СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 9/1993, стр. 59-64

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Военные коалиции в спектре мировых идеологий

Полковник Ю.В.МАНЬКО,

доктор философских наук, профессор

Полковник запаса В.А.РОДИН,

доктор философских наук, профессор

ИСТОРИЯ войн и межгосударственных отношений насыщена борь-бой за союзников, сплочение и укрепление одних военных союзов и вне-сение разлада в другие. Межкоалиционные и союзнические отношения строились по-разному. Некоторые страны в годы первой мировой войны выступали своеобразным «балансиром» между крупными группиров-ками государств. Япония, Румыния и даже Англия не избежали соблазна побывать в такой роли.

Среди множества факторов, оказывающих воздействие на функцио-нирование и судьбы военных союзов, важная роль отводится идеологии. Идеологизация коалиций наблюдается уже во времена крестовых похо-дов XI-XIII веков, организованных западноевропейскими феодалами и католической церковью для освобождения «гроба господня». Но осо-бенно резко этот фактор проявился в наш век: перед второй мировой вой-ной образуются и функционируют военные союзы, например фашист-ский блок государств, возглавляемый гитлеровской Германией. Уже здесь прослеживается целенаправленная борьба за идеологическое пре-восходство с использованием самых разнообразных приемов и средств, не ограниченных никакими моральными нормами. Причем стремление к идеологическому «всевластию» рассматривалось как необходимый атрибут духовной интеграции и условие эффективности союза. Именно в этот период формируется внушительный пропагандистский аппарат. В частности, наращиваемое идеологическое давление гитлеровской коа-лиции на другие страны служит беспримерным свидетельством изувер-ского идеологизма в межгосударственных отношениях. Руководством блока предпринимались неистовые попытки путем идеологического давления на своих противников и даже союзников компенсировать в ка-кой-то мере качественную ущербность фашизма, отвергавшего общече-ловеческие ценности. Надо признать, что при помощи разнообразных государственно-правовых мероприятий, усиленного информационно-пропагандистского давления ему удалось на известное время создать ил-люзию нормального идеологического статуса своих военно-политиче-ских акций, эйфорию идеологического превосходства над другими наро-дами. Достаточно вспомнить духовный накал начального периода войны. Здесь нетрудно заметить явное нагнетание политики насилия по всем направлениям общественной жизни, упорное навязывание фашист-ской идеологии, невиданное засилье фашистских радиопередач, пропа-гандистской литературы. Все это послужило достижению целей агрес-сии. Государственно-полицейское, в том числе и вооруженное, насилие сливалось с идеологическим давлением и стимулировалось им. Нагнета-ние идеологии агрессии в свою очередь развращало массовое сознание народа и способствовало осуществлению физического насилия, возведе-нию в ранг вседозволенности различных агрессивных акций.

Иная картина наблюдалась в государствах антигитлеровской коали-ции: идеологический фактор в них не так явно был выражен. Поэтому не случайно изуверская идеологическая программа фашистского блока, столь цинично и откровенно объявленная в самом начале нападения на СССР, вызвала немедленную реакцию не только с нашей стороны, но и стран антигитлеровской коалиции. Выступление Уинстона Черчилля 22 июня 1941 года является ярким подтверждением этой мысли: «За последние 25 лет никто не был более последовательным противником комму-низма, чем я. Я не возьму обратно ни одного слова, которое я сказал о нем. Но все это бледнеет перед развертывающимся сейчас зрелищем. Прошлое с его преступлениями, безумствами и трагедиями исчезает. Я вижу русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняю-щих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времен. Я вижу их охраняющими свои дома, где их матери и жены молятся - да, ибо бывают времена, когда молятся все - о безопасности своих близких, о возвращении своего кормильца, своего защитника и опоры. Я вижу де-сятки тысяч деревень, где средства к существованию с таким трудом вы-рываются у земли, но где существуют исконные человеческие радости, где смеются девушки и играют дети. Я вижу, как на все это надвигается гнусная нацистская военная машина».

В оценке войны Советским Союзом идеология занимала весьма важ-ное место, но в своих отношениях с союзниками он не придавал столь большого значения идеологическому фактору. Достижение целей борьбы ослабляло идеологические мотивы в мобилизации сил, во мно-гом снимало идеологические разногласия. Опыт такого сотрудничества чрезвычайно важен сегодня, когда явственно обозначилось вступление России, других государств СНГ в экономические и культурные структуры международного сообщества.

Несмотря на то что правительства западных стран - участников анти-гитлеровской коалиции не разделяли социалистической идеологии, тем не менее они признавали морально-политическое превосходство Совет-ского Союза в ходе военного сотрудничества. И здесь нет ничего удиви-тельного. Ведь на долю нашей страны выпала основная тяжесть воору-женной борьбы с фашизмом. Все, что было начертано на знамени осво-бодительной антифашистской войны, имело огромный нравственный международный резонанс, общечеловеческое звучание и вполне соо-тветствовало интересам всех народов, борющихся против агрессии. Со-ветская программа борьбы с фашизмом имела не столько идеологиче-ское, сколько общеморальное звучание, которое и служило стабилизи-рующим духовным стержнем военного сотрудничества СССР, Соеди-ненных Штатов Америки, Великобритании, патриотических сил Фран-ции и других государств. Этот духовно-нравственный ориентир стал ин-тегральным фактором в союзнических отношениях при значительном различии идеологий.

Беспримерная борьба Советского Союза против фашизма оказала со-циально-психологическое влияние на умонастроения народов других стран. Во многом это определило и практическую политику руководите-лей союзных западных государств. В правящих кругах союзников укреп-лялись умеренно-либеральные силы, приобретавшие столь желатель-ные для той обстановки черты трезвости и реализма, умевшие прогнози-ровать перспективы мирового развития, понимавшие истребительный характер фашистской агрессии.

Однако социалистическая идеология в ее сталинском варианте (осо-бенно накануне нападения Германии на СССР) не могла не вызвать не-приятие во внешнеполитическом плане. Но здесь следует отдать долж-ное советскому руководству, которое проявило достаточно здравого смысла, чтобы не заострять классовых положений социалистической идеологии. В частности, им были сняты многие стереотипы с идеологи-ческих деклараций о капиталистическом окружении, мировой револю-ции и других понятий. В годы войны в идеологической пропаганде не случайно весьма громко звучали национальные и патриотические мо-тивы, обусловленные особенностями обстановки. В борьбе с гитлеров-ской Германией интересы союзных стран совпадали. Они видели в ней не только главного конкурента на мировом рынке, но и силу, угрожаю-щую национальной независимости многих государств и мировой циви-лизации в целом.

Следует также признать, что при всей идеологической терпимости с нашей стороны периодически давали о себе знать, и нередко довольно ощутимо, разного рода противоречия. В отдельные периоды страны За-пада нарушали союзнический долг перед СССР, связанный главным об-разом с обязательствами по открытию второго фронта в Европе.

Отдельные факты свидетельствуют о высших экономических сообра-жениях союзников, отразившихся на их политических и военных реше-ниях. Писатель С.С.Смирнов в свое время сделал достоянием обще-ственности некоторые малоизвестные факты. Весной 1943 года майор Красной Армии Н.Ткачук после побега из немецкого плена стал актив-ным участником французского Сопротивления. Вместе с французским разведчиком А.Газе в форменной одежде и с документами немецких же-лезнодорожников они ездили по городам и разведывали вражеские воен-ные объекты, по которым англичане и американцы наносили бомбовые удары. При этом бойцы Сопротивления возмущались странной разбор-чивостью союзников при осуществлении бомбардировок. Авиация США никогда не бомбила немецкие военные заводы, построенные с участием американского капитала. Англичане с такой же щепетильностью относи-лись к заводам, возведенным с помощью британских денег, как бы ни были они важны для германского военного потенциала. И все-таки участниками Сопротивления был найден оптимальный выход - амери-канцам сообщали координаты английских заводов, и наоборот. Это дей-ствовало безотказно. По современным меркам рассмотренные факты не являются драматичными. Да и раньше в истории не было идеальных от-ношений между союзниками. Даже при имеющихся расхождениях и про-тиворечиях в первую очередь должны совпадать цели вооруженной борьбы.

В настоящее время в связи с необычайным ростом возможностей средств массовой информации образуется благоприятная среда для рез-кого усиления идейно-политических влияний на международной арене, что может послужить условием «подчинения» массового сознания вос-приятию разного рода блоковых комбинаций. Нельзя недооценивать усиление националистических тенденций в духовной жизни, в том числе в форме их религиозно-политических разновидностей. Это обстоятель-ство таит в себе угрозу возникновения союзов, способных подорвать ми-ровую стабильность. Нужны немалые усилия, чтобы реализовать все воз-можности политического, экономического, информационного, а в экс-тремальных условиях и военного характера для срыва замыслов, проти-воречащих интересам мирового сообщества. Необходимо видеть все бо-гатство и историческое значение опыта деидеологизированного сотруд-ничества государств антигитлеровской коалиции. Заслуживает внима-ния сам факт союза государств, преодолевших идеологические барьеры.

История учит, что формирование и жизнеспособность союзнических отношений - не стихийный процесс. Советское руководство вело актив-ную политическую и дипломатическую борьбу за сплочение союза. При этом нельзя не только отрицать, но и сколько-нибудь принижать роль Верховного Главнокомандования в координации военных усилий в той мере, какая была продиктована военно-политической и стратегической обстановкой того времени. Все, вместе взятое, дало положительные ре-зультаты. Если в начальный период войны фашистской Германии не противостояла сплоченная коалиция (англо-франко-польский союз существовал формально), то после создания антигитлеровской коалиции в начале 1942 года в нее вошло около 50 стран. К фашистскому блоку в те-чение всей второй мировой войны не присоединилось ни одно государ-ство.

В годы Великой Отечественной войны Советское Верховное Главно-командование постоянно учитывало взаимоотношения между союзни-ками. Так, во время проведения наступательных Сталинградской, Ясско-Кишиневской и других операций были удачно использованы противоре-чия в лагере противоборствующей стороны. В сложившейся тяжелой об-становке на Ленинградском фронте осенью 1941 года при организации эффективной обороны командование приняло в расчет поведение фин-нов.

«Для усиления обороны в районе Урицка и Пулковских высот, - отме-чал в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза Г.К.Жуков, - были взяты резервы из 23-й армии, находившейся на Карельском пере-шейке. Обстановка в этом районе сложилась спокойная. Финские войска постреливали. Наши войска отвечали тем же. Это позволило командова-нию фронта забрать отсюда все армейские резервы и даже часть полков некоторых дивизий».

Итак, история образования и функционирования антигитлеровской коалиции демонстрирует позитивный опыт деидеологизированного со-трудничества, что позволяет, по нашему мнению, сделать некоторые вы-воды для возможных нынешних и будущих вариантов военного сотруд-ничества.

Мировое сообщество все больше убеждается в том, что сплочение определенных групп и слоев населения, построение государственной об-щности на базе фашистской идеологии возможно лишь на какое-то время. Такая основа не является прочной и надежной. В современных условиях народы довольно быстро распознают пороки и ущербность той или иной идеологии. На наш взгляд, по мере совершенствования между-народных отношений становится все труднее, и это закономерно, вовле-кать государства в опасные агрессивные авантюры. Убедительным при-мером тому служат события на Ближнем Востоке. При всей сложности и взрывоопасности обстановки в этом регионе правительства и народы заинтересованных стран сравнительно быстро и верно оценили сущ-ность замысла иракского руководства, а главное, приняли надлежащие меры. При этом нельзя не отметить один непреложный факт: Соединен-ным Штатам Америки необычайно быстро удалось сформировать мно-гонациональные силы, пусть не при активной поддержке, но при молча-ливом согласии народов.

Сегодня одной из мощных идеологических основ военных коалиций (характерно для ближневосточных и центрально-азиатских государств) является «исламский фактор». Достаточно вспомнить, что в 50-60-е годы строились планы создания Исламского пакта на Ближнем Востоке, не со-стоявшиеся по ряду причин. Тенденция блокообразования в этом ре-гионе сохраняется. Глубокий анализ обстановки, изучение действий влиятельных кругов заинтересованных стран, своевременные мероприя-тия политического и информационного порядка вполне оправданны, если могут воспрепятствовать формированию группировок, способных нарушить баланс сил в упомянутых регионах. О влиянии «исламского фактора» важно помнить и народам СНГ.

После второй мировой войны идеологический комплекс выносится на первый план. Об этом свидетельствует и создание Североатлантиче-ского союза, что явилось своего рода политико-идеологической реак-цией на возникновение в странах Восточной Европы режимов с противо-положной Западу идеологией. Таким образом на долгие годы предопре-делилась напряженная психологическая борьба, придававшая особый динамизм гонке вооружений. Конфронтация приобрела непримиримые, а во многом даже опасные для судеб мира формы.

В отношениях между СССР и его восточно-европейскими союзни-ками (после создания Организации Варшавского Договора) идеология служила своего рода регулятором, придававшим союзничеству неоправ-данно сильную социально-классовую направленность. При этом были совершенно изъяты из информационной практики нравственные ценно-сти, востребованные послевоенной обстановкой. НАТО, напротив, была присуща приглушенность социально-классовых мотивов, на первый план выдвигались доступные массовому сознанию общечеловеческие нормы и ценности. Идеологизм Североатлантического договора был тщательно закамуфлирован. Например, велись активные поиски наибо-лее приемлемой для блока идеологии. Выбор был остановлен на обще-признанной идеологии атлантизма. Немало израсходовано средств и на внедрение идеи превосходства стран атлантической цивилизации. Убе-дительное подтверждение идеологизма НАТО - его сугубо замкнутый характер. В договорных документах подчеркивается приверженность со-юзных стран делу мира и безопасности. Однако стоило Советскому Союзу в 1954 году предложить свою готовность к сотрудничеству, как участники альянса ответили ему решительным отказом.

В течение многих десятилетий в руководящих партийно-государст-венных документах Советского Союза, исследованиях по проблемам со-юзничества и военного сотрудничества неизменно подчеркивалась роль социалистической идеологии как цементирующей силы коалиции. Но была ли она таковой? Это сакраментальный вопрос, требующий четкого ответа. Сегодня совершенно очевидны факты, свидетельствующие о том, что у нас было немало заблуждений, излишнего оптимизма, стрем-ления желаемое выдать за действительное. Возлагались неоправданные и, как оказалось, иллюзорные надежды на идеологические основы на-шего союза. Сказались некомпетентность лидеров союзных стран, отсут-ствие у них прозорливости. В результате они не увидели реальных нега-тивных умонастроений широких масс, вызванных неурядицами в эконо-мике, грядущих перемен. Не прогнозировалось по-настоящему и разви-тие массового сознания. Лидеры союзных государств оказались неспо-собными начать радикальную перестройку, провести так необходимые экономическую и политическую реформы. Их подвела уверенность в том, что, несмотря на противоречия, неурядицы в реальной жизни, идео-логические устои выдержат все испытания.

В чем же заключается роль идеологии, на которую так рассчитывали лидеры государств социалистической системы? Скорее, идеи скрепляли лишь руководящие структуры блока. Массовое же сознание не было по-настоящему проникнуто ими. Можно поставить и такой вопрос: следует ли возлагать вину за крушение военного союза исключительно на социа-листическую идеологию как таковую? Наверное, нельзя, потому что сама социалистическая идея в прошлом неоднократно извращалась. Не пред-принималось шагов и для того, чтобы хотя бы откорректировать идеоло-гию, может быть, изменить ее, направить на устранение деформаций об-щественных отношений, сложившихся в рамках командно-распредели-тельной модели социализма, не пользующейся популярностью у народа.

В настоящее время руководством Российской Федерации провозгла-шена деидеологизация межгосударственных отношений. Это создает основу для перехода к новым, подлинно цивилизованным международ-ным отношениям. Последовательное ориентирование на приоритетные общечеловеческие ценности, принцип свободы выбора общественного строя, соответствующего историческим и национальным традициям, призваны окончательно вытеснить «образ врага» из практики мировых отношений. Реализовать это, как представляется, возможно, лишь распу-стив военные союзы или полностью их деидеологизировав. Кроме того, следует учитывать, что социальная, в том числе военно-политическая, картина мира сегодня очень непростая. Думается, непозволительно иг-норировать факт внезапного падения режимов восточно-европейских го-сударств, их феноменальную непрочность и не делать из этого правиль-ных выводов. Между тем немало людей придерживаются мнения, что можно было жить и чувствовать себя в безопасности лишь при наличии двух противоположных (относительно равных) блоков. Действительно, резкое нарушение баланса сил в связи с роспуском структур Варшавского Договора дает основания для беспокойства. Есть силы в странах Восточ-ной Европы, стремящиеся к союзу с НАТО. В частности, вынашивается идея создания Института ассоциированных членов НАТО и предполага-ется пригласить в него страны Восточной Европы. Откровенно тянутся к НАТО как некоторые из этих стран, так и суверенные республики быв-шего СССР, например государства Прибалтики. Кроме того, в самой военной организации Североатлантического союза все еще существуют концепция ядерного устрашения и отказ от обязательства неприменения первыми ядерного оружия, продолжаются разработки СОИ. Не скрыва-ется и желание не допустить образования на месте бывшего СССР но-вого мощного самостоятельного государства или коалиции государств.

По нашему мнению, выход может быть следующим. Строго следуя принципу разумной оборонной достаточности, укрепляя в этих пределах Вооруженные Силы, необходимо расширять и развивать связи со всеми странами (разумеется, и со странами ближнего зарубежья), по-новому строить отношения с восточно-европейскими государствами, с кото-рыми нас связывает подлинная дружба и сотрудничество. Необходимы живая, гибкая политика, разнообразные способы и пути общения, взаи-мопонимание.

На наших глазах происходят заметные перемены, в том числе в объе-диненной Германии. На первый взгляд здесь много парадоксального. Наши бывшие соратники по оружию теперь служат в бундесвере, а пи-лоты люфтваффе осваивают суперсамолет МИГ-29, правительство Гер-мании выделяет средства на строительство жилья для наших военнослу-жащих. Это - свидетельство того, насколько радикально можно осущест-влять поиски компромисса при наличии политической решительности и здравомыслия.

Конечно, есть еще немало препятствий на пути взаимопонимания и сотрудничества в Европе, в том числе и идеологических. Их необходимо преодолевать, изживать недоверие, подозрительность в межгосударст-венных отношениях, поднимаясь выше негативных наслоений идеологизма. Особенно это касается содержания военных доктрин. Значитель-ную остроту это обстоятельство приобретает в условиях развития и ис-полнения договорных отношений по сокращению ядерного оружия. Из-бавление военных доктрин, стратегических концепций от идеологиче-ских схем, придание им четкой международно-правовой основы, ориен-тированной на здравомыслие и военный реализм, - внушительный барьер на пути конфронтационных блоковых образований. Особую зна-чимость приобретают цивилизованные политические действия по реа-лизации идей коллективной безопасности, заложенных в Уставе ООН. Наиболее актуальным и злободневным вопросом для государств Содру-жества являются ликвидация межнациональных конфликтов, формиро-вание оборонительного союза как стабилизирующего фактора в между-народных отношениях евразийского региона и всего мира.

Черчилль У. Вторая мировая война. -М.: Воениздат, 1991. - С.170-171.

Правда. - 1964. - 5 апреля.

Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. - Т.2. - М.: АПН, 1990. - С. 179.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации