерба способствует сокращению разрыва между величиной субъективной и реальной угроз, создавая тем самым предпосылки для появления ряда опасных тенденций.

В современных условиях потенциальным агрессором может быть реализован научно-технический прорыв в области развития стратегических вооружений и обеспечено повышение боевых возможностей группировки ЯС выше уровня, требуемого для реализации намерений (коэффициент уверенности в успехе станет больше единицы). Кроме того, имея мощный военно-промышленный комплекс, агрессор даже при минимальной численности группировки ЯС может устранить указанный разрыв форсированным наращиванием ядерных и обычных (высокоточных) вооружений. Причем чем ниже будет разрешенный уровень СНВ, тем больше проявится факторов, дестабилизирующих процесс ядерного сдерживания. Следовательно, при реализации глубоких сокращений ядерных вооружений сторона, против которой возможна агрессия, должна основные усилия в развитии СНВ сосредоточить на их качественном совершенствовании.

Применительно к происходящим в мире преобразованиям для ряда государств может иметь место радикальное снижение взаимных угроз, вследствие чего они перестанут быть противниками. В этом случае такой фактор, как субъективная угроза, исчезает, следовательно, их ядерные арсеналы не будут представлять опасности с точки зрения возможной агрессии. Одновременно потеряет смысл такое понятие, как требуемый ущерб, потому что в условиях отсутствия у сторон агрессивных намерений отпадет необходимость в обеспечении ядерного сдерживания. Однако реальные боевые возможности их группировок ЯС остаются, соответственно сохранится реальная угроза («Ир»), напоминая о том, что при несанкционированном применении имеющегося оружия может произойти катастрофа, угрожающая существованию данных государств. В этих условиях особенно актуально проведение глубоких сокращений СНВ до уровней, которые уже будут определяться действующими и прогнозируемыми угрозами со стороны других ядерных держав. Конечно, процесс сокращения СНВ должен быть сбалансированным, планироваться и проводиться так, чтобы у сторон не возникало значительных перекосов в боевых возможностях группировок ядерных вооружений, а значит, и взаимной подозрительности, способной затормозить данный процесс.

Для реально существующих группировок ЯС величина «Ко» определяется нелинейной зависимостью, на характер которой непосредственно влияют тактико-технические данные ядерных вооружений, структуры группировок и возможный ущерб.

В данном случае понятие «полюс» ассоциируется с понятием лидера в группе.

Военная мысль. - 1992. -№ 2. - С.48.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации