На пути к доверию и безопасности

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 6/1990, стр. 4-10

Новое мышление в военном деле

На пути к доверию и безопасностиНа пути к доверию и безопасности

(К итогам Венского семинара по военным доктринам)

Генерал-полковник Н. Ф. ЧЕРВОВ,

кандидат военных наук, доцент

ИНИЦИАТИВА о сопоставлении военных доктрин, выдвинутая государствами - участниками Варшавского Договора еще в 1987 году, получила свое практическое воплощение на семинаре по военным доктринам, который проводился с 16 января по 5 февраля 1990 года в Вене в рамках переговоров 35 государств по мерам укрепления доверия и безопасности в Европе. Это стало возможным благодаря существенным изменениям политического климата в Европе и в мире, вызванным новым политическим мышлением, осознанием той непреложной истины, что ныне укреплять безопасность страны, союза следует не столько военными, сколько политическими средствами, в том числе повышением взаимного доверия и открытости в военной сфере. Главная цель семинара состояла в том, чтобы откровенно обменяться мнениями по вопросам, связанным с национальными военными доктринами, способствовать устранению годами накапливавшегося взаимного недоверия и подозрительности, лучшему пониманию деятельности государств в военно-политической области, содержания военных доктрин и концепций.

Принципиальные положения советской военной доктрины изложил начальник Генерального штаба ВС СССР генерал армии М. А. Моисеев. «По нашему убеждению, -сказал он, - определяющее влияние на содержание военной доктрины и ее развитие имеют общественный строй и политика государства. Каковы социальная природа и политика государства, такова и его военная доктрина».

Советскую внешнюю политику сегодня определяет новое политическое мышление. Его важнейшие положения исходят из признания приоритета общечеловеческих ценностей, неприемлемости войны как средства политики, бессмысленности гонки вооружений и необходимости новых подходов к обеспечению международной и национальной безопасности Никакое оружие не дает ни одному государству полной уверенности в надежной защите себя только военно-техническими средствами Даже самая мощная оборона, в том числе с использованием так называемого «космического щита», не гарантирует ее. Мир стал слишком маленьким и хрупким для войн и силовой политики. Ядерная война привела бы к гибели рода человеческого, уничтожению всего живого на Земле. Осознав эти суровые реальности, руководители СССР и США в ноябре 198о года в Женеве заявили: ядерная война никогда не должна быть развязана, в ней не может быть победителей.

Советский Союз в практике своей внешнеполитической деятельности реализует такие принципы межгосударственных отношений, которые предусматривают полный отказ от применения силы, силовой политики, гонки вооружений, переход к реальному разоружению, уважение суверенитета, независимости, территориальной целостности других стран.

Руководствуясь новым политическим мышлением, СССР разработал и в 1987 году ввел в действие новую советскую военную доктрину, которая является отражением реальностей нынешнего переломного этапа мирового развития и представляет собой систему официально принятых основополагающих взглядов на предотвращение войны, военное строительство, подготовку к обороне страны и Вооруженных Сил СССР к отражению агрессии, а также на способы ведения вооруженной борьбы по защите социалистического Отечества. По своему содержанию она тесно согласуется с военной доктриной государств - участников Варшавского Договора.

Действуя на правах Основного Закона Советского государства в области обороны, его доктрина направлена не на подготовку к войне, а на ее предотвращение, на упрочение международной безопасности. Разумеется, и раньше деятельность СССР предусматривала борьбу против угрозы войны. Но теперь, когда война равнозначна самоубийству, эта задача стала приоритетной, основной функцией государства и его Вооруженных Сил.

«Мы приветствуем, -сказал генерал армии М. А. Моисеев, - заявление декабрьской (1989 года) сессии совета НАТО о том, что целью Североатлантического союза является также предотвращение войны. Выражаем заинтересованность в том, чтобы в этой связи произошли соответствующие обновления в военной доктрине НАТО, чтобы оба союза строительство вооруженных сил и подготовку войск привели к единому общему знаменателю - разумной достаточности для обороны».

В советской военной доктрине, как и в доктрине любого государства, различают две взаимосвязанные стороны - политическую и военно-техническую. Главной, определяющей является политическая сторона. Ее содержание рельефно раскрывается в следующих ключевых положениях: СССР не связывает ни свое настоящее, ни будущее с военным решением международных проблем; сохранение мира он считает высшей общечеловеческой ценностью; СССР никому не угрожает, ни на кого не собирается нападать, не имеет территориальных притязаний ни к одному государству ни в Европе, ни в других регионах мира и ни к одному народу не относится как к своему врагу; исходя из того, что существующее примерное военное равновесие между двумя союзами остается пока решающим фактором недопущения войны, СССР будет прилагать усилия для его поддержания, но на все более низком уровне.

Эти положения убедительно свидетельствуют о сугубо оборонительном характере советской военной доктрины, закреплены законодательно, отражены в официальных документах, в том числе в боевых уставах, и подтверждаются практическими делами в области обороны в целом. В настоящее время подготовлен для рассмотрения на сессии Верховного Совета Закон об обороне Советского государства.

Военно-техническая сторона доктрины исходит из принципиальных политических установок и охватывает вопросы оборонного строительства, технического оснащения Вооруженных Сил, определения форм и способов отражения возможной агрессии, подготовки войск и сил флота к решению этой задачи. Она имеет дело с комплексом таких вопросов, как: характер военной угрозы и вероятный противник; к отражению какой агрессии готовить государство и вооруженные силы; какие вооруженные силы нужно иметь; какие способы военных действий необходимо осваивать для отражения агрессии?

Как известно, обе стороны - СССР и США, ОВД и НАТО - решительно отрицают, что угроза войны может исходить от них. В то же время реальность такова, что оба военно-политических союза создали огромную обоюдную угрозу. «Лично я убежден, - подчеркнул М. А. Моисеев, - что США и НАТО сегодня не преследуют агрессивных целей в отношении Советского Союза и его союзников. Благодаря позитивным изменениям напряженность в мире уменьшилась. Но военная опасность не исчезла. Скажу прямо: источник военной опасности мы видим в военной политике, которую проводят США и НАТО по отношению к Со* ветскому Союзу и ОВД, в некоторых положениях их военных доктрин».

В этой связи у советской стороны особую озабоченность вызывает мощный наступательный потенциал военно-морских сил США, отказ Вашингтона вести какой бы то ни было диалог о сокращении флота.

СССР беспокоят сейчас и будут беспокоить в дальнейшем многие размещенные вокруг него американские военные базы. На них 500-тысячная группировка войск, крупные силы авиации и флота. В таком окружений "Советское государство живет уже более 40 лет. Мы хорошо знаем боевые возможности стратегической авиации, а также военно-морских сил США, имеющих многократное превосходство над Советским Военно-Морским Флотом. Плюс к этому «звездные войны», от которых никак не могут отрешиться в Вашингтоне, новые стратегические «самолеты-невидимки» (В-2) как средство первого ядерного удара, отказ от прекращения ядерных испытаний, ставка на устрашение, на ядерное оружие. Можно ли перечисленное отнести к разряду мирных устремлений? Советской стороне приходится учитывать это и соответствующим Образом строить свою оборону.

В этой связи особую значимость приобретает вопрос, связанный с определением, к отражению какой агрессии готовить Советские Вооруженные Силы. Здесь также приходится считаться с конкретными действиями другой стороны. Не является секретом, что вооруженные силы США и НАТО в целом готовятся как к ядерной, так и обычной войне. Доктрины «гибкого реагирования» и «ядерного устрашения», несмотря на публичные заявления об их «оборонительном» характере, предусматривают при определенных обстоятельствах использование ядерного оружия первыми.

Все понимают (ив этом заключается печальный парадокс нашего времени), что ядерная война приведет к катастрофе, что ее не должно быть, и тем не Meriee применение ядерного оружия планируется как на театре военных действий, так и в глобальном масштабе. Понимают, что в ядерной войне не может быть победителей, однако не все соглашаются поставить ядерное оружие вне закона или хотя бы взять обязательство не применять его первыми, как это сделали СССР и КНР.

Почему бы США и СССР, НАТО и ОВД сейчас, в новых условиях, не принять совместное взаимное обязательство не применять первыми ядерное оружие? Советский Союз за то, чтобы было принято обязательство не начинать первыми войну и с применением обычных средств.

В советской военной доктрине разработан и осуществляется новый подход к определению состава вооруженных сил, их структуры, военному строительству в целом. В решении этих вопросов советская сторона исходит из принципа разумной достаточности для обороны. В отношении стратегических наступательных вооружений он означает примерное равновесие между СССР и США. Их структура может быть различна, но потенциальные боевые возможности на любом уровне сокращений должны быть сопоставимы. С этих позиций Советское государство ведет переговоры с США о сокращении на 50 проц. таких вооружений и в дальнейшем готово договариваться о еще более глубоких и радикальных их сокращениях.

Однако нельзя согласиться с оценкой последствий создания системы противоракетной обороны (ПРО) страны, которую дают некоторые представители Вашингтона. Если будет создана система ПРО США, особенно ее ударный космический эшелон, то как следствие подорвется стратегическая стабильность: может начаться гонка вооружений в области стратегических средств с непредсказуемыми последствиями.

Для обычных вооруженных сил оборонная достаточность подразумевает такой их боевой состав, при котором стороны способны отразить агрессию извне, но вместе с тем не обладают возможностями осуществить нападение и вести крупномасштабные наступательные операции. Это означает: придание вооруженным силам ненаступательной структуры; ограничение состава ударных систем вооружений; изменение группировок вооруженных сил и их дислокации с учетом решения оборонительных задач; снижение масштабов военного производства, военных расходов и военной деятельности в целом. Требования оборонной достаточностг мы осуществляем на практике.

Советский Союз намерен иметь обычные вооруженные силы в том минимальном составе, который необходим для надежного отражения возможной агрессии. Примером такого подхода могут служить наши предложения на переговорах в Вене о составе вооруженных сил двух союзов в Европе. В них предусматривается глубокое сокращение войск каждой стороной. После сокращений стороны могли бы иметь в основном одинаковое количество вооружений. Кроме того, предлагается преобразовать структуру вооруженных сил сторон в чисто оборонительную. Так готовы мы действовать и на всех других направлениях.

Советская военная доктрина - не «пропагандистская кампания», не декларация, а руководство к действию. Наши конкретные, а в условиях гласности вполне зримые дела органично вписываются в контекст нового политического мышления, являются материализацией советской военной доктрины, принципа разумной достаточности. СССР первым подал пример, начав сокращать в одностороннем порядке Вооруженные Силы и перестраивать их на оборонительную структуру. Своими практическими делами в военной области страны ОВД приглашают страны НАТО последовать их примеру. Необходимо взаимное понимание, и советская сторона хотела бы видеть его результаты в самое ближайшее время.

Требуется осознать, что в одностороннем порядке страны Варшавского Договора не могут полностью не только реорганизовать свои вооруженные силы на сугубо оборонительных началах, но и коренным образом изменить их структуру без ущерба для своей безопасности. Советский Союз в решении вопросов военного строительства и оборонной политики вынужден учитывать основные доктринальные установки, уровень развития вооруженных сил США и НАТО.

Важное положение советской доктрины - это новый подход к вопросу о направленности оперативной и боевой подготовки вооруженных сил. По опыту Великой Отечественной войны основным способом действий Советской Армии считалось наступление. «В настоящее время,- отметил генерал армии М. А. Моисеев, - мы пересмотрели свою стратегию. В случае агрессии основным видом действий Советских Вооруженных Сил будут оборонительные операции. Оборона в стратегическом, оперативном и тактическом масштабах в подготовке армии и флота выдвинута на первый план. С этих позиций переработаны оперативно-стратегические планы, все основополагающие документы, в том числе наставления и боевые уставы».

Принимая оборонительную концепцию и реализуя ее на деле, СССР проявляет добрую волю и сознательно ставит себя с началом агрессии в более сложные условия - в положение обороняющегося. Тем самым полностью устраняется существовавшее несоответствие между политической целью, заключающейся в предотвращении войны, обеспечении надежной обороны страны, и практическими действиями по ее достижению.

Но у нас есть серьезная озабоченность, с которой США и другим странам НАТО надо бы считаться: на ежегодно проводимые в Европе учения типа «Отэм фордж» привлекается 200-300 тыс. человек, на учения «Тим спирит» в Азии- более 200 тыс. Они приняли такой размах (территориально и по составу сил), будто мир стоит на пороге войны.

Начальник Генерального штаба ВС СССР обратился к западным коллегам с призывом разъяснить некоторые положения доктрины «гибкого реагирования», предоставляющие излишне активную роль вооруженным силам НАТО в потенциальном военном конфликте: применение ядерного оружия первыми; нанесение массированного удара с земли и воздуха по первому эшелону войск ОВД на глубину до 150 км и одновременного удара на всю глубину построения обороны противника (до 400 км) в целях отсечения последующих эшелонов, нарушения линий коммуникаций и уничтожения резервов и стратегических тыловых объектов; стремление вместо политического урегулирования конфликта придать его развитию широкомасштабный характер с фактически неразличимыми очертаниями ядерного порога.

В условиях когда процесс укрепления стабильности и безопасности в Европе набирает темп, целесообразно проявлять сдержанность в военной деятельности, не запугивать друг друга. Было бы логично разработать для оценки характера военной угрозы согласованные определения потенциалов противостоящих сторон, эволюции военных доктрин в оборонительном направлении, а также перестройки вооруженных сил двух союзов на принципах разумной достаточности для обороны.

Нынешние крупные перемены в Советском Союзе и других странах Варшавского Договора происходят в условиях полной свободы выбора народами своего пути, собственных методов строительства нового гуманного, демократического общества. При этом (что весьма важно) страны Варшавского Договора подтвердили свои союзнические обязательства по Договору, который с первого дня своего образования носит оборонительный характер. Оставаясь гарантом безопасности и поддержания мира в Европе, в его структуру и в систему взаимоотношений внутри союза, возможно, будут внесены коррективы.

Все это дает основание полагать, что развитие отношений в военной области будет продолжаться и в дальнейшем на основе открытости и взаимопонимания. Соответствующая структурная перестройка обоих союзов в целях придания им в большей степени политического характера позволит создать тот необходимый синтез условий, которые могли бы существенно понизить военный потенциал противостоящих друг другу группировок вооруженных сил в Европе и в мире в целом.

Таблица 1

ОСНОВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ПРОЦЕССА СОКРАЩЕНИЯ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР

На пути к доверию и безопасности

Вопросы построения и структуры Вооруженных Сил СССР изложил на семинаре генерал-лейтенант Ф. М. Марковский, отметив, что они приводятся в соответствие с оборонительным характером советской военной доктрины. Общая численность ВС СССР в связи с односторонним сокращением уменьшилась на 265 тыс. (табл. 1). По состоянию на 1 января 1990 года она составляет 3 993 тыс. военнослужащих, в том числе в Европе около 2,4 млн., из них: на территории ГДР - 363,7 тыс., ПР - 58,5 тыс., ВР - 49,7 тыс.; ЧСФР - 73,5 тыс. военнослужащих.

Из групп войск выведено: 50 320 человек, 3118 танков, 768 орудий, 350 боевых самолетов. С территории стран Варшавского Договора возвращены в Советский Союз три танковые дивизии (из шести запланированных к выводу), части ударной авиации, десантно-штурмовые, десантно-переправочные и другие части с вооружением и боевой техникой, а также 500 тактических ядерных зарядов (авиационных-166, ракетных- 284, артиллерийских - 50). СССР готов вывести с территории своих союзников все ядерные боеприпасы при условии аналогичного шага со стороны США.

В оборонительном духе преобразуется структура Советских Вооруженных Сил. Уменьшается число военных округов, армий, соединений (в 1989 году упразднены управления САВО и УрВО, двух общевойсковых армий и четырех армейских корпусов). Изменяется соотношение между наступательными и оборонительными средствами в пользу последних. Ликвидированы так называемые «танковые кулаки» - оперативные маневренные группы. Дивизии групп войск переводятся на новые штаты: в мотострелковых дивизиях исключаются танковые полки, количество танков сокращается на 40 проц.; в танковых дивизиях по одному танковому полку заменяется мотострелковым, количество танков сокращается на 20 проц. В Военно-Воздушных Силах авиационные полки будут иметь по 30-32 самолета вместо 40. Уменьшается количество авиационных и вертолетных полков. Таким образом, структурные изменения Вооруженных Сил СССР на практике сопровождаются радикальными сокращениями личного состава, боевой техники и вооружений.

О военной деятельности и подготовке СА и ВМФ докладывал генерал-полковник Г. А. Бурутин. Эта подготовка как составная часть строительства Вооруженных Сил осуществляется в строгом соответствии с установками советской военной доктрины, с учетом принципа оборонной достаточности. Ее главная задача - обеспечить надежность защиты и безопасность Советского Союза и его союзников. После принятия новой доктрины и в духе Стокгольмской договоренности Советские Вооруженные Силы значительно ограничили военную деятельность. Прежде всего сократили количество крупных учений. Число дивизионных и полковых тактических учений было уменьшено в два раза. Если раньше они проводились ежегодно с каждой дивизией и даже каждым полком, то сейчас не чаще чем один раз в два года. Что касается учений в масштабе армии и корпуса, то они не проводятся.

В новых условиях советская сторона не видит необходимости в крупных учениях, а тем более в маневрах. Для отработки оборонительных задач вполне достаточно осуществлять подготовку в основном в тактическом звене на ротных, батальонных, полковых и в крайнем случае дивизионных учениях. Учения такого масштаба с оборонительной тематикой, как правило, проводятся в границах имеющихся полигонов и учебных центров.

Сказанное выше можно проиллюстрировать на примере уведомляемой военной деятельности в Европе. Количество крупных учений ОВС СВД с каждым годом сокращается. Так, в 1987 году проведено 25 таких учений, в 1988-м - 21, в 1989-м-14, а в текущем запланировано только 7, что в 1,5 раза меньше, чем предусматривается провести в НАТО. Общее количество войск, участвующих во всех учениях в течение года и в каждом из них, в НАТО в 1,5-2 раза больше, чем в Варшавском Договоре. Примерно на столько же превышает и продолжительность учений ВС Североатлантического союза.

Сопоставление мероприятий военной деятельности ОВД и НАТО свидетельствует о том, что даже в условиях действия Стокгольмских договоренностей и общего понижения количества таких мероприятий интенсивность оперативной и боевой подготовки ОВС НАТО, особенно ВМС и ВВС, опасно высокая и в целом продолжает сохраняться на уровне прошлых лет, а по ряду показателей даже превышает его.

О военном бюджете СССР и системе его формирования выступил генерал-полковник В. Н. Бабьев. «Ассигнования на оборону страны на 1990 год, - отметил он в своем докладе, - утверждены Верховным Советом СССР в сумме 70 975,8 млн. рублей, что на 6 318,4 млн. рублей, или на 8,2 проц. ниже уровня 1989 года». Столь значительное их сокращение обусловлено прежде всего принятым Верховным Советом СССР решением о сокращении численности Вооруженных Сил, уменьшением заказов вооружения, военной техники, имущества, опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ. На 1990 год они (в млрд. руб.) распределяются по следующим основным направлениям: закупки вооружения и военной техники - 31,0; научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы - 13,2; содержание армии и флота - 19,4; военное строительство - 3,7; пенсии военнослужащим - 2,4; прочие расходы - 1,3.

Закупки вооружения и военной техники - наиболее емкий раздел, занимающий 43,7 проц. общих расходов на оборону. Ассигнования в этой области предназначены для финансирования серийных поставок вооружения и техники по договорам, заключаемым видами Вооруженных Сил, главными и центральными управлениями Министерства обороны СССР непосредственно с заводами промышленности. Расходы по этому разделу бюджета снижены по сравнению с 1989 годом на 1 577 млн. руб., или на 4,8 проц. Планом поставок вооружений на 1990 год предусматривается сокращение закупок основных видов вооружения и военной техники, и прежде всего наступательных средств.

Ассигнования на опытно-конструкторские и научно-исследовательские работы в 1990 году ниже уровня прошлого года на 2 145,8 млн. руб., или на 14 проц. В общем объеме военных расходов они составляют 18,6 проц.

Расходы по содержанию армии и флота можно разделить на две группы. Первая - расходы на содержание личного состава. На 1990 год на эти цели утверждено 6 798 млн. руб., в том числе на денежное довольствие военнослужащих 5765,9 млн. руб. и заработную плату рабочих и служащих 1 032,1 млн. руб. В связи с сокращением численного состава Вооруженных Сил ассигнования на выплату денежного довольствия военнослужащим в 1990-м утверждены на 463,1 млн. руб., или на 7,4 проц. ниже уровня 1989 года. Вторая группа расходов связана с материально-техническим обеспечением и боевой подготовкой войск и сил флота. На 1990 год выделено 12 525,3 млн. руб.

Всего на содержание армии и флота на 1990 год утверждено 19 323,3 млн. руб., что на 881,1 млн. руб., или на 4 проц. меньше выделенного на эти цели в 1989 году. Их удельный вес в военном бюджете составляет 27,3 проц. общего объема ассигнований, утвержденных на оборону страны.

Расходы на военное строительство на 1990 год составляют 3 715,8 млн. руб., т. е. на 880,5 млн. руб., или на 19,2 проц. ниже уровня 1989 года. Из указанной суммы будет направлено на строительство жилого фонда 1 042 млн. руб. и объектов социально-культурного и бытового назначения 669 млн. руб.

Расходы на выплату пенсий военнослужащим в 1990 году составят 2 440 млн. руб., что на 160 млн. руб., или на 7 проц. выше уровня 1989-го. Увеличение вызвано ростом численности пенсионеров в связи с сокращением Вооруженных Сил СССР.

По разделу прочие расходы предусматриваются ассигнования для финансирования производства и поставок Министерству обороны СССР ядерных зарядов и составят в 1990 году 1 306,2 млн. руб. По сравнению с 1989 годом они сокращены на 993,8 млн. руб., или на 43,2 проц., что является свидетельством практических шагов по решению программы ядерного разоружения.

Таким образом, расходы на оборону страны уменьшились по всем разделам бюджета за исключением расходов на выплату пенсий, что является реальным подтверждением принятого на Съезде народных депутатов СССР решения о сокращении военных расходов СССР в 1990- 1991 годах на 14 проц., или на 10 млрд. рублей по сравнению с 1989 годом. Общая экономия затрат на оборону в 1989-1990 годах по отношению к утвержденному плану на текущую пятилетку составит почти 30 млрд. руб. Как следствие этого процесса произошло уменьшение удельного веса расходов на оборону в валовом национальном продукте. Если в 1989 году этот показатель равнялся 8,5 проц., то в 1990-м он составит 7,6 проц. Уменьшится также удельный вес расходов на оборону в национальном доходе с 12,1 проц. в 1989-м до 11,0 проц. в 1990 году.

* * *

Некоторые представители НАТО в своих выступлениях пытались обвинить ОВД в военном превосходстве, показать, что натовская концепция «ядерного устрашения» будто бы вполне современна, поскольку происходит ее эволюция к «минимальному ядерному сдерживанию». Советская военная делегация на конкретных фактах показала несостоятельность этих заявлений, предложила противоположной стороне шире и реалистичнее взглянуть на военные потенциалы двух союзов, а не судить выборочно по отдельным категориям вооружений или отдельным видам ВС. Мы не отрицаем, что в ОВД больше танков и тактических ракет, но это ведь не весь потенциал и далеко не главный.

По своей структуре военные потенциалы союзов асимметричны. По одним компонентам преимущество на стороне ОВД, по другим -у НАТО. При этом по ряду показателей у НАТО есть существенные преимущества, например по количеству стратегических ядерных зарядов, по общей численности вооруженных сил, включая резервные компоненты, по количеству боевых кораблей основных классов, по производственным мощностям военной промышленности, общей сумме военных расходов. Качественные характеристики отдельных видов вооружений и состояние инфраструктуры также оцениваются в пользу НАТО.

Все эти преимущества Североатлантического союза почему-то не упоминаются. А так называемое «превосходство» Объединенных вооруженных сил государств - участников Варшавского Договора создается искусственно - за счет исключения из соотношения сил военно-морских средств и других элементов военного потенциала. Именно поэтому советская делегация призывала западных представителей к более объективной оценке глобального соотношения военных сил. Основные военные диспропорции в пользу ОВД должны быть ликвидированы по договору о сокращении обычных вооруженных сил в Европе.

Советский Союз беспокоит военно-морской потенциал НАТО. В ответ слышны одни и те же аргументы, что ВМС НАТО чуть ли ие «священная корова» и предназначены лишь для защиты торговых путей и коммуникаций. Но если это так, то надо придать им оборонительную структуру, чтобы их военная деятельность исключала подозрения и неверные толкования.

Человечество вступает в новую полосу развития, характеризующуюся ростом взаимодействия и сотрудничества. Разрушается образ врага, расширяются контакты по военной линии на всех уровнях, создается договорная основа недопущения опасных военных инцидентов между СССР и США, ОВД и НАТО.

Если можно так сказать, то Запад и Восток двинулись навстречу друг другу. Однако для такого движения сейчас требуется еще больше доверия, даже доверительности в отношениях. Тем не менее такой доверительности пока не способствует натовская доктрина «ядерного устрашения». Эта концепция, как ее представляли на семинаре, применима в основном к тактическому ядерному оружию в Европе. Советская сторона убеждена в том, что оборонительная достаточность может быть реализована лишь в безъядерном мире. Ядерное оружие является наступательным. Как бы мало ни оставалось ядерного оружия в мире, его все равно будет «слишком много», поскольку в лучшем случае оно обеспечивает равную опасность (взаимное гарантированное уничтожение), которая является не чем иным, как суррогатом подлинной безопасности. Именно поэтому доктрина «ядерного сдерживания», предписывающая человечеству опираться на гарантии самоуничтожения, постоянно жить на краю ядерной бездны,- это западня, из которой нет выхода, пока в арсеналах государств имеется ядерное оружие.

Трезвый взгляд на вещи показывает: обладание разросшимся ядерным арсеналом не достигает тех политических целей, ради которых он был задуман. Построение безъядерного мира в современных условиях не может быть просто возвратом к миру доядерному, со всеми его проблемами и противоречиями. Это должна быть качественно новая модель международной безопасности.

Реально ли создание этой модели? Казалось бы, весь опыт человеческой истории отрицает ее возможность. Вместе с тем нельзя не видеть, что в настоящее время для этого складываются некоторые объективные предпосылки. В контексте меняющейся ситуации, перспектив радикального сокращения обычных вооружений в Европе Советский Союз полагает целесообразным обсудить вопрос о постепенном изъятии из европейского военного арсенала тактического ядерного компонента и в одностороннем плане уже начал двигаться в этом направлении.

Выраженная СССР готовность обсудить на уровне экспертов ядерных держав вопрос о том, что стоит за понятием «минимального ядерного сдерживания», отражает его решимость продвигаться к ликвидации тактического ядерного оружия в Европе поэтапным путем, учитывая взгляды западных партнеров и не драматизируя разногласия между ОВД и НАТО о роли ядерного оружия в обеспечении безопасности.

Если смотреть на ликвидацию тактического ядерного оружия в Европе как на поэтапный процесс, то часть этой дистанции можно пройти уже в самое ближайшее время, не отказываясь от своих принципиальных позиций: СССР оставался бы верным безъядерным идеалам, а Запад- концепции «минимального сдерживания». Что касается уровня «минимального сдерживания», которого можно было бы достичь в результате первого этапа сокращения тактического ядерного оружия, то его, видимо, не следует рассматривать как некую постоянную величину. Скорее всего он будет меняться по мере укрепления взаимного доверия в ходе радикального сокращения обычных вооруженных сил в Европе, решения других проблем разоружения и в зависимости от эволюции отношений Восток - Запад.

Словом, при наличии доброй воли есть реальные возможности перебросить мостки между нынешними позициями Востока и Запада в вопросах ядерного разоружения в Европе и значительную часть пути пройти вместе уже сейчас. В таком случае стороны вступают в новые отношения и не исключено, что на каком-то этапе будет найдено решение и тех вопросов, которые разделяют СССР и США, ОВД и НАТО.

Говоря о натовской «доктрине сдерживания», видимо, нельзя не признать, что на определенном этапе она играла небесполезную роль в сохранении мира. Но новые времена требуют новой политики, ибо «сдерживание» с неизбежностью воспроизводит всю совокупность конфронтационных межгосударственных отношений. В ней имманентно заложены концепция злобного врага, идея конфронтационного взаимного запугивания, взаимное недоверие, подозрительность и вражда, состязание в наращивании ядерных вооружений. В этой связи можно с уверенностью сказать, что эта доктрина не может иметь будущего, хотя возможности ее преодоления не следует понимать упрощенно.

В последнее время (особенно после целой серии встреч на высшем уровне между странами - участницами Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе) положение меняется. Весомым вкладом в этом плане является и семинар в Вене. Тем не менее, как показывает прошедшая на нем дискуссия, каждая из сторон по-прежнему исходит не из действительных намерений «противника», а из оценки того потенциального вреда, который он может ей нанести.

В условиях движения мира к новой общности XXI века таким представлениям не должно быть места. Сейчас в повестке дня мировой политики стоит задача строительства качественно иного мира. Для того чтобы ее решить, необходимы смелость поиска, видение не только краткосрочной, но и долгосрочной перспективы развития цивилизации, которая в будущем должна быть основана на синтезе всего позитивного опыта, накопленного человечеством.

* * *

По окончании семинара советская делегация выразила надежду на то, что он будет способствовать укреплению стабильности и безопасности на континенте и в мире в целом. Его результаты окажут влияние не только на эволюцию военных доктрин в оборонительном направлении, но и создадут благоприятный фон для успешного ведения венских переговоров, большего доверия в ходе разоруженческого процесса. В этой связи, очевидно, надо приветствовать заявление представителей США, сделанное на самом высоком уровне, о «готовности вывести наши отношения за пределы сдерживания». СССР - за расширение и укрепление потенциала доверия между государствами.

ОТ РЕДАКЦИИ

В одном из ближайших номеров журнала планируется опубликовать статью начальника отдела штаба Федерального министерства обороны ФРГ генерал-майора Клауса Науманна как участника семинара по военным доктринам в Вене.

Автор излагает свои взгляды на взаимосвязь между доктринами, структурами вооруженных сил и стабильностью, анализирует военные доктрины ОВД и НАТО, высказывает суждения по вопросам разоружения и мерам укрепления доверия.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации