Танки и противотанковые средства противоборство и взаимодействие в бою

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 4/1988, стр. 28-34

ТАКТИКА СОЕДИНЕНИЙ

Танки и противотанковые средства: противоборство и взаимодействие в бою

(По материалам иностранной печати)

Полковник В. В. КРЫСАНОВ,

доктор военных наук

ВЕСЬ ход развития военного дела убедительно свидетельствует о том, что танки не только сохранили, но и упрочили свою роль как боевого средства, наиболее приспособленного для действий в современных условиях. Опыт локальных войн показывает, что успех войск в наступлении и обороне находится в прямой зависимости от количества и качества танков, принимающих участие в бою. Поэтому вполне закономерно, что насыщение ими поля боя постоянно возрастает. Например, если в войне в Корее (1953 год) с обеих сторон действовало около 1,5 тыс. танков, то в арабо-израильской войне (1973 год) их насчитывалось уже более 5 тыс. Боевые действия на Ближнем Востоке еще раз подтвердили, что танки и другие бронированные машины являются самым массовым средством вооруженной борьбы.

Это обстоятельство полностью учитывается руководством стран НАТО в строительстве вооруженных сил, в развитии танкостроения. Достаточно сказать, что в сухопутных войсках ряда стран этого блока, особенно США и ФРГ, удельный вес танковых соединений и частей постоянно возрастает, а танковый парк систематически обновляется. Сейчас группировки войск НАТО оснащаются танками третьего поколения, в частности Ml «Абраме» (США), «Леопард-2» (ФРГ), боевая эффективность которых по сравнению с боевыми машинами прежних поколений значительно возросла. По данным зарубежной печати, в подчинении объединенного командования НАТО в Европе в настоящее время числится примерно 12-13 тыс. танков и около 6 тыс. - в соединениях и частях национального подчинения. И это без учета свыше 10 тыс. машин, находящихся на складах.

Известно, что появление нового оружия всегда вызывает необходимость разработки средств и способов борьбы с ним. В частности, наряду с внедрением танков не менее активно развивались и их антиподы - специальные противотанковые средства (ПТС). Первоначально это выразилось в создании противотанковой артиллерии. Усиленно разрабатывались и ПТС индивидуального пользования - противотанковые ружья, гранаты и мины.

Характерной особенностью в развитии средств и способов борьбы с танками в предвоенный период явилось создание ПТС для поражения бронированных объектов при стрельбе прямой наводкой. И, как свидетельствует вторая мировая война, из общего объема задач по борьбе с танками, которые решались, например, артиллерией (87-92 проц.), на долю противотанковой артиллерии приходилось до 80 проц.. Конечно, основная борьба с танками в то время велась преимущественно в тактической зоне, в ближнем бою. Вместе с тем предпринимались и меры для уничтожения танков еще на дальних подступах, до соприкосновения сторон, хотя огонь артиллерии и удары авиации по площадям были недостаточно эффективны.

В первые послевоенные годы с учетом боевого опыта, оснащения армий современным вооружением и достижений научно-технического прогресса совершенствовались уже имевшиеся противотанковые средства, главным образом противотанковые пушки и гранатометы. Однако развитие защитных свойств танков, резкое увеличение их количества в войсках обусловили разработку гораздо более эффективных средств, обладающих высокой бронепробиваемостью, точностью и быстродействием.

Существенный скачок в развитии противотанковых средств произошел в 50-е годы, когда были разработаны и начали поступать в войска ведущих стран НАТО принципиально новые средства - противотанковые управляемые ракеты (ПТУР). Данное оружие обладает весьма высокой вероятностью попадания в танк и надежностью его поражения. В связи с этим противотанковые пушки уступили место противотанковому управляемому оружию, эффективность которого наглядно была продемонстрирована в ходе локальных войн последнего времени, особенно на Ближнем Востоке. Так, если во время второй мировой войны основные потери в танках войска несли от огня ствольной противотанковой артиллерии, то, например, в арабо-израильской войне (1973 год) эти потери, отличавшиеся невиданными ранее масштабами, распределялись следующим образом: от ПТУР - более половины, от огня танков - до 22 проц., от авиации и других средств - около 28 проц..

Пройдя боевую проверку, ПТУР прочно завоевали место в организационной структуре и боевом построении сухопутных войск. Теперь на вооружении западных армий находятся управляемые ракеты уже трех поколений. Их боевая эффективность характеризуется во многом точностью попадания, которая возрастала в каждой новой системе: от 0,5-0,6 - первых и до 0,8-0,9 - последующих поколений. В на-стоящее время поражение бронеобъектов прямой наводкой базируется на таких принципах, как «выстрел - поражение цел и», «выстрелил - и забыл».

Важно подчеркнуть, что противотанковые управляемые ракеты начали устанавливать не только на наземных, но и воздушных подвижных объектах. В результате появились ракетные комплексы (ПТРК) на БМП и боевых вертолетах. Это в свою очередь позволило расширить возможности войск по борьбе с танками, придать ей невиданный ранее наземно-воздушный характер.

Таким образом, отличительной чертой развития средств борьбы с бронеобъектами, и в частности с танками, является постоянное качественное обновление противотанкового оружия. Причем в основу его применения положен принцип самонаведения боеприпасов непосредственно на цель.

В арсенале противотанковых средств по-прежнему остаются и танки, которые также получают дальнейшее развитие. Речь идет о совершенствовании их вооружения, боеприпасов и приборов управления огнем. По оценке западных военных специалистов, современный танк НАТО способен поразить танк противника с гораздо большей толщиной брони и на дальности, в четыре раза превышающей возможности боевой машины конца второй мировой войны. Кроме того, если для попадания в неподвижную цель с вероятностью 0,5 на дальности 1500 м среднему танку второй мировой войны требовалось 13 выстрелов, танку 50-х годов - 3, то современной боевой машине достаточно одного.

Разумеется, этими средствами сегодня не исчерпываются возможности войск по борьбе с танками, которые в больших количествах поступают на вооружение армий. Появилась крайняя необходимость вести борьбу с ними не только тогда, когда они оказываются на линии боевого соприкосновения сторон, но и когда находятся в глубине - во вторых эшелонах и резервах, т. е. еще до ввода их в сражение.

Как известно, эта задача стояла перед войсками и в годы второй мировой войны. Однако она решалась в ту пору в основном в тактической зоне, хотя и тогда возможности огневых средств по дальности стрельбы возрастали. Поиск способов поражения танков на дальних подступах к полю боя продолжался и в послевоенные годы.

Появившиеся в войсках в 50-60-е годы новые системы артиллерийского вооружения и ракетные комплексы резко изменили их возможности. Если во второй мировой войне борьба с танками на дальних подступах, в сущности, не могла оказать решающего влияния на характер действий войск, то в последние годы поражение танковых группировок в глубине оперативного построения приобретает особое значение, становится, по мнению западных специалистов, весьма перспективным способом борьбы с бронетанковой техникой противника. Именно это положение заложено в известных концепциях США и НАТО - «воздушно-наземная операция (сражение)» и «борьбы со вторыми эшелонами».

Каким образом это реализуется? Прежде всего за счет совершенствования существующих средств поражения. Так, идет неуклонный процесс повышения возможности полевой артиллерии по борьбе с танками на максимальную дальность стрельбы. Это достигается применением специальных высокоточных противотанковых боеприпасов с самонаведением на одиночный бронеобъект, таких, как «Копперхэд», мина «Буссард» и др.

Авиация армий капиталистических государств в настоящее время оснащается управляемыми самонаводящимися авиационными бомбами, кассетами, противотанковыми ракетами с головками самонаведения. Известно, например, что в войне на Ближнем Востоке (1973 год) для уничтожения 52 танков достаточно было выпустить 58 противотанковых управляемых ракет «Мейверик». Боевая эффективность воздушных противотанковых средств растет. Так, самолеты тактической авиации США, оснащенные управляемыми противотанковыми ракетами и снарядами, могут поражать танки на большой глубине, не заходя в зону ПВО противника или находясь в ней минимальное время. Большие надежды также возлагаются на беспилотные летательные аппараты (БЛА), способные нести противотанковые ракеты, другие управляемые и самонаводящиеся средства поражения танков в оперативной глубине.

Характерной особенностью в развитии средств борьбы с танками армий НАТО является то, что они применяют новые самонаводящиеся противотанковые боеприпасы, позволяющие с высокой точностью уничтожать групповые объекты на значительной глубине. Это достигается применением кассетных снарядов, содержащих несколько ударных зарядов, например, типа «Садарм», боеприпасов реактивных систем залпового огня, ракет наземного и воздушного воздействия на бронеобъекты с кассетными боевыми частями, а также авиационных кассет, имеющих десятки противотанковых суббоеприпасов, и других средств. Все это свидетельствует, по мнению иностранных специалистов, об увеличении масштабов противотанковой борьбы, появлении и развитии способов точностного группового поражения танков в глубине.

Весьма перспективным средством дальнего группового поражения танков считаются за рубежом противотанковые разведывательно-ударные комплексы типа «Ассолт брейкер». На их применении базируется известная концепция НАТО «борьбы со вторыми эшелонами». По расчетам иностранных военных специалистов, сделанным на основе полигонных испытаний, пуском одной ракеты с кассетной боевой частью, содержащей более 20 самонаводящихся противотанковых боеприпасов, может быть уничтожено до 10 бронеобъектов (до танковой роты). В такой противотанковой системе реализуется новый принцип противотанковой борьбы -- «выстрел (пуск) - поражение целого подразделения», в том числе находящегося во вторых эшелонах и резервах оперативных группировок войск. Нельзя не отметить и такую особенность в развитии средств противотанковой борьбы, как применение высокоточных боеприпасов, поражающих танк сверху, т. е. в наиболее уязвимую его часть.

Таким образом, небывалая эффективность новых средств поражения танков как в ближнем бою, так и в оперативной глубине открыла новый этап в противоборстве танка и ПТС, еще больше обострила его.

Надо сказать, что в процессе этого противоборства не раз вставал вопрос: быть или не быть танку? Известно, что в послевоенный период не раз возникали сомнения по этому поводу. Так, появление ядерного оружия вызвало в военных кругах Запада пессимизм в отношении целесообразности применения танков на поле боя. Затем факты небывалой эффективности ПТУР в борьбе с танками, продемонстрированной в ходе военных действий на Ближнем Востоке, дали повод западной печати говорить о закате танка.

Однако дальнейшее развитие военного дела опровергло все сомнения, убедительно подтвердив тезис о том, что танки сохранили и упрочили свою роль, являются наиболее приспособленными для ведения боевых действий в условиях применения различных средств поражения, в том числе высокоточного оружия. Свидетельством тому - непрекра-шающийся рост танкового парка в западных армиях. Разумеется, каждый шаг в совершенствовании противотанкового вооружения ставит новые проблемы по обеспечению высокой живучести танков на поле боя. Например, сейчас встали задачи противодействия высокоточным противотанковым средствам, комплексной борьбы с ними и защиты от них. Это вынудило западных военных специалистов пересмотреть взгляды на применение танков, организацию их взаимодействия с другими системами оружия, особенно противотанковыми средствами с учетом опыта локальных войн.

Взаимодействие как важнейшее условие достижения успеха согласно полевым уставам армий НАТО приобретает сейчас еще большее значение, чем прежде. Это объясняется тем, что интенсивное развитие различных видов оружия, совершенствование организационной структуры войск изменили состав сил и средств, участвующих в бою, многократно повысили их возможности, привели к возникновению новых элементов боевого построения войск. Ныне вопросы применения танков и ПТС в войсках противоборствующих сторон получают качественно новое содержание, одновременно усложняется организация и поддержание взаимодействия их в ходе боя.

Как отмечается в полевых уставах США, в общей системе взаимодействия особым элементом, точнее ее общевойсковой подсистемой, является взаимодействие танков с другими боевыми средствами в современном боевом порядке: мотопехотой на БМП, самоходной артиллерией, ПТРК, а также боевыми вертолетами, применяющимися для огневой поддержки танков и уничтожения бронированных объектов противника. По оценке военных специалистов НАТО, они могут резко изменить обстановку на поле боя: при действии танков противника на открытой местности и внезапном применении противотанковых вертолетов соотношение потерь может составить 1:10 в пользу вертолетов.

В современных условиях танки и противотанковые средства превращаются в боевых партнеров в борьбе против танков противника, фактически становятся основой современных комбинированных боевых порядков. Опыт показывает, что танки всегда нуждались в поддержке огневыми средствами, способными их сопровождать и поражать различные противотанковые средства противника в ходе боя. Это обстоятельство убедительно подтвердилось и во время последних локальных войн. Они показали, что теперь боевым партнером танка стало новое противотанковое средство - ПТУР. Так, в ходе военных действий на Ближнем Востоке (1973 год) в обороне основу каждого опорного пункта составляли ПТУР и окопанные танки. В наступлении ПТУР действовали также совместно с танками, поражая боевые машины противника с выгодных рубежей на максимальных дистанциях и обеспечивая действия их в ходе атаки. Опыт совместного применения в бою танков и противотанковых средств был соответственно оценен и, более того, закреплен в официальных боевых документах. Так, в уставах армии США, например, рекомендуется действовать как в наступлении, так и в обороне батальонными (ротными) тактическими боевыми группами смешанного состава: танково-мотопехотными, мотопехотно-танковыми и сбалансированными, т. е. с равным представительством танков и противотанковых средств.

Однако подобные построения войск теперь все чаще дополняются боевыми вертолетами для совместных действий с танками и БМП и борьбы с бронированными целями противника. Как говорится в уставе сухопутных войск США «Боевое применение вертолетов огневой поддержки» FM 17-50, части (подразделения) вертолетов огневой поддержки могут использоваться для усиления бронетанковых (мотопехотных) частей и подразделений. Так, батальонной тактической группе может быть выделена рота вертолетов огневой поддержки.

Как видно, в армии США боевая интеграция танков и различных противотанковых средств продолжается на иной качественной основе. Считается, что противотанковые ракетные комплексы, в том числе и воздушные, могут успешно действовать не только в обороне, но и в наступлении. В наставлении армии США по боевому применению противотанковых средств (1978 год) указывается, что современные ПТУР могут использоваться в наступлении для обеспечения действий танков, освобождая их от выполнения боевых задач по поражению бронецелей, ПТС, ослабляющих наступательные возможности бронетанковых частей.

Утверждающийся принцип совместного боевого применения танков и противотанковых средств повлек за собой их организационную интеграцию, взаимное проникновение этих средств в войсковые организационные структуры армий НАТО.

Изучение послевоенного развития бронетанковых войск армий некоторых западных стран свидетельствует о том, что количество различных противотанковых средств растет в танковых соединениях, что меняет соотношение танков и ПТС (ПТРК и БМП с ПТУР) в пользу последних. Так, за последние годы количество ПТРК в бронетанковой дивизии США увеличилось до 290 единиц (в 1962 году их насчитывалось всего 45). Кроме того, на вооружении дивизии состоит около 350 БМП и БРМ, а также до 80 воздушных ПТС (50 боевых и 30 многоцелевых вертолетов) из состава бригады армейской авиации дивизии, предусмотренной программой «Армия-90».

Длительное время организационная интеграция танков и ПТС ограничивалась оргштатной структурой дивизий и бригад. В последние годы наблюдается тенденция создания смешанных организационных структур на батальонном уровне. Например, в танковых батальонах армии ФРГ появились свои противотанковые средства.

Известно, что развитие материальной базы вооруженной борьбы всегда вызывает определенные изменения в военном искусстве. Одна из важнейших сторон этого процесса - разработка способов противодействия новому высокоточному оружию и защиты от него. В связи с появлением в армиях западных стран высокоточного противотанкового оружия различного назначения в иностранной военной печати все большее внимание стало уделяться сохранению живучести и боеспособности бронетанковых соединений и частей как главной ударной силы сухопутных группировок. Поиск путей решения этой важной проблемы в новых условиях идет в нескольких направлениях с учетом специфики боевых и технических свойств высокоточного оружия противника. Прежде всего, это меры по активному противодействию средствам разведки и наведения противотанковых систем, работающим на принципах разведывательно-огневых комплексов. В этой связи повышается значение РЭБ, маскировочных мероприятий, осуществляемых с учетом применения противной стороной комплекса оптических, тепловых, радиолокационных и других средств разведки, а также радиоэлектронных средств наведения на цель противотанковых ракет и снарядов.

Как считают западные военные специалисты, этому отвечает проведение в системе РЭБ мер по противодействию разведке противника, применению технических средств маскировки и имитации - тепловых ловушек и теплоимитаторов, специальных имитаторов движущихся целей, различных отражателей, специально создаваемых маскировочных комплектов. При этом рассматриваются индивидуальные и коллективные средства защиты бронеобъектов.

Большое внимание уделяется снижению уязвимости бронетанковой техники от высокоточных противотанковых систем. В первую очередь проводятся мероприятия по индивидуальной противорадиолокационной и тепловой маскировке боевых машин как при размещении в районах сосредоточения, так и в ходе боевых действий. Они направлены в первую очередь на снижение возможностей по обнаружению бронеобъектов, а также на нарушение работы систем наведения управляемых противотанковых боеприпасов.

Для скрытия танков и другой бронированной техники могут применяться маски-экраны и специальные маскировочные сети (комплекты), способные обеспечить не только защиту от наблюдения с помощью оптических средств разведки, но и рассеивать радиолокационное излучение бронеобъектов. Для снижения теплового фона машин предлагается использовать теплозащитные тенты и экраны, а для увода управляемых боеприпасов от бронеобъекта - тепловые имитаторы. Совершенствуются в этих же целях и материалы маскировочного окрашивания танков. Специальные краски, по сообщениям зарубежной печати, значительно уменьшают вероятность обнаружения объектов средствами, чувствительными к инфракрасному излучению, и снижают эффективность использования противотанковых ракет с инфракрасными головками самонаведения.

Перспективным направлением в развитии средств индивидуальной защиты танков от высокоточных самонаводящихся противотанковых боеприпасов считается создание комплексной системы маскировки и защиты. Весьма большие надежды зарубежные военные специалисты возлагают на индивидуальную активную защиту танка путем уничтожения противотанковых ракет и снарядов еще на подлете к нему. Кроме того, в качестве одного из эффективных способов защиты танка от самонаводящихся снарядов с тепловой головкой самонаведения предлагается вынос центра тепла (специальной тепловой ловушки) на одну из сторон или верх машины. Он должен излучать много тепла и служить мишенью для ракет с головками самонаведения.

Вместе с тем развиваются также способы группового противодействия средствам разведки и наведения противотанковых боеприпасов и защиты от них. Так, эффективным способом противодействия оптической, оптико-электронной и радиоэлектронной разведке западные военные специалисты считают использование различных аэрозолей. Разумеется, не отрицаются скрытые действия, в том числе ночью и в условиях ограниченной видимости, а также периодическая смена занимаемых районов, использование защитных и маскировочных свойств местности, умелое рассредоточение войск.

Из анализа современного состояния и перспектив развития вооружений и организационных форм войск западные военные специалисты сделали вывод, что танки по-прежнему сохраняют роль главной ударной силы в бою и операции и вместе с противотанковыми средствами различного назначения являются самым массовым вооружением сухопутных группировок.

Современные средства вооруженной борьбы, их огромная поражающая мощь, быстрота и высокая точность вносят значительные изменения в формы и способы боевых действий войск и сил флота, в организацию их подготовки. С учетом этого офицеру нужно направлять знания и энергию, духовные и физические силы как свои собственные, так и подчиненных на отличное освоение в короткие сроки оружия и техники, способов их боевого применения, на достижение высокой слаженности вверенных ему подразделения, части, корабля, на воспитание у всего личного состава высоких морально-политических и боевых качеств. Все это в совокупности и дает готовность к бою.

Язов Д. Т. На страже социализма и мира

Зарубежное военное обозрение.- 1975.- № 12.-С. 13.

Красная звезда,- 1987,- 26 апреля.

Воронов Н. Н. На службе военной.- М.: Воениздат, 1963.- С. 280.

Зарубежное военное обозрение.- 1975.- № 12.- С. 15-16.

Военная Мысль,- 1979.- № 2.- С .14.

Flight.- 1976. -Р. 1560-1562.

Полевой устав армии США FM 100-5, 1976; FM 100-5, 1982; FM 71-100, 1977.

Зарубежное военное обозрение.- 1980.- № 6.- С. 41.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации