Российские производители авиационной, ракетной и космической техники

ВИНИТИ № 01/2010

«Экономический и научно-технический потенциал»

ВИНИТИ № 01/2010

«Экономический и научно-технический потенциал»

Научный консультант-д.э.н. В.И. Волков

Главный редактор - к. г. н. Ю.Н. Щуко

Редакционная коллегия:

Л. В. Грачева (зам. главного редактора), М. А. Куршев, к.г.н. Е.С. Киселева, к.и.н. Л. Р. Попко, Е. В. Похвалина, Н. И. Субчев, О. В. Ященко

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Российские производители авиационной, ракетной и космической техники

В журнале Aviation Week & Space Technology приведена информация о консолидации российского авиастроительного сектора, об исследовательских организациях, конструкторских бюро и предприятиях, занимающихся производством авиационной, ракетной и космической техники.

Российская авиационная промышленность проходит, как кажется, бесконечную реструктуризацию, практические результаты которой еще предстоит увидеть, указывают авторы публикации. Центральное место в проводимой реструктуризации занимает создание «Объединенной авиастроительной корпорации» (OAK). Согласно президентскому указу, подписанному в феврале 2006 г., предполагалось, что новая корпоративная структура будет сформирована примерно через год, однако к концу 2008 г. эта новая корпорация была организована не полностью.

Официальная правительственная стратегия развития авиапромышленности охватывает период до 2025 г. К этому времени строительство планируется довести приблизительно до 300 коммерческих, 100 транспортных и 100 боевых самолетов. Правительство намеревается повысить доходы от производства коммерческих самолетов примерно на две трети по сравнению с 13% в настоящее время, а также увеличить долю российских коммерческих самолетов на мировом рынке с нынешнего 1,0% до 5,0% к 2015 г. и до 10% к 2025 г.

Производственная программа OAK на период 2008-2012 гг. направлена на строительство 431 коммерческого самолета. Правительство обещает профинансировать строительство 15 ед. Ил-9б в пассажирской и грузовой конфигурации, 84 ед. среднемагистральных Ту-204/214, 236 ед. региональных самолетов Sukhoi Superjet 100 и Ту-334, а также 96 ед. Ан-148.

В марте и сентябре 2008 г. OAK по закрытой подписке выпустила дополнительные акции, которые были размещены Федеральным агентством по управлению федеральным имуществом. После размещения этих акций уставной капитал OAK достиг 110,28 млрд. р. (4,0 млрд. долл.), из которых 91% принадлежит Российской Федерации.

Пока что OAK объединяет пять КБ («Сухой», «Яковлев», «Ильюшин», «Туполев», «Бериев»), семь авиационных заводов («Сокол» в Нижнем Новгороде, НПК «Иркут» в Иркутске, КнААПО в Комсомольске-на-Амуре, НАПО в Новосибирске, ВАСО в Воронеже, «Авиастар» в Ульяновске, «ТагАвиа» в Таганроге) и две лизинговые компании («Ильюшин Финанс» и «Финансовая лизинговая компания»), а также маркетинговое агентство «Авиаэкспорт». В 2008 г. два ведущих государственных унитарных предприятия, РСК «МиГ» и Казанское АПО им. Горбунова, были трансформированы в акционерные компании, принадлежащие правительству, и к концу 2008 г. они должны были войти в состав OAK, как и Инженерный центр «ОКБ им. А. И. Микояна», и производственные предприятия в Москве, Луховицах, Казани. Однако, по состоянию на декабрь 2008 г., этот процесс не был завершен.

Прилагаются особые усилия по интеграции в OAK производственного предприятия ТАПО им. В.Чкалова, находящегося в Ташкенте (Узбекистан). В сентябре 2007 г. этот вопрос начала прорабатывать межправительственная комиссия, а в 2008 г. независимый аудитор должен был провести оценку капитала ТАПО. После приобретения предприятия региональные турбовинтовые самолеты Ил-114 будут включены в производственную программу OAK, а грузовые самолеты Ил-76 будут строиться совместно ВАСО и ТАПОиЧ.

Вертолетостроители объединяются в другой холдинг, «Российские вертолеты», который будет контролироваться вновь созданной суперкорпорацией «Российские технологии», которая охватывает более 500 высокотехнологичных предприятий оборонной, металлургической и химической отраслей и даже авиалинии. Холдинг «Вертолеты России», имеющий в прямом подчинении два конструкторских бюро, планировал закончить интеграцию пяти вертолетостроительных предприятий в 2009 г.

Более одной трети авиапассажиров в России перевозятся воздушными судами западной постройки, используемыми российскими авиалиниями. В то время как внутренний спрос на коммерческие лайнеры отечественной постройки небольшой, по политическим мотивам российским самолетам отдают предпочтение ряд стран, включая Кубу, Иран, Ливию, Сирию, Венесуэлу, Зимбабве и Китай.

В области военных самолетов приоритетами являются разработка истребителя следующего поколения (ПАК-ФА) и модернизация парка боевых самолетов. Первый полет технологического демонстрационного образца ПАК-ФА был запланирован на 2009 г., а серийное производство начнется ориентировочно в 2015 г. Как промежуточное решение в интересах ВВС России и экспортных заказчиков разрабатываются истребители «поколения 4++» Су-35 и МиГ-35, являющиеся модификацией истребителей Су-27 и МиГ-29 соответственно, в которые интегрированы технологии, электронные системы и вооружение истребителя следующего поколения. Ожидается, что эти истребители, производные от базовых моделей, будут готовы для поставок приблизительно в 2012 г.

Самолетная и вертолетная авиация

Научно-исследовательские институты

ВИАМ (Всероссийский институт авиационных материалов), г. Москва, исследует авиационные конструктивные материалы всех типов (черных и цветных металлов, композитов, покрытий, клеев и т.д.), их свойства и производственные процессы.

ГосНИИЛС (Государственный НИИ авиационных систем), г. Москва, основное внимание сосредоточено на боевых самолетах, авиационных системах вооружения и военной авионике. Институт играет важную роль в разработке программного обеспечения для бортовых компьютеров боевых задач и в интеграции систем управления оружием.

ЛИИ (Летно-исследовательский институт им. М.Громова), г. Жуковский, Московская обл., в котором почти все советские реактивные истребители совершали свои первые полеты, обладает самой длинной взлетно-посадочной полосой в Европе. Здесь находится летно-испытательная база компаний «МиГ», «Сухой», «Туполев», «Ильюшин», «Яковлев», «Мясищев», которые сохранили офисы на аэродромах, но испытательная и исследовательская деятельность очень ограничена по сравнению с советским периодом.

НИ AT (Национальный институт авиационных технологий), г. Москва, исследует авиационные производственные технологии, производственное оборудование и процессы. Хотя его экспертиза весьма профессиональна, принадлежащие институту помещения и строения, расположенные в центре Москвы, представляют собой активы стоимостью несколько миллионов долларов, что существенно превышает капитализацию, базирующуюся на исследованиях.

СибНИА (Сибирский научно-исследовательский институт авиации им. С.Чаплыгина), г. Новосибирск, был образован в 1942 г. как сибирский филиал ЦАГИ. Занимается исследованиями и испытаниями конструктивных нагрузок; имеет сооружения для испытания планеров массой до 500 т, а также несколько аэродинамических труб.

ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт), г. Жуковский, Московская обл., был основан в 1918 г. профессором Н.Жуковским. Институт использует около 60 аэродинамических труб, ведет исследования практически во всех секторах аэродинамики. При скудном государственном финансировании институт поддерживает свое существование благодаря кооперационным программам с компаниями Airbus, Boeing, Dassault и другими западными авиастроителями.

Конструкторские бюро

Авиационный комплекс (А/С) им. С.Ильюшина, г. Москва, оцифровывает всю чертежную и производственную документацию по транспортному самолету Ил-76МФ, который будет строиться скорее в России, а не в Узбекистане. Следующей основной программой будет транспортный самолет Ил-112 с полезной нагрузкой б т. Авиационный комплекс участвует также в совместной с Индией разработке многофункционального транспортного самолета с полезной нагрузкой 20 т для замены Ан-12. Компания составит основу бизнес-единицы «OAK - Транспортные самолеты», в которой OAK контролирует около 65% акций АК им. С.Ильюшина.

Инженерный центр «ОКБ им. А. И. Микояна» является частью РСК «МиГ». Текущая деятельность сосредоточена на 16 палубных истребителях МиГ-29К, которые будут поставлены по контракту ВМС Индии, и на тендере на 126 истребителей для ВВС Индии, на который предлагается МиГ-35 (МиГ-29М2) «поколения 4++». Многоцелевой вариант МиГ-29СМТ поставлен Йемену. Контракт с Алжиром был аннулирован, а некоторые поставленные истребители МиГ-29 были возвращены в Россию из-за плохого состояния планеров после нескольких лет хранения на складе. ВВС России выдали заказ на разработку боевого беспилотного летательного аппарата «Скат», макет которого был показан в 2007 г.

Компания «Камов», г. Люберцы, Московская обл., продолжает строить вертолеты Ка-32, среди ее зарубежных заказчиков значатся Южная Корея и Португалия. Вертолеты Ка-226 производятся для нужд МВД и ФСБ России. Компания «Камов», как и МВЗ им. М.Миля, в настоящее время управляется холдинговой компанией «Вертолеты России».

Компания «Сухой», г. Москва, является успешным разработчиком российских боевых самолетов, составляющих основу авиапарка российских ВВС. Истребитель Су-27 и его модификации являются наиболее продаваемыми российскими самолетами, с контрактами и поставками восьми операторам за пределами СНГ. Последними по времени заказчиками стали Венесуэла и Индонезия. Лицензионное строительство ведется в Китае и Индии. Стремясь к диверсификации, КБ разрабатывает региональный самолет Superjet 100, вмещающий 95 пассажиров. В рамках этой программы соглашение о кооперации и партнерстве подписала итальянская Finmeccanica Group, которая отвечает за международный маркетинг. Первый полет самолет Superjet 100 выполнил в мае 2008 г.; планировалось, что он поступит в эксплуатацию во втором квартале 2009 г. Однако летные испытания самолета идут медленнее, чем ожидалось, и это может задержать поставки. Компания «Сухой» входит в OAK, которая владеет 99,6% его акций.

Компания «Туполев», г. Москва, производит авиалайнеры Ту-204/214, которые пользуются ограниченным спросом у внутренних и зарубежных заказчиков. Было объявлено о планах строительства самолетов Ту-334 в VIP-конфигурации для высших должностных лиц государства, а также о предложении о поставке учебных самолетов для школ пилотов бомбардировщиков для замены Ту-134УБЛ на Казанском АПО. Все эти идеи остаются на стадии обсуждения. Текущие военные программы включают модернизацию беспилотного летательного аппарата на базе опыта с БПЛА «Рейс-Д», полученного в 80-е и 90-е годы. OAK владеет 90,8% акций компании «Туполев».

Московский вертолетный завод (МВЗ) им. М.Миля, г. Москва, ответствен за создание 95% вертолетов советского периода. Средние вертолеты Ми-8/Ми-17 строились с начала 60-х годов. Около 10 тыс. вертолетов было поставлено заказчикам 80 стран. Это по-прежнему наиболее массово строящиеся вертолеты в России. МВЗ им. М.Миля в настоящее время управляется холдинговой компанией «Вертолеты России», чей основной офис и высшее руководство находятся в Москве. Заказы российских ВВС на новые ударные вертолеты Ми-28Н «Ночной охотник» могут составить около 100 ед. Продолжаются экспортные поставки вертолетов Ми-35. Новый средний вертолет Ми-38 проходит летные испытания. Модификация, созданная на базе Ми-26Т, предложена европейским странам НАТО для удовлетворения их потребностей в тяжелом транспортном вертолете.

ОКБ им. А.Яковлева, г. Москва, поглощено НПК «Иркут». Главной программой является создание реактивного учебного самолета Як-130, заказанного ВВС России и Алжиром. Продолжается конструирование беспилотных летательных аппаратов. Планируется, что разработка коммерческого 150-200-местного самолета МС-21 нового поколения станет главной программой долгосрочной стратегии OAK. Более 75% акций ОКБ принадлежит OAK.

ТАНТК им. Г.Бериева, г. Таганрог, разрабатывает амфибийные самолеты, включая двухдвигательные реактивные самолеты Бе-200 для МЧС России, которые строятся в Иркутске, и шестиместные легкие двухмоторные самолеты Бе-103, выпускаемые КнААПО. Компания отвечает также за интеграцию планера самолета с антенной системой (rotodome) самолета А-50 «Шмель»/А\МАС5, который заказан Индией с установкой израильского радиолокатора. ТАНТК им. Г.Бериева принадлежит государству, 54,2% ее акций владеет НПК «Иркут», 38% - компания «Сухой». В 2008 г. ТАНТК им. Г.Бериева был объединен с компанией «Таганрог-Авиа» и стал одним из подразделений OAK, специализирующимся на амфибийных самолетах.

Экспериментальный машиностроительный завод (ЭМЗ) им. В.Мясищева, г. Жуковский, Московская обл., практически бездействует, лишь на нижегородском авиазаводе «Сокол» строится однодвигательный турбовинтовой самолет общего назначения М-101Т «Гжель». ЭМЗ отвечает за программу продления срока эксплуатации учебных самолетов L-39 чешской постройки, выпуская для них запасные части.

Авиастроительные предприятия

Авиационный завод «Авиакор», г. Самара, производил самолеты Ту-154М. Последние два самолета этого типа должны были быть поставлены в 2008 г., а сборочную линию предполагалось закрыть и начать серийное производство двухдвигательных турбовинтовых региональных самолетов Ан-140. Однако ожидается, что в последующие два-три года годовой выпуск не превысит 10 ед. «Авиакор» ремонтирует также самолеты Ту-154 и Ан-74.

Авиастроительный завод «Авиастар-СП», г. Ульяновск, продолжает малосерийное строительство самолетов Ту-204: 4 ед. были поставлены в 2006 г., 5 ед. -в 2007 г., в 2008 г. ожидалась поставка 6-8 ед. Портфель заказов включает более 20 авиалайнеров для внутренних и экспортных заказчиков, с опционом до 50 ед.

Планы возобновления строительства тяжелых транспортных самолетов Ан-124-ЮОМ периодически принимаются и откладываются. В апреле 2008 г. правительства России и Украины объявили о возобновлении их производства в третьем квартале 2008 г., но недавнее осложнение российско-украинских отношений может помешать этим планам. OAK владеет 74,99% акций завода «Авиастар-СП».

Арсеньевская авиационная компания «Прогресс», г. Арсеньев, Приморский край, находится в относительно благополучном состоянии благодаря диверсифицированной производственной линии. Компания строит легкие вертолеты Ми-34, которые экспортируются в Казахстан и Нигерию; ремонтирует ударные вертолеты Ми-24/35, которые она строила до 1989 г.; выпускает запасные части для амфибийных самолетов Бе-103; изготавливает сверхзвуковые противокорабельные УР ЗМ-80Е «Москит», которые экспортируются в Китай.

ВАСО, г. Воронеж, производит широкофюзеляжные лайнеры темпами несколько самолетов в год. В 2008 г. авиакомпании «Аэрофлот-Карго» должны были быть поставлены три грузовых самолета Ил-96-400Т, еще три будут поставлены в 2010 г. Главным заказчиком объединения является лизинговая компания «Ильюшин Финанс». В сентябре 2008 г. она объявила о достижении принципиального соглашения по поставкам российских пассажирских самолетов Венесуэле. Одобрен запуск линии сборки Ан-148, согласно имеющимся планам, в период 2008-2012 гг. предполагается построить 96 ед. Строительство легких транспортных самолетов общего назначения планируется начать в 2010 г. Рассматривается также вопрос о производстве самолетов Ил-76 в кооперации с Ташкентским АПО им. В.Чкалова. OAK владеет 57,07% акций ВАСО.

«Казанский вертолетный завод», г. Казань, один из ведущих мировых изготовителей средних вертолетов и основной экспортер в российской авиационной индустрии. Завод поставил более 10 тыс. вертолетов (Ми-4, Ми-8, Ми-14 и Ми-17) в 80 стран. В 1993 г. предприятие получило лицензию на деятельность собственного КБ, первой разработкой которого стал вертолет общего назначения «Ансат» со взлетной массой 3,3 т, который в настоящее время поставляется в Южную Корею. Сейчас компания, которая управляется холдингом «Российские вертолеты», очевидно, в значительной мере утратила свою независимость в маркетинге и производственной политике.

КАПО, г. Казань, производит несколько авиалайнеров типа Ту-214 в год, в том числе для ГТК «Россия», которая осуществляет транспортное обслуживание президента России. Руководство производственного объединения и правительство Татарстана выступили с инициативой строительства на КАПО самолетов Ту-334, однако реализация таких планов пока не начата. В декабре 2007 г. бомбардировщик Ту-160 новой постройки был поставлен российским ВВС, которые хотят изготовить на КАПО еще около 12 самолетов с тем, чтобы в конечном итоге, к 2025-2030 гг., иметь в эксплуатации 30 бомбардировщиков. Ведутся работы над морским патрульным и другими вариантами на базе планера Ту-214, но с задержками. В 2008 г. из государственного унитарного предприятия КАПО было преобразовано в акционерное общество и к концу года должно было стать частью OAK.

КнААПО, г. Комсомольск-на-Амуре, ведущий производитель истребителей Су-27 и их модификаций, а также главный подрядчик по поставкам истребителей Су-27/30 Венесуэле и Алжиру. Объединение изготавливает также амфибийные самолеты общего назначения Бе-103; объявлено об экспортных контрактах, предусматривающих поставку таких самолетов в Китай, Бразилию и США. КнААПО строит новые региональные реактивные лайнеры Superjet 100. Первый полет такого самолета состоялся в мае 2008 г., но летно-испытательная программа проходит с запозданиями и его ввод в эксплуатацию состоится в конце 2009 г. или даже 2010 г. 74,5% акций КнААПО принадлежат компании «Сухой», остальные OAK.

Кумертауское авиационное производственное предприятие (КумАПП), г. Кумертау, строит вертолеты Ка-27/28/29/32, разведывательные БПЛА Ту-243 «Рейс», поставляет детали для вертолетов Ка-226, которые собираются на ПО «Стрела» в Оренбурге. Экспортные заказы включают вертолеты Ка-32 для Южной Кореи (около 50 ед. уже поставлено) и девять вертолетов дальнего радиолокационного дозора (AEW) Ка-31 для ВМС Индии. Это в настоящее время государственное унитарное предприятие будет трансформировано в акционерное общество и интегрировано в холдинг «Российские вертолеты».

Нижегородский авиастроительный завод (НАЗ) «Сокол», г. Нижний Новгород, производит учебно-боевые МиГ-29УБ и поставляет комплектующие для модернизации истребителей МиГ-21бис ВВС Индии. Завод сроит истребители-перехватчики МиГ-31; ВВС России планируют начать четырехлетнюю программу модернизации «большого количества» таких истребителей-перехватчиков. Продолжается производство самолетов общего назначения М-101Т, по нескольку единиц в год. Самолет используется для начальной подготовки в школах летчиков гражданской авиации. В настоящее время главной для завода «Сокол» является программа создания на базе учебно-боевого Як-130 легкого ударного самолета, который проходит летные испытания. Двенадцать самолетов заказали ВВС России. OAK владеет 38% акций НАЗ «Сокол», т.е. это единственное производственное предприятие в структуре OAK, в котором она не имеет контрольного пакета акций. Планируется, что НАЗ «Сокол» станет основным изготовителем самолетов типа «МиГ» после закрытия ПЦ им. П.Воронина (бывшего МАПО) в Москве.

Новосибирское АПО им. В.Чкалова, г. Новосибирск, строит истребители-бомбардировщики Су-34 и модернизирует свои Су-24 до конфигурации Су-24М2, в обоих случаях не более 10 ед. в год. К концу 2010 г. ВВС России намерены иметь один авиационный полк полного состава (около 30 самолетов), что соответствует темпам строительства 10 ед. Су-34 в год. После этого данный истребитель-бомбардировщик может экспортироваться как Су-32ФН, согласно информации, представленной компанией «Сухой». Компания «Сухой» владеет 74,5% акций НАПО, остальные принадлежат OAK.

НПК «Иркут», г. Иркутск, является наиболее успешной приватизированной аэрокосмической корпорацией в России. Строит самолеты Су-30К и Су-30МКИ для Индии, имеет контракт на поставку 18 истребителей Су-30МКМ Малайзии. Корпорация поставляет двухместные Су-27УБК Китаю и амфибийные Бе-200 российскому МЧС. Производство учебных самолетов Як-130 для экспортных поставок начнется в Иркутске в объеме 15-20 ед. в год. Первые поставки комплектующих для самолетов типа Airbus A320 планировалось начать в 2008 г. Ожидается, что стоимость таких поставок к 2010 г. достигнет 100 млн. долл. в год. OAK владеет 80,9% акций НПК «Иркут».

ПО «Полет», г. Омск, в 1993 г. здесь начался выпуск самолетов Ан-74, делалась попытка начать строительство транспортных Ан-70. Однако ВВС России потеряли к Ан-70 интерес, а попытки вывести на рынок коммерческие транспортные самолеты не имели успеха. Объединение строит также турбовинтовые бипланы Ан-ЗТ, приходящие на смену самолетам Ан-2, но в весьма ограниченных количествах.

ПО «Стрела», г. Оренбург, выпускает противокорабельные и баллистические УР, сконструированные ВПК «НПО Машиностроения», лидирует в области строительства вертолетов общего назначения Ка-226. Строит БПЛА (дроны), а также аналоги Як-3, Як-9 и «Zero» (Mitsubishi).

«Роствертол», г. Ростов-на-Дону, изготавливает ударные вертолеты Ми-24/Ми-35 и тяжелые транспортные вертолеты Ми-26Т. Недавно Ми-35М был поставлен Венесуэле. В 2006 г. российские ВВС получили первые поставки нового ударного вертолета Ми-28Н для проведения боевых летных испытаний. Эти поставки являются частью заказа, который в конечном итоге может обеспечить поступление на вооружение, по крайней мере, 100 вертолетов. Предприятие проводит ремонт вертолетов Ми-2, построенных в Польше, предлагает программу их модернизации. Находится в государственной собственности, только 19% его акций контролируется компанией «Вертолеты России» и это дает предприятию определенную независимость.

РСК «МиГ», г. Москва и г. Луховицы, Московская обл., представляет собой попытку формирования российским правительством диверсифицированного консорциума конструкторов и производителей, которая оказалась успешной лишь частично. Основу РСК составляют находящиеся в Москве КБ «Микоян» (ныне Инженерный центр «ОКБ им. А. И.Микояна») и Производственный центр им. П.Воронина. В 2008 г. государственное унитарное предприятие РСК «МиГ» должно было быть преобразовано в государственную компанию, а к концу года должно было войти в OAK. ПЦ им. П.Воронина, находящийся в нескольких километрах от Кремля, будет закрыт для строительства на этом месте недвижимости, а производство будет переведено в Луховицы и на Нижегородский авиастроительный завод «Сокол». Дочерними компаниями РСК «МиГ» были Московское машиностроительное предприятие им. В.Чернышева, НАЗ «Сокол», компании «Климов» и «Красный Октябрь» (Санкт-Петербург) и Научно-техническое предприятие «Авиатест» (Ростов-на-Дону), но ожидалось, что в 2009 г. они потеряют с ней организационные связи.

Саратовский авиационный завод, г. Саратов, строил пассажирские самолеты Як-42Д, однако последний был выпущен в 2004 г. В 2007 г. кредиторы (главным из которых является «Газпром») потребовали введения на заводе внешнего управления. В 2008 г. завод планировал поставить четыре Як-42Д по ранее подписанному контракту. Еще один самолет, находившийся в полусобранном состоянии, мог сойти с линии в 2009 г., но после его выкатки линию планируется закрыть. Ежегодно на заводе ремонтируется 1 или 2 ед. Як-42. Завод имеет оборудование для производства комплектующих и западных частей для других самолетов, может переоборудовать Як-42 в VIP-конфигурацию.

Смоленский авиационный завод (СмАЗ), г. Смоленск, в период 1973-1983 гг. изготовил 536 четырехместных самолетов общего назначение Як-18Т. В 1993 г. производство было возобновлено, но более низкими темпами. На заводе были построены три самолета М-17 и четыре высотных М-55 разработки КБ Мясищева, изготовлялись крылья для самолета Як-42. В настоящее время предприятие строит легкие самолеты с поршневыми двигателями СМ-92, изготавливает управляемые ракеты класса «воздух-поверхность», являясь частью вновь созданной корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (ТРВ). Завод рассматривается в качестве кандидата на строительство российских беспилотных летательных аппаратов.

«Таганрогская авиация» («ТАВИА»), г. Таганрог, построила 142 морских патрульных самолета до остановки линии приблизительно в 1989 г., в настоящее время продолжает ремонт самолетов такого типа. «ТАВИА» будет объединена с ТАНТК им. Г.Бериева, которая находится рядом на производственной площадке. Контрольные пакеты акций обеих компаний принадлежат OAK. Компании планируют создание дивизиона по строительству амфибийных самолетов. Объявлено о планах переноса окончательной сборки амфибийных самолетов Бе-200 из Иркутска в Таганрог в период 2009-2010 гг.

УУАПО, г. Улан-Удэ, строит вертолеты Ми-8Т и МИ-171Ш, учебные самолеты Су-25УБ и модернизированные ударные самолеты Су-39 (Су-25ТМ). Компания «Вертолеты России» контролирует 75,09% акций УУАПО.

Силовые установки

В целом в российскую индустрию авиационных двигателей входит до 40 предприятий, семь из которых имеют линии окончательной сборки. Вся отрасль будет структурирована в четыре холдинга. Первый, основу которого составляет ММПП «Салют», был создан по президентскому указу в августе 2007 г., однако дальнейшая реструктуризация не проводится.

Центральный институт авиационного моторостроения (ЦИАМ), г. Москва. Ведущий исследовательский институт в области воздушно-реактивных двигателей, имеет испытательные стенды в Лыткарино Московской обл.

Центральный научно-исследовательский институт машиностроения (ЦНИИМаш), г. Королев, Московская обл., ведет исследования реактивных двигателей, является головной исследовательской организацией в области разработки стратегических ракет.

АМНТК «Союз», г. Москва, ранее известный, как КБ С.Туманского и О.Фаворского, находится в частной собственности. Последние разработки (Р-145, Р-179 и Р-125) относятся к середине 90-х годов. Единственным из известных за последнее время видов производственной деятельности является капитальный ремонт небольших турбовентиляторных двигателей Р95ТМ-300 для крылатых и противокорабельных управляемых ракет.

Завод им. В.Климова, г. Санкт-Петербург, одно из ведущих российских КБ в области турбовентиляторных и турбовальных двигателей. В 70-80 годах компания разработала турбовентиляторный двигатель РД-33 для истребителей МиГ-29 и турбовинтовой ТВ7-117 для региональных самолетов Ил-114. Турбовальными двигателями ТВ2-117 и ТВЗ-117 оборудовано 90% вертолетов в СНГ. К последним изделиям относятся: ВК-2500 для усовершенствованного варианта вертолета Ми-17; РД-93, созданный на базе турбовентиляторного РД-33, для китайского истребителя F-7M «Super»; РД-ЗЗКМ для палубных МиГ-29К, заказанных ВМС Индии. Бесфорсажным вариантом двигателя РД-33 будут оборудованы боевые беспилотные летательные аппараты (UCAV) «Скат» РСК «МиГ». Заводу им. В.Климова поручена разработка сопла и редуктора для истребителя ПАК-ФА. В 2009 г. он панировал начать серийное производство своих двигателей ВК-2500 и ТВЗ-117, которые изготавливались на украинском предприятии «Мотор-Сич». Было объявлено о планах слияния в 2008 г. завода им. В.Климова с ММП им. В.Чернышева и авиационно-ремонтным заводом «Красный Октябрь». Объединение должно стать основой одного из четырех создаваемых двигательных холдингов. Все три предприятия аффилированы с РСК «МиГ», но, не исключалось, что они утратят эту связь в 2009 г. Завод «Красный Октябрь» изготавливает редукторы и другие вспомогательные устройства для вертолетов и реактивных двигателей. ММП им. В.Чернышева выпускает двигатели РД-33 для истребителей МиГ-29, также участвует в экспорте двигателей РД-93 в Китай.

«КБ Химавтоматики» (КБХА), г. Воронеж, разрабатывает двигатели второй и третьей ступени для баллистических УР наземного и лодочного базирования и космических ускорителей «Союз», «Протон», «Энергия». КБХА разработало также двигатель РД-0410 для ракет с ядерным ракетным двигателем. Ассоциировано с Воронежским механическим заводом (ВМЗ), который изготавливает ракетные двигатели, работающие на жидком топливе, а также поршневые двигатели М-9 и М-14 для авиации общего назначения.

КБ «Химмаш им. А.Исаева*, г. Королев, Московская обл., основанное в 1943 г. как КБ химического машиностроения, было тесно связано с ранними разработками ракетных двигателей для тактических управляемых ракет. КБ продолжает конструирование ракетных двигателей, в основном для космических аппаратов.

«Моторостроитель», СНТК им. Н.Кузнецова, «Металлист-Самара», г. Самара, будут объединены в третий двигательный холдинг. Основной его продукцией станут двигатели НК-25 для бомбардировщика Ту-22М, НК-32 для Ту-160 и РД-107/-108 и НК-33/-43 для ракет.

Четвертый двигательный холдинг будет включать предприятия, находящиеся в Рыбинске, Перми и Уфе.

ММПП «Салют», г. Москва, недавно получило новое название: Научно-производственный центр газотурбиностроения «Салют». Здесь изготавливаются двигатели АЛ-31 для самолетов типа Су-27 и АИ-222-25 для самолетов Як-130, последние в кооперации с украинской компанией «Мотор Сич». Создало собственное КБ, которое предлагает трехэтапную модернизацию двигателей АЛ-31Ф (М1/М2/МЗ). ММПП «Салют» конкурирует с НПО «Сатурн» за ведущую роль в разработке двигателя для истребителя следующего поколения ПАК-ФА.

НПО «Сатурн», г. Рыбинск, включает опытно-конструкторские бюро и московское КБ «Люлька». Доходы в основном приносит ремонт двигателей Д-30, которыми оборудуются самолеты Ту-154М и Ил-7б. НПО изготавливает небольшие турбовентиляторные двигатели для крылатых ракет, а также морские и промышленные газотурбинные агрегаты, совместно с французской компанией Snecma разрабатывает двигатель SaM146 для нового самолета Superjet 100. Прошедший на НПО глубокую модернизацию двигатель АЛ-31 (Изделие 117) устанавливается на истребителях Су-35

НПО «Энергомаш им. В.Глушко», г. Химки, Московская обл., является ведущим КБ по разработке ракетных двигателей. Двигателями РД-180 оборудуются американские ракеты-носители «Atlas III» и «Atlas V», двигателями РД-171 и РД-120 - РН «Зенит», используемые в рамках программы «Sea Launch». НПО разрабатывает двигатель РД-191 для РН «Ангара».

Омское машиностроительное КБ (ОМКБ), г. Омск, разработало двигатели ГТД-1/-3/-5 для вертолетов Ка-25, ТВД-10 для транспортных Бе-30, ТВД-20 для польских вертолетов W-3 «Sokol», ТВ-0-100 для Ка-226 и ВГТД-43 для самолетов Ту-204. Вероятно, в ближайшем будущем будет включено в состав ММПП «Салют».

Омское моторостроительное производственное объединение (ОМПО) им. П.Баранова, г. Омск, выпускает двигатели, сконструированные ОМКБ и ремонтирует двигатели АЛ-21 для фронтовых бомбардировщиков Су-24. ОМПО интегрировано с ММПП «Салют» и станет его филиалом.

«Пермские моторы», г. Пермь, включает КБ «Авиадвигатель» и Пермский моторный завод. Компания производит турбовентиляторные двигатели ПС-90 для самолетов Ту-96 и Ту-204, а также для переоборудуемых Ил-7бМФ.

Уфимское моторостроительное производственное объединение (УМПО), г. Уфа, выпускает двигатели АЛ-31, а также Д-436 для самолетов Бе-200 и Ту-334. НПО «Сатурн» и УМПО являются приватизированным предприятиями. Интеграция их в холдинг, контролируемый государством, по-видимому, будет трудной задачей для ОПК «Оборонпром», управляющей инвестициями и находящейся под контролем ГК «Российские технологии», отвечающей за проведение масштабных структурных изменений в российской авиакосмической и оборонной индустрии.

Управляемые ракеты

ГНПП «Базальт», г. Москва, конструирует бомбы, включая кассетные с управляемыми поражающими элементами. Разрабатывает и изготавливает реактивные гранаты и другие аналогичные типы оружия.

Государственный ракетный центр им. В.Макеева, г. Миасс, разрабатывает лодочные баллистические ракеты, ассоциирован с Миасским машиностроительным заводом.

КБ машиностроения (КБМ), г. Коломна, Московская обл., разрабатывает широкий ассортимент управляемых ракет, включая тактические баллистические для комплекса «Точка»; управляемые ракеты для ПЗРК «Стрела-2М» и «Игла», для противотанковых систем «Малютка», «Штурм» и «Атака». Самой последней программой является ракета «Искандер», которая предназначена для замены устаревшей тактической баллистической УР «Скад». Партнерами КБМ являются предприятия в Златоусте, Ижевске и Коврове.

КБ приборостроения (КБП), г. Тула, ведет свою историю с первого советского КБ стрелкового оружия, созданного в Туле в 1927 г. Недавние разработки включают зенитные ракетно-пушечные комплексы (ЗРПК) «Тунгуска» и «Панцирь»; морской ракетно-артиллерийский комплекс ПВО «Каштан»; управляемые ракеты класса «поверхность-поверхность» и «воздух-поверхность»; корабельный управляемый ракетный комплекс противолодочной обороны «Метель» и противотанковый ракетный комплекс «Корнет».

КБ специального машиностроения (КБСМ), г, Санкт-Петербург, основной российский центр по созданию пусковых установок стратегических, морских и зенитно-ракетных комплексов.

КБ «Точмаш», г. Москва, известен по авиационным пушкам, но выпускал ПЗРК «Стрела-1» и «Стрела-10». Недавними программами, находящимися в настоящее время на этапе испытаний, являются гиперзвуковая система ПВО «Сосна» малой дальности и ее морской вариант «Пальма».

КБ транспортного машиностроения (ГСКБ), г. Москва, разработало пусковые системы для КК Р-7/«Восток»/«Союз» и ракет-носителей УР-500 «Протон». Продолжает оставаться основным разработчиком космических кораблей и систем пуска МБР.

Концерн «МПО-Гидроприбор», г. Санкт-Петербург, головное российское КБ по разработке торпед и средств противолодочной обороны (ASW); также производит ракеты-торпеды. Серийное производство ведется на заводе «Двигатель».

Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» (TPBJ, г. Королев, Московская обл., была сформирована на базе ГНПЦ «Звезда-Стрела». Разработчик тактических УР Х-23/-25/-27 класса «воздух-поверхность», противокорабельной УР Х-31А, противорадиолокационной сверхзвуковой УР Х-31П, дозвуковых КР Х-35 класса «корабль-корабль». Позднее в корпорацию вошло государственное МКБ «Радуга» (г.Дубна), основной российский разработчик УР класса «воздух-поверхность» и противокорабельных УР (П-15/SS-N-2). Среди недавних разработок противокорабельные УР ЗМ-80 «Москит» и Х-59, а также крылатые ракеты большой дальности Х-101 для бомбардировщиков Ту-160. В корпорацию входит и ГНПП «Регион», оружейное предприятие, которое недавно разработало бомбы КАБ-500 и КАБ-1500 с лазерным и телевизионным наведением, а также ГосМКБ «Вымпел» (г. Москва), с 50-х годов являющееся основным разработчиком УР класса «воздух-воздух». Самой новой ракетой корпорации ТРВ, показанной на авиасалоне МАКС-2007, является УР Х-38 класса «воздух-поверхность» с широким набором головок наведения. Ракеты Х-38 придут на смену семейству ракет Х-25М. На авиасалоне были также показаны ракеты Х-31 и Х-58.

МАК «Вымпел», г. Москва, ранее ЦНПО «Вымпел», разработчик советской системы предупреждения о ракетном ударе. Корпорация «Вымпел» независима от ГосМКБ «Вымпел».

Машиностроительное КБ «Факел», г. Химки, Московская обл., наряду с другими разработчиками конструировало управляемые ракеты для стратегических систем ПВО С-75/-125/-200/-300П. Текущее производство включает С-300ПМУ1, С-300ПМУ2, С-400 и «Тор». Многие из УР МКБ «Факел» изготавливаются ММПО «Авангард» и «Ленинградским Северным заводом».

МНИИРЭ «Альтаир», г. Москва, поставщик почти всех советских корабельных зенитных управляемых ракет и ракетно-артиллерийских систем, включая «Риф», «Штиль», «Клинок», «Каштан», С-ЗООФ «Форт». Продолжает оставаться главным интегратором морских ракетных систем ПВО. Недавними экспортными предложениями были турельная установка «Гибка» с ЗУР «Игла» и система «Риф-М».

Московский институт теплотехники (МИТ), г, Москва, разработал более 70 тактических, стратегических и противолодочных систем вооружения. Недавние усилия сосредоточены на мобильной МБР «Тополь-М» и новой лодочной БР «Булава». В число партнеров входит Бийский химический комбинат, на котором проводится большая часть испытаний.

НПО «Алмаз», г, Москва, было интегратором ракетных систем ПВО и разработчиком систем радиолокационного наведения, конструировало первые мобильные тактические ракетные системы ПВО «Круг» и «Оса». НПО «Антей» было серьезным конкурентом НПО «Алмаз», которое до 2003 г. принимало участие в разработках систем С-25/-75/-125/-200/-300П/-300ПМУ и С-400 («Триумф»). Затем правительство объединило эти НПО, сформировав Концерн ПВО «Алмаз-Антей», но, как сообщается, НПО «Алмаз» сохраняет высокий уровень независимости. Недавние работы связаны с системами «Top», C-300B и «Антей-2500».

«НПО Машиностроения», г. Реутов, Московская обл., известное также как «НПОМаш» и КБ «Чепомея», разработало многие противокорабельные УР, баллистические ракеты УР-100/М/К/У, космическую станцию «Алмаз» и несколько космических аппаратов. В настоящее время это противокорабельные ракеты «Бастион»/«Яхонт» и сверхзвуковые крылатые ракеты «БраМос», разработанные совместно Россией и Индией, а также спутник «Кондор» для мониторинга поверхности Земли. В 2007 г. после трехлетних усилий было завершено создание группы компаний, сотрудничающих с «НПОМаш» и зарегистрировано ОАО «ВПК НПО Машиностроения». В состав корпорации входят десять предприятий с общей численностью рабочей силы 21 тыс. человек, включая ПО «Стрела» (Оренбург), концерн «Гранит-Электрон», «Северный пресс», «Равенство», «Завод им. А.Кулакова» (все в Санкт-Петербурге); ПЗ «Машиностроитель», УНИИКМ (Пермь); «Авангард» (Смоленск); «НПО Электромеханики» (Миасс); НИИ электромеханики (Истра, Московская обл.).

ОКБ «Новатор», г. Екатеринбург, разрабатывает морские противокорабельные крылатые ракеты (SS-N-21) для атомных торпедных подводных лодок класса «Альфа», противолодочные УР (SS-N-15), ЗУР (SA-4 и SA-12), УР класса «воздух-воздух» (KS-172). Наиболее новой ракетной системой является «Клаб» (SS-N-27) с крылатыми ракетами надводного, подводного, наземного и авиационного базирования.

Российский федеральный ядерный центр ВНИИЭФ - ВНИИ экспериментальной физики, г. Саратов, Нижегородская обл., отвечал за разработку первой советской ядерной бомбы. Институт и Центр все еще ответственны за разработку российских ядерных боеголовок.

Космические аппараты и ракеты-носители

ГКНПЦ им. М.Хруничева, г. Москва, создан в 1993 г. путем объединения завода им. М.Хруничева и КБ «Салют». Построил модуль «Кристалл» для КС «Мир» и модули «Заря» и «Звезда» для Международной космической станции. Центр изготавливает РН «Протон» и разрабатывает РН «Ангара».

ГНК РКЦ «ЦСКБ - Прогресс», г. Самара, сформирован в 1996 г. путем объединения ЦСКБ (Центрального специального КБ) и завода «Прогресс». Разработал 26 космических аппаратов, как гражданских, так и военных, и ракеты-носители, от Р-7 до «Восток», «Молния» и «Союз». Было проведено более 1600 космических пусков с использованием ускорителей предприятия «Прогресс», из которых 900 были разработки ЦСКБ. Самыми новыми программами являются «Союз-2», «Союз - Куру» и «Ресурс-ДК».

КБ «Арсенал» и связанный с ним Машиностроительный завод «Арсенал», г. Санкт-Петербург, начали свою историю в 1711 г., когда царь Петр I, создал пушечные мастерские. КБ «Арсенал» разработало первую советскую твердотопливную лодочную баллистическую ракету Р-31. В 1980 г. оно переключилось с ракетных систем на спутники, в основном морской разведки. С тех пор КБ «Арсенал» сконструировало, построило и запустило более 80 космических аппаратов серии «Космос».

Компания «Информационные спутниковые системы им. М.Решетнева» (ранее НПО «Прикладной межаники»), г. Железногорск, Красноярский край, конструировала и строила ИСЗ «Молния 1», «Молния 3», «Экран», «Горизонт», «ГЛОНАСС», «Луч» и «Радуга»; разрабатывала навигационные («Цикада», «ГЛОНАСС») и геодезические («Геоик», «Эталон») спутники. Компания построила более 1160 ИСЗ; из 101 российского спутника, работающего в космосе в настоящее время, ею изготовлены 69.

НПО им. С.Лавочкина, г. Химки, Московская обл., отвечало за разработку межпланетных спутников типа «Луна», «Венера», «Марс» и «Зонд». Текущие программы включают создание геостационарного гидрометеорологического спутника «Электро-Л», астрофизических спутников «Спектр-Р/-УФ», разгонных блоков «Фрегат» для РН среднего и тяжелого класса и несколько БПЛА.

НПО «Молния», г. Москва, построило космический корабль многоразового использования (ККМИ) «Буран», который выполнил беспилотный полет в 1988 г. Используя свой ценный опыт, НПО «Молния» продвигало ККМИ среднего класса, запускаемый самолетом, но эта программа не нашла поддержки у «Роскосмоса», а НПО не входит в число компаний, которые подчинены этому федеральному агентству.

Ракетно-космическая корпорация (РКК) «Энергия», г. Королев, Московская обл., ведущий разработчик космических кораблей и станций. Отвечает за разработку КК «Восток» и «Союз», РН «Энергия», КС «Мир» и разгонных блоков ракет «Протон-К», с помощью которых в космос выводятся навигационные спутники «ГЛОНАСС-М». В настоящее время РКК строит все пилотируемые КК «Союз-ТМА» и грузовые беспилотные КК «Прогресс-М».

Российский научно-исследовательский институт космического приборостроения (РНИИ КП), г. Москва, ведущая организация, отвечающая за разработку космической навигационной системы «ГЛОНАСС», включая ее наземные элементы, является также российским разработчиком международной спутниковой системы поиска и спасения «КОСПАС-САРСАТ».

ФГУП «Красная Звезда», г. Москва, генеральный подрядчик по космическим ядерным энергетическим установкам, таким как термоэмиссионная «Топаз». В конце 80-х годов эта установка прошла испытания на экспериментальных спутниках «Космос-1818» и «Космос-1867», разработанных КБ «Арсенал».

ЦНИИ «Комета», г. Москва, участвовал в разработке управляемых активных спутников наблюдения за океаном, раннего предупреждения космического базирования и спутников обнаружения пусков баллистических ракет.

Военная электроника

ВНИИ радиотехники (ВНИИРТ) «Скала», г. Москва, изготавливает обзорные РЛС ПВО «Каста-2Е2» (39Н6) и «Каста-2Е1» (51У6), разрабатывает РЛС для систем ПВО С-ЗОО. Горьковский завод аппаратуры связи им. Л.Попова, г. Нижний Новгород,

крупнейшее российское предприятие, выпускающее авиационные системы радиосвязи. Среди армейских радиосистем «Кристалл», «Ядро-1», «Ядро-2», «Каштан» и Р-864.

Завод «Электроприбор», г. Казань, производимые предприятием радиостанции входят в состав оборудования российских стратегических бомбардировщиков.

Ленинградское оптико-механическое объединение (ЛОМО), г. Санкт-Петербург, отвечает за широкий круг приборов наблюдения, электронно-оптических сенсоров и лазерных систем. Имеет связи с несколькими электронно-оптическими предприятиями в Ленинградской области.

МНИИ приборостроения НПО «Вега», г. Москва, участвовало в разработке радиолокаторов «Шмель» для системы AWACS F-50 и «Сабля», «Шомпол» для самолета МиГ-25Р.

Нижегородский телевизионный завод («Нител»), г. Нижний Новгород, один из крупнейших производителей средств радиосвязи в мире. Здесь разрабатывались и изготавливались РЛС П-12, П-14 и П-18; строятся мобильные трехкоординатные РЛС обнаружения малозаметных целей 55Ж6.

«НИИ автоматики», г. Москва, и связанное с ним «НПО автоматики» являются основными разработчиками и изготовителями оборудования для стратегической системы командования, управления, связи и разведки. Продукция включает шифроаппараты, сравнимые с системой США STU-3.

НИИ «Аргон», г. Москва, разрабатывает бортовые компьютеры и электронные системы для самолетов, управляемых ракет и космических аппаратов.

НИИ приборостроения (НИИП), г. Жуковский, Московская обл., один из первых советских центров разработки РЛС; участвовал в конструировании радиолокационного комплекса «Лиана» для самолетной системы дальнего обнаружения и наведения Ту-126 AWACS, а также радиолокационного комплекса «Перископ». НИИП разрабатывал системы наведения для управляемых ракет средней дальности ЗРК 2К12 «Куб» и «Бук-1М», а также радиолокатор с пассивной фазированной антенной решеткой «Заслон» для МиГ-31 и радиолокатор Н-001 для Су-27. Институт играл ведущую роль в конструировании радиолокатора с активной антенной решеткой для российского истребителя нового поколения ПАК-ФА. НИИП ассоциирован с Государственным рязанским приборным заводом (ГРПЗ).

НПО «Астрофизика», г. Москва, один из крупнейших российских центров разработки тактического и стратегического оружия направленной энергии, главным образом лазеров.

НПО «Вектор», г. Екатеринбург, разрабатывает системы С31 («Сенеж», «Рубеж»), военные тактические компьютеры и другую передовую военную электронику, такую как артиллерийская разведывательная система «Зоопарк» и метеорадар «Улыбка».

НПО «Зенит», г. Москва, разрабатывает меры противодействия электронной войны, включая системы типа «Hot Brick», такие как Л-166 «Испанка», используемые на вертолетах Ми-24 и Ми-28.

НПО «Радио», созданное в 1953 г., участвовало в программах создания систем космической связи, таких как «Горизонт».

НПО «Радиоприбор» г. Казань, объединение электронных фирм, включающее предприятия «Свияга», завод «Радиоприбор» и Казанский НИИ радиоэлектроники. Разрабатывает и изготавливает широкий ассортимент систем опознавания «свой-чужой», включая серии 60П для российских ВВС, СВ и ВМФ.

НПО «Утес» и Лианозовский электромеханический завод, г. Москва, участвуют в разработке и производстве РЛС ПВО (П-37, 76Н6) и систем управления воздушным движением.

НПО «Фазотрон» (ранее НИИ приборостроения), г. Москва, ведущее российское КБ, разрабатывающее радиолокаторы для истребителей. Недавние программы включают радар «Жук» для МиГ-29М, «Копье» для модернизации МиГ-21И и радар для ракетно-артиллерийской системы НПО «Панцирь». В 2006 г. корпорация «Иркут» приобрела контрольный пакет акций НПО «Фазотрон».

НПП «Исток», г. Фрязино, Московская обл., является одним из российских центров разработки электронных приборов сверхвысоких частот.

НПП «Полет», г. Нижний Новгород, является главным российским изготовителем техники авиационной радиосвязи военного и гражданского назначения. Производит системы управления и связи на авиационных носителях, бортовое авиационное и наземное оборудование.

Пензенское КБ моделирования (ПКБМ), г. Пенза, крупнейший российский центр разработки тренажеров и имитаторов для гражданской авиации и вертолетов.

Уральский оптико-механический завод, г. Екатеринбург, разрабатывает и изготавливает самолетные лазерные целеуказатели и электронно-оптическое оборудование, такое как ОЭПС-29 и ОЭПС-27 (инфракрасные системы поиска и слежения), используемые на истребителях МиГ-29 и Су-27.

ХК «Ленинец», г. Санкт-Петербург, изготавливает бортовые самолетные РЛС и радиоэлектронику. Разработала РЛС «Рубин» для Ту-16 и «Орион» для Су-24М, а также новый радар для Су-27ИБ. Компания имеет экспериментальное предприятие в Гатчине.

В.И.Вершинин

Aviation Week & Space Technology. - 2009. - 26 January. - P. 306-312.

Стратегия развития промышленности Украины на период до 2017 г.

В журнале «Экономика Украины» помещена статья Н. Якубовского, В. Новицкого и Ю.Киндзерского, главные тезисы которой положены в основу проекта Концепции развития промышленного комплекса Украины на период до 2017 г.

Промышленность является одной из ведущих отраслей экономики, которая образует фундамент научно-технической трансформации, экономического роста и социального прогресса общества, отмечают авторы. Вместе с другими отраслями экономики она осуществляет определяющее влияние на социально-экономическую ситуацию в стране, обеспечивая реализацию национальных интересов в условиях глобализации.

Промышленная политика всегда была важным фактором государственного регулирования экономики. Ее основные положения воплощены в украинской Государственной программе развития промышленности на 2003-2011 гг., реализация которой обеспечила положительные сдвиги в технологическом, экономическом и социальном состоянии промышленности, способствовала ускорению промышленного развития, выходу ее производства по объему на уровень 1990 г. Однако следует констатировать, что с позиции сегодняшнего дня потенциал основных положений Программы оказался в значительной степени либо исчерпанным, либо даже недостаточным.

Динамичность мировых экономических процессов - глобализация, интеграция, конкуренция, инновация - ставит перед украинской экономикой в целом и перед промышленностью в частности новые цели и задачи, являющиеся на порядок более сложными и масштабными по сравнению с теми, которые решались в предыдущие годы.

Цель данной статьи заключается в определении роли и стратегических основ развития промышленности в условиях экономического подъема на пути развития в Украине конкурентоспособной, высокотехнологичной и социально ориентированной экономики.

Ускорение процессов глобализации и становление постиндустриальных обществ непосредственно связаны с качественными изменениями в развитии мирового промышленного производства. Оно остается наиболее важной отраслью материального производства, получая новые качественные изменения глобальных технологических систем и усиливая свое влияние на экономическое и социальное развитие человечества. Украина, чтобы войти в круг экономически развитых стран, обязательно должна отслеживать ход глобальных процессов, учитывая их основные тенденции, положительные стороны и противоречия.

Вследствие бурного развития инноваций и резкого повышения уровня информационного обмена в планетарном масштабе усиливается проникновение развитых стран в экономические системы менее сильных соседей. Возрастают потенциал крупных транснациональных корпораций и их влияние на процессы структурной перестройки мирового хозяйства, при этом формируется новый тип мировых экономических отношений - «экономика без границ». Более прогрессивной становится отраслевая структура мировой промышленности, в которой первые места занимают: машиностроение (40% всей продукции), химическая промышленность (более 15%), пищевая (14%), легкая промышленность (9%), металлургия (7%). Наиболее быстрорастущей отраслью остается электронная и электротехническая промышленность.

Происходит перераспределение в территориальных пропорциях мировой промышленности. Под влиянием научно-технического прогресса в передовых странах быстро формируется новый тип экономики - экономика, основанная на знаниях, в которой прогресс обеспечивается не отдельными эпизодическими достижениями науки, а системой взаимосвязанных процессов, то есть ростом роли гуманитарной сферы, высоких информационных технологий, постиндустриальных принципов общественного развития, повышением роли интеллектуального капитала и менеджмента, социальных факторов экономического развития. С переходом к экономике знаний львиная доля добавленной стоимости продукта начала создаваться не на производстве, а при разработке продукта и его продвижении на рынок. Эго вызвало новую волну в международном разделении труда. Передовые страны, приняв на себя инновационно-коммерческие функции в отношении создания нового продукта, менее развитым странам оставляют функции непосредственного производства.

Значительные изменения происходят в организационном устройстве промышленности. Признаками этого процесса являются концентрация ресурсов, вертикальная и горизонтальная интеграция, увеличение капитализации бизнеса, расширение географии производства и сбыта, повышение специализации с передачей второстепенных функций другим компаниям, перенесением производства в менее развитые страны с более дешевыми традиционными ресурсами и сосредоточением основного внимания материнских компаний на разработках новых технологий и продуктов. В сфере крупного бизнеса усилились тенденции слияния и поглощения с образованием сверхмощных транснациональных корпораций, стратегических альянсов и партнерств между ними. Малый и средний бизнес пошел по пути создания региональных кластеров. Углубление сотрудничества между крупным, средним и малым бизнесом ознаменовалось использованием аутсорсинга и франчайзинга.

Угрожающей чертой процессов глобализации стало углубление дифференциации в социально-экономическом развитии отдельных стран и регионов. Диспропорции в распределении научно-технического потенциала, производственных мощностей и общественного богатства между разными регионами мира достигли беспрецедентного масштаба. Почти четыре пятых мирового валового продукта создается в развитых странах, где проживает лишь одна пятая часть населения Земли. Разница в номинальных годовых доходах граждан развитых стран и остального мира достигает 20-30-кратного размера. Попытки ряда стран Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, а начиная с 90-х годов XX в. и Украины, с помощью догоняющей модернизации преодолеть экономическую и социальную отсталость и войти в авангард мирового индустриального производства не увенчались успехом. Платой за быстрое развитие стала относительная односторонность хозяйственных систем, в частности их экспортная ориентация при ограниченной товарной структуре и географии экспорта. Рост экспорта не только не привел к росту благосостояния стран, но и, наоборот, поставил их в жесткую зависимость от конъюнктуры мирового рынка. Из-за сохранения дешевой рабочей силы внутренний рынок остался неразвитым.

Опыт экономически развитых стран (как и развивающихся) заслуживает критической оценки при разработке и уточнении промышленной политики Украины. Следует учитывать также новую геополитическую ситуацию, сложившуюся с расширением ЕС. В этом контексте промышленность Украины, которая непосредственно приближена к границам Евросоюза, должна рассматриваться как весомый потенциал экономического, научно-технического и гуманитарного сотрудничества со странами - членами ЕС. Украина имеет все основания стать мощным игроком многостороннего экономического сотрудничества со странами СНГ, и в частности с Россией. С учетом традиционных экономических связей, а также новых преимуществ, открывающихся в случае ликвидации искусственных барьеров в торговле, возможности сотрудничества в энергетической сфере, строительстве международных транспортных коридоров, Украина получит весомый импульс для промышленного развития и повышения конкурентоспособности. Тенденции и ключевые противоречия развития мировой промышленности должны быть учтены при определении стратегии реформирования промышленности Украины, которая все больше вовлекается в мирохозяйственное кооперирование и ориентируется на потребности мирового рынка.

Критический анализ эффективности реализации промышленной политики на протяжении 1991-2007 гг. свидетельствует о существенной эволюции, произошедшей во взглядах на пути трансформации промышленного комплекса Украины. Если на начальном этапе экономических реформ промышленная стратегия строилась преимущественно на ускоренной либерализации экономических отношений без достаточной оценки внутренних и внешних факторов промышленного развития, то вторая половина 90-х годов XX в., и особенно начало нового тысячелетия, дали пример рассудительного подхода к реализации промышленной политики в условиях взаимодействия рыночных механизмов и государственного влияния.

Меры правительства в отношении активного противодействия кризисным явлениям, финансовой стабилизации и осуществления последовательных и взвешенных шагов в направлении рыночной адаптации промышленных предприятий существенно повлияли на стабилизацию промышленного производства и положили начало переходу к стадии экономического роста и восстановления промышленного потенциала. За 1999-2006 гг. объем промышленного производства возрос более чем в два раза. Была преодолена кризисная пропасть, образовавшаяся на старте развития рыночной экономики. По среднегодовым темпам роста промышленного производства Украина приблизилась к группе стран, лидирующих сегодня в мире. Однако преодолеть отрицательные тенденции и угрозы развитию промышленности, которые накопились за годы кризиса, пока не удалось.

Неэффективной остается отраслевая структура промышленного производства. Более чем две трети общего объема промышленной продукции приходится на отрасли, вырабатывающие сырье, материалы и энергетические ресурсы, т.е. продукцию промежуточного потребления, которая, к тому же, имеет высокую энерго- и материалоемкость и низкую эффективность в отношении создания валовой добавленной стоимости. Доля продукции социальной ориентации находится на уровне 20% общего объема промышленного производства и имеет убывающий тренд (2001 г. - 21,1%, 2006 г. - 18,4%). Почти исчезает легкая промышленность (2001 г. -1,4%, 2006 г. - 0,4%). Отрасль машиностроения, хотя и прибавила в темпах развития, но ее доля (12,9% в 2006 г.) в структуре промышленности почти в дватри раза ниже уровня, который имеют развитые страны, и поэтому она пока не может взять на себя роль авангардного звена инновационно-инвестиционного развития экономики. Гипертрофированная отраслевая структура промышленности в значительной степени поддерживается внешним фактором, а именно высоким уровнем экспортной ориентации промышленного производства (34,7%), в котором основную долю (почти 70%) составляют минеральные продукты, недрагоценные металлы, продукция химической промышленности и связанных с ней отраслей. Сырьевой уклон производственной структуры, рассчитанный преимущественно на потребности экспорта, делает промышленность в частности и экономику в целом чрезвычайно зависимыми от конъюнктуры внешнего рынка, сдерживает развитие внутреннего рынка и сужает национальные возможности в отношении развития экономики. Внутреннее промышленное производство обеспечивает лишь две трети товарных ресурсов, поступающих на местный и внешний рынок. Другая треть ресурсов имеет импортное происхождение. Особенно велика доля импорта в обеспечении потребностей экономики продукцией легкой промышленности (69,9%), механическим оборудованием, машинами и механизмами (65,3%), полимерными (62,1%) и целлюлозно-бумажными (52,5%) материалами.

Очень обострилась проблема технологического состояния промышленного производства. Опыт развитых стран показал, что достижение высокого уровня потребления и качества жизни возможно только на принципах новой постиндустриальной цивилизации, наиболее существенными признаками которой являются инновационное развитие, переход к новому технологическому способу производства и новому типу экономического роста, основанного на знаниях. Однако технологическая структура промышленности Украины не отвечает требованиям времени. Доминирующими в промышленном комплексе страны выступают традиционные отрасли добывающей и обрабатывающей промышленности, начало которым было положено еще на ранних стадиях индустриализации. Поэтому простое воспроизводство существующей технологической базы не может обеспечить Украине долгосрочного экономического роста и повышения конкурентоспособности производства.

Значительной проблемой остается создание и использование достижений научно-технического прогресса. На протяжении последних лет на науку и научно-технические работы расходуется 1,2% ВВП, из них из госбюджета - только 0,4%, что на порядок меньше, чем в развитых странах. Для промышленности эти показатели имеют еще более низкое значение - соответственно, 0,56 и 0,08%. Инновационную деятельность в 2005 г. осуществляло только каждое десятое предприятие, тогда как в развитых странах доля инновационно активных предприятий достигает 70%.

Имея достаточно высокие позиции по уровню развития технологических идей, научно-исследовательской базы, знаний и образования, промышленность Украины не может обеспечить практическую капитализацию своих преимуществ и преобразование их в прибавочную стоимость. Этому мешают низкий уровень оплаты труда, «утечка мозгов», сложные процедуры лицензирования новых технологий, неприемлемо низкий уровень защиты прав интеллектуальной собственности, узкий потенциал инвестирования в образование и НИОКР.

Украина пока не заняла надлежащего места в международном движении капиталов, которое становится характерным признаком современных международных интеграционных процессов и материальной основой экономического роста. Уровень насыщенности прямыми иностранными инвестициями, т. е. ПИИ в расчете на одного жителя, на Украине составляет всего 350 долл., что почти в пять-семь раз меньше, чем в странах ЕС.

Однако, несмотря на все потери и отставания от ведущих стран мира, промышленный комплекс Украины сохраняет потенциал для преодоления системных противоречий и угроз, накопившихся в процессе рыночной трансформации. Основания для такого утверждения дают положительные изменения, происходящие в развитии промышленности в последнее время, а именно:

- рост промышленного производства приобрел стабильную динамику, а существующие производственные мощности способны обеспечить дальнейшее быстрое наращивание объемов производства по многим видам промышленной продукции;

- происходит качественный структурный перелом в тенденциях развития промышленного производства в пользу наукоемких и высокотехнологичных видов промышленной деятельности. За 2000-2005 гг., при общем росте промышленного производства в 1,64 раза, более быстрыми темпами развивалась обрабатывающая промышленность, в частности, целлюлозно-бумажное, полиграфическое производство, издательская деятельность - 2,37, химико-фармацевтическое производство - 1,78, производство резиновых и пластмассовых изделий - 2,28, производство машин и оборудования - 1,93, транспортное машиностроение - 3,59, производство электрического, электронного и оптического оборудования - 2,01 раза:

- наметились положительные сдвиги в технологической структуре промышленного производства. Несмотря на то, что в ней пока по объему реализации преобладают виды деятельности с низким и средним технологическим уровнем, их доля стабильно уменьшается. На рынок попадает все больше продукции, производимой на уровне высоких и передовых технологий: 2000 г. -11%, 2005 г. -17%;

- технологические лидеры промышленного комплекса успешно осваивают зарубежные рынки высоких технологий. При увеличении объема экспорта инновационной продукции за 2000-2005 гг. почти в четыре раза в отраслях высоких и передовых технологий этот показатель достиг 7,8 раза, из них в производстве транспортных средств - 18,3 раза, машин и оборудования - 5,8 раза, резиновых и пластмассовых изделий - 6,9 раза;

- возрастает инвестиционная активность. Ежегодный объем инвестиций в основной капитал промышленности за 2001-2005 гг. увеличился в 1,9 раза. Хотя основным инвестиционным ресурсом остаются собственные средства предприятий, активизируется участие в инвестиционных проектах государственных и местных бюджетов, а также кредитов банковской системы - их вклад в общий объем инвестиций за это время возрос, соответственно, в 2,9 и 9,2 раза.

Таким образом, современное состояние, внутренние условия и прогрессивные тенденции, наметившиеся в развитии промышленности, дают основания положительно оценивать потенциальные возможности промышленного комплекса по преодолению угроз и созданию материальной основы для производительных изменений, которые на протяжении ближайших десяти лет смогут обеспечить стране существенное ускорение и качественный уровень экономического роста. Промышленность имеет все основания стать основным носителем технического прогресса и источником роста национальной конкурентоспособности.

Основные направления и приоритеты развития промышленности. Стратегической целью промышленного развития должно стать повышение конкурентоспособности экономики и обеспечение вхождения Украины в круг экономически развитых стран мира за счет создания современного, интегрированного в мировое производство и способного к инновационному развитию промышленного комплекса.

Главными качественными чертами будущей модели промышленного комплекса должны стать:

- динамизм, инновационность, конкурентоспособность производства;

- высокий уровень транснациональной интеграции науки, технологии и производства;

- промышленная, финансовая и торговая интеграция капиталов;

- широкое использование информационных технологий;

- мощное развитие отраслевой науки;

- сохранение государственного влияния на развитие критических технологий и объектов национальной безопасности;

- высокий уровень экологической безопасности, рациональное использование энергетических и материальных ресурсов,

Построение современной модели промышленного комплекса по всем признакам требует достаточно продолжительного времени и значительных инвестиций, поэтому, чтобы предотвратить распыление и нерациональное использование ограниченных финансовых и материальных ресурсов, ее реализация должна идти по таким приоритетным направлениям промышленного развития:

1) оптимизация структуры промышленного производства с усилением роли внутреннего рынка и ускоренным развитием наукоемких и высокотехнологичных видов промышленной деятельности;

2) инновационно-технологическая модернизация производства с увеличением прослойки промышленных производств новейших технологических укладов с углубленной переработкой и выпуском продукции конечного потребления;

3) реализация энергосберегающей модели развития с расширением использования нетрадиционных и возобновляемых источников энергии, диверсификацией энергоснабжения и формированием эффективной структуры энергогенерирующих мощностей.

Структурно-инновационное совершенствование производства становится определяющим фактором развития и повышения конкурентоспособности. Этот процесс уже начался, но его тормозит нерешенность многих вопросов нормативно-правового, организационного и финансового обеспечения. Следовательно, главное внимание (особенно в первые два-три года - 2008-2010 гг.) должно быть сосредоточено на создании институциональных, инфраструктурных и экономических основ структурно-инновационных преобразований. Ключевыми элементами такой системы должны стать государственная поддержка структурных приоритетов, создание равных условий конкуренции, защита прав собственности, активизация человеческого капитала, особенно в отрасли продуцирования и использования знаний, введение мировых стандартов качества продукции, сертификации, трансфера технологий.

Непосредственно структурные изменения желательно осуществлять по такой стратегии:

- ориентация на конкретные сегменты внутреннего и внешнего рынков, где внутренние товаропроизводители должны или могут получить на протяжении короткого промежутка времени конкурентные преимущества, опираясь на благоприятные условия национальной экономики;

- более полное использование национальных научно-технических разработок, новейших результатов фундаментальных и прикладных исследований при широком привлечении преимуществ, которые открывают процессы интеграции и глобализации;

- углубление потенциала промышленно-технологической переработки и создание условий для совершенствования воспроизводственной структуры промышленности по технологическим укладам высшего уровня;

- государственное стимулирование опережающего развития производства продукции перерабатывающих отраслей, в первую очередь наукоемких и высокотехнологичных производств, содействие разработке и внедрению в производство новых видов продукции, материалов и технологий;

- ориентация на увеличение масштаба и расширение состава перспективных технологий, особенно на промежуточных и заключительных стадиях технологического цикла, которые обеспечивают рост добавленной стоимости первичных ресурсов;

- ликвидация потерь ресурсов (сырьевых, энергетических, трудовых) из-за несогласованности между компонентами технологий, что возможно путем модернизации действующих технологий на основе инноваций, связанных с предыдущими и последующими технологиями;

- изменение экономической и инвестиционной политики в направлении создания большей инвестиционной привлекательности для завершающих стадий технологического цикла.

Структурные изменения, особенно на начальном этапе, должны базироваться преимущественно на реализации существующих конкурентных преимуществ отдельных производств и секторов, обеспеченных, прежде всего, прогрессивными научно-техническими достижениями, продукция которых пользуется устойчивым спросом на внутреннем и внешнем рынках. Вступление Украины в ВТО создает соответствующую нормативно-правовую базу для улучшения конкурентных условий. Однако следует учитывать, что присоединение к ВТО не только открывает новые возможности в отношении роста объемов инвестирования, экспорта, уменьшения антидемпинговых расследований, но и может привести к отрицательным последствиям - импортной экспансии и разрушению производств, продукция которых недостаточно конкурентоспособна. Чтобы предотвратить это, следует активизировать работу по улучшению международного сотрудничества украинской промышленности, переходу на международные стандарты качества, эффективному использованию возможностей, которые открывает вступление в ВТО.

С учетом существующего потенциала академической, вузовской и отраслевой науки Украина должна активнее приобщиться к созданию новых поколений техники и технологий в таких направлениях, как:

- информационные технологии и системы связи;

- авиационные и ракетно-космические технологии;

- технологии специального назначения с освоением производства продукции гражданского и двойного использования;

- функциональные и конструкционные материалы и изделия из них;

- химико-фармацевтические технологии;

- медицинские диагностические системы, профилактические и лечебные средства;

- экологические технологии;

- биотехнологии.

Конкретные ниши «инновационного прорыва» по каждому из приведенных технологических направлений будут определяться в процессе формирования научно-технических программ, инновационных проектов и бизнес-планов, исходя из тенденций мирового научно-технического развития, конъюнктуры рынка и инновационных возможностей отрасли. Критериальным признаком структурно-инновационных изменений по этапам должен стать рост в общем объеме реализованной промышленной продукции доли отраслей инновационно-инвестиционного сектора (прежде всего машиностроения) до 21% в 2012 г. и 32% в 2017 г. (2005 г. - 13,3%), сектора потребительских товаров - соответственно, до 24 и 31% (2005 г. - 21,2%), снижение доли энергосырьевого сектора - до 52 и 37% (2005 г. - 65,5%).

Ключевым условием научно-технологической модернизации производства должна стать активизация инновационной деятельности, которая в значительной степени будет зависеть от создания благоприятных условий для проведения научно-технической политики в рамках всей макроэкономической среды. В этом смысле первоочередное внимание со стороны правительства должны получить такие меры:

- поддержание устойчивого экономического роста, политической стабильности, высокого уровня занятости, положительного сальдо платежного баланса, формирование благоприятной правовой системы и общей экономической конъюнктуры, которые будут положительно влиять на инициативы предприятий и их инновационные усилия;

развитие институтов инновационной инфраструктуры, способствующих наращиванию технологического потенциала, в частности, технопарков, технополисов, бизнес-инкубаторов, наукоградов, научно-технологических центров, фондов венчурного инвестирования, а также создание Национального совета по вопросам науки и технологий для выработки технологической политики и управления национальными усилиями в сфере технологического развития;

- принятие политических инструментов, которые могут быть задействованы для стимулирования процесса наращивания технологического потенциала, а именно: лицензирование импорта, контроль за ценами, концессионные кредитные схемы, инвестиционные субсидии или дотации, в том числе за счет льготного кредитования, преференционный налоговый режим, протекционистские меры в сфере тарифов или квот, освобождение от налогов средств производства и импортируемых полуфабрикатов.

Должны быть пересмотрены условия финансирования научно-технической и инновационной деятельности. Прежде всего необходимо обеспечить установленный законодательством Украины уровень финансирования науки и техники - 1,7% ВВП. В дальнейшем уровень расходов на научно-технические разработки должен быть доведен до 2% (2012 г.) и 2,5% (2017 г.). Ускорение инновационных процессов требует более эффективного использования мирового информационного пространства. Должны быть созданы и задействованы высокоэффективные системы телекоммуникаций, разработаны и внедрены новые, более быстрые, методы передачи и обработки информации, автоматизирован ее поиск, сбор, накопление и хранение по единой системе учета электронных информационных ресурсов.

Включение Украины в глобальный инновационный процесс должно проходить по двум направлениям: с одной стороны, привлечение прямых иностранных инвестиций вместе с новыми технологиями и ноу-хау, а с другой - инвестирование собственных технологий и ноу-хау в мировой хозяйственный бизнес. Наряду с ускорением инновационных процессов это будет способствовать:

- интеграции Украины в мировые торговые структуры в качестве партнера, а не сырьевого придатка;

- активизации эндогенных факторов инновационного развития;

- формированию базовых технологических инноваций в качестве преобладающего типа;

- ускорению разработок и внедрению передовых технологий, а также их трансферу на лицензионных условиях;

- развитию внутреннего рынка наукоемкой продукции и ее экспансии на внешние рынки.

Критериальным признаком активизации инновационной деятельности должно стать увеличение доли инновационной продукции в общем объеме реализованной промышленной продукции до 15-20% (2012 г.) и 30-35% (2017 г.), в 2005 г. этот показатель равнялся 6,5%.

Реализация энергосберегающей модели развития в системе мер по повышению конкурентоспособности экономики рассматривается как наиболее актуальная проблемма, решение которой должно стать особенностью стратегии промышленного развития на новом этапе, Проблема заключается в недопустимо низкой эффективности использования энергоресурсов (энергоемкость ВВП на Украине значительно выше, чем в экономически развитых странах). Ее решение осложняется из-за деформированное™ структуры производства и энергопотребления, износа основных средств энергетики, зависимости от монопольного источника импорта энергоресурсов. Отсутствие действенной государственной политики в отношении энергосбережения замедляет внедрение соответствующих технологий и формирование в обществе общей культуры энергосбережения. Поэтому особенностью и приоритетом промышленной стратегии на современном этапе должны стать существенное уменьшение энергоемкости производства, надежное обеспечение платежеспособных потребностей в энергетических ресурсах, укрепление энергетической независимости Украины. К стратегическим шагам в этом направлении, которые государство должно настоятельно стимулировать и проводить в рамках промышленной и энергетической политики, следует отнести:

- оптимизацию структуры топливно-энергетического баланса с уменьшением доли природного газа в структуре потребления (особенно на топливно-энергетические нужды промышленности), наращивание объемов собственной нефте- и газодобычи, освоение новых альтернативных источников углеводородного сырья (биогаза, метана угольных месторождений, попутных газов нефтедобычи);

- диверсификацию внешних источников поступления энергоносителей и преодоление монопольной зависимости от их импорта путем расширения круга поставщиков не менее чем до трех, а также прокладывание альтернативных маршрутов поступления природного газа и нефти;

- формирование более эффективной структуры энергогенерирующих мощностей с обеспечением необходимой маневренности генерирующей системы, с поддержанием стабильной частоты электрического тока и устойчивого функционирования энергетической системы, повышением безопасности и надежности работы электростанций, более широким использованием нетрадиционных и возобновляемых источников энергии;

- расширение научных исследований и активизацию практического освоения технологий водородной энергетики и производства моторного топлива из растительного сырья (сои, рапса).

Реализация энергосберегающей модели развития экономики требует кардинального пересмотра существующей структуры промышленного производства и действующих технологий использования энергоресурсов, экономического и правового обеспечения соответствующего поведения энергопотребителей, формирования энергосберегающего имиджа как у частных потребителей энергоресурсов, так и у юридических субъектов хозяйствования и государства в целом. В связи с этим целесообразно было бы постепенно уменьшить в отраслевой структуре производства долю топливоемких отраслей - электроэнергетики и черной металлургии, перепрофилировать или закрыть энергозатратные предприятия и производства, не имеющие перспектив для реализации энергосберегающих технологий.

Более действенной должна стать государственная политика энергосбережения путем усиления нормативно-правового обеспечения мер по энергосбережению с помощью системы стандартов, энергетического аудита, государственной экспертизы, контроля за использованием энергоресурсов, паспортизации наукоемких производств и технологий. Особого внимания требуют рыночные механизмы экономического поощрения потребителей к эффективному, бережливому использованию энергоресурсов, расширению внедрения технологий и оборудования по утилизации тепла и энергии, использованию вторичных энергоресурсов, созданию специальных фондов, финансированию энергосберегающих проектов и дифференциации тарифов на энергоносители в зависимости от времени года и объемов потребления. Целесообразно усилить применение системы фискальных стимулов энергосбережения - премии, штрафы, административная и финансовая ответственность, что будет способствовать созданию в государстве атмосферы национального стремления к энергосберегающему поведению. Критериальными признаками реализации энергосберегающей модели развития промышленности должно стать снижение энергоемкости ВВП в 2012 г. в 1,7 раза, а до 2017 г. - в 2,4 раза (по сравнению с 2005 г.), что позволит существенно приблизить ее к уровню, сложившемуся в экономически развитых европейских странах.

Институциональные факторы реализации промышленной стратегии. Важность и сложность задач нового этапа экономического развития требуют внесения соответствующих изменений в механизмы государственного управления промышленным развитием с усилением акцентов на реализации конкурентной стратегии, исправлении системных противоречий, повышении эффективности использования национальных ресурсов, развитии сбалансированных внешнеэкономических связей, усилении действенности и оперативности государственного влияния.

На уровне предприятий первоочередного внимания заслуживают мероприятия, которые будут способствовать улучшению управления предприятиями с государственной долей собственности, особенно в части защиты прав акционеров; четкому разграничению прав и ответственности собственников и управляющих; совершенствованию механизмов корпоративного управления; созданию дифференцированных режимов для приоритетных отраслей путем той или иной формы финансовой поддержки и регулирования отдельных сторон их деятельности.

Активизация регулирующей роли государства в отношении предприятий государственной собственности и с долями государственной собственности особенно актуальна по таким направлениям:

- содействие продвижению товаров на рынки и поиск стратегических инвесторов; разработка эффективного механизма поддержки- экспорта продукции через «Укрэксимбанк» и через создание кредитно-гарантийного учреждения;

- широкое введение предусмотренных правилами ВТО протекционистских и других мероприятий защиты украинских экспортеров от недобросовестной конкуренции на внешних и внутренних рынках;

- введение порядка регистрации справочных оптовых цен на продукцию внутреннего производства и импортируемую на Украину, что позволит исключить ценовую дискриминацию потребителей и прекратить использование трансфертных цен;

- возобновление системы госзаказов и закупок продукции для государственных нужд и налаживание системы государственных контрактов;

- введение практики государственного финансирования (возможно, за счет предоставления льгот по налоговым платежам) расходов по содержанию мобилизационных мощностей;

- завершение передачи объектов социальной инфраструктуры на баланс местных органов власти (возможно, при поддержке государственных органов власти), снятие ограничений на продажу и/или перепрофилирование объектов социальной инфраструктуры, остающихся на балансе предприятия;

- улучшение информационного обеспечения внутренних и иностранных инвесторов в отношении производственных возможностей предприятий, условий экономической деятельности на территории Украины и положения на рынках.

В целях оздоровления финансового состояния предприятий нормативные методы регулирования предпринимательской деятельности на предприятиях с государственной долей собственности должны получить широкую практику, для чего необходимо:

- установить нормативы распределения прибыли на выплату дивидендов, отчисление в резервные фонды, осуществление инвестиций и привлечение управленческого персонала. Размер дивидендов следует согласовывать с объемами чистой прибыли и фондов потребления;

- ввести государственный контроль за использованием амортизационных отчислений, увеличивая облагаемую налогом прибыль на величину амортизации в случае ее нецелевого использования. Государство должно следить за тем, чтобы эти средства направлялись на развитие производства;

- запретить предприятиям-должникам использовать формы и методы учета, которые уменьшают поступление денежных средств на расчетный счет, а также расходовать денежные средства на потребление сверх установленных государством нормативов.

Стимулированию инвестиционной активности субъектов хозяйствования могли бы способствовать такие мероприятия:

- создание корпорациями совместных инновационно-инвестиционных фондов путем уменьшения суммы налоговых выплат с прибыли. При этом субъекты хозяйствования, перечисляющие часть своей прибыли в совместные фонды, должны пользоваться привилегированным правом в получении денежных средств из них, если эффективность их использования достаточно обоснованна;

- поэтапное снижение налоговой нагрузки на товаропроизводителей в приоритетных сферах путем применения налоговых льгот (инвестиционного налогового кредита, ускоренной амортизации при существенном усилении контроля за целевым использованием налоговых льгот);

- частичное субсидирование процентных ставок по кредитам коммерческих банков в наиболее перспективные проекты, прошедшие профессиональную и прозрачную государственную экспертизу. Источниками такого субсидирования должны быть денежные средства от приватизации государственного имущества, дивиденды на долю государства в ОАО, плата за аренду государственного имущества, часть чистой прибыли государственных предприятий, которая перечисляется в бюджет, и др.;

- предоставление государственных гарантий для поддержки особо важных инвестиционных проектов.

Непосредственно в аппарате министерства промышленной политики Украины очень актуально наладить систему стратегического прогнозирования и управления. Постоянной должна стать системная работа по таким направлениям:

- прогнозирование инновационного и научно-технологического развития отдельных отраслей и производств;

- исследование конъюнктуры внутренних и внешних рынков промышленной продукции;

- разработка системы контрактов по обеспечению условий промышленного развития между государством и бизнесом, наукой и предпринимателями, работниками и работодателями.

Должен измениться сам характер управления промышленным развитием. С учетом высокого уровня частной собственности (92,5% по количеству предприятий, 84,6% по объему реализованной продукции) распорядительно-хозяйственные функции постепенно должны быть перенесены на уровень отдельных предприятий и их объединений. Основное внимание министерства при этом целесообразно сосредоточить на разработке и реализации промышленной политики государства средствами функционально ориентированного влияния. Должен возрасти уровень согласования интересов и консолидации усилий государства и бизнеса, информационного и научного обеспечения управленческих решений.

Модернизация и повышение конкурентоспособности промышленного производства требуют обновления организационного устройства отрасли на основе мировых тенденций формирования организационных структур и собственного опыта рыночных преобразований.

Организационные инновации должны стать ведущим фактором технологического совершенствования и экономического развития промышленности, системной реализации мер по повышению конкурентоспособности производства. Наиболее актуальные направления совершенствования организационного устройства промышленного комплекса на ближайшую перспективу следующие:

- капитализация, вертикальная и горизонтальная интеграция предприятий, развитие корпоративного сектора:

- устранение противоречий между процессом концентрации промышленного производства и мерами антимонопольного регулирования;

- разработка и внедрение модели кластерной организации промышленности в системе территориального устройства.

Реализация этих направлений отвечает мировым прогрессивным тенденциям организационного устройства экономических систем, а практическое содержание предусматривает:

- образование высококонцентрированных интегрированных хозяйственных структур;

- распространение процессов дедиверсификации компаний с усилением их специализации и ориентации на достижение эффекта экономии за счет увеличения масштабов производства;

- введение сетевой организации бизнеса, образование стратегических альянсов, в том числе территориальных кластеров, системы взаимодействия крупных и малых субъектов хозяйствования через субподряд, аутсорсинг, франчайзинг.

Создание на Украине крупных национальных и транснациональных интегрированных структур будет способствовать защите внутренних предприятий в условиях обострения международной конкуренции и предотвращать их преобразование в периферийные производственные мощности для обслуживания международных альянсов.

Усиление стимулирующих функций государства в формировании интегрированных структур промышленности становится особенно актуальным в связи с необходимостью обеспечения конкурентоспособности национальной экономики и защиты ее интересов в условиях глобализации и вхождения Украины в мировое экономико-правовое пространство и участия в международном разделении труда. В связи с этим проблема взаимодействия промышленной и антимонопольной политики должна быть решена на несколько иных принципах, чем было до сих пор.

На Украине до последнего времени в основу антимонопольной политики и антимонопольного законодательства была положена классическая либеральная концепция совершенной конкуренции, сформулированная в условиях раннего капитализма (конец XIX - начало XX в.), которая не учитывает современные изменения в условиях конкуренции, происходящие под влиянием научно-технического прогресса и глобализации рынков и приводящие к интенсификации процессов слияния и поглощения компаний, образованию мощных транснациональных корпораций. Развитие рыночных отношений на начальном этапе украинских реформ ошибочно связывалось с восстановлением мелкотоварного производства, а преодоление высокого уровня монополизации промышленного производства, характерного для советской экономики, усматривалось в разукрупнении больших промышленных объектов. Но такой шаг в осуществлении демонополизации привел к образованию слабых хозяйственных субъектов. Не было учтено, что в условиях конкуренции в глобальных масштабах отдельные, даже крупные, украинские предприятия не являются монополистами, поскольку рынок, на который поступает их продукция, формируется многими предприятиями мирового сообщества. Совокупный отрицательный эффект от разрыва технологических и хозяйственных связей, рост транзакционных издержек при выделении малых предприятий из бывших производственно-хозяйственных комплексов намного превзошел гипотетический эффект от такого упрощенного метода демонополизации, не обеспечивая развитие реальной конкурентной среды.

Общая цель как промышленной, так и конкурентной политики заключается в обеспечении устойчивого экономического роста. Механизм промышленной политики для этого предусматривает предоставление ограниченному количеству субъектов хозяйствования дополнительных ресурсов. Механизм эффективной конкурентной политики должен предотвращать образование необоснованных конкурентных преимуществ из-за злоупотребления доминирующим положением.

Успешная современная модель повышения конкурентоспособности и экономического роста не может быть построена исключительно методами конкурентной или промышленной политики. Необходимо сочетание механизмов, присущих этим видам регулирования. Промышленная политика должна создавать благоприятные условия для развития приоритетных отраслей и производств с позиций интересов всей национальной экономики, используя как преференции, так и концентрацию капиталов, т.е. образуя крупные вертикально интегрированные фирмы и корпорации, способные активизировать инновационную деятельность и обеспечить рост конкурентоспособности производства. Антимонопольная политика, не мешая концентрации промышленного капитала, должна обеспечивать существенный контроль за ценовым поведением и недопущение антиконкурентных согласованных действий.

Значительное внимание должно быть уделено развитию горизонтальной интеграции производства на основе кластеров. Такая форма взаимодействия предприятий может стать действенным фактором реализации государственной политики на региональном уровне, обеспечивая сочетание интересов государства и отдельных регионов, решение проблем территориального устройства, перевод ряда управленческих функций и ресурсов на региональный уровень, а также создавая благоприятные условия для расширения экономических возможностей конкретных территорий. Но принцип кластерного развития территориальной организации производства, определение стратегии взаимодействия отдельных предприятий и учреждений региона в целях повышения конкурентоспособности требуют совершенствования нормативно-правовой системы создания и функционирования кластеров.

Основным содержанием социальных ориентиров развития промышленности должно стать формирование условий для перехода к экономике знаний, главным субъектом которой должен стать творчески и человек. Здесь необходим комплекс государственных мер, направленных на создание условий для всестороннего гармоничного развития личности. Государство должно обеспечить научное обоснование мероприятий по нормированию труда, введение отраслевых и квалификационных требований и социальных стандартов в отношении регулирования минимума почасовой заработной платы. Требует оптимизации соотношение профессиональной, межквалификационной, междолжностной и межотраслевой заработной платы. Необходимо вводить гибкие формы занятости, создавать рабочие места с неполным рабочим днем.

На уровень государственных приоритетов должна выйти кадровая политика, что будет способствовать существенному улучшению обеспеченности отраслей промышленности квалифицированными кадрами. На сегодняшний день дефицит современных рабочих специальностей в стране оценивается в 150-200 тыс., управленческих - в 30-40 тыс. Для их покрытия должны получить развитие система непрерывной переподготовки и повышения квалификации, а также система привлечения потенциала высших и средних учебных заведений к формированию специалистов и последипломному обучению, в том числе и в зарубежных учебных заведениях. В финансировании расходов на подготовку и переподготовку кадров целесообразно использовать смешанную форму с учетом бюджетных средств по оплате госзаказов.

Повышению жизненных стандартов будет способствовать существенное оздоровление экологического состояния промышленных предприятий и городов. Следует ускорить переход на международные стандарты экологической безопасности, усилить мониторинг состояния экологического влияния предприятий на окружающую природную среду и распространить научные исследования по проблемам экологизации промышленного производства и стимулирования природоохранной деятельности со стороны государства. Более действенными должны стать факторы экономического влияния на улучшение экологических параметров производства. Для этого необходимо:

- углубить научное обоснование шкалы сборов за загрязнение окружающей среды с учетом возможности восстановления ее нормативов и возмещения расходов на сохранение здоровья человека;

- ввести систему экономического стимулирования предприятий за сокращение вредных выбросов и улучшение общего состояния экологизации производства;

- распространить на экологические проекты систему льготного кредитования посредством предоставления бюджетных ссуд и компенсации процентных ставок.

Отраслевые особенности научно-технологического развития. Основой отраслевого развития должны стать комплексная модернизация производства с внедрением современных достижений украинской и мировой науки и техники, а также создание технологической основы для перехода к постиндустриальным методам производства. В каждой отрасли необходимо разработать научно-технологический прогноз, определить ключевые приоритетные направления, которые должны составить основу технологического развития, и утвердить программу по их реализации.

Машиностроение должно взять на себя роль авангардного звена промышленного комплекса. Темпы его развития должны в два-три раза превысить общие темпы роста промышленного производства, создавая условия для структурно-инновационной перестройки и технического переоснащения всех отраслей экономики.

Растущий спрос внутреннего рынка на продукцию машиностроения, развитие импортозамещающих производств наукоемкой и высокотехнологичной продукции, увеличение экспорта традиционной конкурентной и высокотехнологичной продукции украинского производства свидетельствуют о целесообразности и реальности именно такой стратегии. Основной вектор развития и растущий уровень наукоемкое™ и технологичности машиностроения должны определять:

- производство авиационной и ракетно-космической техники, транспортное машиностроение, тяжелое станкостроение, энергетическое машиностроение, оборудование для газотранспортных систем, отдельные виды электронной техники и средств связи;

- сельскохозяйственное машиностроение, в частности создание современного технологического оборудования для комплексного оснащения перерабатывающей промышленности, внедрение ресурсо- и энергосберегающих технологий;

- разработка машин и оборудования для реализации экологически чистых технологий, переработки и утилизации отходов, систем контроля за состоянием и защитой окружающей природной среды;

- производство технологического оборудования для модернизации базовых отраслей промышленности - энергоблоков тепловых электростанций, шахтного оборудования, производств металлургической и химической промышленности в направлении ресурсо- и энергосбережения, экологизации, автоматизации и повышения эффективности производства.

Особое внимание должно быть сосредоточено на развитии производств сложной бытовой техники длительного использования, позволяющей значительно повысить культуру и эффективность домашних хозяйств, а также ослабить зависимость украинского потребителя от ее импорта. Модернизация самой отрасли машиностроения требует ускорения процессов обновления основных средств за счет внедрения сложной наукоемкой и высокотехнологичной техники.

Отрасль приборостроения должна положить в основу своего развития принцип максимального удовлетворения потребностей экономики в современных приборах контроля, измерения и регулирования, которые должны найти широкое применение в процессах технического переоснащения систем связи и транспорта, управления оборудованием, технологическими процессами, роботизированными комплексами, реализации энергосберегающих технологий, создания источников света на основе новых материалов, совершенствования управляющих систем авиационной, корабельной, военной и автоэлектроники, развития навигационных систем различного назначения,

Особый приоритет должен быть отдан созданию и развитию внутреннего производства диагностических систем и медицинской аппаратуры для оснащения учреждений здравоохранения, а также производству сложной бытовой техники различного назначения. Для этого необходимо возродить производство элементной базы и комплектующих, создать научно-производственные отраслеобразующие комплексы по реализации технологий микроэлектроники, структурный состав которых отвечал бы уровню замкнутых макротехнологий.

Оборонно-промышленный комплекс в перспективе должен развиваться по трехвекторной схеме: 1) военная техника и вооружение для вооруженных сил Украины; 2) военная техника и вооружение по иностранным заказам (экспорт); 3) продукция гражданского и двойного назначения. Гармоничное сочетание разработки и производства продукции в этих трех направлениях может быть обеспечено путем реструктуризации предприятий, создания на базе разрозненных НИИ, КБ и предприятий, относящихся к системе ОПК, эффективных научно-производственных комплексов по образцу наукоградов, технополисов или технопарков, которые будут действовать в пределах целостной экономической системы Украины.

Ввиду высокого научного и технологического потенциала предприятий ОПК они должны стать центрами развития высокотехнологичной конкурентоспособной продукции гражданского профиля с долей 70-75% от общего объема производства в отрасли. Поскольку в этой отрасли велика доля государственной собственности, то государство должно стимулировать развитие кооперации отечественных производств такой продукции с высокотехнологичными фирмами и альянсами из-за границы - США, Европы, Японии.

Горно-металлургический комплекс является одним из самых мощных секторов промышленности Украины. Однако в условиях создания основы для перехода к постиндустриальной экономике темпы развития производства в ГМК будут постепенно замедляться по сравнению с ускоренным развитием наукоемких и высокотехнологичных производств. Но и при этом приоритет должен быть отдан технологическому совершенствованию и техническому переоснащению основных металлургических процессов на базе ресурсосберегающих и экологически чистых технологий, в частности:

- модернизации обогащающих агломерационных производств и более качественной подготовке сырья;

- совершенствованию установок внепечной обработки стали типа «печь-ковш» и машины непрерывного разлива стали;

- использованию новых видов энергоносителей в доменном производстве. Необходимо создать условия для ускорения процессов диверсификации производства и оптимизации его структуры за счет увеличения объемов выпуска новых сортаментов металлургической продукции, в частности, стали электроплавильного производства, специальных сталей и сплавов, титановых сплавов и проката, алюминиевой фольги, новых видов циркониевой продукции повышенного спроса, экономичных видов проката и труб с антикоррозионным покрытием, калиброванного проката, гнутых профилей и т. д. Нуждаются в совершенствовании (особенно с позиций экологизации) схемы разработки природных запасов минерального сырья.

Химическая и нефтехимическая промышленность является одной из приоритетных отраслей украинской промышленности, которая должна сохранить опережающие темпы роста с учетом достаточно значительного внутреннего и внешнего спроса на ее продукцию. Основное содержание системной трансформации отрасли в перспективном периоде целесообразно сосредоточить на таких направлениях:

- ускоренное развитие и увеличение доли наукоемких и высокотехнологичных химических производств, в частности, производства резиновых и пластмассовых изделий, химико-фармацевтической промышленности;

- оптимизация мощности по производству базовых видов химической продукции с учетом спроса внутреннего и внешнего рынков;

- снижение ресурсо- и энергоемкости производства с привлечением к технологическим процессам альтернативных и биовозобновляемых источников энергии и сырья (биоэтанола, синтез-газ, химических продуктов коксования, продуктов углубленной переработки нефти);

- приведение системы нормативов технического регулирования (качество продукции, экология, охрана труда, техника безопасности) к международным стандартам.

Стратегическим приоритетом легкой промышленности должен стать существенный рост объемов производства с ориентацией на внутреннего потребителя. В тактическом плане это должно быть достигнуто за счет упорядочения сырьевой базы и усиления защиты внутреннего производителя в условиях вступления Украины в ВТО.

Основными задачами отрасли на ближайшую перспективу должны стать:

- развитие сырьевой базы за счет углубленной переработки льна, кожсырья и постепенное сокращение и отказ от давальческих схем сырьевого обеспечения производства;

- проведение реконструкции и технического переоснащения предприятий, создание условий для вертикальной интеграции производства, в том числе с привлечением иностранных инвестиций и технологий;

- оптимизация организационной структуры крупных и малых предприятий в целях усиления их конкурентоспособности и гибкости производства; создание системы защиты внутреннего рынка от контрабандного ввоза товаров и теневого производства.

В деревообрабатывающей и мебельной промышленности приоритетными направлениями развития должны стать производство современных конструкционных материалов и готовых изделий, совершенствование товарной структуры экспорта. Технологическое обновление отрасли должно происходить в направлении широкого применения ресурсосберегающих технологий; внедрения современных технологий получения новых материалов для мебельной промышленности; внедрения автоматизированных малотоннажных гибких линий по производству мебели.

Отрасль информационных технологий. Быстрое развитие и использование в экономике информационных систем и технологий делает целесообразным создание в составе министерства промышленной политики соответствующего департамента или отдела, который бы координировал экономическую деятельность в сфере информатизации по таким направлениям, как системы управления промышленными предприятиями, системы автоматизированного проектирования, интеллектуальные системы поддержки принятия решений, создание программного обеспечения и его экспорт, работа с базами данных, консультации по вопросам информатизации, техническое обслуживание и ремонт офисной и компьютерной техники. В дальнейшем организационной формой развития этого направления деятельности могли бы стать создание крупных компаний и объединений по разработке программных продуктов, интеграции, внедрению информационно-технологического консалтинга, а также производство информационных средств и технологий.

Финансовое обеспечение стратегии и ожидаемые последствия от ее реализации. Расчеты показывают, что для надежного инвестиционного обеспечения промышленного развития (в соответствии с предложенными концептуальными основами) ежегодные темпы роста инвестиций должны поддерживаться на уровне 10-12%. Эго позволит увеличить годовые объемы инвестиций до 2012 г. и 2017 г., соответственно, в два и три раза. Основным источником инвестирования будут оставаться собственные денежные средства предприятий и организаций, но их доля, по оценке, уменьшится до 46% в 2012 г. и 37% в 2017 г. (2005 г. - 57,4%). Возрастет доля, которая приходится на кредиты банков и другие ссуды, соответственно, до 18 и 25% (2005 г. - 14,8%). Положительную тенденцию к увеличению, но в значительно меньших размерах, будут иметь средства государственного и местного бюджетов, особенно на финансирование НИОКР в высокотехнологичной, наукоемкой, информационной сферах и ОПК.

Реализация основных концептуальных положений создаст условия для обеспечения качественно нового уровня развития промышленности.

Экономика Украины. - 2008. - №11.- С.4-20.

Конкурентные позиции предприятий горно-металлургического комплекса Украины

В журнале «Экономика Украины» опубликована статья В.Мазура и А.Скорохода, в которой рассматривается роль горно-металлургического сектора в экономике страны, прослеживаются изменения, произошедшие в последние годы в отрасли, проанализированы причины провала государственной стратегии развития металлургии, исследуются причины слабых конкурентных позиций металлургических предприятий.

Промышленный и экспортный потенциал предприятий горно-металлургического комплекса (ГМК) Украины сегодня является базовым элементом экономики государства, зависящей от состояния ГМК, прежде всего, потому, что металлургия - основной донор бюджета, главный поставщик валюты на Украину. В 2007 г. доля ГМК в валовом внутреннем продукте Украины составляла 27%, а в валютной выручке за шесть месяцев 2008 г. - 48%. Свыше 40% валюты поступало в государство от металлургов и в предыдущие годы. С работой ГМК имеют прямую и обратную связь энергетика, угледобыча, машиностроение, строительство, финансовая сфера и др. Эти и многие другие отрасли опираются на металлургическую промышленность и работают на нее. В настоящее время отрасль обеспечивает около 500 тыс. рабочих мест в наиболее густонаселенных регионах страны, в значительной степени формирует ее инвестиционный потенциал, научно-техническую перспективу. До недавнего времени металлургическая промышленность Украины по объемам производства занимала седьмое место в мире и благодаря значительным объемам экспорта и поступлению валюты от продажи металлопродукции на внешних рынках обеспечивала относительную стабильность курса гривны по отношению к доллару.

С момента обретения Украиной независимости металлургическая отрасль была коренным образом структурно перестроена как в плане корпоративной собственности, так и в технико-экономическом аспекте.

Во-первых, отрасль невиданными в мировой практике темпами переориентировалась на внешние рынки сбыта продукции. В настоящее время примерно 80% произведенной металлопродукции экспортируется. Для этого предприятия отрасли выполнили огромный объем работ по приведению производства в соответствие с требованиями внешнего рынка. Освоили выпуск продукции в соответствии с международными стандартами, осуществили сертификацию технологических процессов и качества изготовленной продукции, улучшили товарный вид ее отдельных видов путем совершенствования маркирования, упаковки и т. д., наладили контакты с металлотрейдерами и покупателями, создали собственные торговые компании на Украине и за рубежом. При этом переход на экспортную ориентацию отрасли имел как положительные, так и отрицательные результаты, особенно в технико-экономическом развитии государства.

Во-вторых, большинство предприятий отрасли начали проводить реконструкцию и модернизацию производства: кое-кто - коренную (например, Алчевский металлургический комбинат, Енакиевский металлургический завод), а кое-кто -косметическую. В любом случае такие действия давали положительные результаты. В то же время открытым остается вопрос относительно того, насколько темпы и объемы модернизации производства совпадали с требованиями и возможностями предприятий по сравнению, например, с аналогичными сдвигами на металлургических предприятиях России - основных конкурентах ГМК Украины.

В-третьих, совершенствование оборудования и технологии металлургического цикла проводилось для улучшения производственных показателей, сокращения затрат сырьевых и энергетических ресурсов, повышения качества продукции. Но коренных изменений, сдвигов на уровне отрасли в этом направлении почти не произошло. Намерения Украины осуществить прорыв в элитный дивизион предприятий мировой металлургии декларировались лишь на бумаге, носили популистский, рекламный характер, а по существу, даже не предусматривались.

В-четвертых, главным фактором, обусловившим характер и принципы развития ГМК в последние десять лет, стали корпоративная революция в отрасли, переход прав собственности на стратегические предприятия в частные руки и утрата государством руководства не только горнорудными и металлургическими гигантами, но и предприятиями среднего звена. Сложилась абсурдная ситуация - реверс власти, когда уже не государство руководит, направляет деятельность отрасли, исходя исключительно из государственных интересов, а наоборот, собственники предприятий ГМК начали готовить и обеспечивать принятие государственных решений в пользу собственных корпоративных интересов, которые по большей части не совпадали с национальными интересами. Результатом такой порочной политики стало почти катастрофическое ухудшение конкурентной позиции предприятий ГМК Украины уже с самого начала мирового экономического кризиса, что автоматически отразилось на финансовой стабильности государства в целом.

Неслыханный рост мировых цен на металлопродукцию, имевший место на протяжении трех-четырех предыдущих лет, привел к эйфории и часто к ошибочной оценке возможностей металлургического комплекса, а также конкурентной позиции предприятий (КПП) отрасли. На государственном, отраслевом уровнях и на уровне предприятий недостаточно внимания уделялось ее научно обоснованным методам, что необходимо и обязательно для анализа рыночных отношений между производителями и потребителями металлопродукции, для создания эффективных систем управления на всех уровнях, способных обеспечить адаптивность и стабильную устойчивость горно-металлургических предприятий к внешней среде, к колебаниям цен и спроса на внешних рынках в мировой финансово-экономической системе. Чтобы избежать ошибок в принятии стратегических и тактических решений, в ГМК прежде всего необходимо повысить соответствие существующих методов и моделей оценки КПП требованиям оперативности и обоснованности решений, принимаемых в ходе реализации стратегии развития каждого предприятия, важно также учитывать факторы неопределенности и недоступности в полном объеме информации о состоянии конкурентов и среды на внутреннем и мировых рынках металлопродукции.

Анализ результатов и рекомендаций по итогам выполненных ранее работ, изложенным в публикациях по проблемам конкурентной позиции отдельных предприятий и горно-металлургического комплекса Украины в целом, показывает, что подходы, методы и модели, примененные для оценки КПП, не учитывают многих важных факторов и ограничений, обусловленных экономическими реалиями Украины. Так, с момента распада СССР и до настоящего времени постоянно изменялась конкурентная среда предприятий ГМК Украины, как и предприятий России. Оценка КПП усложнялась необходимостью учета значительного количества разноплановых факторов, а также недостаточностью, неопределенностью и некоторой недостоверностью информации о состоянии конкурентной среды. В моделях интегральной оценки КПП не учитывались системные свойства, возникающие в результате взаимодействия двух или более факторов. Главная же ошибка заключалась в том, что экстремальное повышение цен на металлопродукцию на мировых рынках и рост производства на металлургических комбинатах почти до предела их мощности воспринимались как преодоление кризисного состояния, как технико-экономический прогресс, стабилизация и достижение достаточно высокого уровня конкурентной позиции предприятий ГМК Украины в мире, что не соответствовало действительности.

Нынешний кризис мировой экономики сразу же высветил слабость их конкурентной позиции. Большинство предприятий оказались на грани выживания, что дестабилизировало финансово-экономическое состояние государства в целом. Для спасения ситуации государство вынуждено было в очередной раз принимать экстраординарные меры по поддержке металлургии, в том числе и за счет потерь бюджета. Поэтому в настоящее время необходимо выявить и всесторонне, объективно проанализировать причины провала существовавшей ранее государственной стратегии развития металлургии, определить эффективность мер для ее спасения и разработать предложения, которые могут хотя бы смягчить кризисные явления.

Анализируя причины и нежелательные следствия финансово-экономического кризиса ГМК Украины, а также возможные способы их предотвращения или ослабления, КПП рассматривали в качестве комплексного многоаспектного показателя, характеризующего положение предприятия в конкурентной среде и его способность создавать и поддерживать конкурентные преимущества. Предложенную комплексную модель оценки КПП изображали в виде трех уровней: I уровень - абстрактный, представляющий разные аспекты КПП (характеристика рынка, характеристика предприятия, состояние управления предприятием); II - идентификационный, содержащий так называемые индикаторы КПП (набор факторов, формирующих КПП) (рынок - расположение, объем, жизненный цикл, темп роста, барьеры входа/выхода, доступ к источникам товара, нормативно-правовое обеспечение, вмешательство государства; потребители -покупательная способность, требования к продукции, заменители продукции, преференции и преимущества; конкуренты - предприятия, технологии, цена, качество, сортамент продукции, структура затрат, стратегия развития, инвестиции, доля рынка; предприятие - оборудование, мощность, технология, сортамент, качество, ценовой сегмент продукции, объемы производства, источники сырья, энергообеспечение, логистика, организационная структура, персонал, структура затрат, финансовые возможности, дифференциация, доля рынка.; менеджмент - целевая установка, стратегическое мышление, концентрация на инновациях, усиление организационного преимущества предприятия, организация повышения квалификации сотрудников, способность предвидеть будущие пути развития, поиск устойчивых конкурентных преимуществ, научное обеспечение); III - операционный, ориентирующийся на события, вещи, имеющие прямое либо опосредованное положительное или отрицательное влияние на один или несколько индикаторов, и использующий их (политика государства, состояние экономики, научно-технический прогресс).

Применяя такой подход, можно выполнить оценку и сравнить КПП предприятий горно-металлургических комплексов Украины и России на примере металлургических предприятий, производящих примерно одинаковую листопрокатную продукцию, -комбинатов Мариупольского им. Ильича, «Запорожсталь» на Украине и Магнитогорского, Новолипецкого и «Северсталь» в России. Для сравнения авторы рассмотрели только производство листопрокатной продукции на этих комбинатах, не касаясь сортопрокатного производства.

Оперируя обобщенными крупномасштабными показателями оценки факторов III уровня КПП, большинство экспертов приходят к выводу, что на нынешнем этапе развития состояние экономики России прочнее, чем экономики Украины. В подтверждение сказанному можно приводить много аргументов, но назовем лишь, пишут авторы статьи, наличие значительных преимуществ в результате добычи и продажи собственных нефти и газа. Политика России также более протекционистская по отношению к своим промышленным предприятиям - по их поддержке, защите внутреннего рынка металлопродукции. На указанных металлургических комбинатах и в целом в ГМК России уровень использования достижений научно-технического прогресса значительно выше, чем на аналогичных комбинатах Украины. Таким образом, на III уровне оценки КПП металлургические комбинаты России выигрывают по всем пунктам в сравнении с такими же украинскими промышленными объектами.

Анализ индикаторов КПП (II уровень оценки) по названным металлургическим комбинатам листопрокатного профиля показывает, что по мощности и объемам производства металлургические комбинаты располагаются в такой последовательности: Магнитогорский, «Северсталь», Новолипецкий, Мариупольский им. Ильича, «Запорожсталь». Оборудование и технология производства листового проката на российских металлургических комбинатах лучше, чем на украинских. Достаточно отметить, что за последние 10 лет эти металлургические комбинаты вкладывали ежегодно по 300-500 млн. долл. в модернизацию производства. На Магнитогорском комбинате, например, мартены заменены электросталеплавильными агрегатами, введен на полную мощность новый широкополосный стан горячей прокатки «2000» и др. Российские предприятия имеют более современное оборудование в доменном, сталеплавильном, прокатном производствах, на пересечениях травления горячекатаного металла, на завершающих этапах технологического цикла.

Металлургические предприятия Украины за время ее независимости существенно сократили марочный и размерный сортаментный ряд и существенно уменьшили производство высокотехнологичной продукции, для расширения экспорта перешли на увеличение изготовления полуфабрикатов. По сортаменту и качеству продукции отставание украинских комбинатов от российских настолько большое, что для его преодоления необходимы десятки лет и миллиарды долларов на проведение модернизации. Российские металлургические комбинаты массово производят холоднокатаную сталь сложной и особо сложной вытяжки для автомобилестроения, электротехническую листовую сталь разного назначения (Новолипецкий металлургический комбинат), холоднокатаную электролуженую жесть (Магнитогорский металлургический комбинат), тонколистовую холоднокатаную сталь с антикоррозионными покрытиями. Скорее всего, отставание украинской металлургии от российской не будет преодолено и в перспективе. Досадно, но нужно это признать, а не скрывать и не тешиться несбыточными мечтами.

Основное сырье для металлургии - железная руда и коксующийся уголь. Россия имеет лучшую по качеству и затратам на добычу железорудную сырьевую базу, чем Украина, несмотря на все достоинства Кривбасса. Лебединский, Михайловский, Стойлинский горно-обогатительные комбинаты (ГОК) обеспечивают металлургию России и даже периодически поставляют железорудное сырье на Украину, например, Мариупольскому комбинату им. Ильича. Что касается коксующегося угля, то также следует констатировать, что его залежи на Украине уменьшаются, а добыча все усложняется и дорожает. В соответствии с некоторыми экспертными оценками, затраты на сырье и материалы при производстве квадратной заготовки из конвертерной стали на Украине на 7-30% выше, чем в России.

Украина имеет даже избыточные для собственной металлургии мощности коксохимических заводов, но большинство из них используют устаревшие, энергозатратные технологии и оборудование. Собственного коксующегося угля для загрузки всех предприятий Украине не хватает как по количеству, так и по качеству. Поэтому для производства стали на уровне 40 млн. т в год Украине необходимо импортировать 3,5-5 млн. т коксующегося угля из России или из дальнего зарубежья. Россия же имеет мощные залежи коксующегося угля в Кузнецком и Печорском бассейнах. Таким образом, в отношении источников сырья украинские металлургические комбинаты уступают российским.

В части обеспеченности электроэнергией можно считать, что украинские и российские металлургические комбинаты находятся примерно в одинаковых условиях, а вот что касается обеспеченности газом, то здесь позиции украинской металлургии значительно хуже, чем российской, так как Украина покупает газ у России, причем цены на него для Украины будут возрастать. Кроме того, энергоемкость, суммарные энергозатраты на производство чугуна, стали и проката на украинских комбинатах примерно на 30% больше, чем на предприятиях стран ЕС, и выше, чем на аналогичных комбинатах России.

Поданным работы С. Ермилова, энергоемкость производства 1 т стали, учитывая затраты кокса, электроэнергии и природного газа, на украинских металлургических комбинатах достигает 840 кг условного топлива. На соответствующих предприятиях стран ЕС она в 1,9 раза меньше (450 кг у. т./т). В структуре себестоимости металлопроката на Украине затраты на топливно-энергетические ресурсы составляют 5096, в то время как для промышленно развитых стран этот показатель равняется 20%. Следует также отметить, что российская металлургия движется в направлении развития электрометаллургии, заменяющей технически устаревшие мартеновские печи, и строительства электрометаллургических мини-заводов, где производство 1 т стали требует до 150 кг условного топлива, тогда как на комбинате с полным металлургическим циклом для выплавки такого же количества металла его необходимо 600 кг.

Организационные структуры указанных комбинатов Украины и России несколько отличаются, но эта разница не особенно значима. Все комбинаты пока что укомплектованы в основном квалифицированным персоналом. Проблема здесь заключается в том, что снизилась престижность «металлургических» профессий, рабочий персонал предприятий стареет, пополнение молодыми кадрами недостаточно. Расположенные в Магнитогорске, Липецке, Череповце металлургические комбинаты - по сути, главные предприятия и наиболее привлекательные в плане трудоустройства. В то же время в Запорожье и Мариуполе функционируют не только металлургические комбинаты, но и по нескольку других промышленных гигантов. Поэтому комбинатам «Запорожсталь» и им. Ильича нужно прилагать больше усилий и затрат для привлечения инженерного и рабочего персонала.

Структура затрат на украинских и российских металлургических комбинатах примерно одинакова, но в результате значительно более широкого сортамента и высшего качества металлопродукции российских производителей она находится в более высоком ценовом сегменте и занимает большую часть рынка, чем горяче- и холоднокатаная тонколистовая сталь комбинатов «Запорожсталь» им. Ильича. Поэтому российская металлургия при любых потрясениях мировой экономики имеет дополнительный запас прочности по сравнению с украинским ГМК.

Преимущество украинских металлургических комбинатов - их расположение непосредственно возле речных и морских портов. «Северсталь», Магнитогорский, Новолипецкий комбинаты вынуждены транспортировать свою продукцию по железной дороге за несколько тысяч километров к портам на Черном, Балтийском морях или в порты Дальнего Востока.

Более низкая себестоимость, лучшие сортамент и качество продукции обеспечивают металлургическим комбинатам России большие прибыли и, как результат, большие финансовые возможности, которые, кстати, использовались и в предыдущие годы, и в настоящее время главным образом для развития и скорейшей модернизации производства.

Сравнивая менеджмент рассматриваемых предприятий, следует отметить, что менеджмент Магнитогорского, Новолипецкого комбинатов, «Северстали» и при одинаковых целевых установках имеет более сильную стратегическую направленность в плане увеличения их роли на мировой арене, чем их мариупольские и запорожские коллеги. Такое отношение обусловлено пониманием того, что ни «Запорожсталь», ни комбинат им. Ильича не имеют реальных шансов стать игроками высшего дивизиона мировой металлургии. Собственники и менеджмент склонны к постоянным сомнениям по поводу целесообразности вложения огромных средств в коренную реконструкцию производства, когда понятно, что на первые позиции украинские комбинаты все равно не выйдут. Поэтому осуществляется лишь локальная модернизация отдельных пересечений, оборудования, без чего обойтись просто невозможно. Заработанные в прошлые годы средства за время роста цен на металлопродукцию направлялись главным образом на другие цели.

Оценивая показатели уровня менеджмента металлургических комбинатов России и Украины, бесспорно, указывают авторы, следует признать преимущество российских управленцев, выражающееся в их концентрации на инновациях, усилении организованности собственных предприятий, поиске устойчивых конкурентных достижений, способности предвидеть будущий путь развития. В подтверждение сказанному, по их словам, достаточно привести лишь несколько доказательств. Так, менеджмент Магнитогорского металлургического комбината, предвидя будущее развитие собственного государства и мировой экономики, на основе применения инновационных технологий переориентировал и переоснастил свое доминирующее на предприятии производство с мартеновского способа выплавки стали на электроплавильный. В 2007 г. в Магнитогорске было произведено около 3,6 млн. т электростали, а в 2008 г. планировалось этот показатель довести до 4,0 млн. т. Учитывая высокий уровень обеспеченности комбината собственной относительно дешевой электроэнергией и резкое снижение цен на металлолом, комбинат чувствует себя уверенно даже во время экономического кризиса. Комбинат «Северсталь» произвел в 2007 г. около 2,0 млн. т электростали. Следует отметить, что остановка электроплавильного производства на время снижения спроса на металлопродукцию не приводит к каким-либо существенным убыткам, тогда как остановка и последующий ввод в эксплуатацию доменных печей требуют больших затрат. Коксовые батареи останавливать вообще нельзя, так как это приведет к их разрушению. Таким образом, менеджмент проводит поиск и реализацию устойчивых конкурентных преимуществ именно за счет таких факторов.

Инновационный путь развития, осуществляемый менеджментом российских металлургических комбинатов, обусловливает повышение квалификации сотрудников всех звеньев управленческой системы, а также активизацию роли научного обеспечения производства, Опосредованными подтверждениями этого являются значительное увеличение количества публикаций результатов научно-исследовательских работ, выполненных в центральных заводских лабораториях, и довольно высокий научный уровень исследований. Украина в этом аспекте им несколько уступает.

Отмеченные выводы представляют собой главные факторы, аргументы для моделей оценки конкурентного потенциала и устойчивого конкурентного преимущества предприятий ГМК Украины и России. Для модели определения соответствия предприятия требованиям потребителей авторы статьи рассматривают индикаторы аспектов «рынок», «потребители» и «конкуренты» (II уровень модели интегральной оценки КПП).

Рынок металлопродукции по расположению делится на внутренний (внутри собственного государства) и внешний (ближнее и дальнее зарубежье). В связи с тем, что Россия имеет значительно больший промышленный потенциал, чем Украина, ее рынок металлопродукции в несколько раз превышает украинский как по объемам, так и по номенклатуре. Для примера достаточно отметить, что Россия в отличие от Украины имеет мощное автомобилестроение, потребляющее значительное количество изготавливаемой высококачественной тонколистовой стали. ГМК Украины отгружает лишь 20% металлопродукции на внутренний рынок, а 80% экспортирует. В России это соотношение составляет примерно 50:50. Ожидается что в 2010-2015 гг. потребление стали в России увеличится в полтора раза, с нынешних около 40 млн. т в год до 60-65 млн. т, а доли сортового и листового прокатов в этом объеме будут примерно одинаковыми. Можно не сомневаться, что россияне не отдадут свой внутренний рынок стального проката иностранным производителям, а свой экспорт, в том числе на Украину, будут наращивать. Подтверждением этого служит тот факт, что в 2006-2007 гг. объемы экспорта украинской металлопродукции в страны СНГ уменьшились на 5-7% по сравнению с 2004 г. В первом полугодии 2008 г. поставки российской металлопродукции на Украину увеличились почти в полтора раза, а украинской в Россию - уменьшились на 20%. Россия - главный торговый партнер Украины среди государств СНГ, ее доля составляет 62% в общей структуре экспорта украинского металлопроката в СНГ. Безусловно, разные металлургические комбинаты России имеют неодинаковые объемы внутреннего и внешнего рынков. Магнитогорский комбинат на внутренний рынок отгружает около 65% своей продукции, комбинат «Северсталь» свою продукцию распределяет между внутренним и внешним рынками примерно поровну. Новолипецкий в большей мере ориентируется на внешний рынок. Но и у него доля внутреннего рынка в 1,5-2 раза больше, чем доля внутреннего рынка у комбинатов «Запорожсталь» и им. Ильича.

Благодаря развитому внутреннему рынку металлопродукции российские комбинаты в условиях мирового экономического кризиса имеют меньшие потери, чем украинские. Несмотря на то, что внутренний рынок России снизил объемы потребления металлопродукции примерно на 25%, Новолипецкий комбинат к концу октября 2008 г. уменьшил производство на 45-50%, а Магнитогорский и «Северсталь» - примерно на 30%. Ситуация на украинских комбинатах значительно хуже. Металлурги Украины могут надеяться лишь на то, что объем производства толстого листа, который традиционно занимает первые позиции (25%) в экспорте украинского металлопроката в страны СНГ, останется на том же высоком уровне, поскольку на Украине эксплуатируются три современных толстолистовых прокатных стана («ЗООО» на Мариупольском им. Ильича и Алчевском комбинатах и стан «3600» на «Азовстали»).

Как уже отмечалось, украинские металлопроизводители расположены ближе к портам, через которые их продукция отгружается на рынки Китая, Индии, стран Ближнего Востока, Индокитая. Это, вероятно, единственное весомое преимущество украинских металлургов. Но Украина уже два-три года назад почти утратила рынок металла в Юго-Восточной Азии. Кажется, что такая же участь ожидает украинских производителей и на рынке Ближнего Востока.

Характеризуя внутренние и внешние рынки металлопродукции, авторы отмечают, что в обозримом будущем жизненный цикл рынков не претерпит кардинальных изменений. Внешние рынки металла будут быстро сокращаться вследствие создания новых современных металлургических мощностей в Китае и Индии. Особенно ощутит это ГМК Украины, поскольку сортамент и качество его продукции отстают от современных требований рынка. Любые разговоры о росте внутреннего потребления металла на Украине, не подкрепленные весомыми аргументами и доказательствами, являются сугубо политическими лозунгами или проявлениями некомпетентности в этом вопросе.

Металлургические комбинаты Украины и России обеспечили себя нормативно-правовой базой для осуществления экспорта продукции, адаптировались к внешним рынкам. Вмешательство государства возможно лишь в отношении защиты своего внутреннего рынка. Руководство России работает в этом направлении более эффективно, чем государственные органы Украины, о чем свидетельствуют введенные ограничения на поставки отдельных видов металлопродукции (например, труб) с Украины в Россию.

Основными потребителями металлопродукции на Украине и в России являются базовые отрасли промышленности (машино-, автомобилестроение, строительство и т. д.). На ближайшую перспективу продукция черной металлургии не имеет конкурентов и реальных заменителей. В то же время требования к металлопродукции (относительно механических свойств, коррозионной устойчивости, бездефектности и др.) будут постоянно возрастать и расширяться. Покупательная способность потребителей металлопродукции полностью зависит от состояния мировой экономики. Каждое государство должно предоставлять (и это делается) определенные преимущества и преференции своим производителям. Действия Украины в этой сфере еще недостаточно эффективны. Подтверждением сказанному служит то, что при мощной металлургической промышленности Украина в последнее время импортирует более 1 млн. т металла в год. Это свидетельствует, с одной стороны, о незащищенности украинского рынка металлопродукции, а с другой - о сокращении на своих предприятиях производства высокотехнологичной металлопродукции, например, из легированных, нержавеющих, специальных сталей и т. д.

Основные конкуренты листопрокатных предприятий Украины и России в Европе -металлургические комбинаты Германии, Франции, Италии, Нидерландов, Словакии, а на востоке - комбинаты Японии, Китая, Индии, Южной Кореи. При этом, если по основным показателям деятельности, по своей оснащенности, сортаменту, качеству, цене вырабатываемой продукции «Северсталь», Магнитогорский и Новолипецкий комбинаты находятся на одинаковом уровне с ведущими предприятиями такого же профиля указанных технически развитых стран, то о металлургических комбинатах Украины этого сказать нельзя. Следует ожидать, что уже в ближайшем будущем металлурги Китая и Индии в результате быстрых темпов развития вытеснят иностранную металлопродукцию с рынков своих стран и увеличат свои доли на рынках стран Ближнего Востока и Индокитая. Для продажи украинского металла по мировым ценам места на тех рынках не останется, а демпинговать украинские металлурги не смогут, потому что из-за устаревших технологи и оборудования предприятий себестоимость их продукции значительно выше, чем на современных производствах.

Проведенные анализ и расчеты дают основания сделать однозначный вывод о том, что в России конкурентные позиции рассмотренных предприятий и ГМК в целом значительно лучше, чем на Украине. Главная причина этого заключается в том, что горно-металлургические предприятия Украины за время экстремально высоких цен на металлопродукцию в предыдущие годы стремительно наращивали объемы ее производства, не уделяя надлежащего внимания и не обеспечивая необходимого финансирования для переоснащения, модернизации и реконструкции производственных мощностей. Финансово-промышленные группы, владеющие металлургическими комбинатами Украины, не считали необходимым переоснащать предприятия и развивать современные технологии и оборудование. В результате изношенность фондов ГМК Украины составляет примерно 65%, на предприятиях отрасли используются устаревшие технологии производства стали, затраты сырья и энергоносителей завышенные, а себестоимость продукции - чрезмерно высокая. Улучшения этих показателей не произошло.

На протяжении всех лет независимости одной из острейших проблем реформирования ГМК Украины является наличие избыточных мощностей. В стране продолжают эксплуатировать некоторые априори неконкурентные устаревшие металлургические заводы, которые в современных условиях рыночной экономики могут существовать только при указанных экстремальных ценах на металлопродукцию или за счет получения от государства существенных преференций - удешевленного в результате государственных дотаций газа, угля, электроэнергии, льгот на железнодорожные перевозки и др. Это касается, например, Днепропетровского им. Петровского, Краматорского, Константиновского металлургических заводов, некоторых коксохимических предприятий, заводов огнеупоров. Очевидно, что Макеевский металлургический завод, который из более или менее современного оборудования имеет только один прокатных стан «250», не сможет конкурировать с комбинатом «Арселор Миттал, Кривой Рог» даже на внутреннем рынке однотипной металлопродукции.

Украинской металлургии вообще не нужно нынешнее количество энергозатратных коксохимических предприятий. Без каких-либо потерь для общего баланса кокса, вырабатываемого в Украине, могут быть ликвидированы Донецкий, Горловский, Енакиевский коксохимические заводы. Не имеют стратегического значения для ГМК. Украины Красноармейский динасовый завод, Ватутинский комбинат огнеупоров, Северский доломит, Христофоровский завод огнеупорных блоков и бетонов, ЗАО «Гарант» и ряд других предприятий, которым сегодня оказывается государственная поддержка. Но судьбу таких предприятий решают их собственники при почти невмешательстве государства. Поэтому вывод из эксплуатации избыточного, устаревшего оборудования или в целом предприятий в условиях рыночной экономики является вопросом их собственников, а не правительственных структур. Функцией государственных органов должно быть решение вопросов относительно дифференцированного подхода к каждому предприятию при предоставлении им финансовой поддержки или преференций, но этого не происходит. Одинаковый подход ко всем предприятиям приводит к распылению средств, консервирует проблему модернизации отрасли, оставляет металлургию незащищенной от колебаний цен и спроса на металл на мировых рынках.

В предыдущие годы некоторые металлургические холдинги Украины вкладывали большие финансовые средства в закупку металлургических мощностей за рубежом. Учитывая, что Украина экспортировала примерно 8-12 млн. т полуфабрикатов, было вроде бы выгодно покупать за границей мощности для их переработки в конечную продукцию. Но приобретенные в Европе и США металлургические заводы не современны, и потому прибыльная переработка на этих предприятиях полуфабрикатов экономически возможна лишь при низких ценах, а точнее - низкой себестоимости украинских слябов или заготовок, чего не следует ожидать в условиях кризиса и в будущем.

Сегодня получают государственные преференции и стабильно работают даже в условиях кризиса предприятия, имеющие монопольное положение на мировых рынках и не требующие дотаций. Например, 000 «Николаевский глиноземный завод» свою продукцию поставляет главным образом на российские алюминиевые заводы. Возникает вопрос: а должна ли Украина дотировать частную алюминиевую промышленность России путем удешевления цены на глинозем за счет использования в производстве искусственно удешевленной электроэнергии? Такой же вопрос может быть поставлен и в отношении украинских ферросплавных, Запорожского алюминиевого заводов и некоторых других предприятий.

Вызывает удивление включение в перечень предприятий, которым рекомендовано остановить повышение цены на электроэнергию, например, Балаклавского рудоуправления. Это предприятие расположено на берегу Черного моря и существенно не влияет на работу металлургии. Его надо как можно скорее ликвидировать, а не поддерживать, и освободить побережье от загрязняющего курортную зону объекта.

Действия государства в отношении своего горно-металлургического комплекса за последние десять лет никак нельзя признать отвечающими национальным интересам Украины. Прежде всего это касается принятых лоббистских законов относительно приватизации за бесценок всей горнорудной базы Украины и некоторых металлургических комбинатов. На этом Украина потеряла до сотни миллиардов долларов. Антигосударственные акты осуществлялись под социалистическими лозунгами поддержки собственного (национального) производителя, сохранения рабочих мест, трудовых коллективов, создания условий для привлечения инвестиций и других мифов. Теперь даже для неопытных понятен весь этот блеф. Никто ничего в металлургии не сохранил, не сделал и даже не планировал что-либо кардинальное осуществить. Собственники большинства привлекательных полустратегических предприятий, полученных в частные руки за бесценок под определенные инвестиционные обязательства, не выполнили, и даже ликвидировали, какие-либо обязательства. Пример - тот же Николаевский глиноземный завод. Деньги же от приватизации привлекательных предприятий ГМК, которые бы могли спасти отрасль во время мирового экономического кризиса, государство не получило.

Следует вспомнить, что резкое ухудшение производственных и финансово-экономических показателей работы предприятий ГМК имело место и раньше, например во II полугодии 1998 г., что было связано с финансово-экономическим кризисом в ряде промышленно развитых стран, когда также резко сузился внешний рынок сбыта и упали цены на металлопродукцию. В настоящее время только за три месяца, август - октябрь 2008 г., цена на металл на внешних рынках снизилась на 35-40%. Тогда с целью стабилизации финансово-экономического и производственного состояния предприятий отрасли Верховной радой и кабинетом министров Украины были приняты соответствующие законодательные, распорядительные акты и постановления, которыми отдельным предприятиям оказали поддержку путем рассрочек (отсрочки) некоторых платежей в государственный или местные бюджеты, фонды и т. д. Для металлургов на 70% была снижена ставка налогообложения прибыли, на 50% уменьшены отчисления в государственный инновационный фонд, экологический сбор не превышал 0,15% валовых затрат. Для металлургов были отменены начисленные раньше пени и штрафы на сумму 855,7 млн. гривен. Однако никакой модернизации, реконструкции производства за эти деньги и льготы не было сделано. Стабилизация и расширение производства в ГМК произошли благодаря повышению спроса и мировых цен на металлопродукцию. Долг государству никто не компенсировал, соответствующие выводы не были сделаны. Предупреждения относительно волнового характера колебания цен на металл на мировом рынке и ожидаемого в 2008-2009 гг. падения цен не воспринимались ответственно в правительственных и предпринимательских кругах.

Очередной мировой кризис снова дестабилизировал металлургическую промышленность Украины и показал, что предыдущие меры и степень их реализации не адекватны глубине кризисных явлений, происходящих непосредственно в самом ГМК. Поэтому в государственных мерах по стабилизации ситуации, сложившейся в горно-металлургическом комплексе вследствие экономического кризиса, необходимо, во-первых, предусмотреть и реализовать действия, которые заставили бы собственников предприятий перенаправить финансовые ресурсы, заработанные в предыдущие годы, на поддержку своих предприятий, их трудовых коллективов; во-вторых, принять решение по принудительной национализации и продаже теперь уже за реальные деньги эффективному собственнику, по сути, обанкротившихся предприятий, для чего нужно принять соответствующие законы Украины.

Среди мер, осуществляемых в настоящее время правительством Украины в рамках меморандума взаимопонимания с предприятиями горно-металлургического комплекса, не все могут быть признаны однозначно эффективными. Так, бессмысленно вести какие-либо разговоры относительно существенного развития внутреннего рынка металлопродукции как предпосылки устойчивого функционирования отечественного ГМК и уменьшения его зависимости от колебаний конъюнктуры мирового рынка. Не будет этого. Страна не имеет объективных/оснований для существенного наращивания своего внутреннего рынка металла на ближайшие 10-15 лет. И не нужно обещать обществу нереальных вещей даже в целях популизма. Единственное, что необходимо немедленно сделать, - это помешать импорту на Украину около 1 млн. т металлопроката в год, который по номенклатуре может изготовляться собственными производителями. Потеря такого объема внутреннего рынка металлопродукции произошла вследствие чрезмерного внимания украинских предприятий к внешним рынкам.

Требуя для себя определенных преференций, предприятия ГМК Украины в очередной раз принимают обязательства сохранить производственные мощности в рабочем состоянии. Но, как уже было отмечено, устаревшие, неэффективные мощности нет смысла сохранять, так как это лишние дополнительные затраты, которые вряд ли окупятся. Наоборот, нужно принять меры по оптимизации мощностей.

Главный фактор давления на правительство со стороны горно-металлургических предприятий - необходимость сохранения профессионального состава, количества рабочих мест и существующего уровня заработной платы для работников отрасли. Это действительно проблемный вопрос, но его решение нужно искать в других направлениях, а не путем содержания на предприятиях ГМК численности работающих, которая непомерно завышена и не отвечает требованиям сохранения конкурентоспособности предприятий. Вследствие низкого технологического уровня производства на изготовление 1 т стали на Украине расходуется 52,8 человеко-часа, тогда как в России этот показатель составляет 38,1, а в Германии - 16,8. При полной загруженности металлургических комбинатов Украины с полным металлургическим циклом производительность труда равняется примерно 200-250 т стали на одного рабочего в год, тогда как на современных электрометаллургических мини-заводах с объемами производства 1,5-2,0 млн. т стали в год этот показатель равняется 3-4 тыс. т. Несмотря на то, что заработная плата металлургов Украины в среднем в два-три раза ниже, чем в странах ЕС и даже в России, доля затрат на заработную плату в себестоимости продукции металлургических предприятий (7-8%) примерно такая же, как и в себестоимости продукции лучших мировых производителей. Вывод один - штаты на предприятиях ГМК необходимо сокращать, как ни горько это признавать. Иного решения на пути к выживанию не существует.

Вывод из эксплуатации устаревших мощностей и сокращение численности работающих, их переориентация на другие отрасли производства и сферы деятельности, безусловно, требуют значительных финансовых затрат. Есть смысл учесть опыт Франции в решении этой проблемы, когда за 10 лет производственные мощности в металлургии были уменьшены с 30 млн. до 16 млн. т в год, а численность работающих - с 200 тыс. до 50 тыс. при условии решения социальных вопросов. На это расходовалось до 3 млрд. долл. ежегодно. Для осуществления таких шагов на Украине нужны глубокие экономические расчеты, оценка возможных последствий и политическая воля руководства страны, понимание того, что рано или поздно приоритеты отрасли в украинском хозяйстве будут изменены, причем не в пользу устаревших металлургических предприятий.

Цены на металлопродукцию для внутреннего потребителя на Украине были более высокими, чем экспортные. Такая ситуация иногда возникает потому, что металл за рубеж отгружается крупными партиями - тысячами тонн, а на внутренний рынок -мелкими партиями, по нескольку десятков или в лучшем случае сотен тонн. Это вызывает увеличение расходов на 3-5%. В результате внутренние цены могут превышать внешние. Но на Украине этот перекос в ценах достигал неприемлемых размеров - 10-30%, а иногда и больше. В настоящее время металлурги готовы реализовывать свою продукцию на внутреннем рынке по ценам на уровне или ниже экспортных при одинаковых условиях поставок. Однако внутренний рынок металла сегодня замер, и даже снижение цены не способно его оживить. Нужны финансовые инъекции в отрасли промышленности, потребляющие металлопродукцию в большом количестве. Именно такой опосредованный подход к преодолению кризиса в украинской металлургии, по мнению авторов статьи, наиболее взвешен и экономически обоснован с позиции общегосударственных интересов.

Постановлением кабинета министров Украины «О мерах поддержки предприятий ГМК» от 14 октября 2008 г. предусматривается отмена ценовой надбавки к действующему тарифу на газ, а также введение моратория на повышение тарифов на перевозки грузов и стоимости электроэнергии. Однако возможности государства дотировать металлургию таким образом, то есть за счет других отраслей промышленности, ограниченные и временные.

Меморандумом о взаимопонимании между кабинетом министров и предприятиями ГМК предусмотрено снижение для металлургов цены на украинский коксующийся уголь. Металлурги, со своей стороны, обещают принять и оплатить коксующийся уголь, скопившийся на складах угледобывающих предприятий, а также сократить потери природного газа в доменных печах за счет увеличения использования кокса. Эффективная реализация этих положений меморандума вызывает большое сомнение. Во-первых, удешевление коксующегося угля для металлургов требует, опять-таки, выделения из бюджета дополнительных средств для угольной промышленности. Во-вторых, в связи с остановкой ряда доменных печей спрос на кокс и коксующийся уголь существенно уменьшился, и даже при снижении цены на коксующийся уголь потребление его не увеличивается. В-третьих, расходы кокса на украинских металлургических комбинатах в полтора раза превышают расходы кокса на аналогичных европейских заводах, и дальнейшее повышение расходования кокса при производстве чугуна скорее всего приведет к отрицательным последствиям. В любом случае для производства кокса нужно импортировать из России значительные объемы коксующегося угля тех марок, которые на Украине не добываются.

Среди возможных мер, направленных на повышение эффективности работы угольной и металлургической отраслей промышленности Украины, на разных уровнях, в том числе в органах государственной власти, рассматриваются вопросы о создании вертикально-интегрированных объединений в составе: шахта, коксохимический завод, металлургический комбинат. Такая структура якобы создаст условия для финансовой поддержки угледобывающих предприятий. Но подобное решение может, наоборот, повредить одновременно и угольной, и металлургической отраслям, как это произошло, например, после приобретения отдельными металлургическими комбинатами горнорудных предприятий.

Полезной мерой для стабилизации ситуации в металлургии, на взгляд авторов публикации, являются мониторинг и декларирование оптово-отпускных цен на горнорудное сырье и металлургическую продукцию, реализуемые на внутреннем рынке. Привлеченный к этому делу Антимонопольный комитет может помешать превышению цен на указанную продукцию на внутреннем рынке по сравнению с мировыми ценами и себестоимостью ее изготовления. Речь идет прежде всего о предотвращении безосновательного завышения монопольных цен на железорудное сырье для тех металлургических комбинатов Украины, которые не имеют своей сырьевой базы, что крайне отрицательно сказалось на себестоимости и конкурентоспособности их продукции. Для предприятий, имеющих собственные горно-обогатительные комбинаты, железорудное сырье недавно стоило в два раза дешевле, чем для тех, кто сырьевой базы не имеет. Такого в цивилизованном государстве не должно быть, так как полумонопольные рынки всегда деградируют.

Очевидно, что одним из перспективных направлений повышения эффективности использования топливно-энергетических ресурсов в черной металлургии Украины является утилизация вторичных ресурсов, а именно металлургических газов (доменного, коксового, конвертерного). Однако это направление на Украине реализуется только на Алчевском металлургическом комбинате. Можно уверенно ожидать, что положительное влияние на развитие металлургической отрасли окажет принятое кабинетом министров решение об освобождении от ввозной пошлины не вырабатываемых на Украине материалов и оборудования для энергосбережения. В то же время правительственным органам Украины нужно разработать и реализовать меры по защите внутреннего рынка металлопродукции от зарубежной экспансии. Известно, что США, Россия и некоторые другие страны ввели антидемпинговые санкции против украинских предприятий, экспортирующих им ферросплавы, трубы, толстый лист, а также ограничили ввоз данной продукции в свои страны. В этой плоскости Украина не проявляет необходимой жесткости в плане защиты отечественного производителя металлургической продукции.

Тезис об установлении тесной кооперации между металлургическими предприятиями стран СНГ и надежда на то, что эта мера поможет всем в период мирового экономического кризиса, сегодня не актуальны. Возобновить ту кооперацию, которая существовала во времена СССР, уже невозможно, и, скорее всего, Украине невыгодно. Такой вывод напрашивается, например, после анализа опыта поставок по кооперации украинского металлолома на Молдавский металлургический завод,

В настоящее время всем металлопроизводителям нужно расширять сортамент продукции и сокращать долю полуфабрикатов в экспорте. Следует не только декларировать этот тезис, но и требовать от предприятий претворения его в жизнь, создавать для этого соответствующие условия и стимулы.

Поиск и реализация эффективных мер, нацеленных на стабилизацию, развитие и оптимизацию ГМК Украины, повышение конкурентных позиций его предприятий, должны учитывать изложенные выше оценки и выводы.

Экономика Украины.- 2009.- №3.- С. 4-18.

О коррекции производственных планов авиастроительных компаний

В еженедельнике Flight International сообщается о 50%-ном сокращении краткосрочных заказов у Объединенной авиастроительной корпорации (OAK) со стороны коммерческого сектора ввиду мирового экономического кризиса.

Как указывается в публикации, Россия отреагировала на мировой финансовый кризис, установив новые производственные планы для аэрокосмической отрасли, что может создать угрозу для исполнения краткосрочных обязательств перед заказчиками самолетов Sukhoi Superjet 100.

По заявлению представителей госкорпорации, речь идет о намерении более чем наполовину сократить ранее запланированные на 2009-2012 гг. поставки, что составит приблизительно 190 самолетов.

Пострадали все программы строительства авиалайнеров, осуществляемого на российских предприятиях. В 2009-2012 гг. планировалось выпустить 400 ед. продукции, более половины которой должны были составлять самолеты Superjet 100. OAK заявляет о необходимости корректировки планов, так как в условиях мирового финансового кризиса и снижения пассажиро- и грузоперевозок падает спрос на новые самолеты. Тем не менее, в компании утверждают, что раннее утвержденный план выпуска военной продукции останется неизменным.

Однако пока не ясно, как все это отразится на проекте Superjet, проходящем в настоящее время летные испытания. По данным OAK, производство региональных самолетов сократится до 118 ед., 44 из которых должны составлять Ан-148 разработки АНТК им. О.К.Антонова. Тем не менее, В.Субботин, президент компании «Гражданские самолеты Сухого» (ее акционерами являются компания «Сухой» и итальянская Finmeccanica с долями 75% и 25% соответственно), заявил, что нынешний план выпуска продукции разработан исходя из портфеля заказов 98 компаний и что к 2012 г. объемы производства должны достигнуть 70 самолетов в год.

Одним из адресатов пересмотренных планов является Казанское авиационное производственное объединение (КАПО), на базе которого собирали модификацию лайнера Ту-204 с увеличенной взлетной массой - Ту-214. План для КАПО по приостановке окончательной сборки и переходу на снабжение комплектующими -крыльями централизованной сборочной линии Ту-204 на заводе «Авиастар» в Ульяновске, был отложен. До того, как предприятие переориентируется на поставку крыльев, оно должно изготовить еще 12 самолетов Ту-214.

В то же время измененные планы не предусматривают возобновления работ по сборке регионального самолета Ту-334 и грузового Ан-124 в 2009-2012 гг.

Е.С.

Flight International. - 2009. -12-18 May. - P. 16.

Задержка с производством вертолетов Ми-38

По информации журнала Flight International, производство многоцелевых вертолетов среднего класса Ми-38, вероятнее всего, будет задержано, по крайней мере, на два года. Это произойдет из-за перехода от их комплектования двигателями PW127 компании Pratt & Whitney Canada (P&WC), как предполагалось первоначально, на оснащение двигателями марки ТВ7-117 российского производства.

Как заявил директор ОПК «Оборонпром» А.Рус, продажи обновленной версии вертолета начнутся в 2012 г.

Генеральный директор компании «Вертолеты России» А.Шибитов сказал в интервью телеканалу Russia Today, что компания испытывает политическое давление со стороны США, направленное на срыв сделки с P&WC по лицензионному производству двигателей PW-127 в России. «Наши отношения с P&WC приостановлены с прошлого лета по политическим соображениям», - заявил А.Шибитов.

В P&WC не комментируют ситуацию, отмечая лишь, что ведут переговоры со своим клиентом.

В 2008 г. две стороны подписали революционное соглашение, согласно которому Россия должна изготавливать лицензионный вариант двигателей PW-127 для установки на тридцатиместные вертолеты, обладающие грузоподъемностью 5 т или до 7 т на внешней подвеске. В то же время план требовал от России сертификации двигателя PW127TS в 2011 г. и тогда Ми-38 был бы запущен в производство в 2012 г.

Это могло бы быть первым случаем лицензионной сборки западных турбовинтовых двигателей в России с 40-х годов, когда Rolls-Royce изготавливал силовые установки для истребителей МиГ-15.

Е.С

Flight International. - 2009. - 26 Мау-1 June. - P. 8.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации