ВОЕННАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 9/1993, стр. 29-32

ВОЕННАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Что же такое военная наука?

Генерал-майор запаса Б.Ф.СИНГАЕВСКИЙ,

кандидат военных наук, профессор

ЛЮБАЯ научная публикация, тем более, теоретический труд, в усло-виях сплошной «прагматизации» науки - событие, а для военной науки, когда практическая реализация военной реформы значительно опере-жает теоретическое обоснование ее концепции, - событие вдвойне. Поэ-тому можно только приветствовать выход в свет теоретического труда «Военная наука» разработанного авторским коллективом Военной ака-демии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации.

Вопрос, вынесенный в заголовок статьи, древний как сама военная наука. По нему высказывались и высказываются самые противоречивые точки зрения. А ведь от того, что мы понимаем под военной наукой, зави-сят не только ее место и роль в системе научных знаний, престиж воен-ного ученого, педагога, любого офицера, но в немалой степени и значи-мость военного дела в обществе, и в частности в общественном созна-нии.

В труде даны определения взаимосвязанных понятий «военная наука», ее объекта, предмета и структуры. Хотя каждое из них предста-вляет самостоятельную проблему, все они объединены в один вопрос преднамеренно, так как уяснить излагаемую позицию можно только при их совместном рассмотрении.

В труде дается следующее определение понятия «военная наука»: «В целом военную науку следует рассматривать как систему знаний о военно-стратегическом характере войны, путях ее предотвращения, подготовке вооруженных сил и страны к отражению агрессии, закономерностях, при-нципах и способах вооруженной борьбы в защиту нашего государства» (с35). Чисто содержательная сторона данного определения вызывает ряд существенных вопросов. В самом деле, смысл отдельных фраз опре-деления явно расплывчат. Например, «система знаний о военно-страте-гическом характере войны ...» Какой именно? Прошедшей, ведущейся, будущей? Важнейшая функция военной науки - прогнозирующая. Военно-стратегический характер войны удовлетворит потребности только военного искусства. Для решения же всего комплекса вопросов, стоящих перед военной наукой, необходимо знать также экономические, социальные, экологические, демографические и другие аспекты войны, и этим занимаются соответствующие разделы военной науки. Кроме того, мы исходим из возможности развязывания различных по масшта-бам, применяемым средствам, политическим целям войн: мировых, ре-гиональных, межнациональных и др. Далее речь идет «о путях ее предот-вращения». Из них известны: политические, экономические, дипломати-ческие... военные. Военная наука исследует только последние.

На следующей странице (с.36) о «закономерностях, принципах и спо-собах вооруженной борьбы...» читаем: «Военная наука как система зна-ний охватывает значительное количество взаимосвязанных теорий, дис-циплин». Часть этих теорий непосредственно связана с понятием «воору-женная борьба», а некоторые (например, теория вооружения) в содержа-ние этого понятия входят только опосредствованно, но каждая из них имеет свои принципы и закономерности. Возникает вопрос - какая же наука их изучает, если военная занимается только закономерностями и принципами вооруженной борьбы?

И, наконец, тезис о «вооруженной борьбе в защиту нашего государ-ства». А как быть, например, с выполнением международных договоренностей по вопросам коллективной безопасности? По нашему мнению, научное определение не может ограничиваться государственными, идеологическими, национальными и другими «ведомственными» рам-ками.

Мы считаем, что данных вопросов могло и не быть, если бы авторы исходили из сущности понятия, обозначаемого словом «наука», требова-ний теории познания. Их стремление придать определению «практиче-скую направленность», перечислив направления (цели) ее исследования и проблемы, стоящие перед ней, в значительной мере сужает представ-ление о масштабах задач, решаемых военной наукой, и ее значимости в общественной жизни. По своему содержанию предлагаемое определе-ние не соответствует тому огромному пласту человеческой деятельно-сти, направленной на решение военных проблем, с которой реально свя-зана военная наука.

Обобщенный анализ известных определений понятия «наука» (в на-стоящее время в мировой литературе их насчитывается свыше 150) по-зволяет выделить два важных момента, касающихся предмета нашей ди-скуссии. Во-первых, наука - это социально обусловленный, специфиче-ский процесс, сфера человеческой (исследовательской) деятельности, направленной на производство новых знаний. Во-вторых, определение понятия «наука» содержит, как правило, две взаимосвязанные части его содержания - объект и предмет данной науки.

Итак, наука - это процесс, деятельность. Знания же (не на обыденном, а на научном уровне) - только результат такой деятельности. Если учесть, что в буквальном смысле «наука» - это знание, следовательно, словосочетание «система знаний» в данном случае употреблено неуда-чно.

Учитывая сложную взаимосвязь отраслей знаний, исследующих военные проблемы, вызывает сомнение следующий тезис: «Все это озна-чает, что у различных отраслей знаний, изучающих войну, один объект познания - именно война. Она же является объектом исследования и военной науки» (с.35). Это сомнение еще более усиливается, когда чита-ешь перечень задач, возлагаемых на военную науку. Можно ли решать, например, такую задачу, как «разработка актуальных проблем экономи-ческого обеспечения вооруженных сил» (с.30), изучая только войну? Ви-димо, нет. Впрочем, и сами авторы утверждают, что «объектом познания теории военной экономики является народное хозяйство, которое иссле-дуется с позиции обеспечения военных потребностей страны» (с. 134). Согласно энциклопедическому определению теория военной эконо-мики - это важнейшая составная часть военной науки. Кроме того, если исходить из задач, решаемых другими дисциплинами, которые вклю-чает военная наука, то вывод напрашивается один: война не охватывает всех явлений, процессов и объектов реальной действительности, иссле-дование которых позволит решить те задачи, которые стоят перед воен-ной наукой, и поэтому не может быть единственным, всеобъемлющим объектом ее исследования.

Для более полного обозначения границ области исследования воен-ной науки целесообразно вместе с понятием «война» использовать поня-тие «военное дело», в которое входит комплекс вопросов теории и прак-тики строительства, подготовки и действий вооруженных сил в мирное и военное время, а также подготовки населения и страны в целом на случай войны.

Неоднозначно излагается в труде и вопрос о предмете военной науки и ее отдельных теориях. Рассмотрим три цитаты. Первая. «Ее (военной науки. - Б.С.) предметом является вооруженная борьба» (с.35). Вторая. «Теория военного искусства... исследует... закономерности, принципы, формы и способы подготовки и ведения... операций, боев... Эти аспекты вооруженной борьбы и составляют предмет данной теории» (с.63).

Третья. «Предмет теории составляет познание процессов "управления вооруженными силами в мирное время, при подготовке и в ходе опера-ций (боевых действий), построение и функционирование систем управ-ления войсковых, флотских организмов в мирное и военное время» (с.152).

В данном случае, на наш взгляд, смешиваются два значения понятия «предмет» - как объекта познания и как предмета познания (предмета науки). Под предметом познания обычно подразумевают систематизи-рованные знания о законах, закономерностях и свойствах объекта науки. Представляется, что такому пониманию соответствует определение предмета теории военного искусства, чего нельзя сказать об определе-нии предмета военной науки. Трудно согласиться также с тем, что «по-знание процессов управления» может явиться предметом данной тео-рии. Нас интересует не процесс познания, а его результат: «Построение и функционирование систем управления» - это, скорее, практическая за-дача, стоящая перед данной теорией.

О структуре военной науки. Если исходить из того, что под структурой понимается упорядоченная организация элементов системы (объекта), обеспечивающая сохранение ее основных свойств, то применительно к теме нашего разговора необходимо определиться с объектом и предме-том военной науки, ее составными частями, их соподчиненностью (ие-рархией), взаимосвязью и взаимозависимостью.

Выше мы постарались показать, что у авторов труда нет единства во взглядах на объект и предмет военной науки. А как излагается вопрос о собственно структуре военной науки?

Первое. «Военная наука в общей системе военно-теоретических зна-ний занимает центральное место» (с.58). Иными словами, кроме военной науки существуют другие военно-теоретические знания, которые сов-местно с ней составляют систему. Что собой представляет эта система, какие знания включает в себя, в труде не раскрыто. Ясно одно - в этой си-стеме военной науке отводится центральное место. Но ведь система зна-ний (правда, просто знаний, а не военно-теоретических), по определе-нию авторов труда, есть не что иное, как военная наука. Следовательно, система знаний в системе военно-теоретических знаний. Тавтология? Похоже.

Второе. «В целом военные разделы общественных, естественных и технических наук играют важную роль в разностороннем научном обес-печении военной практики» (с.60). Из этого следует, что военно-социаль-ных, военно-технических и военно-специальных наук нет, в труде о них даже не упоминается. Военная география, военная психология, военная топография и десятки других отраслей военных знаний - не составные части военной науки, а военные разделы соответствующих наук. Им по-священа специальная глава - «Военная проблематика общественных, естественных и технических наук».

К какой науке отнести, например, внешнюю баллистику? Объект ее познания - свободно летящее тело и факторы, влияющие на это движе-ние. Предмет исследования - законы движения снарядов при заданных начальных условиях. Ее возникновение обусловлено необходимостью увеличения дальности и повышения кучности стрельбы артиллерии. Она занимает важное место в системе артиллерийских наук (теория проектирования орудий и пусковых установок, теория проектирования снарядов и взрывателей, внутренняя баллистика, теория стрельбы и др.). Кстати, в свое время в нашей стране существовала Академия артилле-рийских наук. В труде написано: «Баллистика - раздел теоретической ме-ханики» (с. 176). А почему не раздел высшей математики, аэродинамики и других наук, на которые внешняя баллистика опирается точно так же, как и на соответствующие разделы теоретической механики?

Известно, что если область знаний имеет объект и предмет познания, свои законы и закономерности, то это по всем параметрам - наука, а соци-альный заказ на знания этой науки определяет ее принадлежность, в дан-ном случае - военную. Может быть, имеет смысл принять предложение

авторов и ввести понятие «двойного подчинения» (с.60) некоторых науч-ных дисциплин. Пусть военная топография, например, для специалистов в области геодезии и картографии остается частью их наук, но для воен-ных людей она должна быть военно-специальной дисциплиной, состав-ной частью военной науки.

Классификация научных дисциплин - проблема весьма сложная и требует очень бережного отношения к общепринятым подходам к ее ре-шению.

Еще одна цитата. «Читатель в данном труде найдет ответы на многие жизненно важные вопросы, касающиеся содержания, структуры военной науки и частных ее теорий...» (с.5). К сожалению, это обещание не выпол-нено. Ясности в рассматриваемую проблему не внесено. В позиции ав-торского коллектива невольно просматривается тенденция свести воен-ную науку к военному искусству.

Пожалуй, близок к этой позиции и М.А.Гареев, который в статье «... И больше самокритичности» пишет: «Таким образом, было бы неправо-мерно ставить вопрос так, будто бы все знания (в том числе политиче-ские, экономические, военно-технические и др.), которыми пользуются военные люди при решении оборонных вопросов, должны включаться в военную науку. Военным в практической деятельности приходится иметь дело с физикой, химией, математикой и другими науками. Но это не значит, что все они должны включаться в военную науку». По нашему мнению, это неубедительно. Принадлежность знаний к той или иной науке определяется социальным заказом получаемых, но никоим обра-зом не используемых для их получения знаний. Для достижения постав-ленных целей в качестве инструмента исследования могут использо-ваться знания многих других наук, но это никогда не было определяю-щим признаком.

В заключение хотелось бы, основываясь на изложенных взглядах, предложить на суд читателей один из возможных вариантов определе-ния понятия «военная наука». «Военная наука - сфера человеческой (дру-гой вариант - область исследовательской) деятельности, направленная на познание свойств, отношений, принципов, закономерностей и зако-нов явлений, процессов и предметов войн и военного дела».

Недостаточная определенность и неоднозначность поднятых в статье вопросов позволяют сделать вывод о необходимости проведения серьезной дискуссии, в которой не последнее слово должны сказать спе-циалисты в области науковедения, философии и других отраслей зна-ний. Изучение труда не столько прояснило, сколько высветило слож-ность актуальнейших научных проблем, поднятых в нем. Специалистам в области только военного искусства их самостоятельно (а тем более ке-лейно) не решить.

Военная наука. Теоретический труд. - М.: ВАГШ, 1992.

Бондаренко В.М. - Современная наука и развитие военного дела. - М.: Воениздат, 1976. - С.9.

Красная звезда. - 1993. - 16 января.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации