Военная доктрина подходы к формированию, возможная структура

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 7/1993, стр. 21-28

Военная доктрина: подходы к формированию, возможная структура

Полковник А.А.КОЛЬТЮКОВ

Автор статьи излагает свои взгляды на военную доктрину в системе мер государства по обеспечению безопасности, предлагает возможную ее структуру и подходы к формированию.

ВОЕННАЯ ДОКТРИНА - это основа для организации военного строительства и применения вооруженных сил. Очевидно, что новая военная доктрина Российской Федерации должна в полной мере учитывать отечественный и зарубежный опыт. Необходимо оценить его и выяснить, является ли подход к ее разработке, который был принят в СССР, универсальным или в новых условиях целесообразно изменить как принципы формирования доктрины, так и саму ее структуру? Нормальный процесс выработки военной доктрины предполагает принятие вначале основополагающих документов государства - Конституции, концепций внутренней и внешней политики, безопасности и т.д. Эти документы только готовятся, но военная доктрина нужна уже сегодня. Без нее невозможно целенаправленно проводить военную реформу. Выход из создавшегося положения видится в ускоренной разработке временной доктрины переходного периода, которую по мере принятия общеполитических государственных документов можно будет уточнять и дополнять. Многое уже сделано. Принят пакет военных законов, которые в той или иной мере явятся составной частью военной доктрины. Завершается выработка общей концептуальной части доктрины.

Одновременно с подготовкой системы временных доктринальных документов необходимо начать работу по созданию новой военной доктрины, которая полностью отвечала бы требованиям обеспечения безопасности государства. Ее создание было бы значительно облегчено при наличии глубоко обоснованной теории формирования военной доктрины. В свое время в статье «Единая военная доктрина и Красная Армия» М.В.Фрунзе заметил, что «до сих пор мы не только не имеем попыток систематизации учений о нашей военной доктрине, но и само содержание этого понятия является в достаточной степени смутным и неопределенным...». К сожалению, и сегодня в этой области военная наука далеко не продвинулась. Практически мы находимся на тех же позициях, которые были выработаны в ходе дискуссий в двадцатые годы.

В советской военной науке теоретические основы военной доктрины разрабатывались недостаточно. У нас не было трудов, в которых в систематизированном виде раскрывались сущность и содержание доктрины. Это объясняется прежде всего тем, что после гражданской войны этот вопрос потерял остроту. На страницах военной печати стали реже появляться материалы по данной проблематике, а само понятие доктрины постепенно утрачивало свое действительное значение. Оно зачастую сводилось лишь к политической направленности военного строительства и способам ведения вооруженной борьбы. Методология и механизм ее формирования применительно к условиям государства, развитие структуры, порядок отображения в документах длительное время находились вне поля зрения военной науки. Лишь с 1990 года стали появляться публикации, в которых освещались отдельные аспекты данной проблемы. Однако, как и прежде, серьезных комплексных исследований в этой области пока нет.

Их отсутствие негативно сказывается на процессе формирования военной доктрины Российской Федерации. Несмотря на то что сегодня Россия по характеру общественно-государственного устройства, механизму государственной власти, способу производства значительно отличается от бывшего СССР, наблюдается попытка втиснуть новое содержание в прежнее понимание военной доктрины, в старую ее форму.

Современной военной наукой военная доктрина рассматривается как историческая категория. Поэтому основное внимание уделяется прежде всего изучению развития ее содержания на различных этапах. В поле зрения исследователей неизменно оказываются: проблемы военного строительства и вооруженной борьбы, политические и военно-стратегические цели, характер и способы ведения войны; подготовка государства к ней; непосредственное строительство ВС, их техническое оснащение и обучение; способы ведения военных действий. Исследование этих вопросов позволило выявить определенные закономерности, сформулировать законы войны и вооруженной борьбы, оценить зависимость военного дела от уровня развития экономики и дать общее представление о военной доктрине.

Однако подход к проблеме военной доктрины лишь с точки зрения исторического развития ее содержания не в полной мере вскрывает ее сущность. Необходимо рассматривать доктрину и как научную категорию.

Военная доктрина, по нашему мнению, является отражением реально решаемых в государстве оборонных задач, результатом сложного процесса развития государственности и военного искусства. Ее формирование как системы взглядов политического и военного руководства на применение военной силы для достижения политических целей было обусловлено действием законов общественного развития, войны и вооруженной борьбы. В процессе эволюции она наполнялась новым содержанием.

Как научную категорию военную доктрину следует рассматривать с того момента, когда развитие военного дела потребовало систематизации накопленных знаний в подготовке государства к войне и ее ведении и тем самым сделать первые шаги на пути разработки теории военной доктрины. Реально это произошло в Советском Союзе в двадцатые годы, когда в результате научных дискуссий было сформулировано ее определение и она впервые получила официальное признание.

Необходимо обратить внимание на исторически сложившиеся различия в определении места военной доктрины в системе военной безопасности ряда государств, которые обусловлены характером внешних угроз. Они зависят от геостратегического положения страны, уровня развития ее производительных сил, имеющихся запасов природных ресурсов, ориентированности экономики на внешние рынки и других факторов. В том случае, когда экономика развивается по принципу автаркии (самообеспечения), основная угроза безопасности лежит в военной области. Военная доктрина, как это имело место в СССР, приобретает самостоятельное приоритетное значение и ее установки непосредственно влияют на направленность внешней политики.

Государства, экономика которых изначально ориентирована на внешний рынок и существование зависит от доступа к источникам сырья и рынкам сбыта производимой продукции, наличия коммуникаций, связывающих их с внешним миром, подвержены воздействию большего спектра угроз. Историческое развитие подвело их к необходимости выработки концепции национальной безопасности и формулирования на ее основе военной доктрины. В связи с изменением принципов национального развития с этим столкнулась сегодня и Российская Федерация.

Новые подходы к формированию военной доктрины России закреплены в Постановлении Съезда народных депутатов «О положении в Вооруженных Силах и военной политике Российской Федерации» от 7 декабря 1992 года и законах «О безопасности» и «Об обороне». Однако, по нашему мнению, военная доктрина, вытекающая из концепции безопасности, как это предусмотрено законом, не сможет в полной мере охватить сферу военной безопасности и оборонного строительства. Чтобы выявить круг вопросов, входящих в нее, необходимо с учетом современных позиций уяснить ее соотношение с такими категориями военной науки, как военная политика и военная стратегия.

По определению, данному в Советской Военной Энциклопедии, военная политика - составная часть общей политики государства, непосредственно связанная с созданием военной организации, подготовкой и применением средств вооруженного насилия для достижения политических целей. Она конкретизируется в военной доктрине, военной стратегии и практике военного строительства.

Военная доктрина - это принятая в государстве на данное (определенное) время система взглядов на сущность, цели, характер возможной будущей войны, на подготовку к ней страны и вооруженных сил и на способы ее ведения.

Военная стратегия - система научных знаний о закономерностях и характере войн современной эпохи, о подготовке страны и вооруженных сил к войне, о способах и формах ведения войны и военных действий стратегического масштаба, а также область практической деятельности политического и высшего военного руководства по подготовке страны и вооруженных сил к войне и руководству ими при ведении военных действий.

Определение военной доктрины практически повторяет первую часть определения военной стратегии как системы научных знаний. Научная сторона военной политики, которая представлена только как область практической деятельности, в нем отсутствует. Но практические решения военной политики в современных условиях требуют глубокого научного обоснования. Следовательно, она должна пониматься и как системазнаний (военная политология), и как область практической деятельности, опирающаяся на систему знаний.

Военную стратегию в современных условиях нельзя рассматривать в отрыве от военной политики. И хотя стратегия всегда носит подчиненный характер по отношению к последней, по ряду вопросов военного строительства и ведения войны они неразделимы. Но военная политика - это прерогатива политического руководства, тогда как военная стратегия - прежде всего военных специалистов. С точки зрения правового государства недопустимо вмешательство политического руководства в сферу компетенции военных, а тем более военных в сферу военной политики. Там, где функции военной политики и стратегии пересекаются, военная политика, исходя из соображений общей политики, экономических возможностей государства, вырабатывает для стратегии общие целевые установки и конкретные военно-стратегические задачи, ограничивая при этом действия военного руководства практической целесообразностью. В то же время военная стратегия влияет на военную политику своими возможностями по достижению поставленных целей с учетом выделенных ей материально-технических ресурсов, условий обстановки и налагаемых ограничений. Главным регулирующим звеном между ними являются экономические возможности государства.

Военная стратегия вырабатывает установки чисто военно-технического характера, которые регламентируют направленность военного строительства, определяют принципы и способы действий в ходе вооруженной борьбы. Они соответствующим образом оформляются, а в последующем служат руководством для оперативного искусства и тактики, которые также вырабатывают присущие только им принципиальные установки.

Военная доктрина, не являясь наукой, вбирает в себя научно обоснованные положения военной политики и- стратегии по проблемам военного строительства и применения вооруженных сил. После придания им официального характера военная доктрина служит практическим руководством для военной политики и стратегии.

Отметим, что определение военной политики охватывает более широкий круг вопросов, чем военной доктрины и военной стратегии. Если первое включает весь спектр применения вооруженного насилия для достижения политических целей, то второе и третье ориентированы на ведение войны. Поэтому на этапе выявления круга вопросов, охватываемых военной доктриной, важно учесть тенденцию изменения задач, выполняемых вооруженными силами. Если первоначально они предназначались для ведения войны (внешняя функция) и обеспечения внутренней политики господствующих классов (внутренняя функция), то в последующем для выполнения специальных задач, в том числе и внутренних, из состава вооруженных сил стали выделяться в самостоятельные формирования внутренние войска, силы государственной безопасности, пограничные войска, войска гражданской обороны, органы внешней разведки и др. Эти формирования, не подчиняясь в мирный период министерству обороны, в военное время привлекаются для непосредственного участия в вооруженной борьбе или обеспечения действий вооруженных сил. Следовательно, военная доктрина должна содержать установки на характер участия этих сил в обеспечении военной безопасности государства в мирное время и их задачи на случай войны.

Вооруженное насилие имеет место не только в ходе войны. В мирное время оно приобретает форму силового давления, угрозы применения силы. Этот аспект, на наш взгляд, также должен быть отражен в военной доктрине.

Взаимоотношения государств могут находиться в следующих состояниях: сотрудничество, соперничество, противоборство с применением невоенных средств, борьба с использованием всех средств, в том числе и вооруженного насилия. Очевидно, что для мирного времени характерно одновременно два состояния - сотрудничество в одних областях и соперничество в других. При этом последнее следует рассматривать как естественную форму взаимоотношений нормально развивающихся государств. Видимо, военная доктрина должна содержать в себе установки на военное сотрудничество и обеспечение некоторого превосходства над соперником.

Соперничество не носит конфронтационного характера и не опирается на военную силу. Когда в нем появляются признаки конфронтации, оно переходит в следующее состояние - противоборство, которое осуществляется уже с опорой на военную силу. Военная сила в этом случае выполняет свою важнейшую функцию - сдерживание сторон от перерастания противоборства в открытое вооруженное столкновение.

Рассматривая войну как совокупность специфических сфер деятельности, можно условно выделить в ней: ведение вооруженной борьбы; ведение борьбы невоенными средствами; материально-техническое обеспечение всех видов борьбы. С учетом того что победа в войне достигается только при сосредоточении усилий государства во всех сферах борьбы и надлежащем их обеспечении, целесообразно заблаговременно продумать соответствующую программу действий и отразить ее в военной доктрине.

Таким образом, военная доктрина должна охватывать вопросы военного строительства, военного сотрудничества, принципы опоры на военную силу для сдерживания агрессии и защиты национальных интересов, ведения войны с применением всех средств борьбы, а также их материально-технического обеспечения.

На основе анализа военной политики государств попытаемся сформулировать некоторые принципы формирования военных доктрин. Первый из них можно назвать принципом силового приоритета. На первое место здесь выдвигаются потребности военной стратегии. Государство сознательно идет на ограничения в социальной сфере, подчиняя свою деятельность требованиям подготовки к войне. Такой метод, на наш взгляд, был характерен для фашистской Германии и частично использован в СССР и Китае. Результат его известен: Германия, подчинив себе практически всю Европу, не выдержала экономического противоборства с Советским Союзом, США и Великобританией, в ходе второй мировой войны потерпела сокрушительное поражение. Наше государство настолько истощило свою экономику гонкой вооружений, что возникла реальная угроза существованию его как великой державы. Китай же своевременно понял пагубность такого курса и резко изменил направленность своей военной политики.

Второй принцип - так называемый принцип оборонной достаточности. Суть его заключается в том, что государство поддерживает свою военную мощь на уровне, который гарантирует нанесение противнику (в случае агрессии) ущерба, явно несовместимого с выгодами от силового разрешения возникшего конфликта. Этот подход к формированию военной доктрины наиболее приемлем в современных условиях, когда реальная угроза военного столкновения снижена до минимальных пределов. Однако необходимо учитывать, что придерживаться его могут только те государства, которые обладают значительным военным потенциалом и способны с началом войны в короткие сроки мобилизовать все силы для обеспечения требований военной стратегии.

Третий принцип - балансирования, или ограниченного суверенитета. Государство вынужденно ограничивает свои национальные интересы и деятельность в сфере обороны в целях выделения максимума ресурсов на развитие приоритетных направлений жизнедеятельности. При таком подходе внешняя политика, как правило, опирается на могущественного союзника. Данного принципа придерживаются практически все нейтральные государства. Плата за это - частичная утрата суверенитета.

Логическая схема выработки военной доктрины с учетом рассмотренных подходов может выглядеть следующим образом. Концепция развития определяет основные приоритеты и связанные с ними жизненно важные и другие интересы государства во внутренней и внешней политике. Концепция безопасности учитывает угрозу интересам государства в различных сферах жизнедеятельности, намечает пути ее нейтрализации политическими, экономическими, военными и другими средствами и, исходя из возможностей, определяет направленность военной политики. Формируется концепция военной безопасности как составная часть Концепции безопасности государства, она-то и является ядром доктрины. Министерства и ведомства, ответственные за военную безопасность, исходя из поставленных целей, детализируют отдельные положения концепции военной безопасности применительно к своим сферам деятельности. Сведенные в систему и согласованные установки в области военной безопасности, прошедшие экспертную оценку и утвержденные соответствующими органами власти, видимо, и будут представлять собой военную доктрину.

При таком подходе военная доктрина может включать в себя следующие вопросы: военно-политические - источники военной опасности и военной угрозы; возможные военно-политические цели, преследуемые другими государствами в военном конфликте с Россией; цель создания военной организации государства; условия, в которых Россия признает правомерным применение военной силы; военно-политические цели России в навязанной ей войне; военно-политические установки на применение оружия массового поражения; меры, предпринимаемые Россией по созданию благоприятной военно-политической обстановки; установки на военное сотрудничество с другими государствами; принципы участия России в военно-политических союзах, других системах коллективной безопасности, а также выделяемых контингентов Вооруг женных Сил в миротворческих акциях; механизм принятия военно-политических решений по нейтрализации угроз национальным интересам России, объявлению войны и заключению мира; военно-технические -признаки военной опасности и военной угрозы; возможный характер военной угрозы национальным интересам; типы войн против России и их стратегический характер; структура военной организации государства, принципы ее создания и функционирования в мирное и военное время, количественно-качественный состав и задачи по защите жизненно важных и других интересов; принципы и способы ведения войны, в том числе невоенными средствами; порядок привлечения к вооруженной борьбе вооруженных формирований, не входящих в состав Вооруженных Сил; формы и способы применения Вооруженных Сил в мирное время для защиты интересов России, сдерживания агрессии и ее отражения в ходе начавшейся войны; ограничения в деятельности Вооруженных Сил, имеющие целью недопущение нежелательного расширения военного конфликта; направленность подготовки Вооруженных Сил и других формирований военной организации государства; подготовка страны и оперативное оборудование возможных ТВД для отражения агрессии; механизм управления военной организацией в мирное время, государством и Вооруженными Силами в ходе войны; военно-экономические - принципы материально-технического и финансового обеспечения военного строительства и обороны государства в мирное и военное время; принципы создания и функционирования военно-промышленного комплекса; основы экономической мобилизации; принципы формирования военного бюджета и военных заказов промышленности; основы политики в области накопления стратегических запасов сырья и материалов; ограничения на время войны в негосударственном секторе экономики, связанном с производством невоенных материалов; механизм управления военно-промышленным комплексом в мирное время и экономикой страны в ходе войны.

Таким образом, предлагаемая структура военной доктрины несколько отличается от действующей. В новых условиях она вытекает из Концепции безопасности, поэтому необходимо рассматривать в ней вместо политической (как сейчас) военно-политическую сторону. Такое уточнение позволит избежать общих политических деклараций, которые имели место в военных доктринах СССР, Организации Варшавского Договора, и рассматривать в ней военно-политические вопросы, регламентирующие основные принципы применения военной силы для обеспечения безопасности государства. Общеполитические вопросы должны найти свое законное место в концепциях развития и безопасности. Это придаст военной доктрине конкретность и устранит разного рода недомолвки, двусмысленность, значительно облегчит формирование военно-технической стороны.

В предложенном варианте заметно сужен круг вопросов, охватываемых военно-технической стороной. Детализация военно-технических положений должна осуществляться внутри военного ведомства (в части его касающейся). Вопросы, выходящие за рамки компетенции Министерства обороны, целесообразно разрабатывать соответствующими полномочными органами. Совокупность собственно военных вопросов, по-видимому, необходимо отражать в системе доктринальных документов МО РФ.

И наконец, предлагается включить дополнительно военно-экономическую сторону. Объективно она существовала всегда. Другое дело, что планово-регулируемая экономика в СССР не требовала ее законодательного оформления в военной доктрине. Обеспечение оборонного строительства в этой сфере сводилось к выделению определенных материальных, людских и финансовых ресурсов совместным решением ЦК КПСС и Совета Министров. Утверждение расходов на оборону в Верховном Совете превращалось в формальность. В нынешних условиях при формировании многоукладной экономики назрела необходимость разработки военно-экономической стороны, которая должна быть точкой отсчета для военно-экономического законодательства. При таком подходе законодательная власть получает мощные рычаги контроля за военной политикой исполнительных органов через военный бюджет, а исполнительная на законном основании сможет концентрировать необходимые ресурсы для организации обороны. Реализация данных положений позволит поставить военную политику в прямую зависимость от интересов национального развития государства.

Военно-экономическая сторона доктрины должна формироваться в структуре органов, обеспечивающих работу Совета безопасности. К ней целесообразно привлечь специально подготовленных военных и гражданских экономистов. Уместно вспомнить рекомендации А.А.Свечина. «Экономический генеральный штаб, - писал он, - может быть немногочислен, но квалификация его должна стоять очень высоко. Мы полагаем, что частью он должен состоять из лиц, тесно связанных своей подготовкой и службой с Красной Армией и получивших высшее военное образование, дополненное стажировкой в промышленности и отдельными работами военной экономики, а частью из выдающихся экономистов и техников с широким взглядом, специально разрабатывающих вопросы экономики, связанные с войной, и уделивших время для ознакомления с историей некоторых последних войн, стратегией и администрацией».

Более подробно остановимся на отображении доктринальных установок в официальных документах. Очевидно, что в одном документе изложить содержание военной доктрины из-за большого объема заложенной в ней информации невозможно. Поэтому целесообразно военно-доктринальные установки отражать в системе документов государственного и военного управления. При таком подходе содержание доктрины можно условно разделить на два уровня: первый - установки военной доктрины, отражающие наиболее принципиальные положения военной политики и стратегии (общего характера), которые в последующем служат руководством для всех ведомств, осуществляющих применение военной силы или обеспечивающих его; второй - установки, разрабатываемые внутри ведомств (частные) и являющиеся руководством для всех их подразделений в достижении поставленных целей.

Установки военной доктрины общегосударственного масштаба могут быть изложены: в Конституции Российской Федерации (основы военной политики; принципы создания и функционирования военной организации общества; конституционные органы, ответственные за обеспечение военной безопасности; место Вооруженных Сил в политической организации общества, принципы их комплектования и задачи в мирное и военное время; права конституционных органов и должностных лиц государства по объявлению мобилизации, войны, заключению мира; механизм принятия решения на применение оружия массового поражения); в концепции военной безопасности; в законах, регламентирующих военное строительство (мобилизационные вопросы, статус и задачи пограничных, внутренних, железнодорожных войск, войск правительственной связи, гражданской и территориальной обороны, органов внешней разведки, функционирование военно-промышленного комплекса и др.) Особое место в этой системе документов занимает концепция военной безопасности.

Наибольший интерес, на наш взгляд, представляют военно-доктринальные установки, разрабатываемые Министерством обороны. Исходя из логической схемы формирования военной доктрины, оно, по-видимому, должно разрабатывать концепции строительства, применения Вооруженных Сил, обучения и воспитания. Каждая из них наряду с общими вопросами, касающимися ВС в целом, должна охватывать проблемы строительства, подготовки и боевого применения видов Вооруженных Сил, родов войск и специальных войск, Тыла, а также формулировать требования к экономике государства на период войны и к ведомствам, которые участвуют в обеспечении деятельности Вооруженных Сил и взаимодействуют с ними при решении поставленных задач. В дальнейшем, после утверждения и придания концепциям официального характера, они реализуются в практической деятельности военного руководства - в программах строительства, планах оперативной и боевой подготовки, стратегического развертывания и боевого применения Вооруженных Сил. Кроме того, являются основой для разработки доктринальных установок видов Вооруженных Сил, родов войск и специальных войск.

Доктринальные установки, разрабатываемые Министерством обороны, наряду с изложением их в упомянутых концепциях могут детализироваться в уставных документах: основах применения Вооруженных Сил; боевых уставах соединений, частей и подразделений родов войск и специальных войск; наставлениях по видам обеспечения; руководствах по боевому применению родов войск и специальных войск; руководствах по оперативной и боевой подготовке; наставлениях по мобилизационному развертыванию и боевой готовности; общевойсковых уставах.

Перечень изложенных выше документов этим не исчерпывается. Изменение структуры Вооруженных Сил и другие факторы могут обусловить необходимость разработки новых нормативных документов. Однако при формировании их следует избегать попыток жесткой регламентации вопросов оборонного строительства и применения Вооруженных Сил рамками законов и официальных установок. У исполнительных органов и военных кадров всегда должна оставаться свобода в принятии решений в пределах ограничений, установленных военной доктриной. Кроме того, военная доктрина должна быть гибкой и отвечать не только требованиям сегодняшнего дня, но и определять перспективы развития военного дела на 5-10 лет.

В министерствах и ведомствах, причастных к военному строительству и обеспечивающих ведение войны, целесообразно разрабатывать свою систему доктриналышх документов.

Необходимо отметить важность придания процессу формирования доктрины четкого юридического характера. Существующими на сегодняшний день официальными документами не определены ни участники этого процесса, ни примерная структура готовящихся документов. Разработчики не несут ответственности за последствия предлагаемых ими решений, создаваемые рабочие группы комплектуются на временной основе. При таком положении трудно достичь высокого качества доктринальных документов. Всего этого можно избежать, только создав штатные органы по формированию доктрины в Совете безопасности, Совете Министров, соответствующих министерствах и ведомствах. Координировать их работу может специальная группа при Совете безопасности.

В заключение отметим, что разработку военной доктрины следует начинать не с формулирования ее содержания, а с детальной проработки всех научных категорий военно-политического, военно-экономического и военно-технического характера, т.е. с создания единого для всех понятийного аппарата. Главным критерием оценки военной доктрины является не ее политическая коньюнктурность, а соответствие интересам и возможностям Российской Федерации, ее прагматическая направленность.

Ф р у н з е М. В. Избранные произведения. - М.: Воениздат, 1984. - С.30.

Военная мысль. -1991. - № 3. - С. 2; № 11-12. - С. 22; 1992. - № 6-7. - С. 2; № 11. - С. 2.

Вопросы стратегии и оперативного искусства в советских военных трудах 1917-1940 гг. - М.: Воениздат, 1965. - С.196.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации