От обороны к стратегическому контрнаступлению

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 11/1987, стр. 25-36

СТРАТЕГИЯ

От обороны к стратегическому контрнаступлению

(К 45-летию контрнаступления советских войск под Сталинградом)

Полковник А. Г. ХОРЬКОВ,

доктор исторических наук

Победа Советских Вооруженных Сил под Сталинградом - одна из наиболее славных страниц героической летописи Великой Отечественной войны, крупнейшее военно-политическое событие второй мировой войны, важнейшая веха на пути советского народа, всей антигитлеровской коалиции к окончательному разгрому третьего рейха.

РАЗГРОМ крупнейшей группировки противника под Сталинградом является классическим примером подготовки и осуществления контрнаступательной операции крупного масштаба. В ней ярко проявился приоритет теории и практики советского военного искусства. Замысел операции отличали смелость и риск в сочетании с точностью и глубокой обоснованностью расчетов, нестандартный творческий подход к решению таких основополагающих вопросов, как: выбор направлений главных ударов (по наиболее уязвимым участкам обороны противника с глубоким обходом его главных сил, скованных боями в районе Сталинграда); определение оптимальных сроков перехода в контрнаступление, когда противник исчерпал свои наступательные возможности, но организовать устойчивую позиционную оборону не успел; скрытное создание мощных группировок на направлениях главных ударов фронтов и армий; решительное массирование сил и средств на основных направлениях, что позволило при общем незначительном превосходстве успешно прорвать оборону противника и в необычайно короткий срок - пять суток - окружить его главные силы, создав, одновременно внутренний и внешний фронты окружения, а также наделено блокировать врага с воздуха.

Идея контрнаступления в целях разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом возникла в Ставке ВГК в первой половине сентября 1942 г.

Из воспоминаний Г. К. Жукова: «Весь следующий день (13 сентября 1942 г.) мы с А. М. Василевским проработали в Генеральном штабе. Все внимание сосредоточили на возможности осуществления операции крупного масштаба... Перебрав все возможные варианты, мы решили предложить И. В. Сталину следующий план действий: первое - активной обороной продолжать изматывать противника, второе - приступить к подготовке контрнаступления, чтобы нанести противнику в районе Сталинграда такой удар, который резко изменил бы стратегическую обстановку на юге страны в нашу пользу».

Окончательный вариант плана был плодом коллективной творческой деятельности Ставки ВГК, Генерального штаба, командующих и военных советов фронтов, действовавших под Сталинградом. Получив условное наименование «Уран», план контрнаступления имел целью: разгромить стратегическую группировку противника в районе Сталинграда, вырвать инициативу из рук врага и создать условия для проведения последующих наступательных операций на южном крыле советско-германского фронта. Для его осуществления привлекались войска трех фронтов: Юго-Западного, Донского и Сталинградского (командующие генералы Н.Ф. Ватутин, К.К. Рокоссовский и А.И. Еременко). Кроме того, были задействованы соединения авиации дальнего действия, 2-я воздушная армия Воронежского фронта и Волжская военная флотилия.

Подготовку контрнаступательной операции советское командование осуществляло в условиях, когда одновременно приходилось руководить оборонительным сражением, не имевшим по размаху, ожесточенности и решительности целей прецедентов в истории. В исключительно сложной обстановке в ограниченные сроки были определены цели и замысел контрнаступления, в деталях разработаны планы боевых действий; скрытно осуществлена перегруппировка войск и созданы ударные группировки фронтов и армий; согласованы по времени, месту и цели усилия объединений различных видов Вооруженных Сил и родов войск; решены вопросы оперативного и материально-технического обеспечения; проведена целеустремленная партийно-политическая работа.

Сложнейшей задачей являлось накопление резервов. Только за два месяца (октябрь-ноябрь 1942 г.) на усиление фронтов, привлекаемых к операции, прибыло 25 стрелковых и 9 кавалерийских дивизий, 6 танковых и механизированных корпусов, значительное количество артиллерийских частей. На это же направление были перебазированы два смешанных авиационных корпуса (384 самолета) и авиация дальнего действия. Благодаря мероприятиям, проведенным в подготовительный период, было обеспечено выполнение необходимого объема воинских перевозок. Достаточно сказать, что только по централизованным планам воинских перевозок на сталинградское направление было подано около 142 тыс. вагонов с войсками и грузами.

Из воспоминаний А. М. Василевского: «В результате такого быстрого наращивания сил и накопления стратегических резервов, а также с учетом серьезных потерь, которые наносили противнику наши войска в ходе стратегической обороны, на ряде участков сталинградского направления наметилось наше преимущество перед врагом. И хотя в целом по войскам сталинградских фронтов его не было... на направлениях же предстоящих ударов... удалось создать мощные ударные группировки с таким превосходством в силах над врагом, которое позволяет безусловно рассчитывать на успех».

Общее соотношение сил и средств к началу контрнаступления было следующим: по личному составу-1,1 : 1; по артиллерии и минометам- 1,5:1; по танкам - 2,2:1 и по авиации - 1,1:1. В то же время на участках прорыва превосходство над противником достигало: в людях в 2 - 2,5 раза, в артиллерии и танках - в 4 - 5 раз и более. На участках прорыва Юго-Западного и Сталинградского фронтов, составлявших 9 проц. общей протяженности линии фронта, сосредоточивалось от 50 до 66 проц. стрелковых дивизий, около 85 проц. Артиллерии РВГК, 4 танковых, механизированный и 3 кавалерийских корпуса. Подобная степень массирования на направлениях главных ударов при примерно равном общем соотношении сил и средств была достигнута впервые. И это являлось ярким подтверждением высокого теоретического уровня советского военного искусства, умения советских военачальников воплотить в практику передовые положения самой современной теории.

Важно отметить следующее, безусловно, актуальное для современных условий положение. Недостаток в силах и средствах был в значительной степени компенсирован достижением внезапности. Она обеспечивалась прежде всего сохранением в строжайшей тайне замысла операции, соблюдением жестких мер маскировки (особенно при перегруппировках и создании ударных группировок), искусным осуществлением широкомасштабных мероприятий по введению противника в заблуждение. О первоначальном варианте замысла было известно Верховному Главнокомандующему, генералу армии Г. К. Жукову и генерал-полковнику А. М. Василевскому. В последующем круг привлекавшихся к планированию лиц расширялся, однако был строго ограничен. Переписка, даже шифрованная, и телефонные, разговоры, касавшиеся предстоящей операции, между Генеральным штабом и фронтами, а также внутри фронтов категорически запрещались. Все приказы и распоряжения отдавались устно и только непосредственным исполнителям. Радиостанции работали лишь на прием.

Из воспоминаний начальника штаба Сталинградского фронта генерал-лейтенанта И. С. Варенникова: «Строжайше запрещались передвижение и переправы войск через Волгу днем. На переправах через Волгу и на путях движения от станций разгрузки к переправам и от, них к линии фронта была организована комендантская служба. Комендантские посты и патрули во главе с офицерами имели полномочия от командования фронта немедленно прекращать обнаруженное днем передвижение и переправу частей, нарушающих светомаскировку (ночью... В целях маскировки сосредоточения войск на главном направлении совершались ложные передвижения на второстепенных направлениях.

Окончательную перегруппировку войск фронта произвели в течение двух ночей, предшествовавших контрнаступлению, то есть в такое время, которое не позволило бы противнику предпринять серьезные контрмеры, если бы он даже разгадал наши намерения».

Вместе с тем меры советского военного руководства по скрытию замысла на осуществление главной операции в осенне-зимней кампании 1942/43 г. не ограничивались локальными мероприятиями в районе Сталинграда. В период ее подготовки и осуществления Ставкой были спланированы активные действия на других стратегических направлениях.

Из воспоминаний Г.К. Жукова: «Активные действия наших войск летом и осенью 1942 года на западном направлении против немецкой группы армий «Центр», по расчетам Ставки, должны были дезориентировать противника, создать впечатление, что именно здесь, а не где-либо в другом месте мы готовим зимнюю операцию. Поэтому в октябре гитлеровское командование начало большое сосредоточение своих войск против наших западных фронтов».

От обороны к стратегическому контрнаступлению

Контрнаступление началось 19 ноября 1942 года (схема). Оно включало три тесно увязанных и проводимых поэтапно операции: «Уран» - Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов; «Малый Сатурн» - левого крыла Воронежского, Юго-Западного и Сталинградского фронтов; «Кольцо» - Донского. В 8 часов 50 минут внезапно для противника нанесли удар войска Юго-Западного и 65-й армии Донского фронта. 20 ноября перешел в наступление Сталинградский фронт. В результате стремительных ударов подвижных группировок фронтов уже к 23 ноября было замкнуто кольцо окружения вокруг 6-й полевой и части сил 4-й танковой армии противника. Попытка специально созданной группы армий «Дон» деблокировать окруженную группировку была отражена решительными действиями войск Сталинградского фронта. Одновременно Воронежский и Юго-Западный фронты в период с 16 по 31 декабря разгромили итало-немецкие войска на среднем течении Дона. Тем самым окруженная группировка была надежно изолирована, а группа армий «Дон» начала поспешное отступление. Противник потерял всякие надежды на спасение 6-й армии.

С 10 января по 2 февраля 1943 года в результате операции Донского фронта была разгромлена и пленена окруженная группировка врага.

Контрнаступление завершилось блестящей победой Советской Армии, которая имела определяющее.значение не только для дальнейшего хода Великой Отечественной, но и второй мировой войны в целом. Непосредственным результатом контрнаступления явился разгром 6-й полевой и 4-й танковой немецких армий, 3-й и 4-й румынских и 8-й итальянской армий. Потери войск противника с 19 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г. составили свыше 800 тыс. человек, до 2 тыс. танков и штурмовых орудий, более 10 тыс. орудий и минометов, около 3 тыс. боевых и транспортных самолетов.

Опыт боевых действий Советской Армии в контрнаступлении под Сталинградом имел"важное значение для развития советского военного искусства, что нашло отражение как в масштабности проведенной операции, так и в применении впервые объединениями, соединениями и частями видов Вооруженных Сил, родов войск целого ряда новых способов боевых действий.

Значение опыта, полученного в результате контрнаступательных операций в годы войны, в том числе Сталинградской, для современных условий, на наш взгляд, необходимо рассматривать исходя из следующего. Во-первых, сугубо оборонительный характер советской военной доктрины объективно предполагает необходимость дальнейшего развития теории и практики контрнаступления, так как только в ходе него можно достичь решительного разгрома агрессора. Во-вторых, военно-политическое руководство НАТО все больше внимания в подготовке агрессии против стран Варшавского Договора отводит ведению военных действий с применением только обычных средств поражения, особенно в начальный период войны. Поэтому подготовке войск и штабов к действиям в этих условиях должно отводиться особое внимание, так как они, безусловно, требуют более высокого уровня военного искусства. При этом очевидно, что нельзя без учета изменений, происшедших в материальной базе вооруженной борьбы, переносить опыт войны на современность. Но не менее очевидно и то, что он является во многом исходной точкой в развитии теории и практики этого одного из наиболее сложных в организации и осуществлении вида наступательных действий.

Важным фактором, обеспечившим успешную подготовку и проведения контрнаступления, явилась четкая организация стратегического руководства, осуществлявшегося Ставкой ВГК и Генеральным штабом, которые, координируя действия фронтов в интересах решения единой стратегической задачи, умело согласовывали направления главных ударов, сроки перехода в контрнаступление и рубежи встречи; своевременно вводили в сражение резервы для наращивания силы удара, расширения фронта наступления, разгрома контрударных группировок противника (только с 20 ноября по 31 декабря в сражение было введено 20 стрелковых дивизий и 25 артиллерийских полков).

Под Сталинградом окончательно утвердили себя как важное и необходимое звено стратегического руководства представители Ставки ВГК, оказывавшие на местах практическую, помощь командованию фронтов в подготовке наступления, организации взаимодействия, в материально-техническом обеспечении операции. Через них Верховное Главнокомандование могло в случае необходимости оперативно вносить коррективы в принятые решения, влиять на ход военных действий.

Контрнаступление включало комплекс наступательных операций, проводившихся по единому замыслу. Различие целей, преследовавшихся в них, предопределяло разнообразие способов разгрома противника. Если в операции «Уран» группировка врага окружалась нанесением мощных ударов по сходящимся направлениям, то в операции «Малый Сатурн» разгром группы армий «Дон» на внешнем фронте окружения осуществлялся сочетанием ударов во фланг, тыл и с фронта, а в операции «Кольцо» окруженная группировка рассекалась и уничтожалась по частям.

Расчеты и планы советского военного руководства базировались на результатах тщательно организованной и глубоко продуманной разведки. Важные данные были получены в результате разведки боем. К ней привлекались стрелковые роты и батальоны, а в некоторых случаях и танки.

Из воспоминаний генерала армии М. М. Попова: «В ночь на 14 ноября в 51-й армии проводилась успешная разведка боем. Наступавшие роты сбили боевое охранение противника, захватили отдельные участки высот... 19 ноября 91-я стрелковая дивизия (входившая в состав 51-й армии)... провела успешную разведку боем и установила наличие... 5-й кавалерийской дивизии румын. В итоге разведывательных действий нам стало точнее известно начертание переднего края обороны румын, большая часть их минных полей, огневые точки, инженерное оборудование, а поскольку в разведке участвовали танки - и система противотанковой обороны».

Значительный интерес для современных операций представляет замысел советского командования на прорыв обороны путем нанесения одновременно нескольких (шести) массированных ударов. Каждый из трех фронтов прорывал оборону на двух участках, промежутки между которыми колебались в пределах 15-20 км. Это давало возможность уже в первые дни операции достигать тактического взаимодействия соседних ударных группировок, объединяя их усилия в один мощный удар, стремительно расширяя фронт прорыва. При этом противник терял инициативу и был вынужден распылять усилия тактических и оперативных резервов на многих направлениях. Кроме того, это ставило перед ним дополнительные сложности в определении направлений ударов советских войск.

Опыт окружения и уничтожения крупной группировки врага, полученный под Сталинградом, стал основой при планировании и подготовке контрнаступательных операций на окружение в последующие годы войны. Он не утратил своего значения и для нашего времени. Вместе с тем хотелось бы отметить следующее. Во-первых, успех в подобных операциях достигался, как правило, усилиями нескольких взаимодействующих фронтов. Во-вторых, важнейшим условием достижения целей таких операций являлись высокие темпы прорыва тактической зоны и стремительного развития контрнаступления в глубину, позволяющие выходить на фланги и в тыл противостоящей группировке противника. В-третьих, для обеспечения надежного окружения одновременно со сплошным внутренним создавался и активно действующий внешний фронт окружения. Этим достигалась свобода маневра своих войск и затруднялись действия противника по деблокированию его окруженных группировок. При этом в короткие сроки увеличивались расстояния между ними путем переноса внешнего фронта вперед. В контрнаступлении под Сталинградом к началу операции по уничтожению окруженной группировки расстояние между внутренним и внешним фронтами окружения достигало 200-250 км. В-четвертых, действия войск на внешнем фронте окружения были максимально активными, что не позволяло противнику перехватить инициативу и лишило его возможности деблокировать окруженную группировку.

В ходе контрнаступления под Сталинградом для наращивания ударной мощи войск, действующих на внешнем фронте окружения, были искусно проведены внутрифронтовые и стратегические перегруппировки. Сталинградскому фронту из состава Донского были переданы 2-я гвардейская армия и 6-й механизированный корпус из резерва. В результате на котельниковском направлении, где противник наносил удар в целях деблокирования, удалось изменить соотношение сил и средств в пользу советских войск: в людях - в 1,5 раза, в танках - в 2 раза, в артиллерии - в 1,6 раза и создать благоприятные условия для полного разгрома врага. Одновременно с усилением войск Сталинградского фронта были нанесены удары Юго-Западным и Воронежским фронтами во фланг и тыл главных сил 8-й итальянской армии и оперативной группы «Холлидт». Это вынудило немецко-фашистское командование срочно перебрасывать в район Среднего Дона силы и средства с других направлений, в том числе и с котельниковского.

В то же время необходимо отметить, что под Сталинградом, в связи с недостаточно глубокой оценкой противника и нехваткой сил и средств, не удалось одновременно с окружением рассечь вражескую группировку. В связи с этим уничтожение окруженного врага приняло затяжной характер и потребовало привлечения значительных сил и средств.

Из воспоминаний Маршала Советского Союза А. М. Василевского: «Дело в том, что в наших исходных расчетах, за которыми последовало решение Ставки на уничтожение окруженного противника с ходу, была допущена серьезная ошибка... мы определяли в то время общую численность окруженной группировки, которой командовал Паулюс, в 85-90 тыс. человек. Фактически же в ней насчитывалось более 300 тыс. Значительно преуменьшенными были наши представления и в отношении боевой техники, вооружения, особенно артиллерии и танков».

В большинстве последующих наступательных операций (особенно проведенных в 1944-1945 годах) советскому командованию удавалось соединять в едином процессе окружение и уничтожение вражеских группировок, благодаря чему в короткие сроки достигались самые решительные цели.

И наконец, непременным условием успешного окружения и разгрома врага являлось завоевание господства в воздухе, организация надежной воздушной блокады, эффективное прикрытие и поддержка наземных войск авиацией.

Контрнаступление под Сталинградом внесло большой вклад в развитие искусства применения соединений танковых и механизированных корпусов. Впервые на одном направлении они были сосредоточены в таких количествах (12 танковых и 5 механизированных корпусов) и использовались, как правило, в качестве подвижных групп общевойсковых армий. Вместе с тем, если требовала обстановка, танковые корпуса вводились для допрорыва главной полосы обороны. Этим резко увеличивалась ударная мощь войск на основных направлениях, создавались предпосылки для их стремительного прорыва в оперативную глубину. Танковые и механизированные корпуса сыграли решающую роль в окружении войск противника и преследовании отступающего врага. В результате массированного применения танков значительно увеличились глубина боевых задач и темпы наступления советских войск, а их операции стали носить решительный, маневренный характер.

В настоящее время в условиях практически повсеместной брони-зации войск удары (контрудары) мощных бронированных группировок наряду с огневым поражением стали основным содержанием современных операций. И все-таки несмотря на то, что способы их действий претерпели значительные изменения, в основе своей они базируются на опыте Великой Отечественной войны. Особую актуальность он приобрел в наше время в связи с возрастающим значением активных действий группировок войск в тылу противника, в которых сейчас наиболее полно можно использовать как маневренные, так и ударные возможности бронированных группировок. В этом плане в контрнаступлении под Сталинградом значительный интерес представляют действия 24-го танкового корпуса под командованием генерала В. М. Баданова, действовавшего в составе группировки, наносившей удары во фланг и тыл 8-й итальянской армии и оперативной группы «Холлидт» в целях недопущения деблокирования окруженных войск противника.

Из воспоминаний генерал-лейтенанта танковых войск В. М. Баданова: «Обстановка требовала от войск быстрых и внезапных действий, высоких темпов продвижения и стремительных ударов, проявления искусства в маневре и ведении боя... 24-й танковый корпус наступал по двум маршрутам и в двух эшелонах... На танках имелся десант мотопехоты... Чтобы скрыть наше перемещение, нам приходилось совершать длинные рейды ночью, а днем мы стремились двигаться небольшими группами, перекатами от одного укрытия к другому... За шесть дней этого стремительного наступления мы продвинулись на 240- 300 километров».

В успешном проведении контрнаступления под Сталинградом исключительно важная роль принадлежала главной огневой силе сухопутных войск - артиллерии. Впервые в соответствии с Директивным письмом Ставки ВГК от 10.1.42 г. было осуществлено артиллерийское наступление, включавшее три периода: артиллерийскую подготовку атаки, артиллерийскую поддержку атаки и артиллерийское обеспечение действий пехоты и танков при бое в глубине обороны противника. В достижении эффективного использования артиллерии наряду с другими факторами важнейшее значение имела умелая организация артиллерийской разведки.

Из воспоминаний маршала артиллерии В. И. Казакова: «Поначалу труднее всего оказалось организовать артиллерийскую разведку. На участках прорыва 65-й и 24-й армий (10,5 км по фронту) развернули более 400 наблюдательных пунктов командиров батарей, дивизионов и полков... Но оказалось, что разместить большое количество наблюдательных пунктов на участках прорыва не так-то просто... местность не благоприятствовала нам. Почти все командные высоты находились в руках противника... Со всеми разведывательными группами, которые высылались от стрелковых частей (им тоже нелегко доставались сведения о противнике), командиры артиллерийских полков старались посылать и своих разведчиков. Многие артиллерийские командиры вынуждены были ночью незадолго до рассвета высылать разведчиков в нейтральную зону на те участки, которые не просматривались с наблюдательных пунктов... при создавшихся условиях особую роль играла звуковая разведка. Только ее подразделения, вооруженные специальной аппаратурой, были способны определять... расположение артиллерийских батарей противника, не видимых с наземных наблюдательных пунктов. Именно с их помощью нам удалось достаточно полно вскрыть группировку вражеской артиллерии».

Чем, кроме этого, поучителен для нас опыт применения артиллерии в контрнаступлении под Сталинградом? Во-первых, умелой поддержкой ввода в прорыв и сопровождением действий в глубине танковых и механизированных войск. Во-вторых, организацией глубокого огневого поражения во взаимодействии с авиацией. В этих целях во всех армиях, входивших в ударные группы фронтов, образовывались артиллерийские группы дальнего действия. Кроме того, создавались группы гвардейских минометных частей.

Артиллерия приобрела первый опыт поддержки ввода в прорыв и сопровождения в глубине действий танковых войск. Атакующие войска сопровождались последовательным сосредоточением огня по целям, мешавшим продвижению пехоты и танков.

Поучителен боевой опыт применения артиллерии при ликвидации окруженной группировки противника. В 65-й армии, наносившей главный удар, была создана группа дальнего действия в составе девяти пушечных и двух гаубичных полков. Для удобства управления она подразделялась на три подгруппы, каждая действовала в полосе одной или двух стрелковых дивизий. Здесь впервые в Великой Отечественной войне артиллерийская поддержка атаки пехоты и танков проводилась огневым валом на глубину 1,5 км.

Была подтверждена целесообразность формирования артиллерийских дивизий. Создание их, а в последующем и артиллерийских корпусов, давало Ставке ВГК возможность широкого маневра артиллерией, массирования ее в короткие сроки на главных направлениях.

Советская авиация впервые осуществляла боевые действия при проведении операции на окружение и уничтожение крупной вражеской группировки. Уже с первых дней она завоевала господство в воздухе и удерживала его до конца операции. Массируя усилия на направлениях главных ударов, ВВС прикрывали наземные войска с воздуха, наносили сосредоточенные удары по врагу на всю глубину его группировки. Был получен опыт организации авиационного наступления, которое планировалось осуществлять в два периода: непосредственная авиационная подготовка и авиационная поддержка войск при прорыве обороны и действиях их в глубине. Эффективнее организовывалось взаимодействие авиации с наземными войсками. Особое значение оно имело при поддержке воздушными армиями подвижных войск в оперативной глубине. В этих целях на командные пункты общевойсковых армий и механизированных (танковых) корпусов выделялись авиационные представители со средствами связи.

Из воспоминаний маршала авиации С. А. Красовского: «Учитывая достижения и ошибки недавнего прошлого, мы упорно искали новые способы боевого применения ВВС... Впервые было достигнуто решительное массирование авиационных соединений на направлениях главных ударов сухопутных войск. Более обоснованно выбирались объекты ударов. За счет применения радиостанций наведения удалось достичь надежного перехвата вражеских самолетов. Управление истребителями по радио позволило лучше организовать воздушные бои, повысить их эффективность... советские летчики стали вести бои в расчлененных боевых порядках с применением маневра в вертикальной плоскости и всех фигур высшего пилотажа.

Весьма ценным оказался опыт организации действий авиации в интересах танковых корпусов... Хорошо зарекомендовала себя практика выделения штурмовых и истребительных дивизий для поддержки танковых соединений. Разработанный в битве на Волге порядок применения авиации в интересах подвижных групп лег в основу организации поддержки и прикрытия военно-воздушными силами танковых армий во многих наступательных операциях Великой Отечественной войны».

В конце ноября перед авиацией была поставлена задача не допустить снабжения с воздуха окруженной группировки. Для ее блокады с воздуха привлекались воздушные армии фронтов, авиация дальнего действия и истребительная авиация ПВО. Осуществление воздушной блокады было новым явлением в оперативном искусстве ВВС. Она представляет интерес как с точки зрения замысла, так и максимального использования возможностей привлекающихся сил и средств, организации их тесного взаимодействия между собой и с войсками. Были созданы четыре зоны. В первой - уничтожалась авиация противника на аэродромах, находившихся за внешним фронтом окружения. Для этого использовались фронтовая авиация и авиация дальнего действия. Во второй - велась борьба с авиацией противника в воздухе между внешним и внутренним фронтами окружения. Зона была круговой и делилась на пять секторов, за каждый из которых несла ответственность одна авиационная истребительная дивизия. Третья зона - шириной 8-10 км проходила вокруг окруженной группировки противника, борьбу в ней вела зенитная артиллерия. И наконец, четвертая включала весь район окружения. В ней авиация врага уничтожалась в воздухе и на посадочных площадках ВВС и артиллерией фронта. В результате воздушной блокады было уничтожено более 1 тыс. самолетов. Этот опыт получил дальнейшее развитие в последующих операциях Советских Вооруженных Сил в ходе Великой Отечественной войны.

В период подготовки и проведения контрнаступления советское командование осуществило важные и разносторонние мероприятия по совершенствованию способов применения инженерных войск.

Во время подготовки контрнаступления основные силы инженерных войск были приданы армиям первого эшелона. В ходе наступления они массированно использовались для усиления главных ударных группировок. Инженерные части и подразделения навели значительное количество переправ и провели большие работы по расширению сети дорог. Например, для обеспечения перегруппировок войск только на Юго-Западном фронте ими было оборудовано свыше 800 км путей. Одновременно они вели инженерную разведку обороны противника, оборудовали пункты управления, осуществляли разминирование и проводили другие мероприятия.

Сложные задачи решались инженерными частями и подразделениями по обеспечению ввода в сражение подвижных войск. Так, на Юго-Западном фронте оно осуществлялось подвижными отрядами заграждений, в качестве которых действовали два инженерных батальона. Ими было установлено 2340 противотанковых мин. С образованием внешнего фронта окружения на это направление выдвинулась 4-я бригада специального назначения. Ее батальоны за короткое время создали полосу заграждений по р. Чир на фронте 30 км, установив более 20 тыс. противотанковых мин и несколько километров электризуемых заграждений. На внутреннем фронте окружения минными полями прикрывались стыки между стрелковыми дивизиями и армиями. Здесь было установлено около 85 тыс. противотанковых и более 30 тыс. противопехотных мин.

В битве под Сталинградом получила дальнейшее совершенствование организация управления войсками. В частности, были введены личные радиостанции командующих войсками фронтов и армий. Впервые в таком масштабе заблаговременно была развернута разветвленная сеть командных и наблюдательных пунктов, максимально приближенных к наступающим войскам. Командующий фронтом имел, кроме командного пункта, один наблюдательный пункт (НП), а командующий армией 1-2 НП, а также вспомогательные пункты с оперативной группой, возглавляемой одним из заместителей.

Организация операции и боя, как правило, проводилась непосредственно на местности. Вопросы взаимодействия детально отрабатывались на ее макетах.

Из воспоминаний генерала армии П. И. Батова: «Завершить всю подготовительную работу к наступательной операции было решено еще одним мероприятием - проигрышем наступления на ящике с песком... Жизнь подсказала такую форму работы командарма на заключительном этапе подготовки к наступлению. Идея боя, воплощенная в решении командующего, должна стать достоянием всех пехотинцев, артиллеристов, танкистов, летчиков, саперов. Но даже четко расписанная, доведенная до офицеров картина боя не имеет души. В ней нет еще ощущения динамики боя, в том числе динамики взаимодействия частей, родов войск. Проигрыш на ящике или на макете полосы наступления может восполнить этот пробел... здесь каждый наиболее полно и предметно видит содержание общей оперативной задачи войск армии на всю глубину операции и частные тактические задачи соединений, сил и средств...».

При организации взаимодействия главное внимание стало уделяться тому, чтобы в период наступления артиллерия, авиация и инженерные подразделения обеспечивали танкам и пехоте стремительный бросок в атаку, быстрый захват опорных пунктов на первой позиции обороны противника и развитие наступления в глубину высокими темпами.

Большое значение в этой операции придавалось организации связи между фронтами и армиями, между стрелковыми, бронетанковыми и механизированными войсками и авиацией. Особые затруднения вызывала ее организация между войсками, наступавшими навстречу друг другу в оперативной глубине. Впервые в ходе Великой Отечественной войны возникла необходимость обеспечения взаимодействия между войсками, действующими на внутреннем и внешнем фронтах окружения. Главным управлением связи Советской Армии были разработаны основы радиосвязи на «волне встречи». Сущность этого способа заключалась в том, что соединения и части, наступавшие навстречу друг другу, должны были настроить свои радиостанции на заранее определенную волну. Каждой армии выделялся один позывной, который получали все ее соединения и части, но с добавлением к нему цифрового индекса. Это позволяло быстро определять принадлежность радиостанции и устанавливать связь между встречными соединениями и частями.

В ходе боевых действий был получен первый опыт организации связи для представителя Ставки Верховного Главнокомандования генерала А. М. Василевского. Она осуществлялась специально для этого сформированным подвижным узлом. Он обеспечивал обмен информацией между Ставкой,. Генеральным штабом, соседними фронтами, а нередко и армиями. Наряду с радио- и проводной связью группой генерала А. М. Василевского широко привлекалась авиация связи, которая использовалась и для управления войсками во фронтах.

Государственный Комитет Обороны, штаб Тыла Советской Армии принимали энергичные меры по налаживанию снабжения войск. Фронты и армии широко маневрировали складами и их отделениями с запасами боеприпасов, горючего и продовольствия, максимально приближая их к войскам. Положительные результаты дало перераспределение запасов материальных средств между фронтовыми, армейскими и войсковыми складами.

В сложных специфических условиях Сталинградской битвы организация подвоза характеризовалась рядом новых оригинальных решений. Именно здесь впервые были заложены основы комплексного использования железнодорожного, водного, автомобильного, гужевого и воздушного транспорта, умело осуществлялась перевалка грузов через крупную водную преграду, заблаговременно и скрытно накапливались запасы для предстоящего наступления. Во фронтах и армиях был установлен жесткий лимит и повседневный контроль за расходом основных видов боеприпасов и горючего.

Огромную роль в обеспечении разгрома фашистских войск сыграла живая, целеустремленная партийно-политическая работа, направленная на перестройку психологии советских воинов: от требований стойко обороняться к вдохновению на высокий наступательный порыв. Она обеспечивала монолитное единство фронта и тыла, мобилизовала все силы на разгром захватчиков.

Из воспоминаний генерал-лейтенанта К. Ф. Телегина: «При всей скрупулезности разработанных планов, всех точных расчетах сил и средств на направлениях главного и вспомогательных ударов, создававших наше превосходство, была еще поднятая из глубин солдатских сердец сила, которая не поддается арифметическим подсчетам в этих планах, а является поправкой и дополнением к ним. Эта сила - высокий моральный дух войск, их воинское мастерство, воинская зрелость и мужество командно-политических кадров. Такая сила росла и крепла на фронте с каждым днем, ее выращивали и укрепляли упорным трудом все звенья командного и политического состава, партийные организации, и она входила в расчеты командования, вселяя твердую уверенность в успехе».

В период контрнаступления активно проводилась специальная пропаганда среди войск противника. Только в январе 1943 года советская авиация сбросила в район окружения свыше 13 млн. листовок, а всего за время ликвидации вражеской группировки было распространено более 30 млн. различных изданий. Через громкоговорящие установки и радиостанции были проведены десятки тысяч передач.

В результате победы под Сталинградом стратегическая инициатива прочно и окончательно перешла к Советской Армии, были созданы благоприятные условия для развертывания общего стратегического наступления и массового изгнания фашистских захватчиков с оккупированной территории СССР. Разгром вражеских войск на Волге и Дону способствовал укреплению антифашистской коалиции, активизации операций англо-американских армий и усилению движения Сопротивления в странах Европы.

В борьбе с сильным противником советские воины продемонстрировали величайшую стойкость при отражении его превосходящих сил и непреклонную волю к победе над ним в ходе контрнаступления. В классической операции на окружение крупнейшей в истории войн вражеской группировки Советская Армия продемонстрировала высокое военное искусство и доказала неоспоримое превосходство над военным искусством вермахта.

Не с войной, а с миром, с созидательным трудом связаны помыслы советских людей. Свою миролюбивую политику СССР вынужден сочетать с постоянной заботой об обеспечении надежной защиты завоеваний социализма, такая необходимость вытекает из уроков Великой Отечественной войны и современной обстановки в мире. Пока международная реакция подстегивает гонку вооружений, пока она не отказалась от политики социального реванша и «крестовых походов» против социализма, подчеркивается в Обращении ЦК. КПСС к советскому народу, КПСС и Советское государство будут делать все необходимое для поддержания на должном уровне оборонной мощи нашей страны, социалистического содружества.

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. - Т. 2. - М.: Изд-во АПН, 1978, -С. 75-76.

История второй мировой войны 1939-1945. - Т. 6. - М.: Воениздат, 1976. - С. 33, 39.

Василевский А. М. Дело всей жизни,-М.: Политиздат, 1974.- С. 221, 225.

История военного искусства. - М.: Воениздат, 1984. - С. 183.

История второй мировой войны 1939-1945.- Т. 6.- С. 36.

Сталинградская эпопея.-М: Наука, 1968. - С. 494.

Ж у к о в Г. К. Воспоминания и размышления. - Т. 2. - С. 89.

Военное искусство во второй мировой войне и в послевоенный период. - М.: ВАГШ, 1986. - С. 56.

Сталинградская эпопея. - С. 645, 646.

Военно-исторический журнал. - 1966. - № 1. - С. 15-16.

Сталинградская эпопея. - С. 626-629.

Т а м ж е.- С. 548-550.

. Сталинградская эпопея. - С. 573, 581.

Военное искусство во второй мировой войне и в послевоенный период. - С. 54-55.

ЦАМО, ф. 69, оп. 14069, д. 151, л. 5.

Сталинградская эпопея. - С. 527.

ЦАМО, ф. 71, оп. 12191, д. 70, л. 184.

Сталинградская эпопея. - С. 475.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации