Международно-правовое регулирование деятельности вооруженных сил государств

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 12/1990

Международно-правовое регулирование деятельности вооруженных сил государств

Международно-правовое регулирование деятельности вооруженных сил государств

Полковник юстиции И. И. КОТЛЯРОВ,

кандидат юридических наук, доцент

В практике работы командующих, командиров, штабов и других органов военного управления вопросы международного права занимают особое место. Так как деятельность Вооруженных Сил СССР по защите Отечества осуществляется в контексте всей внешней политики государства в соответствий с принципами и нормами международного права, то понятен тот повышенный интерес, который проявляют к военным аспектам международного морского, воздушного и космического права генералы, адмиралы и офицеры. Именно поэтому редакция журнала продолжает публикации на эту тему.

ПО СУЩЕСТВУЮЩЕМУ положению принципы и нормы международного права содержатся в дву- и многосторонних договорах (соглашениях, конвенциях, протоколах) и образуют целостную правовую систему - международное право (морское, воздушное, космическое, дипломатическое и консульское, природоохранительное, гуманитарное и др., а также отдельные его институты: население, территория, ответственность). Практическое значение международного права для деятельности вооруженных сил государств состоит в том, что оно определяет: правовой режим пространств (морского, воздушного, космического), в которых действуют войска и силы флота, а также территорий и зон, где военная деятельность запрещена полностью или частично (демилитаризованные и нейтрализованные территории, зоны, свободные от ядерного оружия); правовой статус войск, находящихся на территориях иностранных государств; условия, пределы использования оружия и боевой техники, находящихся на вооружении армии и флота (в том числе их испытания); порядок осуществления конкретных мер доверия и международного контроля в военной области; меры по предотвращению загрязнения окружающей среды, которые необходимо учитывать в процессе повседневной деятельности войск и сил флота; порядок осуществления военно-дипломатической деятельности; стандарты в области прав человека, являющиеся оптимальным критерием для выработки правового статуса военнослужащих; правила ведения войны и др.

Правовой режим морских и океанических пространств определяется международным морским правом, а также внутренним законодательством государств. Боевая подготовка личного состава флотов (дальние походы, учения, в том числе с проведением стрельб, боевое дежурство, патрулирование и др.) непосредственно связана с применением военными кораблями международного морского права. Его нормы определяют их правовой статус, а также режим морских пространств (открытого, территориального моря, прилежащей экономической зоны, архипелажных вод и др.), в которых осуществляется военное мореплавание. Командир военного корабля за пределами территориальных вод СССР представляет интересы Советского Союза, в связи с чем на него Советским государством возлагается и ответственность за неукоснительное соблюдение норм и принципов международного и международного морского права. Так, в соответствии со ст. 31 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года государство несет международную ответственность за любой ущерб или убытки, причиненные прибрежному государству в результате несоблюдения каким-либо военным кораблем или другим государственным судном законов и правил прибрежного государства, касающихся прохода через территориальное море, или положений Конвенции, или других норм международного права.

При осуществлении военного мореплавания нередки случаи нарушения военными кораблями одних государств порядка использования морских пространств, что затрагивает интересы других государств, а порою создает реальную угрозу для их безопасности. Правильное применение и неукоснительное соблюдение норм международного морского права является одной из гарантий выполнения задач и предотвращения инцидентов в море.

Активизация международных отношений, ускорение научно-технического прогресса, в том числе в военной области, оказывают воздействие на развитие норм международного морского права. Так, положения, содержащиеся в Женевских конвенциях 1958 года («О территориальном море и прилежащей зоне», «Об открытом море», «О континентальном шельфе»), получили свое дальнейшее развитие в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года.

Военно-морская деятельность регулируется также множеством двусторонних и региональных соглашений, неукоснительное соблюдение которых обязательно для военных кораблей, принадлежащих государствам - участникам этих соглашений. Например, в соответствии с Соглашением между Правительством СССР и Правительством США о предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним от 25 мая 1972 года «корабли Сторон не должны предпринимать имитации атак путем разворота орудий, пусковых установок, торпедных аппаратов и других видов оружия в направлении встречного корабля другой Стороны, не должны выбрасывать в направлении встречных кораблей другой Стороны какие-либо предметы, а также не должны использовать прожекторы или другие мощные осветительные средства для освещения ходовых мостиков встречных кораблей другой Стороны» (п. 6 ст. III).

Аналогичные соглашения СССР заключил с Канадой (20 ноября 1989 года), Великобританией (15 июля 1986 года) и другими государствами. Если приведенные выше двусторонние соглашения направлены на обеспечение безопасности плавания кораблей и полетов воздушных судов за пределами территориальных вод, то Соглашение между Правительством СССР и Правительством США о предотвращении опасной военной деятельности от 12 июня 1989 года (вступило в силу с 1 января 1,990 года) охватывает более широкий круг непреднамеренных действий сторон (вхождение персонала, техники вооруженных сил одной стороны на территорию другой, применение лазеров, создание помех сетям управления и др.), урегулирование которых является целью данного документа.

Правовой режим воздушного пространства, в котором осуществляется военно-воздушная деятельность государств, различен. Над международной территорией (например, Антарктикой, открытым морем) он определяется международным воздушным правом, а над государствами - их внутренним законодательством и нормами международного воздушного права. Критерием правомерности деятельности военной авиации, осуществляющей полеты за пределами национальной территории, является международное воздушное право (Чикагская конвенция о международной гражданской авиации 1944 года, другие многосторонние соглашения, а также двусторонние договоры между государствами).

Хотя Чикагская конвенция и не применяется к государственным воздушным судам (т. е. судам, используемым на военной, таможенной, полицейской службах), каковыми являются военные самолеты, тем не менее в ней содержится норма, касающаяся военно-воздушной деятельности государств. В частности, в ст. 3 этого документа отмечается, что «никакое государственное воздушное судно Договаривающегося государства не производит полета над территорией другого государства и не совершает на ней посадки, кроме как с разрешения, предоставляемого специальным соглашением или иным образом, и в соответствии с его условиями». Чикагская конвенция таким образом недвусмысленно определяет договорный порядок полетов военных самолетов над территорией иностранного государства. Однако если военный самолет терпит бедствие и идет на вынужденную посадку, то в этом случае, конечно, не требуется ни специального разрешения, ни уведомления. В то же время военные самолеты вправе свободно летать над открытым морем. Это положение юридически закреплено в ст. 2 Конвенции об открытом море (1958 года), а также в Конвенции ООН по морскому праву, в соответствии с которой свобода открытого моря включает и свободу полетов над ним как для прибрежных государств, так и для государств, не имеющих выхода к морю.

Вместе с тем свобода полетов не означает неограниченной свободы деятельности в воздушном пространстве над открытым морем. Командиры военных самолетов не должны совершать каких-либо противоправных действий в отношении воздушных, морских судов или искусственных сооружений в море, принадлежащих другим государствам, ограничивать их право на пользование свободами открытого моря. В целях предотвращения опасной военной деятельности в воздушном пространстве над открытым морем государствами заключаются международные соглашения. Так, в соответствии с Соглашением между Правительством СССР и Правительством Канады о предотвращении инцидентов на море за пределами территориальных вод (1989 год) командиры воздушных судов сторон при приближении к воздушным судам и кораблям другой стороны должны проявлять максимальную осторожность и в интересах взаимной безопасности не должны допускать ни имитации атак, ни применения оружия по кораблям и воздушным судам другой стороны, выполнения различных пилотажных фигур над кораблями другой стороны, сбрасывания в направлении кораблей другой стороны каких-либо предметов, которые могут представлять опасность для этих кораблей или для мореплавания.

В связи с расширением сферы межгосударственного сотрудничества в военной области деятельность государств по урегулированию полетов военных самолетов приобретает особую актуальность. Например, провозглашение США идеи «открытого неба», предполагающей полеты военных самолетов для проверки выполнения международных соглашений с воздуха, ставит ряд проблем, в том числе международно-правовых, успешное разрешение которых может быть осуществлено после тщательной их проработки в Министерстве обороны СССР.

Ныне космическое пространство является сферой, которую государства широко используют в интересах вооруженных сил, т. е. в военно-прикладных целях (радиосвязь, картографирование, навигация, международный контроль, дистанционное зондирование Земли и др.). Военное использование космоса как составная часть космической деятельности государств регулируется принципами й нормами международного космического права, основными источниками которого являются Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967 год), Соглашение о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство (1968 год), Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами (1972 год), Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство (1975 год), Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах (1979 год) и др.

Особенностью правового режима космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, является то, что оно «открыто для исследования и использования всеми государствами» (ст. 1 Договора по космосу). В то же время его освоение должно осуществляться в рамках международного права, в интересах поддержания мира и безопасности народов.

В связи с расширением сферы космической деятельности и увеличением числа государств, участвующих в ней, все актуальнее встают проблемы, связанные с предотвращением милитаризации космоса и его загрязнением, дистанционным зондированием Земли, использованием ядерных источников энергии, делимитацией воздушного и космического пространства, осуществлением международного контроля в свете ряда советских инициатив, в том числе «открытого космоса». Требуют своего решения вопросы, касающиеся разработки правового статуса космических кораблей, в том числе с интернациональным экипажем на их борту, а также правового урегулирования полетов космических объектов типа «Шаттл», «Буран» и др. Международно-правовое урегулирование многих аспектов космической деятельности объективно требует разработки советского законодательства в этой области, в котором нашли бы отражение и вопросы, касающиеся использования космической техники в интересах обороны СССР.

В целях обеспечения коллективной безопасности и поддержания мира государства осуществляют военное сотрудничество на основе дву- и многосторонних договоров. Одной из форм такого сотрудничества является размещение войск за рубежом. В договорах о пребывании войск на иностранной территории определяются порядок их размещения и передвижения, проведения маневров, условия пользования различными сооружениями, средствами связи, транспорта и др. Тщательная правовая проработка этих вопросов призвана обеспечить договорное закрепление правового статуса пребывания войск на иностранной территории, который гарантировал бы успешное выполнение стоящих перед ними задач.

Нормы международного права запрещают или ограничивают использование, испытание, размещение оружия, боевой техники в определенных пространственных средах. В соответствии с Договором о запрещении ядерных испытаний в атмосфере, в космическом пространстве и под водой (1963 год) каждый из его участников «обязуется запретить, предотвращать и не производить любые испытательные взрывы ядерного оружия и любые другие ядерные взрывы в любом месте, находящемся под его юрисдикцией или контролем: в атмосфере; за ее пределами, включая космическое пространство; под водой, включая территориальные воды и открытое море» (ст. 1 Договора).

По Конвенции о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду (1977 год) государства-участники взяли на себя обязательства не прибегать к военному или любому иному враждебному использованию средств воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда любому другому государству - участнику этой конвенции.

Договором о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967 год), запрещается вывод на орбиту вокруг Земли любых объектов с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения, размещение такого оружия на небесных телах. Не допускается также создание на небесных телах военных баз, сооружений и укреплений, испытание любых типов оружия и проведение военных маневров.

Учитывая важность и неотложность ликвидации средств массового уничтожения, одним из которых является оружие с использованием бактериологических (биологических) компонентов, государствами была подписана Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (1972 год). Кроме установленных договорных запретов на применение некоторых существующих видов оружия, ограничение пространственных пределов их использования, государства обязались при изучении, разработке, приобретении или принятии на вооружение новых видов оружия, средств или методов ведения войны определять, подпадают ли они под запрещения, установленные международным правом (ст. 36 Дополнительного протокола 1 к Женевским конвенциям 1949 года, касающегося защиты жертв вооруженных конфликтов международного характера). Требования действующих международно-правовых актов о запрещении или ограничении применения оружия касаются вооруженных сил государств и требуют создания в их структурах специального механизма, обеспечивающего их выполнение. Так, по ст. 36 Дополнительного протокола 1 он должен включать международно-правовую оценку (экспертизу) вновь создаваемых образцов вооружения и боевой техники на предмет соответствия их международному праву.

Крупнейшая концентрация вооружений и вооруженных сил в Европе и во всем мире создала обстановку подозрительности и враждебности между государствами. Для их устранения нужны цивилизованные формы международных отношений, поиск мер, ведущих к ликвидации материальных средств ведения войны, создание климата доверия между государствами вообще и в военной области в частности. Важным шагом в этом направлении явилась выработка государствами мер по укреплению доверия в рамках СБСЕ, содержащихся в Документе по мерам укрепления доверия и некоторьш аспектам безопасности и разоружения, включенном в Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975 год), Итоговом документе Мадридской встречи (1980 год); Документе стокгольмской Конференции По мерам укреплений доверия и безопасности и разоружению (1986 год), Итоговом документе Венской встречи (1989 год). В Документе по мерам укрепления доверия и некоторым аспектам безопасности и разоружения нашли юридическое закрепление следующие меры по укреплению доверия в военной области: предварительное уведомление о крупных военных учениях, обмен наблюдателями, предварительное уведомление 6 крупных передвижениях войск, содействие обменам по приглашению между военным персоналом, включая визиты военных делегаций.

В Стокгольмском документе государства - участники СБСЕ расширили круг мер доверия, согласившись на предварительное уведомление об определенных видах военной деятельности, наблюдение за ними, обмен ежегодными планами уведомляемой военной деятельности и др. Государства договорились о том, что согласованные меры укрепления доверия и безопасности будут обеспечиваться адекватными формами проверки. Очевидно, что меры укрепления доверия в военной области представляют собой систему политико-правовых средств, направленных на обеспечение международной безопасности, неукоснительное выполнение которых государствами устраняет сомнения и подозрительность между ними, создает благоприятные условия для дальнейшего развития международного сотрудничества.

Деятельность государств в этой области затрагивает непосредственно интересы Вооруженных Сил СССР и требует глубокой проработки международно-правовых актов в целях выработки и обеспечения правового статуса иностранных наблюдателей и инспекторов, а также высокопрофессиональной подготовки для этого советских военнослужащих. В связи с продолжением переговоров по мерам укрепления доверия и безопасности в рамках СБСЕ знания международного права необходимы и при разработке проектов соглашений, нацеленных на расширение зоны доверия, а также для международно-правовой оценки документов, представляемых для обсуждения странами НАТО.

Важным средством укрепления доверия между государствами является международный контроль. Институт международного контроля широко привлекается к выработке соглашений в области разоружения, охраны окружающей среды, освоения космоса и др. Например, Национальный центр СССР по уменьшению ядерной опасности и аналогичный в США - по сути рабочие инструменты правительств по контролю за реализацией Договора по РСМД. При этом контрольная деятельность государств может достичь цели при условии, если она будет правомерной: критерий - строгое соблюдение основных принципов и норм международного права. В практическом плане ими руководствуются военные делегации, эксперты, инспектора, наблюдатели на переговорах по проблемам контроля, при проверке выполнения действующих соглашений или разработке проектов международных документов, касающихся контрольной деятельности государств.

В охране и рациональном использовании окружающей среды заинтересовано все мировое сообщество. Такие требования содержатся в ряде международно-правовых актов. В одинаковой мере они адресованы и вооруженным силам государств. Согласно Конвенции ООН по морскому праву государства обеспечивают соблюдение судами, плавающими под их флагом или зарегистрированными в них, существующих международных норм и стандартов для предотвращения, сокращения загрязнения морской среды с судов. В случае нарушения этих норм судами государство флага обязано безотлагательно провести расследование, выяснить причины и привлечь к ответственности виновных лиц в соответствии с национальным законодательством (ст. 217).

Озабоченность государств в деле предотвращения загрязнения воздушной среды привела к подписанию Конвенции о трансграничном загрязнении воздуха на большие расстояния (1979 год). В ней стороны выразили решимость, «насколько это возможно, постепенно сокращать и предотвращать загрязнение воздуха, включая его трансграничное загрязнение на большие расстояния» (ст. 2). В целях предотвращения загрязнения космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, государства - участники Договора по космосу взяли на себя обязательства избегать их вредного загрязнения, а также не допускать неблагоприятных изменений земной среды вследствие доставки внеземного вещества (ст. IX). С учетом того что число международных соглашений в области охраны окружающей среды, участником которых является Советский Союз, неуклонно растет, выработка действенных мер по реализации их требований в Вооруженных Силах СССР возложена на Инспекцию охраны природной среды Министерства обороны СССР.

Сотрудничество между военными ведомствами государств традиционно осуществляется через военных (военно-морских, военно-воздушных) атташе, являющихся частью дипломатического представительства государства за рубежом. Советский Союз имеет своих военных атташе в 76 странах. Военный атташе представляет вооруженные силы своей страны перед вооруженными силами страны пребывания и осуществляет сбор информации о последних законными средствами, а также дает советы дипломатическому представителю по военным вопросам. Он, как и все члены дипломатического корпуса, пользуется дипломатическим иммунитетом. Его деятельность регулируется как общими принципами международного права, отраженными в Венской конвенции о дипломатических сношениях (1961 год), Венской конвенции о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера (1975 год) и других, так и двусторонними международными соглашениями. В частности, в соответствии со ст. VII Соглашения между Правительством СССР и Правительством Канады о предотвращении инцидентов на море за пределами территориальных вод стороны взяли обязательства своевременно обмениваться информацией о всех случаях столкновений, в результате которых был нанесен материальный ущерб, и других инцидентах на море между их кораблями и воздушными судами. При этом Военно-Морской Флот СССР будет предоставлять такую информацию через военно-морского или другого военного атташе Канады в Москве, а вооруженные силы Канады через военно-морского или другого военного атташе СССР в Оттаве.

Динамизм международных соглашений, развитие военного сотрудничества вызывают необходимость активизации военно-дипломатической деятельности: более широкого представительства военных делегаций на различного рода международных конференциях, симпозиумах, семинарах, переговорах. Участие военных делегаций в переговорах по выработке и заключению дву- и многосторонних соглашений, касающихся военной деятельности государств, урегулирование спорных проблем требуют знаний, например Венской конвенции о праве международных договоров (1969 год), нормы которой определяют порядок заключения, вступления в силу, толкования, прекращения договоров, а также случаи признания их недействительными.

Кроме того, Министерству обороны СССР приходится рассматривать вопросы на предмет целесообразности присоединения Советского Союза к международным договорам, затрагивающим деятельность Вооруженных Сил СССР, или участвовать в выработке механизма по обеспечению их соблюдения, участником которых он является. Принятие такого рода решений требует тщательной проработки международно-правовых документов, учета всего комплекса содержащихся в них проблем: военно-политических, организационно-технических, юридических (к примеру, прогнозирование правовых последствий для Советских Вооруженных Сил акта присоединения СССР к тому или иному международному договору).

В ходе реализации военной реформы особую роль приобретает вопрос о социальной защищенности военнослужащих, обеспечение их правового положения на уровне норм, международные стандартов в области прав человека. К ним относятся; Всеобщая декларация прав человека (1948 год), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 год), Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 год), Итоговый документ Венской встречи представителей государств - участников СБСЕ (1986 год) и др. В этих документах утверждается, что государства признают право каждого человека, например, на справедливые и благоприятные условия труда, включая, в частности, «одинаковую для всех возможность продвижения в работе на соответствующие более высокие ступени исключительно на основании трудового стажа и квалификации» (ст. 7 Пакта об экономических, социальных и культурных правах), «на достаточный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни» (ст. 11). В Пакте о гражданских и политических правах провозглашено право на свободу ассоциации с другими, включая право создавать профсоюзы и вступать в таковые для защиты своих интересов. В то же время эта норма не препятствует введению законных ограничений пользования этим правом для лиц, входящих в состав вооруженных сил и полиции (ст. 22).

Отношения между государствами в период вооруженного конфликта регулируются принципами и нормами международного гуманитарного права (МГП), вошедшего в историю под названием законов и обычаев (правил ведения) войны. Нормы МГП содержат ограничения в выборе воюющими государствами методов и средств вооруженной борьбы, требования о защите жертв войны (раненых, больных, военнопленных, лиц, потерпевших кораблекрушение, гражданского населения), а также устанавливают ответственность государств, физических лиц за их нарушение. Основными источниками МГП являются: Женевские конвенции о защите жертв войны от 12 августа 1949 года (Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях, Об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море, Об обращении с военнопленными, О защите гражданского населения), Дополнительные протоколы I и II к ним 1977 года и др.

В Дополнительном протоколе I сформулировано понятие вооруженных сил государств как военной организации, в которой группы и подразделения находятся под командованием лица, ответственного за поведение своих подчиненных, а также имеющей внутреннюю дисциплинарную систему, обеспечивающую соблюдение норм МГП. Лица, входящие в состав вооруженных сил сторон, находящихся в конфликте (кроме медицинского и духовного персонала), являются комбатантами (сражающимися). В этом же документе определены признаки наемничества. Наемниками считаются лица, специально завербованные для участия в военных действиях в основном ради получения материальных выгод. Они не проживают на территории воюющей стороны, не входят в состав вооруженных сил этой стороны и не являются ее гражданами и др. Наемники рассматриваются международным правом как уголовные преступники, подлежащие судебной ответственности и наказанию. На них не распространяется режим военного плена.

Нормы МГП ограничивают командиров в выборе методов и средств ведения военных действий. Запрещается, в частности, предательское убийство или ранение лиц, принадлежащих войскам противника, применение пыток с целью получить какие-либо сведения, вероломство, нападение на лиц, вышедших из строя, и др. К запрещенным средствам ведения войны относят различные виды оружия неизбирательного характера или причиняющие излишние страдания: Дули, легко разворачивающиеся или сплющивающиеся в человеческом теле, яды или отравленное оружие, бактериологическое (биологическое) и токсичное оружие, мины-ловушки и др.

Государства, ратифицировавшие Женевские конвенции от 12 августа 1949 года и Дополнительные протоколы к ним, взяли на себя обязательства как в мирное, так и военное время распространять возможно шире знания об этих документах среди гражданского населения и личного состава вооруженных сил, включить их для изучения в учебные программы военного и, если возможно, гражданского образования, а также ввести в действие законодательство, необходимое для обеспечения уголовных наказаний для лиц, совершивших военные преступления. В порядке выполнения постановления Верховного Совета СССР от 4 августа 1989 года о ратификации Дополнительных протоколов к Женевским конвенциям 1949 года приказом министра обороны СССР 1990 года объявлены названные международно-правовые акты и введено в действие Руководство по применению Вооруженными Силами СССР норм международного гуманитарного права. Кроме того, министр обороны СССР потребовал обеспечить изучение в системе правовой подготовки Женевских конвенций и Дополнительных протоколов к ним, учитывать их требования при проведении занятий, учений, а также при разработке проектов законодательных актов, решений Правительства СССР, общевоинских уставов, приказов, директив и других нормативных актов.

Международное право постоянно применяется в практической деятельности войск и сил флота. Поэтому знание и правильное использование его норм командирами (начальниками) всех степеней способствуют повышению боевой готовности Советской Армии и Военно-Морского Флота, поднимают престиж СССР и авторитет его Вооруженных СИЛ.

Лазарев М. И, Теоретические вопросы современного, международного морского права. - М.: Наука, 1983. - С. 123.

Международная конвенция по морскому праву 1982 года: Пособие для офицеров Военно-Морского Флота. - М.: Воениздат, 1985.

Международное воздушное право. - М.: Наука, 1989. - С 101-127.

Колосов Ю. М., Сташевский С. Г. Борьба за мирный космос. Правовые проблемы. - М.: Международные отношения, 1984. - С. 49.

Мовчан А. П. Права человека и международные отношения. - М.: Наука, 1982. - С. 19-35.

Ратифицированы Советским Союзом 17 апреля 1954 года,

Ратифицированы Советским Союзом 4 августа 1989 года.

Арцибасов И. Н., Егоров С. А. Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия. - М.: Междунар. отношения, 1989, - С 119.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации