Ленин и современная военная мысль

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 4/1990, стр. 8-14

Навстречу XXVHI съезду КПСС

Ленин и современная военная мысль

Генерал-полковник И. Н. РОДИОНОВ

22 АПРЕЛЯ исполняется 120 лет со дня рождения Владимира Ильича Ленина. В истории трудно найти ученого, политика и государственного деятеля, который был бы равен ему по силе и масштабам влияния на развитие человеческой мысли и революционной практики. Это распространяется на все стороны общественной жизни.

Отношение к Ленину, его историческому наследию всегда было и остается отношением к курсу общественного развития. Поэтому естественно, что оно определяет направленность нашей перестройки, цели и средства обновления советского общества, всех его сфер и институтов, включая оборонную политику, Вооруженные Силы.

Переживаемый нами период по динамике многих процессов, в том числе военно-политических, напоминает время, в котором жил и работал В. И. Ленин. Как и тогда, человечество находится на переломном этапе своей истории. Об этом свидетельствуют бурные перемены, происходящие в мировом сообществе. С огромной и неожиданной для всех скоростью изменяются военно-политическая обстановка в мире, военная политика государств, межгосударственные отношения. Налицо стремление снизить уровень военного противостояния, отказаться от применения вооруженных сил в решении международных вопросов. И в то же время немало социально-политических групп, пытающихся с помощью насилия реализовать свои амбиции - захватить политическую власть, изменить общественный строй, разрушить сложившиеся внутригосударственные и межгосударственные структуры, связи и отношения. Они прибегают к военной силе, провоцируют ее применение, препятствуя тем самым позитивным процессам в военно-политической области.

Ход событий как бы демонстрирует не только желание, но и способность народов перейти на путь новой цивилизации - без войн и военных конфликтов. Вместе с тем он показывает, что переход этот не будет простым, легким и прямолинейным: будут и революционные прорывы (типа Договора по РСМД, ожидаемых соглашений по существенному сокращению обычных вооружений в Европе и о 50-пропентном сокращении Советским Союзом и США своих стратегических ядерных сил), и этапы медленного продвижения. Нельзя исключать рецидивов военно-силовой политики, применения военной силы или ее угрозы в межгосударственных и внутригосударственных отношениях.

Все это надо предвидеть, что означает не только определять возможные альтернативы исторических событий, но и действовать так, чтобы исключить многие нежелательные военно-политические процессы. Безусловно, это требует развития военной науки. Военная мысль должна стать принципиально новой по своим целям и содержанию. Без такого подхода нельзя осуществить действительно революционную перестройку Советских Вооруженных Сил, привести их в полное соответствие с внешнеполитическим курсом страны и партии, с изменениями внутренней жизни социалистического общества и с состоянием и тенденциями развития военного дела в других государствах.

Плюрализм мнений по вопросам оборонной политики СССР, перестройки армии и флота в настоящее время настолько широк, что нередко, к сожалению, выходит за пределы здравого смысла. Мнений категоричных много, а вот обоснованных, взвешенных - явный дефицит. В суждениях заметен отрыв от идейно-теоретических истоков и исторического опыта. Нигилизм по отношению к ним не способствует углублению военной научной мысли.

Военная мысль во все времена и во всех странах развивается не в отрыве от обществоведческих теорий, а, как правило, на их основе. Со ветская военная мысль родилась и формировалась на базе марксистско-ленинского обществознания. В первые десятилетия Советской власти она активно впитывала в себя достижения русской дореволюционной и всей зарубежной военной мысли. Затем последовал период их бездоказательного отрицания. Сталинские репрессии нанесли тяжелейший урон советской военной науке, физически уничтожив ряд выдающихся военных теоретиков и на долгие годы закрыв доступ к их трудам. Одновременно было догматизировано ленинское военно-теоретическое наследие. Вакуум идей и авторитетов был заполнен культом личности Сталина как военного теоретика и полководца. Пожалуй, только в начале Великой Отечественной войны, когда мы терпели поражения и на карту истории были поставлены судьбы Советского государства и всей цивилизации, военно-политическое наследие В. И. Ленина было введено в активный научный и пропагандистский оборот. Но с изменением хода войны оно опять было отодвинуто.

Негативный опыт в развитии советской военной мысли принизил ленинское военно-теоретическое наследие. Возвращение к нему необходимо в военной области так же, как и в теориях социализма и мирового развития. Естественно, возвращение не в доктринерском смысле и духе, а в творческом, т. е. в полном соответствии с природой научной теории, в принципе отвергающей догматизм и застой. Правда, это не всем по вкусу. У многих появилось «хобби» - выискивать у Ленина теоретические и политические просчеты. Таковые были. Как всякий живой человек, к тому же работавший в обстановке острейшего политического противоборства, Владимир Ильич допускал ошибки, например связанные с ожиданием развития революционных процессов в конкретных странах и в мире в целом. Но когда это выявлялось, он признавал такие факты публично. Естественно, это не должно замалчиваться. Идеализация даже с благими намерениями всегда дает обратный эффект, она недопустима. Нельзя, однако, и слишком много внимания уделять ошибкам и политическим просчетам: их удельный вес невелик по сравнению с гениально решенными В. И. Лениным теоретическими и практическими проблемами. Эвристический потенциал ленинского военно-теоретического наследия еще далеко не исчерпан.

Иконных почестей Владимиру Ильичу как военному теоретику всегда воздавалось много. И в то же время мало уделялось внимания усвоению его творческого духа, концептуального видения существа и тенденций развития военно-политических процессов. Вместо этого преподносился набор готовых, произвольно выдернутых из контекста цитат по военным вопросам, что, увы, нередко происходит и до сей поры. Парадоксально, но факт, что, хотя в послесталинский период о ленинском военном наследии издавалось много работ, влияние Владимира Ильича на формирование советской военной науки, значение его взглядов в этой области полностью не раскрыты.

Историческая судьба В. И. Ленина сложилась так, что, несмотря на беззаветное, последовательное стремление к миру, ему пришлось чрезвычайно много заниматься военными вопросами, их теорией и практикой. Они выходили на передний план исторического процесса в связи с русско-японской войной 1904-1905 годов и последовавшей за ней революцией 1905-1907 годов в России. Значение их возросло накануне и в годы первой мировой войны. Большое место в деятельности В. И. Ленина военные вопросы заняли в годы гражданской войны и военной интервенции. Важной эта проблема оказалась для главы Советского государства и в условиях нормализации отношений со всеми государствами в интересах мира и взаимовыгодного сотрудничества, в том числе по вопросам безопасности страны.

В эти годы В. И. Ленин пишет ряд работ по военной тематике, рассматривая военные проблемы в тесной связи с другими. Об этом свидетельствуют следующие факты. За три года (с декабря 1918 по декабрь 1920-го) под его председательством состоялось 142 заседания Совета Рабочей и Крестьянской Обороны (с апреля 1920 года - Совет Труда и Обороны). Только в 1919 году он руководил работой 14 Пленумов и 40 заседаний Политбюро ЦК ВКП(б), на которых решались военные вопросы. За время гражданской войны Владимир Ильич направил более 600 писем и телеграмм по вопросам обороны страны.

Обстановка заставляла В. И. Ленина заниматься всеми сторонами военной теории и практики: от философских проблем (раскрытие сущности войны, прогноз вероятных войн в обозримом будущем, разработка общих принципов социалистического военного строительства) до решения неотложных вопросов снабжения и боевой деятельности отдельных воинских частей. Все это представляет несомненный интерес и сегодня. У Владимира Ильича есть чему учиться: и глубине военно-философского анализа, и вниманию к конкретному воину, его судьбе. Список работ военных теоретиков, которые он прочитал, по объему сравним с программой подготовки высококвалифицированного специалиста. Несмотря на это, как военный мыслитель В. И. Ленин является прежде всего гениальным военным политологом. Именно в этой области находятся главные ценности его наследия.

Длительное отсутствие в советском обществоведении политологии (особой отрасли обществознания, изучающей политическую жизнь, политические институты, их системы в различных странах, содержание их внутренней и внешней политики, характер международных отношений; военная политология изучает военную политику государств, межгосударственные военно-политические взаимоотношения, а также отношения в системе «армия - общество». - Ред.) как самостоятельного направления объясняет и отсутствие военной политологии - научной дисциплины на стыке политических и военных теорий. В. И. Ленин разработал ряд фундаментальных научных положений применительно именно к этой области. Ему принадлежит огромный вклад в начатое Ф. Энгельсом изучение марксистской военной политологии как особой военно-политической науки. Он систематизировал военную политику государств и политических партий, дал образец научного анализа внутригосударственных и межгосударственных военно-политических отношений, разработал методологию анализа взаимосвязи войны и политики, на его основе подготовил классификацию войн, обосновал принципы оборонного строительства социалистического государства применительно к условиям своего времени и др.

Вклад В. И. Ленина в развитие военной политологии заключается в том, что он существенно углубил взаимосвязь обществознания и военной науки. Хочу остановиться только на важнейших направлениях, которые представляются наиболее актуальными.

Ленин начал свои военно-политологические исследования с анализа такой фундаментальной проблемы, как роль народных масс в войне. На основе изучения военных столкновений конца XIX и начала XX века, особенно войны России с Японией в 1904-1905 годах, он делает целый ряд принципиальных выводов. Во-первых, безвозвратно канули в вечность те времена, когда войны велись наемниками или представителями полуоторванной от народа касты, в современную эпоху они ведутся народами, и именно этот факт становится главным при анализе, прогнозировании характера и последствий войн. Во-вторых, степень экономического, социального и духовного развития народа в решающей мере определяет военный потенциал государств, боевую мощь их армий. И только тот общественный и государственный строй, который обеспечивает творческую активность народных масс, способен успешнее выдержать военное противоборство. В-третьих, способность государства оснастить вооруженные силы оружием и военной техникой становится главным фактором их боевых возможностей. В-четвертых, военное дело потребовало новых качеств личного состава армии и флота, общей и технической грамотности, высокой военной обученности, инициативы солдата и матроса в бою, профессионализма и социально-политической близости командного состава к массе рядовых воинов. В-пятых, подлинно революционные и демократические силы всегда должны неутомимо агитировать против войны, учитывая те бедствия, которые она несет народным массам.

Достаточно познакомиться с работой В. И. Ленина «Падение Порт-Артура», чтобы убедиться, как глубоко и всесторонне он исследует военные события начала XX века, сочетает политологический, конкретно-социологический и социально-психологический анализ. В последующем, изучая взаимосвязи в системе «народные массы и война» на опыте первой мировой войны, В. И. Ленин пришел к выводу, что развитие науки и техники, а на их основе - новейших средств вооруженной борьбы влечет за собой угрозу массового уничтожения народов в современных войнах. Тем самым он ориентировал политику и военную науку на решение задач по предотвращению войны.

Ленинский прогноз о появлении возможности уничтожения человечества в будущих войнах подтвердился. Сейчас этот факт общепризнан, однако еще нередко приходится сталкиваться с инерцией политического и военного мышления. Чтобы ее остановить и решительно повернуть мышление в сторону от войны, потребовался революционный прорыв. Главной задачей советской военной науки стал поиск таких путей и методов развития военного дела и военно-политических отношений СССР с другими государствами, которые бы способствовали сохранению и упрочению мира, сдерживали агрессивные устремления.

Решение этих задач (предотвращение войны и ведение военных действий по разгрому агрессора) требует новых подходов к развитию военной науки, принципиально нового политологического обеспечения. Здесь еще немало острых проблем. Об этом свидетельствуют дискуссии по вопросам военного строительства, их обсуждение на Съездах народных депутатов СССР и на сессиях Верховного Совета СССР. Общество требует определить самый эффективный путь развития армии и флота, обеспечивающий снижение военно-политической напряженности, вероятности развязывания войны и военных конфликтов, и в то же время надежно гарантировать военную безопасность с учетом возможных поворотов в нашей внутренней и внешней политике.

В. И. Ленин внес огромный вклад в развитие военно-политологической мысли, исследуя взаимосвязь политики и войны. Известно, что этой проблемой занимались военные политологи прошлого. Например, К. Клаузевиц писал: «Война есть не только политический акт, но и подлинное орудие политики, продолжение политических отношений, проведение их другими средствами». Владимир Ильич считал его одним «из самых глубоких писателей по военным вопросам» (Поли. собр. соч., т. 26, с. 316). Он всесторонне развил его идеи о войне как продолжении политики, наполнил их более глубоким содержанием, основываясь на опыте войн XX века, особенно первой мировой. До В. И. Ленина никто так не обнажал тайные пружины, весь политический механизм подготовки и ведения войн. Стало ясно, что политика - это ключевой фактор изучения сущности и содержания любой войны. В отрыве от политики она действительно остается «вещью в себе», неким таинством, не поддающейся пониманию сущностью человеческой природы.

Взаимосвязь политики и войны изменяется. Поэтому догматизировать, омертвлять ее ущербно. Чтобы этого не произошло, необходим постоянный анализ тенденций развития внутренней и внешней политики государств, а также политических последствий эволюции военного дела. А этим как раз и призвана заниматься военная политология.

Новое политическое мышление отразило принципиально новую взаимосвязь между политикой и войной, а именно: война перестала быть разумным средством продолжения политики. Нет таких рациональных политических целей, которых можно было бы достичь с помощью войны. Всеобщий отказ от войны стал объективной необходимостью прежде всего с позиции интересов выживания человеческого рода. Однако он еще не стал реальностью, хотя неэффективность и абсурдность военно-силовой политики становятся все более очевидными.

В этих условиях военная наука призвана серьезно анализировать политику, раскрывать те конкретные границы, выход за пределы которых делает военную политику государства опасной, по существу, авантюрной. Ленинская методология взаимосвязи политики и войны позволяет раскрывать пути уменьшения вероятности войны, снижения военно-политической конфронтации, а также своевременно выявлять и ответственно реагировать на рост военной опасности, прогнозировать ее вероятность и характер в обозримом будущем.

Большую теоретическую и практическую ценность представляют ленинские идеи о защите социалистического государства. В сентябре 1916 года В. И. Ленин разработал «Военную программу пролетарской революции», которая имеет строго оборонительную направленность, так как ее суть лишь в обеспечении вооруженной защиты нового пути общественного развития. Он особо подчеркивал, что с октября 1917 года мы - принципиальные оборонцы в военной политике. Поэтому у нас есть все основания утверждать, что истоки оборонительного характера советской военной доктрины находятся в ленинском военно-политическом наследии. Кстати, представляется, что научная разработка советской военной доктрины, сравнительный анализ ее с доктринами других государств являются одной из задач военной политологии.

Оборонительная направленность в политике требовала и соответствующего подхода к военному делу. Если в политике эта направленность, как правило, признавалась и соблюдалась, то в военном деле, особенно в предвоенные годы и длительное время после второй мировой войны, оборонительным действиям отводилась в основном второстепенная роль. Это в некоторых случаях было оправдано, хотя и наносило политический ущерб, давало повод для обвинения СССР в агрессивных намерениях.

В современных условиях реализация принципа достаточности для обороны в обеспечении военной безопасности не только в политике, но и в военном деле обусловлена настоятельной необходимостью. Такой вывод, сделанный политическим и военным руководством СССР на основе нового политического мышления, потребовал серьезной переориентации советской военной науки. А ситуация в ней сейчас сложная. Задача заключается не просто в переориентации на оборонительные боевые действия при отражении агрессии, а в необходимости сделать их эффективными и надежными для срыва возможного внезапного нападения противника. Это затруднено тем, что многие десятилетия военная наука рассматривала наступление как основной вид военных действий. К тому же в подготовке иностранных армий, в том числе государств, входящих в Североатлантический блок, по-прежнему делается акцент на наступательные действия, военное руководство НАТО не спешит отказаться от преимуществ этого способа вооруженной борьбы. Поэтому советским военным кадрам следует хорошо знать теорию военного искусства, владеть практикой отражения любой агрессии.

Ленинское отношение к военной науке заслуживает особого анализа. «Без науки современную армию построить нельзя...», - писал Владимир Ильич (Поли. собр. соч., т. 40, с. 183). Подчеркивая ведущую роль политики по отношению к военному делу, он указал, что она должна опираться на конкретные данные военной науки. Методологическая база марксизма-ленинизма способствовала развитию последней. Это отнюдь не означает ее идеологизации, подгонки под субъективистские установки политики. К сожалению, в начале 30-х годов стала интенсивно формироваться командно-административная система с присущим *й административно-политическим диктатом. В результате «старая» военная наука одна из первых подверглась шельмованию, научное обоснование подменялось дилетантским прожектерством. Это дорого обошлось советскому народу, его Вооруженным Силам в годы Великой Отечественной войны, особенно в ее начальный период.

Командно-административная система в полной мере еще не изжита, что продолжает оказывать негативное влияние на развитие советской военной науки. Не преодолены догматизм и схематизм, а главное, она не получила пока статуса самостоятельной науки, который диктуют дух и цели перестройки. Все еще дают о себе знать силы инерции.

Перестройка Советских Вооруженных Сил предъявляет высокие требования к самой военной науке. Чтобы справиться со всеми задачами, она должна перейти на качественно новые параметры, а именно: выработать современные требования к качеству боевой техники и оружия, военно-профессиональным, морально-политическим и психологическим качествам личного состава, искать эффективные пути обучения и воспитания, разработать оптимальные организационную структуру армии и флота, дислокацию войск и методы поддержания их боевой готовности, а ныне еще и обоснование главных направлений военной реформы.

В. И. Ленину принадлежит историческая заслуга и в определении принципов социалистического военного строительства. Оно должно вестись в строгом соответствии с принципами и целями общего социалистического строительства, а также с учетом специфики армии как военной организации и ее особо ответственной роли в защите Отечества и обеспечении безопасности советского народа.

В ленинских принципах важно видеть сочетание общесоциологического и конкретно-исторического подходов. Классовый подход в условиях гражданской войны и военной интервенции, по мнению Владимира Ильича, не отвергает общесоциологических принципов социалистического военного строительства, таких, как гуманизм, демократизм, интернационализм, преданность социалистической идее, единство с народом, сознательность и ответственность, а, наоборот, базируется на них. Ленинские принципы военного строительства подверглись деформации. Поэтому вместе с перестройкой всего советского общества перестраиваются и его Вооруженные Силы. Эффективно решить данную задачу без опоры на военную науку нельзя. Нужно правильно определить исходные общественно-политические принципы военного строительства, по существу, в новых условиях, на новой основе, с учетом исторического опыта вернуться к ленинской концепции социалистической армии.

Естественно, перестройка Вооруженных Сил должна полностью соответствовать целям и принципам перестройки всего советского общества как с точки зрения его внутреннего развития, так и с точки зрения международных отношений. Кроме того, в данной области необходимо учитывать развитие военного дела и военно-политических отношений во всем мире. Сегодня все проблемы военного строительства встают по-новому. Например, обеспечение единства армии и народа. В. И. Ленин рассматривал его в качестве базисного принципа социалистического военного строительства и постоянного функционирования социалистической армии. После В. И. Ленина данный принцип не отвергался, однако административно-командная система руководства строительством и повседневным функционированием социалистического общества и его Вооруженными Силами допускала отступления от него. Они вели к накоплению негативных явлений в отношениях «армия - общество», что выразилось в снижении заботы о военнослужащих, их социальной защищенности, в падении престижа воинской службы, в об* разовании «ножниц» между качеством призывного контингента и воспитательным потенциалом армии и т. д. В современной ситуации это вылилось в кризис, охвативший практически все стороны жизни советского общества, который реанимировал или вызвал новые антисоциалистические, антикоммунистические, националистические и другого рода экстремистские течения в общественной жизни страны. Почти все их представители выступают с целенаправленной критикой армии, изображают ее консервативной силой, детищем и защитником административно-командной системы, предвзято демонстрируя имеющиеся в жизни и деятельности войск недостатки, одновременно принижая ее роль в защите интересов народа и Советского государства.

Вышеперечисленное наносит ущерб единству армии и народа. Советские Вооруженные Силы - не продукт командно-административной системы, тем более не орудие ее защиты. Другое дело, что эта система внесла существенные деформации в функционирование, развитие армии и ее связь с народом. Исправление их, восстановление подлинно социалистического облика Вооруженных Сил - коренная задача нынешнего этапа. В ее успешном решении кровно заинтересованы все подлинно перестроечные, прогрессивные силы советского общества. Но единство армии и народа зависит не только от ее объективной роли и места в развитии социалистического общества, а также от социалистического оборонного сознания масс, от ясного понимания народом, различными социальными слоями и группами, для чего и какие Вооруженные Силы нужны в данное время.

Что исправлять, что отбрасывать вовсе, а что бережно сохранять и развивать в Вооруженных Силах? Военная мысль на эти вопросы обязана дать общественности четкие ответы, обоснованную программу, пути и методы ее практической реализации. При отсутствии научного обоснования законодательная и исполнительная власть может принимать не самые лучшие, даже ошибочные решения.

Экономическая реформа принципиально изменяет механизм военной экономики, отношения между обществом и армией, содержание экономической деятельности военных кадров. В этой связи перед теорией военной экономики встает масса проблем. По существу, предстоит сформировать новое мышление военных кадров, прежде всего высшего эшелона. Поэтому необходимо вернуться к идейно-теоретическому наследию В. И. Ленина по военно-экономическим вопросам.

Реальная ситуация выдвигает теорию военной экономики на передний план в системе всей военной науки. Успех перехода на качественные параметры оборонного строительства вообще в значительной мере зависит именно от ее развития. Необходимо преодолеть традиции затратного метода в решении оборонных проблем, выработать эффективные стимулы в разработке и внедрении несимметричных, менее дорогостоящих ответных шагов на развитие систем оружия и военной техники в других государствах. И конечно, определить наиболее эффективные пути конверсии, сокращения Вооруженных Сил.

Предстоит ликвидировать существующий разрыв между военно-экономической и военно-технической политикой, найти оптимальную взаимосвязь, обеспечивающую переход на качественные параметры. Владимир Ильич, говоря о «чудовищных ужасах современной войны», подчеркивал, что «единственным средством спасения от этих ужасов являются те же самые силы техники» (Поли. собр. соч., т. 37, с. 358).

Политическая реформа советского общества актуализировала ленинские идеи о сущности социалистической армии, ее месте, функциях и задачах в реализации внутренней и внешней политики Советского государства, содержании и методах воспитательной работы с личным составом, о демократическом укладе внутренней жизни социалистической армии, сознательном характере воинской дисциплины.

В настоящее время в нашем обществе происходят принципиальные перемены. Важно, чтобы Вооруженные Силы не только поспевали, но и способствовали позитивному развитию, а не сдерживали, тем более не противостояли им. Чтобы выбрать пути перестройки в армии, одного здравого смысла недостаточно, нужно серьезное научное обоснование. Кроме того, важно, чтобы научные выводы получили правовое закрепление. Требуется научно разработанный Закон об обороне.

Вот здесь-то и должны сыграть свою роль те отрасли наук, которые определяют потенциал человеческого фактора в системе Вооруженных Сил: военная политология, военная социология, военное право, военная педагогика, военная психология. Долгое время они находились как бы в тени общественных наук, а ведь именно от них зависит реализация неисчерпаемого творческого потенциала человеческого фактора.

В развитии социалистического общества, особенно его армии, Владимир Ильич учил видеть определяющую роль прежде всего человека, борющихся вооруженных масс. Судьбу военного противоборства, когда оно становится реальным фактом, решают народные массы. Неоднократно подчеркивая эту мысль, В. И. Ленин в то же время предостерегал от шапкозакидательского отношения к обороне страны, попыток отдельных руководителей только за счет морального фактора разгромить агрессора. «Самая лучшая армия,- писал он,- самые преданные делу революции люди будут немедленно истреблены противником, если они не будут в достаточной степени вооружены, снабжены продовольствием, обучены» (Поли. собр. соч., т. 35, с. 408),

Сегодня время научных аргументов, а не лишенных их административно-командных решений. Сила авторитета В. И. Ленина в его устремленности к научной истине везде и во всем, в том числе в военном деле. Изучать его труды - значит думать вместе с ним, вместе погружаться в мир сложный, противоречивый, полный борьбы, сомнений и поступков, в уникальный мир ленинского наследия. Оно остается своеобразным мощным трамплином для ускорения развития военной науки, понимаемой широко, не в технократическом «военспецовском» смысле. Именно В. И. Ленин придал советской военной мысли антивоенную политическую направленность. Сегодня она охватила и организационно-техническую сторону военного дела. Развитие советской военной теории на базе нового политического мышления - это продолжение ленинских традиций.

А з о в ц е в Н. Н. Военные вопросы в трудах В. И. Ленина. Аннотированный указатель произведений и высказываний В. И. Ленина по важнейшим вопросам войны, армии и военной науки.- М.: Воениздат, 1964.

Клаузевиц К. О войне.- Том II. - М.: Госвоениздат, 1941. -С. 43.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации