Проблемы изоляции района боевых действий

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 1/1987, стр. 22-31

ОПЕРАТИВНОЕ ИСКУСТВО

Проблемы изоляции района боевых действий

(По опыту боевого применения авиации в локальных войнах)

Полковник запаса В. К. БАБИЧ,

кандидат военных наук

В ЛОКАЛЬНЫХ войнах тактическая авиация решала все возложенные на нее боевые задачи: завоевание превосходства в воздухе, изоляцию района боевых действий, непосредственную авиационную поддержку сухопутных войск, воздушную разведку и ведение специальных операций.

Изоляция района боевых действий - объемная задача, на выполнение которой ударными самолетами затрачивалось около трети летного ресурса, а в войне во Вьетнаме - не менее половины. В соответствии с Наставлением по боевому применению тактической авиации ВВС США авиация при этом призвана: воспрещать подход резервов и существенно ограничивать маневр сил и средств противника в рамках ТВД путем бомбардировок коммуникаций, складов, баз снабжения, уничтожения живой силы и техники в местах сосредоточения.

В ходе локальных войн, развязанных империалистами США, задача «изоляции» решалась неэффективно. В этом отношении особенно характерен опыт боевого применения американской авиации во Вьетнаме. Хотя интенсивность бомбардировок Северного Вьетнама постоянно увеличивалась (с января 1969 года до апреля 1972 года тактическая и палубная авиация США совершила 3450 налетов, а за 4 месяца 1972 года (апрель--июль)-свыше 5000 налетов), а «приток резервов и снабжение с севера» не прекращались.

Причинами неудовлетворительных результатов изоляции района боевых действий, по сведениям иностранной печати, были признаны: несоответствие боевых возможностей ударных самолетов условиям их применения; низкая точность используемых средств поражения; недостаточная эффективность тактической воздушной разведки; высокий уровень потерь от огня средств ПВО. Рассмотрим каждую из этих причин, а также некоторые проблемы поиска новых средств и способов изоляции района боевых действий.

О несоответствии боевых возможностей ударных самолетов условиям боевого применения. Поскольку легкие бомбардировщики сошли с арены после войны в Корее, американское командование, развязав боевые действия во Вьетнаме, задачу разрушения объектов, расположенных на значительной глубине, вынуждено было возложить на тактические истребители. В этом случае они предназначались одновременно для поражения как наземных, так и воздушных целей. Объединение качеств истребителя и бомбардировщика обязывало идти на компромисс между боевой нагрузкой и маневренностью. Бомбардировщик имел возможность нести большее количество средств поражения, а истребитель не допускал затяжеления. В результате самолетам явно не хватало поражающей мощи. В локальных войнах, подчеркивалось в американской печати, еще раз было доказано, что нанесение удара по наземной цели и воздушный бой - разнохарактерные задачи, требующие специализации, а не универсализации авиационной техники.

Проблема точности применения средств поражения была решена лишь в конце войны в Юго-Восточной Азии после вооружения тактических ударных самолетов управляемыми бомбами (УАБ) и ракетами (УР). В мае 1968 года впервые была сброшена бомба с лазерной системой наведения, а спустя 9 месяцев - бомба с телевизионной системой наведения (в Лаосе). По данным американской печати, из 1000 сброшенных в 1972 году УАБ около 700 поразили цели (повреждено или разрушено 80 мостов и других объектов). При этом круговое вероятное отклонение составило 6-16 м, т. е. в пять раз меньше, чем у бомб свободного падения. Повышение точности бомбометания позволило в десять раз сократить наряд самолетов, выделяемых для уничтожения одной типовой цели.

Авиационной бомбой с лазерной системой наведения был разрушен мост Тэн-Хоа, ранее неоднократно и безуспешно подвергавшийся налетам американской авиации (было затрачено 4000 самолето-вылетов, сброшены безрезультатно сотни тонн обычных боеприпасов, потеряно от огня зенитной артиллерии, прикрывавшей мост, 5 самолетов) (рис. 1).

Проблемы изоляции района боевых действий

Проблемы изоляции района боевых действийУправляемые средства поражения значительно дороже обычных. Так, например, стоимость бомбы весом 1360 кг составляла 1800 долларов, а приспосабливаемой к ней лазерной системы наведения - 3100 долларов. Однако, как подсчитали специалисты, общее сокращение количества средств, затрачиваемых на поражение одного объекта, делало атаки с применением УАБ более выгодными. Отрицательными их сторонами считались: необходимость «подсвета» цели лазерным лучом с другого самолета, причем цели различались при расстоянии между ними не менее 20 м, что отрицательно влияло на безопасность полета в зоне расположения средств ПВО; невозможность применения подсветки по неконтрастным подвижным целям, в результате чего снижалась эффективность действий по воспрещению различных перевозок; относительная сложность приемов совместных действий ударных и вспомогательных (обеспечивающих) самолетов в районе цели, а также трудность атаки с ходу. Это ограничивало число задач, решаемых в глубине территории противника. Но самый существенный недостаток - невозможность использования лазерных, телевизионных систем наведения в сложных метеоусловиях. Это подтвердилось во время воздушной операции «Лейнбакер-2» (18-30 декабря 1972 года) во Вьетнаме, когда из-за низкой облачности, дождей и ограниченной видимости ни одна управляемая ракета или бомба не были применены.

Более благоприятные условия для использования высокоточного оружия отмечались в локальных войнах на Ближнем Востоке. Здесь боевые действия велись преимущественно днем в ясную погоду. В октябрьской войне 1973 года (6-24 октября) израильская авиация применила 50 УР «Мейверик» с телевизионной системой наведения по подходившим к району боевых действий египетским танкам, 40 из них попали в цели. В ливанской войне 1982 года (6-11 июня) применялись уже усовершенствованные управляемые бомбы и ракеты (преимущественно в борьбе с ПВО) в комплексе с обычным оружием (рис. 2).

Проблема воздушной разведки в интересах изоляции района боевых действий решалась по двум основным направлениям. Первое - включение в боевой порядок ударной группы самолетов доразведки со специальным поисковым оборудованием и средствами подсветки цели. После проверки в боевых условиях этот способ был включен в уставные документы и получил официальное название «разведка с нанесением удара» («огневая разведка»). Второе - использование наземных акустических и сейсмических датчиков, разбрасываемых заранее со специально выделенных для этой цели самолетов вблизи коммуникаций и фиксирующих передвижение войск по ним (применялся преимущественно в Южном Вьетнаме).

Разведка с нанесением удара получила широкое распространение в связи с тем, что при действиях тактической авиации на большой глубине помощь со стороны наземных пунктов целеуказания и воздушных наводчиков, расположенных на переднем крае, исключалась. Изоляция района боевых действий отличалась от непосредственной авиационной поддержки прежде всего автономностью выполнения задач. Это означало необходимость ведения разведки «на себя», т. е. использование метода, известного по второй мировой войне. В условиях усилившегося противодействия средств ПВО этот способ действий авиации предполагал получение информации о цели (в том числе подвижной) к моменту выхода ударной группы на рубеж размыкания, где самолеты расходились по парам для построения маневров с индивидуальным прицеливанием. Это было особо важно при применении высокоточного оружия.

Исходя из жестких условий выполнения задач, разведчики должны были действовать точно и быстро. В кратчайший срок требовалось определить местонахождение объектов атаки и дать целеуказание. На практике из-за повторных заходов для поиска целей после неудавшегося их обнаружения с первой попытки передача данных о них недопустимо растягивалась. Поэтому разведку и удар совместить в единый процесс долго не удавалось.

Применение информационных наземных датчиков было заимствовано из опыта флота, использовавшего для разведки противолодочные гидроакустические буи. Акустические датчики весом 11 кг размещались в подвешиваемом на самолет корпусе баллистической формы и сбрасывались без парашюта. При падении датчик зарывался в землю, а над поверхностью выступала лишь 120-см антенна, которая имела форму куста и трудно различалась на местности. Регистрируя шумы, возникавшие при движении транспорта на подходах к контролируемой зоне, датчики передавали сигналы воздушным силам «изоляции», базировавшимся на авианосце.

Проблемы изоляции района боевых действийНаиболее широкое распространение получили, сейсмические датчики. Они указывали на наличие движущихся объектов, а также отмечали взрывы авиационных боеприпасов. Разбросанные, например, вдоль дороги в полутора километрах один от другого, они фиксировали количество проходившей техники и передавали кодовые сигналы на борт дежурившего в воздухе самолета со специальной приемной аппаратурой. Принятая информация записывалась на пленку, затем передавалась в вычислительный центр разведки, где готовились данные для постановки задачи тактическим ударным самолетам (рис. 3).

Борьба со средствами противовоздушной обороны при изоляции района боевых действий имела свою специфику. Как отмечалось, для поражения типовых объектов требовались большие наряды сил тактических истребителей, цели часто располагались на предельном тактическом радиусе. Для борьбы с воздушным противником командование Вьетнамской народной армии (ВНА) использовало весь комплект оружия: истребители-перехватчики, зенитные ракетные комплексы малой и средней дальности, зенитную артиллерию различных калибров, а в отдельных случаях и огонь стрелкового оружия. Затяжеленные бомбовым грузом ударные самолеты агрессора имели ограниченные возможности для осуществления маневра и нуждались в защите. Поэтому, кроме доразведчиков, их сопровождали самолеты - постановщики помех и истребители прикрытия. Увеличение количества самолетов ударной группы не позволяло эффективно использовать многие из традиционных способов преодоления ПВО: полет на предельно малой высоте с огибанием рельефа, противоракетный, противозенитный и противоистребительный маневры. Кроме того, массирование авиации всегда считалось врагом внезапности. Сосредоточение нескольких десятков самолетов в воздухе не могло остаться незамеченным: противостоящая ПВО «оповещалась» заранее и успевала изготавливаться к отражению налета воздушного противника.

У агрессора оставалась еще надежда на «ослепление» радиолокационных средств поиска и обнаружения, а также РЛС наведения и управления огнем, интенсивными помехами. Они ставились, как правило, из зон дежурства над своей территорией специальными самолетами и эффективно прикрывали ударные группы только на начальном участке маршрутов( обеспечивали требуемую степень подавления радиоэлектронных средств). По мере удаления от линии фронта в распоряжении экипажей ударной группы оставались только бортовые, менее мощные средства защиты.

Особое место американским командованием отводилось борьбе с истребителями ВНА. Уступая воздушному агрессору в численности, северовьетнамские ВВС оправданно сосредоточивали свои усилия в первую очередь на уничтожении самолетов ударных групп. По командам наземных пунктов управления истребители ВНА выводились на воздушные цели. На максимальных скоростях преодолевали истребительное прикрытие противника, осуществляли пуск ракет по самолетам ударной группы и немедленно выходили из боя. Американская пресса в 1968 году писала: «Наши ударные самолеты были особенно уязвимы, когда летели к цели с большой бомбовой нагрузкой и не могли выдержать скорость более 890 км/ч. Вьетнамские истребители-перехватчики сближались с ними на сверхзвуковой скорости и атаковывали со стороны задней полусферы. Хотя летчики-истребители групп сопровождения знали об этом приеме, но ему было трудно что-либо противопоставить».

Проблемы изоляции района боевых действий

Проблемы изоляции района боевых действий

Имевшиеся бреши в организации защиты, несмотря на ее количественное усиление, объяснялись следующим: группы прикрытия, действовавшие с ударными самолетами на уравненных скоростях (дозвуковых), не были готовы к вступлению в бой; смешанная группа самолетов при действиях в глубоком тылу противника выходила из-под контроля пункта управления, летчики лишались информации и оповещения об угрозе атаки; большая эффективная отражающая поверхность самолетов с внешними подвесками затрудняла их радиолокационную маскировку.

Несмотря на низкую эффективность непосредственного истребительного прикрытия, этот способ применялся американскими ВВС до конца войны во Вьетнаме. Пойти на риск и оставить ударную группу самолетов без следовавшего рядом с ней эскорта никто не решался. При избытке сил истребителей (случай, характерный только для ограниченной войны) нередко применялось двойное прикрытие. Внешний эшелон получал некоторую свободу маневра, а способ сопровождения дополнялся упреждающим блокированием аэродромов базирования северовьетнамских истребителей.

В октябрьской войне 1973 года на Ближнем Востоке израильтяне использовали ударные группы в составе 8-12 самолетов, в целях радиолокационной маскировки они совершали полет на малой высоте (с огибанием рельефа) и увлекали за собой эскорт. Летчики «Миражей» больше внимания уделяли зрительному контакту с прикрываемыми «Фантомами», чем наблюдению за действиями воздушного противника. Такая привязанность лишала их инициативы и выбора удобного момента для ввода в бой. Часто сирийские истребители умело использовали скованность эскорта противника и проводили результативные атаки.

В ливанском конфликте 1982 года «Фантомы» сохранили свое назначение как основная ударная сила, а «Миражи» в качестве прикрытия уступили место новым самолетам американского производства F-15 и F-16. Ввод в действие реактивных истребителей третьего поколения с возросшими возможностями позволил отказаться от непосредственного сопровождения - способа традиционного, но мало почитаемого летным составом. Этому способствовало и расположение района бомбардировок израильской авиации в Ливане, который требовалось изолировать от вторжения перехватчиков другой стороны. Объекты ударов примыкали к морскому побережью и находились на незначительном удалении.

Был еще один фактор, позволявший «разъединить» истребителей и бомбардировщиков, вывести группу прикрытия из общего боевого порядка. Район боевых действий перекрывался радиолокационным полем, создававшимся обзорной РЛС воздушного командного пункта (самолета ДРЛО Е-2С «Хокай»). Поступление информации с дальних рубежей позволяло анализировать общую воздушную обстановку и регулировать воздушное движение - выдвигать вперед легкие истребители F-16 или задерживать ударную группу с выходом на цель. Таким образом, самолеты F-15 и F-16 изолировали воздушное пространство над районом нанесения удара, взаимодействуя с «Фантомами» только по времени и рубежам. Зрительный контакт между ударной группой и группой прикрытия, а также их совместный полет стали необязательными. Истребители, передав обязанности поиска на воздушный командный пункт, получали свободу маневра и целеуказания от него. В тактику воздушного боя вошел мало применявшийся ранее способ управляемого подвижного заслона.

Опыт локальных войн по-новому поставил вопрос о радиолокационном контроле не только воздушного пространства, но и территории противника на всю глубину «изоляции». Автономные действия ударных самолетов, добывавших себе информацию о воздушной обстановке самостоятельно, были малоэффективными и сопровождались значительными потерями. Как показала боевая практика, вменение бомбардировщикам поисковых функций (что имело место при нарушении перевозок) в сущности превращало «изоляцию» в действия по типу «свободной охоты». Этот вариант хотя и допускался, но весомых результатов не давал.

Поиск новых средств и способов изоляции района боевых действий, соответствовавших изменившимся условиям, велся постоянно. Анализ боевых действий свидетельствовал, что при выполнении типового задания (в групповом полете днем) летчик, как правило, не использовал сверхзвуковые скорости, большие высоты, сложное электронное оборудование и автоматические прицельно-навигационные системы. Специалисты считали, что поставленных целей (воспрещение подхода резервов и срыв перевозок) можно достичь более простыми средствами, но при массовом их применении. Внимание вновь обратилось к штурмовикам как более дешевым, надежным и достаточно хорошо вооруженным самолетам.

Проблемы изоляции района боевых действийОсновной боевой задачей штурмовиков, к условиям выполнения которой приспосабливались их тактико-технические характеристики и боевые возможности, являлась непосредственная авиационная поддержка сухопутных войск. Получение новой задачи, связанной с глубоким вторжением на территорию противника, освобождало их от поддержания тесного взаимодействия с передовыми наземными частями и предоставляло большую самостоятельность. От них теперь не требовалось вылетать по вызову и получать целеуказания от авианаводчиков, они должны были реализовывать заранее составленный план полета, последовательно преодолевать противодействие войсковой, зональной и объектовой ПВО. С учетом специфики задач и разнообразия объектов ударов подбирался соответствующий боекомплект, расширялись способы их боевого применения.

Заманчивая перспектива доставки к целям необходимого количества средств поражения «воздух- поверхность», но с меньшими расходами, проверялась на завершающем этапе войны во Вьетнаме. Оставшиеся в строю и использовавшиеся в противопартизанской войне в Южном Вьетнаме поршневые самолеты-штурмовики не подходили к условиям новой задачи из-за небольшого радиуса действия и малой грузоподъемности. Именно тогда сверхзвуковой палубный истребитель F-8 «Крусейдер» был переоборудован в ударный. Таким образом появился новый дозвуковой штурмовик А-7 «Корсар». Перед отправкой во Вьетнам он прошел проверочные испытания вместе с истребителем-бомбардировщиком F-4C «Фантом», результаты использования которого в боевых условиях были уже известны.

Примерно в одно время со штурмовиками A-7D (в период начала дождей) в боевых действиях во Вьетнаме участвовали 48 новых всепогодных истребителей-бомбардировщиков F-111A. Они отличались от «Фантомов» почти в два раза большей бомбовой нагрузкой (7250 и 13 600 кг соответственно), более совершенным прицельно-навигационным оборудованием и возможностью совершать «сверхзвуковой бросок» на малой высоте. Самолет F-111A был не только средством доставки к цели увеличенного тоннажа бомб, но и носителем новой тактической концепции. Основным способом его боевого применения являлись одиночные ночные рейды на предельно малой высоте с огибанием рельефа местности. В этом варианте закладывался больший потенциал выживаемости при действиях в зоне интенсивного противодействия средств ПВО.

За пять месяцев боевых действий две эскадрильи самолетов F-111A произвели более 4000 вылетов в районы Северного Вьетнама, сбросили 74 000 авиабомб (в целях сохранения маневренности бортовая нагрузка была неполной). Огнем зенитной артиллерии ВНА было сбито шесть самолетов, т. е. удалось достигнуть самого высокого уровня выживаемости по сравнению с другими типами самолетов.

Концепция одиночных рейдов на основе полученного опыта была признана американским командованием перспективной, но не всеобъемлющей. Она лишь дополняла прежний вариант изоляции района боевых действий путем нанесения групповых ударов большой мощности не только днем, но и ночью. Кроме того, вскрылись и существенные ее недостатки. В полете на предельно малой высоте ограничивалось использование высокоточного оружия, поэтому экипажи самолетов F-111A управляемых авиабомб не применяли. Огибание рельефа, обеспечивавшее скрытность полета, и «сверхзвуковой бросок» оказались несовместимыми. Все задания выполнялись на дозвуковой скорости, поскольку при переходе на «сверхзвук» самолет терял маневренность, нужную для огибания. Самолеты F-111A действовали только по стационарным целям (в рамках «изоляции» - это склады, мосты, до-заправочные станции). Для поиска подвижных объектов они должны были выходить на среднюю высоту. В этом случае эффект скрытности терялся. Вынужденный отказ от «сверхзвукового броска на малой высоте», по мнению специалистов, послужил основной причиной того, что все потери были понесены от огня малокалиберной зенитной артиллерии, «чувствительной» к скорости полета цели. Американская пресса по этому поводу писала следующее: самолет стоимостью 10 млн. долларов был сбит зенитным снарядом стоимостью 75 центов.

Содержание изоляции района боевых действий как боевой задачи тактической авиации продолжает постоянно совершенствоваться. Старое оружие уступает место новому, обнаруживая несовершенство своих качеств в изменившихся условиях. Однако объявлять устаревшими некоторые образцы авиационной техники, памятуя об уроках поспешного списывания зенитных пушек и самолетов-штурмовиков, за рубежом уже не торопятся. Например, продолжают оставаться в строю стратегические бомбардировщики В-52, хотя их участие в «изоляции», т. е. использование в тактических целях, как это было в войне во Вьетнаме, стало маловероятным. Громоздкость, неповоротливость, дозвуковая скорость самолетов, невозможность полета на малой высоте уже исключают вторжение их в зону поражения современной ПВО ввиду больших потерь. Но устаревшие самолеты стали носителями крылатых ракет (КР), которые предполагается запускать над своей территорией на удалении до 300 км от линия фронта. При этом могут поражаться и стационарные важные цели, включенные в план «изоляции» (координаты их вводятся заранее в вычислительное устройство КР).

Западные военные специалисты выделяют следующие вопросы «изоляции», считавшиеся в локальных войнах наиболее острыми, но решение которых было оставлено на будущее.

Первый - низкая эффективность поражения подвижных наземных целей на большой глубине. Специфика «изоляции» как боевой задачи заключалась в действиях преимущественно по нестационарным объектам, а прицельно-навигационные системы самолетов «выводили» их только на цели, не изменявшие своих координат. Поэтому конечный участок маршрута превращался в этап поиска, который технически не обеспечивался.

Второй - противоречие между требованием полностью загружать самолеты боеприпасами для достижения заданной степени поражения цели и сохранением маневренности, нужной для преодоления противодействия средств ПВО. В применявшемся компромиссном варианте слабость огня компенсировалась увеличением числа самолетов в группе. Это означало, что в единицу времени через зону поражения ПВО проходило больше самолетов, подвергавшихся обстрелу. Потери росли.

Третий - ограничения, связанные с выполнением заданий в неблагоприятных погодных условиях, когда действия сухопутных войск продолжались. Несмотря на то что все тактические истребители были всепогодными, ночью и в облаках вынужденным являлся переход к одиночным ударам и действиям в составе мелких групп. Сведение ударных самолетов, не имевших аппаратуры контроля за расстоянием между ними, в единый боевой порядок исключалось. Это снижало поражающие возможности тактической авиации до неприемлемого у ровня.

Четвертый - неэкономный расход сил, который не мог быть возмещен применением высокоточного оружия. Управляемые бомбы и ракеты в связи с особенностями своего наведения (лазерное, телевизионное, тепловизионное) не всегда подходили для поражения подвижных и малоконтрастных целей. Другим фактором, снижавшим их эффективность, являлись сложные метеоусловия. В ходе двенадцатисуточной операции «Лейнбакер-2», завершавшей войну во Вьетнаме, американская авиация применить высокоточное оружие вследствие плохой погоды вообще не смогла.

Пятый - неудовлетворенная потребность в данных разведки в реальном масштабе времени. Срочность доставки сведений об объектах удара определялась постоянной сменой местоположения последними. Использование устаревшей информации срывало замысел: вышедшая на рубеж атаки группа самолетов заданной цели на месте не заставала. По опыту локальных войн «изоляция» стала рассматриваться как комплексная задача, обязательными составными элементами которой являются разведка и немедленное огневое воздействие по вскрытым целям. В этом имелось сходство с непосредственной авиационной поддержкой, только с растянутым временем реакции. Некоторые специалисты рассматривают «изоляцию» как отодвинутую на 400 км от переднего края поддержку войск.

Шестой - недостаточная разработка способов изоляции воздушного пространства над объектами нанесения удара. Для борьбы с истребителями противника не подходили методы прорыва или уклонения, применявшиеся при преодолении наземных средств ПВО. В этом заставили убедиться северовьетнамские истребители. Уступая группам сопровождения по численности в несколько раз, они наносили им внушительный урон.

Седьмой - противоречивые требования к авиационной технике, применявшейся для изоляции района боевых действий. Многоцелевой самолет (тактический истребитель) не обладал ни достаточной поражающей мощью, ни качествами истребителя. Использование его только в варианте бомбардировщика потребовало сложной организации боевого обеспечения. Полученный опыт применения тактической авиации в локальных войнах позволил военным специалистам сделать следующий вывод: изоляция района боевых действий - удел истребителя-бомбардировщика, но с улучшенными боевыми характеристиками, увеличенным радиусом действия и расширенными огневыми возможностями. Самолет должен участвовать как в ударных действиях по наземным целям (до 70 проц. ресурса), так и в завоевании превосходства в воздухе (30 проц. ресурса). Приоритет отдается функциям всепогодного бомбардировщика при сохранении способности вести оборонительный маневренный воздушный бой и бой на средних дистанциях с применением всеракурсного оружия. Сдерживающим фактором считается доказанная в реальных боевых условиях невозможность успешного применения одного самолета при решении двух разноплановых задач.

Восьмой - непрочные связи взаимодействия. «Изоляция»-комплексная задача, в решении которой участвуют разнородные силы тактической авиации - бомбардировщики, истребители, разведчики, постановщики помех. Для достижения требуемого результата они должны дополнять друг друга, устраняя слабости. Несогласованность действий, усугубленная тенденцией расчленения боевого порядка, могла быть исключена лишь при налаженном боевом управлении, которое страдало от нехватки квалифицированных командных кадров, технической недооснащенности и острого информационного голода.

Вместе с совершенствованием средств «изоляции» возникают проблемы их эффективного боевого использования. По-прежнему основным препятствием считается уязвимость самолетов, совершающих групповой полет на значительную глубину в зоне противодействия современных средств ПВО. Поэтому перспективы связываются с реализацией концепции «борьбы со вторыми эшелонами», предусматривающей применение управляемого оружия большой дальности со своей территории или за пределами зон досягаемости огня зенитных средств и истребителей-перехватчиков противника.

По материалам иностранной печати.

Военная Мысль, 1984, № 2, с. 49.

Air Force. 1973. № 6. p. 37.

Herald Tribune, 1973; April, p. 2.

Ordnans, 1969, № 11-12, р. 301.

Aviation Week, 1973, № 18, p. 88.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации