О природе взаимодействия в вооруженной борьбе

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 6,7/1992

ОПЕРАТИВНОЕ ИСКУССТВО

О природе взаимодействия в вооруженной борьбе

Подполковник В. Г. КОЛИБАБА

В НАСТОЯЩЕЕ время ученые пришли к убеждению, что взаимодействие есть сложная сущность с комплексом проявлений, познание которой требует системного логического анализа и единого понятийного аппарата. Другими словами, проблемы современной теории и практики требуют создания общей теории взаимодействия как основы методологии дальнейших исследований его конкретных типов и видов. Во многих публикациях приводятся самые разнообразные определения для тех объектов, которые можно считать системами. Это обусловлено отсутствием единого методологического понятия «система» («боевая система»). Анализ различных концептуальных подходов к изучению и описанию систем позволяет утверждать, что для любого исследуемого объекта, в том числе «боевого» (группировки войск, соединения, части), достаточно трех уровней описания: первый - исследование внешних целостных свойств объекта как интегрального единства всех составляющих в действии; второй - анализ внутреннего строения объекта со всеми элементами, отношениями и связями между ними, а также внешними воздействиями; третий - определение места данного объекта как подсистемы (элемента суперсистемы) или противосистемы для внешних объектов.

Таким образом, взаимодействие элементов систем, подсистем и самих систем в различных комбинациях присутствует внутри и вокруг каждого объекта. Исходя из этого, можно утверждать, что познание природы взаимодействия, в том числе и в вооруженной борьбе, без системного анализа практически невозможно. Дальнейшие исследования в этой области будут иметь особое значение, поскольку рассмотрение военного противоборства сторон как процесса взаимного воздействия боевых суперсистем позволит применить современные научные методы формализации и моделирования боевых действий. При этом содержание взаимодействия должно иметь количественные очертания и математическое описание, а пространственно-временные границы и другие характеристики элементов систем позволят различать взаимодействие по его формам.

Содержание каждой из форм взаимодействия определяет многообразие типов систем, а само взаимодействие является одним из основных системообразующих факторов. Например, Ф. Энгельс, утверждал, что «...только взаимодействие является истинной причиной всех вещей, и мы не можем пойти дальше познания этого взаимодействия именно потому, что позади нечего больше познавать».

Утверждая объективность взаимодействия, философия при помощи соответствующей категории отражает воздействие различных объектов друг на друга, изменения состояния, взаимопереход, а также порождение одним объектом другого. Категория взаимодействия носит универсальный характер, а его содержание включает в себя не только взаимное воздействие и взаимную обусловленность в существовании, но и силу каждого из взаимодействующих объектов. Еще Аристотель, изучая труды Анаксагора и Эмпидокла, обратил внимание на то, что эти мыслители первыми обнаружили различие между силой и материей. «Сила, при помощи которой любая субстанция сохраняет свое бытие, есть проявление и выражение ее глубинной сути», - утверждал Б. Спиноза, доказывая, что «нет ничего из природы, что не вытекало бы из какого-либо действия». Развивая эти положения, И. Кант употреблял термин «взаимодействие» для обозначения взаимного действия сил двух или нескольких элементов в данный момент времени. Именно в этом он видел «специфику взаимодействия и его отличие от понятий причинно-следственной связи и движения». Открыв закон всемирного тяготения, И. Ньютон обозначил взаимодействие материальных объектов как некоторое действие центров сил. Не объясняя природу возникновения этих сил, он подразумевал под ней «неизвестную причину известного действия».

Последующие открытия в физике элементарных частиц дали основание предполагать наличие в природе качественно различных систем объектов и чего-то еще, что объединяет части систем в целое. Для разрушения таких систем (планетарных, атомных и других) необходимо затратить определенную энергию. Следовательно, взаимное влияние частей систем характеризуется силой или энергией взаимодействия и в физике, например, сведено в фундаментальные типы: сильное (ядерное), электромагнитное, гравитационное и слабое (взаимодействие элементарных частиц). «Анализ развития физических представлений о взаимодействии материи показывает, что история научных взглядов на возможность действовать на расстоянии отражает эволюцию физических взглядов в целом».

Таким образом, история познания имеет богатейший опыт изучения взаимодействия в природе и в различных областях деятельности людей. Поэтому военная наука не может обойти вниманием многовековые достижения в исследовании этой области и должна учитывать все составляющие природы данного явления.

История фундаментальных исследований взаимодействия войск (сил) в военной науке насчитывает не более 70-75 лет. При этом многие теоретики военного искусства заключали существенно отличающееся содержание в дефиницию данного понятия.

Известно несколько различных точек зрения на понимание сути и содержания взаимодействия в вооруженной борьбе. Однако особо выделяется из них мнение Г. М. Колесникова, считающего, что «взаимодействие ведет лишь к хаосу, а не к организованному поведению организма». Излагая свою точку зрения, он связывает конкретность способа (одну из форм) взаимодействия с освобождением элементов системы от избыточных степеней свободы. С одной стороны, им утверждается нечто новое, нестандартное, а с другой - анализ системных концепций позволяет утверждать, что автор просто абсолютизировал в своем определении одно из проявлений сути взаимодействия системных элементов. Это позволяет сделать вывод, что в военной науке нет О природе взаимодействия в вооруженной борьбеединства взглядов на понимание природы взаимодействия в вооруженной борьбе, не выработан единый методологический подход к познанию этого явления. На наш взгляд, природа взаимодействия функциональных (в том числе боевых) систем по своему содержанию и проявлениям намного шире, чем простое «ограничение свободы действий элементов». Что же следует понимать под взаимодействием войск (сил) или, иными словами, компонентов боевых систем и суперсистем? Согласованные действия, взаимное влияние, ограничение свободы действий или что-то иное? Для ответа на этот вопрос следует уточнить некоторые аспекты. При изучении природы взаимодействия и ее проявлений в вооруженной борьбе большое значение имеют определенные закономерности, которые можно установить в эволюции форм и способов боевых действий. Рассмотрим это на примере ведения боя двумя первобытными племенами. По отношению к действиям единичного (вооруженного палицей или иным подобным оружием) человека такое боевое столкновение противостоящих сторон в своем начальном виде отличается от столкновения двух бойцов только количеством. Но, состоящее из многих воинов одной специализации, некоторым образом возникает и действует «единое боевое тело» (ЕБТ). В данном случае оно проявляет определенную силу, возникающую из кооперирования индивидуальных боевых действий. Это - «единая боевая сила» (ЕБС) данной группы воинов (рис. 1).

Даже при неизменном способе боевых действий одновременное применение значительного числа воинов приводит к результату, который другим образом не может быть достигнут. Безусловно, сила нападения или обороны, например, афинской фаланги существенным образом отличается от суммы тех сил нападения или сопротивления, которые способны развить единичные гоплиты. Равным образом ударная сила танкового полка (дивизии) несравнима с возможностями отдельного наступающего танка или ведущего огонь артиллерийского орудия. В любом случае результат одновременного действия одиночными усилиями либо вообще не может быть достигнут, либо может, но в несоизмеримо малом масштабе. Поэтому «единое боевое тело» в процессе достижения цели действия в любой момент времени обладает отличной от частных сил индивидуальных воинов интегральной «единой боевой силой». Форма действий, при которой множество воинов совместно участвуют в процессе решения общей боевой задачи и порождают новую силу, может быть определена как боевая кооперация действий. Содержание этого процесса составляет совокупность согласованных и скоординированных для достижения единой цели частных действий воинов (групп), которая может быть определена как их боевое содействие друг другу.

Выражение «один в поле не воин-общеизвестно. Однако речь идет не о повышении одиночной, индивидуальной силы воина, а о качественно новой, которая по своей природе есть коллективная, интегрирующая боевая сила.

Своеобразная природа «единой боевой силы» выражается и в том, что произвольное объединение воинов практически не приводит к ее возникновению. Вполне очевидно, что, посадив необученных людей в танк, рассчитывать на его успешное применение в бою не приходится. Другими словами, идеальный образ «единой боевой силы», ее проявление отличаются друг от друга не только в сознании, но и в действительности.

Для того чтобы выделить закономерность функционального разделения боевой деятельности, рассмотрим эволюцию форм и способов боевых действий. С развитием военного дела численное увеличение группировок сторон, более сложное сочетание действий отдельных воинов (групп), изначально проистекавшее из стихийного выделения части их для выполнения специфических задач, становится естественным фактором боя. Структура простого «единого боевого тела» заметно усложняется. Как только выделение определенной боевой или обеспечивающей функции приобретает достаточную широту распространения и устойчивость, она становится планомерно и систематически используемой формой действий. Например, из обеспечивающих функций в Древнем Риме первой выделилась функция тылового снабжения, когда для ведения длительных походов создавались стационарные базы с запасами продовольствия и оружия. При этом любая, узконаправленная на конкретную частную задачу, специфическая деятельность естественней-шим образом вызывала потребность в людях, приспособленных именно к этой деятельности. Безусловно, здесь начинает проявляться то самое «ограничение от избыточных степеней свободы», когда из совокупных возможностей человека для конкретного рода деятельности требуется только какая-то их часть. Подобно тому, как партия первой скрипки в большом оркестровом произведении «ограничивает» свободу игры виртуоза конкретной нотной партитурой, так и перераспределение боевых функций между воинами определяет их роль и место в действии совокупного «единого боевого тела». Но это ограничение является только одним из внутренних свойств больших систем, а не сутью и не содержанием взаимодействия. Ограничивая «свободу действий» людей одной конкретной функцией, однородное «единое боевое тело» разделяется на отдельные формирования, обладающие самостоятельными возможностями. Так происходит первоначальное выделение боевых специальностей, родов войск и специальных войск, разделение боевой деятельности по определенным формам и сферам действий. Группировки войск сторон обретают иерархическую структуру. История подтверждает, каким образом это характерное для вооруженной борьбы разделение приобретает наиболее целесообразные формы (сначала чисто эмпирически), а затем стремится организационно закрепить найденную форму и упрочить ее на века. Если она и меняется (за исключением отдельных случаев), то лишь в результате появления нового, более современного оружия.

Таким образом, если процесс достижения «единым боевым телом» какой-либо цели изначально сложен, то факт объединения значительной группировки воинов в этом образовании позволяет распределять различные операции между ними, а также передавать часть функций общим средствам защиты или передвижения. Это позволяет выполнять совместные действия одновременно.

Вместе с тем процесс разделения боевой деятельности по специальностям характеризовался не только формированием общей структуры вооруженных сил. Отдельные комбинации из действий воинов нескольких совмещаемых специальностей закреплялись в самостоятельных (обособленных) формах, например экипажах кораблей, боевых комплексов, танков, САУ и др. Если внимательно присмотреться к современному танку (равно и к другим боевым машинам, комплексам), то в общем и целом можно увидеть в нем, хотя и в измененной форме, вооружение, средства защиты и передвижения, которыми обладал когда-то отдельный воин. Но это уже атрибуты не человека, а совокупного «единого боевого тела» - в данном случае танка. У него имеется коллективная, многофункциональная «единая боевая сила», которая включает в себя компоненты огневой мощи, маневренности и защищенности. В бою она может быть определена как ударная сила танка. При ее рассмотрении видно, что нанесение удара для уничтожения противника превратилось из результата действий отдельного воина в общую цель коллективных согласованных действий всего экипажа.

Рассмотрим существование «единой боевой силы» с иной точки зрения. Первоначально речь шла только о факте ее возникновения путем боевой кооперации действий воинов (групп), родов войск и др. Совершенствовалось вооружение, разделялись боевые и обеспечивающие функции, изменялась организационная структура войск. «Единая боевая сила» любого боевого формирования становилась со временем многофункциональной в соответствии с его организационной структурой и вооружением. Поэтому ударная сила танка специфически отличается от других форм «единой боевой силы» и объективно определяется конкретной комбинацией воинов с их вооружением, средствами передвижения и коллективной защиты. Члены экипажа и конструкция танка есть исходный пункт и необходимые факторы появления и существования одной из многих форм «единой боевой силы»-ударной силы танка.

В ходе боя боевая машина перемещается, ведет огонь, преодолевает препятствия. Члены экипажа, работая комплексно, действуют в соответствии с обстановкой. В этом едином действии - участии танка в бою - можно установить два самостоятельных процесса. Один, наблюдаемый со стороны, состоит из передвижений танка и поражения противника огнем. Другой, наблюдаемый изнутри броневого корпуса, представляет собой действия членов экипажа и работу комплексов, узлов и механизмов танка (в системном исчислении - функционирование элементов боевой системы «танк»), которые являются совокупностью согласованных и взаимосвязанных действий, направленных на достижение единой (общей) цели. Разделив период участия танка в бою на определенные циклы (в соответствии с количеством произведенных выстрелов), можно установить число операций, выполненных каждым членом экипажа, и режим работы всех систем танка (рис. 2).

Следовательно, двойственность в действии танка на поле боя заключается в возможности выделения двух относительно самостоятельных процессов. При этом совокупность действий членов экипажа с работой комплексов, узлов и механизмов танка (функциональные действия элементов боевой системы «танк») составит содержание второго процесса. Тогда первый - применение на поле боя ударной силы танка (совокупной единой боевой силы танкового экипажа) - будет проявлением второго, но в новом качественном измерении. Здесь решающее значение имеет тот факт, что относительная самостоятельность существования ударной силы становится совершенно очевидной при сравнении количественно-качественных параметров обоих процессов: действий внутри танка и действий совокупной боевой силы на поле боя. Применение ударной силы танка является в то же время непрерывным процессом ее возникновения и поддержания. Это возникновение совершается за пределами жизненной сферы «единой боевой силы» и за пределами нашего сознания.

О природе взаимодействия в вооруженной борьбе

Безусловную трудность в понимании разницы между содержанием боевого содействия (одной из форм взаимодействия) и его проявлением составляет одновременность их существования. Об этой трудности говорил еще И. Кант. Выводя категорию взаимодействия в качестве замыкающего звена в классе категорий причина, следствие, действие, субстанция, он писал: «...из того, что я соединяю понятия причины и субстанции, еще не становится тотчас же понятным влияние, т. е. то, каким образом одна субстанция может быть причиной чего-то в другой субстанции... для этого требуется особый акт рассудка».

Таким образом, в действиях танка на поле боя заключена двойственная природа взаимодействия элементов боевой системы «танк». Возможность выделения качественного и количественного скачка из области согласованных и скоординированных единой целью частных действий элементов в сферу существования новой субстанции - совокупной интегральной единой боевой силы (возможное появление новых свойств, новых качеств), видимо, можно определить как системный эффект. Установление последнего в каком-либо объекте, явлении позволяет классифицировать исследуемое по этому эффекту на системы и другие образования. Однако существует еще одна особенность рассмотренной выше формы взаимодействия. Установлено, что все процессы, происходящие внутри броневого корпуса танка, являются источником возникновения его ударной силы, а совокупность действий экипажа с работой комплексов, узлов и механизмов определена как боевое содействие. Поскольку содержание данной формы взаимодействия (действия экипажа и работа комплексов, узлов и механизмов) отличается от внешнего проявления ударной силы и внешней среды (в системном исчислении это называется элементами системы, отграниченными от среды существования и проявлений системных свойств), то для данного боевого объекта оно может быть определено как боевое внутрисистемное содействие. Таким образом, последнее заключается в объединении сил действующих элементов для достижение единой цели, которое обеспечивает создание и применение интегральной системной (единой) боевой силы. Выявленные выше закономерности в эволюции форм и способов боевых действий позволяют утверждать универсальность данной формы. Другими словами, в соответствии с иерархией вооруженных сил любые группировки (объединения, соединения и др.), рассмотренные в качестве боевых систем, в своих действиях будут иметь внутрисистемное боевое содействие элементов и способность к созданию интегральной системной (единой) боевой силы соответствующего уровня.

Следовательно, существующие трактовки категории «взаимодействие войск (сил)» не отвечают в полном объеме его содержанию и не отражают проявлений его природы в вооруженной борьбе. Ведет ли взаимодействие, как это утверждает Г. М, Колесников, к хаосу? Или оно есть «освобождение элементов системы от избыточных степеней свободы»? Очевидно, что на эти вопросы может быть дан только отрицательный ответ.

В любых системах взаимодействие элементов по своей природе ведет не к хаосу, а к возникновению и действию новой силы, появлению новых свойств и качеств. Что же касается «ограничения свободы действий элементов», то это - непременное условие существования систем, одна из характеристик внутрисистемного состояния и структурных отношений.

Анализ показывает, что изучение законов и свойств взаимодействия боевых суперсистем и систем, процессов, происходящих в их подсистемах и элементах, а также исследование вопросов повышения боевых возможностей войск путем создания системного эффекта позволят военным специалистам получать новые знания о законах ведения вооруженной борьбы, разрабатывать более совершенные формы и способы боевого применения сил и средств для создания боевой суперсистемы в масштабе вооруженных сил государства.

Важнейшим условием повышения уровня и качества взаимодействия группировок войск, сил и средств является познание и единое понимание командным составом объективных законов и взаимозависимостей в действиях объединений (соединений), решающих единую задачу в операции.

В заключение следует отметить, что многие аспекты взаимодействия в вооруженной борьбе исследованы далеко не полностью. Уточнение границ категории «взаимодействие» и развитие теоретических основ действий войск в рамках боевых суперсистем позволят военным ученым и практикам более целенаправленно решать вопросы организации и управления совместными действиями боевых систем и их элементов.

Военная мысль. - 1988. - № 8. - С. 48-55; 1990. - № 9. - С. 24-33-1991. - № 4. - С. 46-54; № 11-12. - С. 30-35, 66-73.

Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. - 2-е изд. - М.: Политиздат. - Т 20 - С, 546.

Спиноза Б. Избранные произведения, - Т. 1. - М.: Госполитаздат 1957 - С. 394-395.

Кант И. Соч. - Т. 3. - М.: Госполитиздат, 1963-1966. - С. 170-274.

Ньютон И. Математические начала натуральной философии. - М.: М -Л. 1936. -С. 175-176.

Компанеец А. С. Может ли окончиться физическая наука? - М.: Наука 1967. - С. 11.

Военная мысль. - 1991. - № 10. - С. 19-21; Морской сборник. - 1987. - № 4. - С. 21-25.

Военная мысль. - 1991. - № 4, - С. 51.

Кант И. Сочинения. - Т. 3. - С. 178.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации