Факторы военной безопасности и стабильности в евро-азиатских регионах

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 6,7/1992

ГЕОПОЛИТИКА И БЕЗОПАСНОСТЬ

Факторы военной безопасности и стабильности в евро-азиатских регионах

Филипп Ф. ПЕТЕРСЕН

СУЩЕСТВУЕТ мнение, что западные структуры безопасности всегда оказываются застигнутыми врасплох революционными изменениями, происходящими в сфере международной безопасности. В то время как в ситуациях, где, по выражению Джона Г. Хайнса, имеет место «умышленное неведение», не позволяющее что-либо предпринять, большинству случаев сопутствует информация, предупреждающая о том или ином варианте развития. Распад социалистической империи в Центральной Европе, а затем и самого СССР произошел именно после такого «предупреждения». Так, информация о том, что Коммунистическая партия Советского Союза сдает позиции на всей территории страны и что государство, созданное более 70 лет назад, распадается, поступила в штаб заместителя министра обороны США по вопросам политики и штаб-квартиру НАТО в феврале 1990 года. Кажется, только сам Михаил Горбачев подходил к осознанию указанного факта еще медленнее, чем крупнейшие структуры безопасности на Западе. Например, в середине декабря 1991 года он все еще пытался понять положение вещей и считал, что госсекретарь США Джеймс Бейкер «слишком поторопился» с заявлением об окончании эксперимента в Советском Союзе. Существование новой реальности отрицать невозможно, но эти структуры продолжают отказываться признавать ее значение для европейской и глобальной систем безопасности. К сожалению, многие политики в Евро-Атлантическом сообществе не считают нужным пересмотреть свои взгляды в соответствии с новыми обстоятельствами. Интеллектуальный «багаж», позволяющий осмысливать имеющиеся в их распоряжении факты, остается в основном неизменным, несмотря на социально-политическую революцию, начатую М. С. Горбачевым в 1985 году.

Попытки оценивать безопасность с точки зрения «расстановки сил» чреваты повторением ошибок, допущенных Западом после победы в первой мировой войне. Вторая мировая война на Западе явилась всего лишь интермедией к главному действию - смертельной схватке двух тоталитарных систем за право одной из них бросить вызов цивилизованным нормам западноевропейской политической культуры. Будучи почти полностью уничтоженными в Европе, эти нормы восстановились и распространились на Восток, что привело к самому длительному периоду мира и наибольшему процветанию в истории современной Европы. В условиях распространения ядерной и ракетной технологий по всему земному шару, когда по меньшей мере 10 развивающихся стран работают над своими ядерными программами, 22 - над созданием химического и биологического оружия, 25 - над разработкой баллистических ракет, что позволит им держать на прицеле соседние страны. Запад вряд ли сможет позволить себе вновь утратить мир как это было в 1917-1919 годах.

Дискуссии в теоретической области, касающиеся военной безопасности, в наибольшей степени относятся к уровням оперативного искусства (группа армий - фронт) и тактики (дивизия и ниже). Целесообразность изучения этой проблемы с военно-научной точки зрения сомнения не вызывает. Политические же семинары скорее всего не дадут должного эффекта и смогут только привести к недооценке стратегических аспектов военной безопасности. Действительно, убеждая политиков в необходимости установления доверия, военные теоретики вносят свой пассивный вклад в процесс безопасности между государствами по военным вопросам. Мир, а это видно на примере сегодняшних отношений между Францией и Германией, не может быть достигнут реализацией политики военной безопасности, так как она способна лишь усыпить бдительность политиков, ответственных за принятие решений. Достижение же мира и процветания возможно только при условии отказа от нулевой модели отношений. Таким образом, стратегия безопасности должна основываться на формировании условий, противодействующих проявлению факторов, в наибольшей степени угрожающих сотрудничеству.

Советский офицерский корпус. Проблемы социальной защиты офицеров, проходящих службу в государствах Прибалтики, непосредственно связаны с необходимостью выработки общего подхода к европейской, а затем и глобальной безопасности. Руководители всех республик заявляют о намерении резко сократить свои вооруженные силы и расходы на оборону. Но при этом воинским частям, дислоцированным в трех славянских государствах - России, Беларуси и Украине, оказывается помощь в адаптации к новым условиям. В то же время Северо-Западная группа войск (бывший Прибалтийский военный округ) находится в состоянии глубокого кризиса. Поэтому офицеры, проходящие службу в Прибалтике, после вывода войск столкнутся с проблемами трудоустройства и финансового обеспечения. Уже сейчас существует проблема нехватки жилья, которую очень сложно решить. Несомненно одно - многие офицеры станут жертвами сокращения Вооруженных Сил.

Вооруженные Силы СНГ, разумеется, должны покинуть территории прибалтийских государств согласно требованиям их правительств, но непризнание на официальном уровне взрывоопасное™ проблемы социальной обеспеченности было бы чрезвычайно опрометчивым. В связи с этим вице-президент России Александр Руцкой заявил, «что нельзя до бесконечности играть с людьми, у которых в руках оружие», так как «это может окончиться катастрофой». Некоторые политики в качестве примера того, каким образом офицеры могут попытаться захватить власть, приводят события, имевшие место в прибалтийско-германской армии «Ландесвер» (1919 год). Саймон Лан, заместитель генерального секретаря Североатлантической ассамблеи, отметил, что «Западная сторона признает необходимость оказания помощи». Тем не менее он напомнил прибалтийским государствам, что «членство в западном сообществе... налагает некоторые обязательства, включающие необходимость принятия во внимание других перспектив». Отказ от направления призывников на территорию прибалтийских государств покончил бы с присутствием там советских солдат за 2 года, но, видимо, вопросы социальной обеспеченности советских офицеров будет не так просто решить. Одним из возможных вариантов решения были бы ассигнования стран - членов НАТО определенной части военных бюджетов для создания фонда под управлением Северного Совета, который пошел бы на непосредственные выплаты компенсации в твердой валюте офицерам, проходящим службу в прибалтийских государствах и согласившимся на увольнение в запас, а также переселение в другие республики бывшего Союза. Такой вариант подтвердил бы лидерство стран - членов НАТО в системе европейской безопасности, потребовал реального политического руководства такими процессами организации, поддержки со стороны общественности.

Очевидно, что никто не хочет жить под угрозой насилия, но, с другой стороны, ни одному человеку, видевшему, какое жилье предлагалось офицерам, требования последних не покажутся чрезмерными. В гарнизоне Северный Городок семья полковника живет в одной комнате, а туалет, ванная комната и кухня приходятся на несколько семей. После посещения этой «квартиры» один западный парламентарий сказал: «...если бы наши офицеры были вынуждены жить в таких условиях, мы бы давно уже не были демократией». Так что отмахнуться от этой проблемы невозможно. С точки зрения офицеров, государство нарушило общественный договор с ними, однако было бы опрометчиво отвечать на это силой оружия, хотя понять офицеров, которые не хотят, чтобы их семьи жили в голоде или холоде, необходимо. В данной ситуации финансовая поддержка означала бы непосредственную помощь прибалтийским государствам в обеспечении безопасности. В качестве исключения единовременная акция (например, финансирование увольнения в запас офицеров) может рассматриваться и как форма финансовой помощи Российской Федерации. К этой проблеме следует подходить и с точки зрения окупаемости. Политические акции, возможные со стороны советского офицерского корпуса, могут поставить под угрозу пока еще в основном мирный процесс перемен в бывшем Советском Союзе.

Членство в НАТО. Выступая в Аспенском институте (Берлин, 18 июня 1991 года), госсекретарь США Джеймс Бейкер говорил о том, что американцы должны смотреть дальше, чтобы расширить Евро-Атлантическое сообщество, включив в него Центральную и Восточную Европу, с целью создания Евро-Атлантического содружества на пространстве от Ванкувера до Владивостока. В связи с обращением Бориса Ельцина к НАТО за поддержкой в трагические дни августа 1991 года мнение госсекретаря Дж. Бейкера о том, что эта организация могла бы внести свой вклад в распространение процесса Евро-Атлантической интеграции на всю территорию бывшего Советского Союза, представляется весьма обоснованным. Однако намерения этой структуры установить партнерские связи с Центральной и Восточной Европой, о которых говорил Дж. Бейкер, нуждаются в более четком изложении.

Сейчас уже недостаточно просто констатировать, что дверь в Евро-Атлантическое сообщество открыта. Дж. Бейкер заявил на встрече министров стран - членов Североатлантического совета, проходившей в Копенгагене в июне 1991 года, что целью НАТО является дальнейшее ее сближение с зарождающимися демократиями Центральной и Восточной Европы при соблюдении интересов безопасности всех сторон, что потребует выработки единых взглядов на эту проблему. По оценкам Сергея Караганова, заместителя директора Института Европы в Москве, план создания новой системы безопасности никогда не будет полностью воплощен в жизнь, но, начиная процесс перемен, лучше иметь представление о том, к чему он приведет.

Необходимо, чтобы процесс интеграции в Западной Европе проходил в конструктивном равновесии с процессом перемен в Восточной Европе. В то время как число стран, подписавших Парижский Договор, увеличилось в результате распада советской империи, НАТО необходимо добиться создания безопасных и стабильных условий для новых европейских демократий. Деятельность по налаживанию связей приобретает новые формы и содержание, способные обеспечить создание интеграционного механизма, посредством которого все старые территориальные споры, претензии и этнические конфликты в Центральной и Восточной Европе могут быть преодолены стремлением к сотрудничеству (например, в апреле 1992 года намечено провести встречу министров обороны стран - членов НАТО и восточноевропейских государств для обсуждения новых форм военного сотрудничества Запада и Востока). За Североатлантическим советом сотрудничества последуют другие организации, созданные как параллельные всем структурам НАТО. Это новое направление деятельности Североатлантического блока потребует принятия пяти основополагающих принципов.

Во-первых, НАТО следует ясно и определенно заявить, что она не закрыта для новых членов. НАТО - это не «спасательная лодка», где нет места для других экипажей.

Во-вторых, НАТО должна выработать новый устав, который бы в большей степени соответствовал убыстряющемуся темпу перемен в Центральной и Восточной Европе. Мнение всех членов экипажа «спасательной лодки» необходимо учитывать и должен быть создан механизм проведения в жизнь этого мнения.

В-третьих, НАТО должна установить четкие требования к новым членам. Каждый в «спасательной лодке», борющейся со штормом, должен вносить определенный вклад в выживание всей группы. Те, кто не желает грести вместе с остальными членами экипажа, могут уступить свое место способным и желающим трудиться вместе со всеми.

В-четвертых, процедуру поэтапного вступления в организацию следует непременно соблюдать. Каждый член экипажа «спасательной лодки» и каждый его потенциальный член, еще находящийся в воде, должен быть уверен в том, что критерии вступления и процедура отбора экипажа являются справедливыми. Тем, кто находится вне «спасательной лодки», это положение может показаться несправедливым, но пока будет уверенность в правильности приема, они, вероятно, будут сотрудничать, чтобы лодка была устойчивой.

В-пятых, в условиях смещения центра тяжести блока к Востоку НАТО должна обязательно изменить местонахождение своей штаб-квартиры. Советник литовского правительства Дмитрий Копельман в беседе с автором во время семинара в Борнхольме выдвинул идею, что в случае вступления Российской Федерации в НАТО она должна быть перемещена в Калининград. Президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин говорил о возможности вступления России в эту организацию и что это будет способствовать созданию системы безопасности «от Ванкувера до Владивостока». Идея превратить область в самоуправляемый регион под международным контролем поможет выработать подход к потенциальным проблемам, связанным с его будущим статусом.

Калининград как фактор системы безопасности. Проблема Калининграда, продолжая оставаться весьма болезненной, требует решения. Еще в 1226 году Конрад Мазовецкий призвал немецких рыцарей для защиты польских поселений, тем самым заинтересовав их районом, прилегающим к порту, и городом, построенным тевтонскими рыцарями и названным Кенигсбергом. Город был основан чешским королем Премышлем Отакаром Вторым в 1255 году и назван Краловецем. С 1386 года Польша и Литва объединились и вплоть до 1795 года боролись с немецкими колонистами.

8 конце второй мировой войны Советский Союз демилитаризовал Финский залив. После перемещения оборонительной линии Ленинграда на Запад, непосредственно на Балтийское побережье, Финляндия превратилась из страны, находящейся «на передовой», в государство на «фланге». Таким образом, Калининград рассматривается как важный пункт, который способен компенсировать утрату военно-морских баз в прибалтийских государствах, а также как механизм устранения возможности возрождения военно-стратегической значимости Финляндии в сфере безопасности России. Долгосрочное развитие региона в условиях уменьшения военно-морской мощи России, интегрирующейся в Европу, может стать спорным вопросом.

Председатель Верховного Совета Литвы В. Ландсбергис на встрече с активистами, выступающими за независимость региона, заявил, что «их требования законны» и «они заслуживают того, чтобы их услышали». И хотя Германия также проявляет все возрастающий интерес к области, которую немцы называют Кенигсбергской, Польша вряд ли захочет восстановления немецкого влияния у своих восточных границ. После переселения 2 тыс. поволжских немцев в Калининградскую область в течение первой половины 1990 года Польша уже подняла вопрос о будущем Калининграда для обсуждения его с правительствами России и Беларуси.

Расширение Европейского сообщества. Подобно НАТО, Европейское сообщество (ЕС) должно также выработать механизм для начала процесса введения новых демократий Центральной и Восточной Европы в Новую Европу. В ответ на сопротивление Франции расширению Европейского сообщества Германия заявляет: «...мы не можем ждать. Для нее экономическая и политическая стабильность на границах- абсолютная необходимость». Но даже усилий Германии, направленных на обеспечение инкорпорирования новых демократий в начале следующего десятилетия, может оказаться недостаточно в условиях угрозы экономического краха в Центральной и Восточной Европе. Президент Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали заявил, что Восточная Европа стоит перед лицом экономического кризиса, который страшнее, чем тот, который пережил Запад в тридцатых годах, и несет с собой те же опасности - общественную и политическую нестабильность, угрозу демократии. Статус ассоциативного члена в Европейском сообществе должен быть получен на начальном этапе, чтобы являться психологическим стимулом и обеспечивать необходимый доступ к рынкам некоторых видов продукции, где могут конкурировать страны Центральной и Восточной Европы.

Как отмечает Ж. Аттали, «невозможно приватизировать компанию, которая не имеет рынка сбыта своей продукции. Невозможно совершенствовать нацию, которая не может продать свои товары в развитых странах».

С Россией дело обстоит сложнее. На Западе уверены в том, что и для России, и для Запада была бы целесообразной ее интеграция в системы общих ценностей Евро-Атлантического сообщества. В противном случае ее собственный вес раздавит и парализует группу небольших и средних государств, составляющих Европейское сообщество. Подобно Америке, рожденной усилиями европейцев, демократическая Россия может стать самостоятельным союзником и партнером Европы.

После распада Советского Союза политические обозреватели размышляют над тем, попытается ли Россия занять «доминирующее положение в новом содружестве» или произойдет «распад самой России». В государствах Прибалтики считают, что Беларусь, Украина и Казахстан будут достаточным противовесом ведущей роли России. Проблема целостности самой России вызывает большую озабоченность в прибалтийских государствах, где понимают необходимость существования достаточно сильной России, которая могла бы заслонять Европу от исламского фундаментализма так же успешно, как Турция. Фактически после распада Советского государства Турция встала на пути фундаменталистических устремлений Ирана. Сегодняшнее противостояние между ними является важным фактором в борьбе таких разных ценностей, как демократия и феодализм.

В свое время отмечалось, что «Иран хочет содействовать возрождению ислама вдоль своих северных границ для сдерживания недовольства и потенциальных шагов, направленных на достижение независимости в своих собственных беспокойных провинциях». Однако этнически узбеки, казахи, киргизы, азербайджанцы и туркмены являются тюркскими народами, и лишь таджики по происхождению и языку - персы. Все это усиливает положение Турции в ее соперничестве с Ираном. Однако напряженность в отношениях между тюрками и таджиками распространилась на отношения между тюркскими народами как таковыми. Поэтому задача создания единого государства или федерации тюрков может оказаться более сложной для выполнения, чем достижение независимости. В ближайшее время среднеазиатские республики останутся с Россией и Украиной, с которыми они имеют прочные экономические связи. Тем не менее одно высокопоставленное лицо в Узбекистане заявило, что «содружество... государств будет переходным этапом... на пути к независимости». В будущем крупным источником напряженности может стать Казахстан, являющийся в настоящее время связующим звеном между славянскими и тюркскими республиками. Если среднеазиатские республики выберут полную независимость и отделятся от России и Украины, в Казахстане, где 38% славянского населения проживает на севере, принадлежность к разным культурам может привести к его разделению по линии восток - запад. Но на данном этапе Турция снимает остроту ситуации вдоль южной границы России в том смысле, что она «прилагает усилия, направленные на содействие становлению гражданских демократий в советских мусульманских республиках, одновременно сдерживая деятельность религиозных фундаменталистов внутри страны».

Успех Турции в Средней Азии может зависеть в значительной степени от экономической ситуации в самой Турции и в бывших советских республиках. К сожалению, в бывших республиках умеренные темпы общего экономического роста будут, скорее всего, перекрыты приростом населения, что приведет к снижению уровня жизни. Специалисты предсказывают, что «коренные народы Средней Азии начинают считать, что во всем виноваты «эти русские», а это может вызвать глубоко укоренившиеся национальную вражду и чувство обиды, которые очень трудно будет сдержать». Таким образом, спокойствие на южной границе, которое в настоящее время обеспечивает Турция, не устраняет возможности возникновения такой опасности как внутри Содружества, так и в самой Российской Федерации.

В то время как военная безопасность возможна на тактико-техническом уровне, на политическом крайне важно заранее определить ситуации, которые могут угрожать общей безопасности, и принять упреждающие меры. Непосредственная угроза, которая может быть связана с положением офицерского корпуса, в регионах устранима простым использованием необходимых финансовых ресурсов. Еще более важным сейчас является создание новых моделей безопасности, которые позволили бы НАТО и Европейскому сообществу стать инструментами для использования возможностей, открываемых окончанием «холодной войны» и теми изменениями, которые произошли в бывшем Советском Союзе. В результате этого решится судьба не только России, но, вполне вероятно, и всей Европы. Станет ли Россия азиатской частью Европы или европейской частью Азии, будет зависеть от реализации возможности создания глобальной системы безопасности.

Филипп Ф. Петерсен, доктор философии, военный аналитик корпорации «Потомак фаундейшн».

Шапиро М. Горбачев: Существование Союза иод сомнением // Вашингтон пост. - 1991.

Райт Робин, Макманус Дойль. История завтра: четыре выбора между здравым смыслом и хаосом // Вашингтон пост. - 1991. - 29 декабря.

В работе автор употребляет понятие «оборонительная безопасность». По содержанию, видимо, оно адекватно категории «военная безопасность», поэтому в тексте будет использован в дальнейшем последний термин (Ред.).

Рэмник Д. Лидеры оппозиции освобождены в Грузии. Россия и Украина ведут переговоры по военным проблемам // Вашингтон пост. - 1991. - 28 декабря.

Доддс М. Новая забота Москвы: Декабрьский путч // Вашингтон пост. - 1991. - 6 декабря.

Прибалтийские страны: Справочник.-Таллинн: Таллиннское книжное изд-во, 1991. -С. 19.

Лан С. Краткое изложение заседаний 16-19 декабря. - Вильнюс, 1991. - С 3-4.

Дроздяк У. НАТО заявляет о готовности оказать помощь Советам // Вашингтон пост. - 1991. - 14 декабря.

Фридман Т. Россия хочет вступить в НАТО на форуме с участием Запада и Востока // Интернэшнл хералд трибьюн. - 1991. - 21-22 декабря.- С. 2.

Рэмник Д. Россия просит о приеме в члены НАТО // Вашингтон пост. - 1991. - 21 декабря.

Паундз Н. Восточная Европа. - Чикаго: Издательская компания «Элдяйн», 1969. - С. 860-863.

Редберн Т. Германия становится более равным среди членов Европейского сообщества // Интернэшнл хералд трибьюн. - 1991. - 26 ноября.

Брей Н. Президент ЕБРР намерен пересмотреть отношение банка к помощи Советам // Уолл стрит джорнел. -- 1991. - 20-21 декабря.

Доббс М. Вверх от унижения // Вашингтон пост. - 1991. - 27 декабря.

Дроздяк У. Борьба за советских мусульман: Иран и Турция соперничают за влияние над ними в условиях освобождения республик // Интернэшнл хералд трибьюн. - 1991.

Pуперт Д. Советские мусульманские республики на пути к независимости: их лидеры соглашаются в том, что Туркестан должен в конечном итоге отделиться от славян // Вашингтон пост. - 1991. - 14 декабря.

Д р о з д я к У. Борьба за советских мусульман: Иран и Турция соперничают за влияние над ними в условиях освобождения республик.

Л а б и н Н. Труд и национальность в советской Средней Азии, - Лондон: Макмиллан, 1984.-С 234.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации