Организация иностранными инвесторами сетей заинтересованных сторон в России

ВИНИТИ № 09/2010

«Экономический и научно-технический потенциал»

ВИНИТИ № 09/2010

«Экономический и научно-технический потенциал»

Научный консультант-д.э.н. В.И. Волков

Главный редактор - к. г. н. Ю.Н. Щуко

Редакционная коллегия:

Л. В. Грачева (зам. главного редактора), М. А. Куршев, к.г.н. Е.С. Киселева, к.и.н. Л. Р. Попко, Е. В. Похвалина, Н. И. Субчев, О. В. Ященко

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Организация иностранными инвесторами сетей заинтересованных сторон в России

В издании Journal for East Europe Management Studies опубликована статья D.Holtbrugge (Германия) и J.Puck (Австрия) о сетях заинтересованных сторон, которые были сформированы в России тремя немецкими фирмами-инвесторами и сыграли важную роль в достижении ими коммерческого успеха.

Одним из важных факторов успеха иностранных фирм в России является создание эффективных сетей нерыночных заинтересованных сторон. Сети заинтересованных сторон могут помогать иностранным фирмам в получении необходимой информации, ускорении принятия административных решений и снижении политических рисков. Целью данного исследования является анализ связей между немецкими инвесторами в России и группами их социально-политических интересов. Исследование основано на глубинных интервью с представителями трех немецких фирм и 16 групп социально-политических интересов, взятых осенью 2006 г. Результаты анализа в пределах случая и перекрестного анализа показывают, что развитие отношений с заинтересованными сторонами является важным слагаемым успеха иностранных компаний в России, которые могут отличаться по размеру, активности, объемам производства и степени централизации в зависимости от отрасли и конкретных социально-политических проблем, с которыми им приходится сталкиваться.

Иностранные компании в России подвержены воздействию высоких рисков. Неустойчивая в течение длительного времени политическая система, трансформация социалистической экономической системы в рыночную, независимая судебная система, все еще находящаяся в стадии разработки, усложняют задачу достоверного долгосрочного планирования и создают инвесторам все новые проблемы.

Тем не менее, компании, уже работающие в России, часто расценивают свою деятельность в этой стране как успешную. Например, Ассоциация немецких компаний в Российской Федерации сообщает о в целом позитивном опыте немецких фирм и подчеркивает большой потенциал роста в стране. Одним из важных факторов успеха в этом контексте является то, что в России не достаточно установления эффективных контактов с рыночными партнерами, такими как клиенты, поставщики и банки. Успешное решение предполагает наличие довольно эффективных транснациональных сетей с нерыночными заинтересованными сторонами. Создание и поддержка эффективной сети заинтересованных сторон могут уменьшить высокие риски для инвестиций и позволят реализовать устойчивое конкурентное преимущество в России. Однако организация транснациональных сетей заинтересованных сторон также отвечает и коренным интересам российского правительства, поскольку оно стремится к стабилизации экономического и политического развития страны и к снижению угрозы экстремистских проявлений,

Одним из примеров важной роли тесных отношений с нерыночными заинтересованными сторонами в России является неудавшееся инвестирование немецкого производителя шин - компании Continental. После того, как Московская городская Дума через три года с момента начала ведения переговоров отказалась одобрить создание производства шин в Москве, немецкая компания в 2004 г. решила отказаться от сотрудничества с Московским шинным заводом. По словам генерального директора Continental, уход с привлекательного российского рынка обошелся компании почти в 30 млн. евро. В то же время Michelin, основной европейский конкурент компании Continental, получила разрешение на создание аналогичного производства в пригороде Москвы. Очевидно, одной из причин успеха компании Michelin были ее тесные связи с местными органами власти.

Более недавним является пример фирмы ТНК-ВР - совместного предприятия компаний ВР и AAR, группы четырех российских миллиардеров, - второй по объему иностранных инвестиций в России на настоящее время. Российские власти инициировали несколько расследований и судебных запретов в отношении нефтяной компании. Например, в 2008 г. сотрудникам ВР было отказано в продлении рабочих виз. Как следствие, несколько руководителей этой компании были вынуждены покинуть Россию. В связи с их отъездом оперативное управление компанией перешло в руки российских партнеров, которые были обвинены ВР в «рейдерстве». Кроме того, ВР опасалась, что российские акционеры готовят почву для продажи СП государственной компании, например «Газпрому» или «Роснефти».

Эти и другие примеры свидетельствуют о слабой правовой системе и отсутствии регулирования, с чем сталкивается в России большинство иностранных инвесторов. После либерализации экономики и демократизации политической системы в 90-е годы, последние десять лет характеризуются возрастанием роли государства и усилением государственного вмешательства. Практически все иностранные компании сталкиваются с официальными и неофициальными препятствиями, включая бюрократические противоречия, коррупцию и прямые ограничения деятельности в стратегических секторах, таких как энергетика, автомобилестроение и коммуникации. Коррупция ослабляет принцип верховенства закона, повышает хрупкость прав собственности и увеличивает произвол правоприменения. В результате по индексу экономической свободы (EFI) Россия занимает лишь 146-ое место среди 179 стран.

Теория заинтересованных сторон предполагает, что успех компании зависит в первую очередь не от эффективной координации и контроля над ее деятельностью, а от установления и поддержания диалога в духе сотрудничества со всеми внутренними и внешними группами интересов, которые могут положительно или отрицательно влиять на ее деятельность. Заинтересованными сторонами являются отдельные лица или группы, которые имеют материальные, политические, кооперационные, информационные, символические или духовные интересы в какой-то компании, которые способны отстаивать эти интересы в рамках официальной власти, экономической или политической, Согласно теории заинтересованных сторон, успех компании зависит от поддержки всех заинтересованных сторон, от которых компания зависит при реализации своих целей.

Особую роль в этом контексте играют социально-политические заинтересованные стороны, которые не имеют с компанией отношений рыночного свойства, но могут оказывать на нее влияние другими способами. Они могут включать, например, процедуры разрешения и сертификации, формирование положительного или отрицательного общественного мнения, воздействие на правовые основы, В зависимости от происхождения и правового статуса можно выделить четыре группы заинтересованных сторон: национальные государственные (центральное, региональные правительства, местные органы власти); национальные частные, включающие неправительственные организации (профсоюзы, ассоциации, СМИ); международные наднациональные организации (ЕС, МВФ, ВТО и др.); международные частные организации, включающие неправительственные организации (Greenpeace, Amnesty International и др.).

Главной задачей данного исследования является выявление социально-политических заинтересованных сторон, которые влияют на деятельность немецких фирм в России, а также сетей заинтересованных сторон, которые компании создают в России для снижения своих инвестиционных рисков.

Взаимодействие компании со своими заинтересованными сторонами может характеризоваться разнообразными внутрисетевыми отношениями не только между компанией и ее заинтересованными сторонами, но также и между самими заинтересованными сторонами. С этой точки зрения компании взаимодействуют не отдельно с каждой заинтересованной стороной, а с группой связанных в сеть заинтересованных сторон. Таким образом, компания рассматривается не только как центр сетевой системы, но и как посредник, с помощью которого общаются другие участники сети. В этом контексте можно выделить прямых и косвенных участников. Прямыми заинтересованными сторонами являются те группы интересов, которые непосредственно взаимодействуют с компанией. С другой стороны, косвенные заинтересованные стороны связаны с прямыми заинтересованными сторонами, а не с самой компанией. Поэтому компания может контактировать с ними только через другие заинтересованные стороны.

Для того чтобы выяснить, в какой степени создание сетей заинтересованных сторон может способствовать снижению предполагаемых инвестиционных рисков в России, среди немецких фирм было проведено эмпирическое исследование. При выборке использовался список Ассоциации немецких компаний в Москве, в состав которой входило около 600 немецких фирм, работавших в России в 2006 г. Прежде всего, были выбраны производственные компании, головные офисы которых находятся в Германии. Такой выбор основывался на предположении, что производственные компании подвержены большему риску из-за более высоких капиталовложений, чем компании секторов торговли и услуг.

Из оставшихся дочерних компаний были отобраны только те, которые имели головные офисы в Москве, Санкт-Петербурге и Калининграде. Поскольку большая часть иностранных инвесторов находится в этих трех городах, выборка отражает географические предпочтения зарубежных компаний. Исходя из предположения о том, что достоверная оценка рисков, а также роли различных заинтересованных сторон возможна только по истечении определенного времени, были выбраны компании, проработавшие на российском рынке более пяти лет. Руководствуясь этими соображениями и в соответствии с «принципом максимальной контрастности» (Lamnek, 2005), для предметного изучения были выбраны немецкие компании Knauf, VEKA и Fresenius.

Выбор интервьюируемых был связан с их иерархическим положением в компании. Как правило, респондентами были председатели советов директоров или руководители высшего звена из числа граждан Германии, а также другие немецкие и российские сотрудники. В общей сложности было проведено семь интервью с представителями трех компаний. Контактные данные интервьюируемых были получены с веб-сайтов компаний или из Ассоциации немецких компаний. За две-три недели до интервью будущему респонденту в России направлялось личное письмо по факсу или электронной почте с объяснением задач исследования. Точная дата интервью согласовывалась позднее по телефону.

Наряду с представителями трех компаний, интервью были взяты у 16 представителей государственных организаций, ассоциаций, профсоюзов, СМИ, вузов, неправительственных организаций и других групп интересов, названных в интервью представителями компаний.

Сбор данных осуществлялся посредством личного интервью. Предпочтение личному интервьюированию было отдано по следующим причинам. Во-первых (и это самое главное обстоятельство), исследование касается таких чувствительных тем, как социальные интересы, конфликты, лоббирование и взяточничество, о которых можно говорить только в доверительной обстановке, создаваемой при личном общении. Во-вторых, в личных беседах легче выявить и устранить возможное непонимание. Кроме того, в личных интервью могут быть более тщательно проанализированы неожиданные ответы и учтены отдельные аспекты. При этом авторы смогли получить некоторое представление об условиях, в которых работают респонденты, что повышает правильность интерпретации результатов.

Анализировалась информация и из других источников, таких как веб-сайты компаний, бизнес-отчеты и статьи из периодических изданий. Это позволяло сократить время, затрачиваемое на интервью, и сосредоточить внимание на не освещавшихся темах. Кроме того, повышалась точность интервью и появлялась возможность задавать респондентам вопросы о конкретных фактах, полученных из дополнительных источников.

Что касается сетей заинтересованных сторон, были рассчитаны размер, интенсивность, плотность и централизация сетей.

Ниже представлены и проанализированы сети компаний заинтересованных сторон Knauf, VEKA и Fresenius Medical Care, В качестве примера выбраны эти три компании, так как они относятся к числу наиболее значимых немецких инвесторов, длительное время работающих в России. Кроме того, между сетями заинтересованных сторон этих компаний в России существуют существенные различия, и их сравнительный анализ позволяет сделать интересные выводы.

Сеть заинтересованных строи компании Knauf. Эта немецкая компания-производитель строительных материалов демонстрирует пример весьма успешной деятельности в России. Компания Knauf, штаб-квартира которой находится в Ипхофене (Бавария), осуществляет деятельность более чем в 35 странах мира, имея более 130 производственных объектов, выпускающих сухие смеси, гипсокартон и другие строительные материалы. Knauf была основана в 1932 г. как семейное предприятие. В настоящее время в группе Knauf по всему миру работает около 18500 человек, а ее годовой оборот составляет около 4,0 млрд, евро.

В 1992 г. компании стало известно о том, что Россия нуждается в модернизации и в новом строительстве, и уже в 1993 г, она предприняла первые шаги по организации в стране своей деятельности. К настоящему времени компания инвестировала в России около 1,0 млрд, евро и стала наиболее значимым немецким инвестором в российскую промышленность строительных материалов. В различных регионах России компании принадлежат десять предприятий и девять торговых компаний. В СНГ на компанию работает более 5 тыс, человек.

По словам совладельца компании N. Knauf, на начальном этапе приходилось преодолевать бюрократические барьеры, и в некоторых случаях выполнение требований и соблюдение своих прав фирма была вынуждена обеспечивать в судебном порядке. Успешность такой тактики доказывает, что, с одной стороны, настойчивость окупается, а с другой стороны, в стране с невысоким уровнем соблюдения законности иностранный инвестор способен защитить свои права. Другой респондент сказал, что компания всегда пыталась и продолжает стремиться решать любые проблемы, соблюдая законы. По его словам, уже проведено несколько судебных процессов; это всегда очень сложно и обходится дорого.

В настоящее время компания Knauf борется, прежде всего, с фальсификацией своей продукции, так как эта проблема широко распространена в России. Сухие смеси, производимые Knauf, очень часто подделываются другими компаниями, но российские суды не имеют большого опыта в области защиты торговых знаков и прав интеллектуальной собственности. Кроме того, существующие законы многие считают неудовлетворительными.

Поэтому компания использует различные пути для оказания влияния на российское законодательство. Например, обращения в Госдуму в целях содействия изменению законодательства вносятся через официально зарегистрированные ассоциации. Ассоциация немецких компаний и Ассоциация европейского бизнеса (АЕВ), например, имеют очень хорошие связи с правительством. Поэтому компания Knauf тесно сотрудничает с обеими организациями.

Кроме того, компания взаимодействует с российскими организациями, такими как Международная ассоциация делового сотрудничества, по вопросам внесения поправок в законы; налажены тесные связи с российской Торгово-промышленной палатой. Однако, последняя используется скорее для взаимодействия с российскими СМИ, чем для лоббирования.

Помимо этих косвенных отношений компания Knauf имеет и прямой доступ к Госдуме через личные контакты с некоторыми депутатами. Например, компания организовала два круглых стола с целью изменения законодательства по охране товарных знаков. Благодаря этим мероприятиям были установлены новые прямые контакты с администрацией президента, правительством и с крупными российскими компаниями.

Губернаторы как представители государства в регионах также играют важную роль для компании, владеющей десятью предприятиями в разных российских областях. По словам одного респондента, во многих регионах губернаторы хотят оказывать больше влияние на предприятия компании, однако Knauf установила очень хорошие связи и плодотворное сотрудничество с соответствующими губернаторами, и власти регионов, в которых находятся предприятия, знают возможности и ограничения компании. В настоящее время интерес губернаторов скорее ограничивается суммой налогов, уплачиваемых компанией. По словам респондентов, «они всегда хотят больше налоговых поступлений, поэтому всегда рады слышать, что компания готова инвестировать столько-то миллионов». Knauf нуждается в содействии губернаторов при решении отдельных региональных проблем, поэтому компания заинтересована в хороших отношениях с ними. Компания поддерживает с губернаторами личные отношения и постоянно их развивает, организуя встречи, по крайней мере, один раз в год; в некоторых случаях губернаторы приглашаются в Германию.

Другой группой социально-политических интересов компании Knauf является Федеральная спужба безопасности (ФСБ), обеспечивающая экономическую безопасность компании и личную безопасность ее сотрудников. Сотрудничество с ФСБ характеризуется как «очень тесные отношения во всех регионах; в противном случае компания не смогла бы работать так спокойно. Это правда, что ФСБ гарантирует определенный уровень безопасности». Развивается также сотрудничество с ФСБ в области контрафактной продукции: «компания получает как информацию о появлении на рынке контрафактной продукции, так и рекомендации о методах борьбы с ней».

Как и большинство других немецких компаний в России, Knauf имеет тесные контакты с посольством Германии. Посольство часто организует информационные совещания; в 90-е годы оно оказывало компании помощь в решении ряда проблем, однако в последние восемь лет этого уже не происходило. Теперь посольство улаживает другие задачи, особенно в области политики. Если появляются проблемы, например, касающиеся закона о пребывании в РФ иностранных граждан или визы, посольство всегда оказывает содействие в их решении. Если губернатору необходимо срочно слетать в Германию, он может позвонить в Knauf и сообщить, что ему нужна виза. Такие случаи бывают и компания помогает. Главы местных администраций являются той стороной, которая окончательно решает, является ли компания фактором экономического роста и гарантом занятости (и, соответственно, с ней обращаются должным образом) или считается всего лишь налогоплательщиком для местных жителей.

Компания Knauf также имеет тесные отношения с российскими профсоюзами; во всех своих дочерних компаниях она поощряет рабочие коллективы и представителей профсоюзов. Проблем с профсоюзами не бывает никогда, поскольку компания предоставляет гораздо больше социальных льгот своим работникам, чем многие другие местные фирмы; только по коллективным договорам израсходовано 2,0 млн. евро; оплачиваются больничные листы, повышение квалификации; выдаются беспроцентные кредиты работникам, имеющим плохие жилищные условия.

Knauf участвует в социальной и культурной жизни своих дочерних предприятий в России. По словам одного респондента, каждое предприятие, каждый директор имеет специальный фонд для ежегодной поддержки проектов в своем регионе, Примерами спонсорской деятельности являются финансирование строительства и реставрации церквей, детских садов, больниц, детских домов, а также создание учебных и образовательных центров, в которых каждый год получают образование 4 тыс. архитекторов, гражданских инженеров и мастеров. По инициативе компании Knauf Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет включил в свой учебный план курс «Сухое бесцементное строительство» («Dry Mortarless Construction»). Такое отношение, нацеленное на перспективу, по мнению компании, весьма способствует ее положительному восприятию со стороны российской строительной индустрии.

Такими социальными обязательствами компания Knauf намерена продемонстрировать свою корпоративную социальную ответственность и донести ее до общественности. Многочисленные социальные проекты не только способствуют созданию положительного имиджа компании, но и помогают устанавливать контакты с важными группами интересов. Например, реставрация и строительство церквей позволяют компании устанавливать связи с религиозными общинами, которые имеют значительное влияние в российской экономике. Аналогично, контакты с российскими университетами и техническими колледжами с предложением инженерных курсов имеют целью не только представление компании Knauf инженерно-техническим специалистам. На самом деле, эти отношения также полезны для лоббистской деятельности, поскольку известные российские вузы часто имеют доступ к правительственным кругам. Например, компания Knauf является членом попечительского совета Московского государственного строительного университета, и это позволило ей установить личные контакты с мэром Москвы Ю.Лужковым.

Разработка гипсовых карьеров компании Knauf, наносящая ущерб окружающей среде, спровоцировала реакцию природоохранных организаций, которые начали дискуссию о том, что проект компании по добыче гипса может поставить под угрозу один из крупнейших соленых водоемов мира - озеро Баскунчак. Респондент из экологической организации заявил в этой связи, что «количество «зеленых» в России постоянно растет, они пишут в СМИ о некоторых проектах, так что эти вопросы обсуждаются публично. Но, в конце концов, они не смогут остановить ход событий. Компания Knauf хорошо известна не только добычей гипса, но и своими мероприятиями по рекультивации земель». По словам менеджера Knauf, сообщения СМИ об оз. Баскунчак не создают реальных проблем, поскольку компания действует в соответствии с законом и не только разрушает, но и восстанавливает природную среду. Кроме того, этот конфликт был инициирован не столько экологическими организациями, сколько российской компанией «Бассоль», являющейся крупнейшим производителем соли в России. Она добывает соль из этого озера и опасается, что гипсовые карьеры компании Knauf, находящиеся поблизости, изменят в нем состав воды. Один из респондентов указал, что «губернатор Астраханской области и соответствующие власти знают о сложившейся ситуации и поэтому данная проблема не вызывает большого беспокойства». По его мнению, все технические исследования международных научных институтов доказали, что добыча гипса в этом районе не представляет никакой опасности для озера. На основании этих экспертиз компания Knauf получила разрешение астраханской экологической службы на дальнейшую деятельность в области.

По словам одного из респондентов, немногие негативные сообщения по компании в связи с оз. Баскунчак были исключением, компания получает в прессе значительно больше положительных откликов, чем отрицательных. Руководители министерства и власти регионов прекрасно понимают, что в действительности заслугой компании Knauf является наличие и функционирование в России гипсовой индустрии. Компания осознает большую поддержку со стороны прессы. Главным образом это обусловлено тем фактом, что Knauf тесно сотрудничает со СМИ на систематической основе. Компания очень открыта и имеет хорошие отношения как с региональными, так и с федеральными СМИ.

В целом можно сделать вывод о том, что создание плотной сети с несколькими заинтересованными сторонами помогает компании Knauf значительно снизить инвестиционные риски в России. Это подчеркивает следующее заявление: «Хорошо, что мы инвестировали в такое небезопасное время, как 1993 г. Сейчас мы являемся ведущим производителем строительных материалов в России, у нас хорошая репутация, хорошее лобби, чего мы не имели в начале 90-х годов, когда начинали свою деятельность. Конечно, у нас все еще имеются проблемы, но не такие, как в 90-е годы. Это было очень драматическое время. Много раз мы хотели отказаться от ведения бизнеса в России, но мы остались на заданном курсе и в настоящее время удовлетворены этим».

Сеть заинтересованных сторон компании VEKA Немецкая компания VEKA, штаб-квартира которой, находится в Зенденхорсте (Вестфалия), является ведущим разработчиком и производителем оконных и дверных систем из пластикового профиля, а также ставен и панелей. Основанная в 1969 г., VEKA в настоящее время имеет 27 дочерних компаний на четырех континентах. В 2006 г. оборот компании составил 700 млн. евро, а численность персонала - 2800 человек. В 1995 г. компания открыла представительство в России. Через три года в Москве была создана полностью принадлежащая немецкой фирме дочерняя компания VEKA Rus Ltd. В 1999 г. VEKA была первой иностранной компанией-изготовителем профилей, открывшей производственное предприятие в Москве; в 2004 г. был введен в строй второй завод в Новосибирске. В настоящее время в компании VEKA Rus работают 180 человек.

Сибирское предприятие играет ведущую роль в производстве пластиковых окон. 9 февраля 2007 г. губернатор Новосибирской области и председатель областной Думы вручили работникам компании почетную грамоту в знак признания ее особых заслуг в социально-экономическом развитии региона.

Тесные связи компании VEKA с администрацией находят отражение в следующем заявлении одного из респондентов: «Что касается наших взаимоотношений с властями, то за редким исключением мы очень тесно сотрудничаем с администрацией и соблюдаем взаимный нейтралитет, т.е. они не мешают нам, а мы не беспокоим их. Мы являемся вторым крупнейшим налогоплательщиком в регионе, что важно для властей. Мы в хороших отношениях с властями». PR-менеджер компании отметил, что для нее очень важны поставки энергии, и когда ощущалась их нехватка, администрация реально помогала в получении большей квоты на поставку мощности.

Большое значение придается и тесным контактам с российскими СМИ. PR-менеджер компании, ранее работавший свободным журналистом, имеет хорошие отношения с прессой. Наряду с отраслевыми СМИ компания работает с газетами «Ведомости» и «Коммерсант», с телекомпанией НТВ. На телевидении VEKA финансирует прогноз погоды и передачу «Квартирный вопрос», одну из наиболее известных программ по строительству и ремонту. Помимо общих коммуникаций и связей с общественностью значение этих контактов со СМИ состоит главным образом в оказании косвенного влияния на процесс принятия решений правительством и региональными администрациями, поскольку многие нормативно-правовые акты и стандарты в этой отрасли только начинают внедряться.

Этой цели подчинено и активное участие компании VEKA в правительственных комитетах. Как заявил один респондент, «в настоящее время имеются хорошие возможности для лоббирования. Россия, следуя примеру Европы, разрабатывает совершенно новое законодательство в сфере технических регламентов и стандартов. Это означает, что правительство определяет лишь рамки технических данных, а детали будут разрабатываться самими участниками рынка. Поэтому в каждой отрасли сформирован комитет, к которому присоединилась и VEKA. Таким образом, компания может оказывать влияние на многое, например, на разработку новых законов, которые воздействуют на нашу отрасль».

Что касается лоббирования, важную роль играют отношения с вузами, такими как МИФИ и Московский архитектурный институт. Эти вузы имеют большое влияние на органы государственной власти и на принимаемые ими решения. Поэтому компания VEKA регулярно приглашает отраслевых экспертов для участия в круглых столах. Кроме того, с участием российских ученых и инженеров было опубликовано первое в России учебное пособие по пластиковым окнам - «Проектирование оконных систем для жилых зданий». Это учебное пособие бесплатно предоставляется компанией VEKA всем вузам России.

По аналогичным причинам компания спонсирует социально-экономические проекты, такие как круглый стол по «Приоритетным национальным и социальным проектам -Партнерство между государственной властью и управлением», который проводился по инициативе РСПП в сентябре 2006 г. Участниками были представители администрации президента и правительства, депутаты Госдумы, руководители регионов России, главы различных отраслевых ассоциаций, а также общественных организаций. Поддержка этих и других инициатив обеспечивает компании VEKA прямые контакты с многими важными группами интересов и улучшает ее корпоративный имидж в газах общества.

Наконец, для достижения своих коммерческих целей в России компания VEKA использует и связи с федеральным правительством. Например, генеральный директор VEKA H.Hecker в апреле 2006 г, участвовал в германо-российских правительственных консультациях в Томске, где он встретился, в частности, с канцлером А.Меркель и президентом В.Путиным.

Сеть заинтересованных сторон компании Fresenius Medical Care. Fresenius Medical Care является одной из трех компаний группы Fresenius и ведущим мировым поставщиком продукции и услуг пациентам с хронической почечной недостаточностью. Компания была основана в 1912 г,, штаб-квартира находится в Бад-Хомбурге. В 2005 г. оборот компании достиг приблизительно 6,4 млрд. евро. Более чем в 100 странах в компании работает свыше 56 тыс. человек.

Компания Fresenius действует на российском рынке более 25 лет. В 1991 г. в Москве была организована полностью принадлежащая Fresenius Medical Care дочерняя компания. Филиалы в Санкт-Петербурге, Казани, Новосибирске, Волгограде и Хабаровске со штатом около 120 сотрудников поддерживают хорошо развитую сервисную сеть.

Большинство ведущих российских клиник и исследовательских институтов используют оборудование для диализа и продукцию производства компании Fresenius, известную своими высокими стандартами качества. Поскольку аппаратура для диализа компании очень дорогая, врачи, работающие с ней, не могут сами решать вопрос о ее приобретении. Такое решение делается на основе тендеров, в которых компания участвует наряду со своими конкурентами. О тендерах могут объявить, например, представители Министерства здравоохранения, администраций определенных регионов или руководство лечебных учреждений. Эти лица не всегда имеют медицинское образование и часто обладают очень скудными знаниями в области диализа. Эта неинформированность лиц, принимающих решения, рассматривается компанией Fresenius как самый большой фактор риска в ее деятельности. Поэтому одна из ее главных целей - убедить недостаточно квалифицированных людей, принимающих решения, в высоком качестве своих технологий и услуг. Для достижения этой задачи компания использует свои связи с различными заинтересованными сторонами.

Примером является поощрение научных исследований и публикаций в научном журнале «Нефрология и диализ», издаваемом Российским диализным обществом (РДО). Статьи в этом журнале, касающиеся продукции и услуг компании Fresenius, способствуют формированию общественного мнения и содействуют политическому лоббизму.

Компания знакома с мнением лиц, принимающих решения в области диализа, которые приглашаются на все конференции, семинары и выставки, где они могут получить информацию о продукции компании, обменяться опытом и представить результаты своих исследований. Fresenius не рассматривает такую поддержку влиятельных лиц как коррупцию, так как самостоятельно они не принимают решения о закупке оборудования. Кроме того, компания не оплачивает дорожные расходы участников. По словам одного из респондентов, «это хорошо для нас, если врач упоминает компанию Fresenius в своей статье, однако даже если он только представляет результаты своих исследований, косвенно он помогает Fresenius как ведущей компании этого сектора в России с точки зрения высокого качества продукции и передовых технологий».

Новым направлением деятельности компании является оказание помощи властям в различных российских регионах в создании и расширении диализных центров или в обеспечении их самостоятельной работы. На этом направлении компания тесно сотрудничает с Российским диализным обществом, которое, по заявлениям респондентов, является наиболее важной группой интересов в этой отрасли. Fresenius поддержала создание РДО информацией и средствами, она спонсирует почти все его мероприятия. В свою очередь, РДО содействует развитию отношений компании с центральными и региональными органами здравоохранения в области лечения пациентов с почечной недостаточностью. Кроме того, РДО имеет контакты со всеми университетскими клиниками и больницами в России, имеющими отделения нефрологии и диализа. Другими важными группами интересов в этой сфере являются Российское нефрологическое общество и Московский диализный центр.

Наконец, компания Fresenius установила личные контакты со многими врачами в клиниках и больницах. Часто они являются членами РДО и могут оказывать влияние на лица, принимающие решения. В качестве заключения приводятся слова представителя одного из региональных органов здравоохранения: «Безусловно, личные отношения являются наиболее эффективным инструментом принятия решений в России».

Кросс-анализ сетей заинтересованных сторон немецких фирм. При сравнении сетей заинтересованных сторон компаний Knauf, VEKA и Fresenius обнаруживается ряд различий. Во-первых, размер трех сетей заинтересованных сторон заметно различается. В то время как Knauf и VEKA взаимодействуют с 11 группами интересов, сеть Fresenius состоит только из шести заинтересованных сторон. Это можно объяснить различными рисками, с которыми сталкиваются компании в России. Для Knauf и VEKA характерен целый набор правовых, политических и экономических рисков, в то время как Fresenius особенно подвержена экономическому риску, связанному с лицами, принимающими решения в региональных управлениях здравоохранения, обладающими недостаточными знаниями в области диализа. Другой причиной может быть то, что Fresenius работает в секторе здравоохранения и поэтому к ней обращены положительные эмоции большинства заинтересованных сторон, a Knauf и VEKA сталкиваются с довольно критически настроенным общественным мнением. Наконец, управление заинтересованными сторонами компании Fresenius имеет целью принятие отдельных решений, а две другие фирмы пытаются обратить в свою пользу общие условия. Поэтому им необходимы тесные отношения с большим количеством социально-политических заинтересованных сторон.

Существуют заметные различия между соответствующими типами социально-политических заинтересованных сторон. Во-первых, международные заинтересованные стороны, а именно правительство Германии, имеют значение только для компании VEKA. Их несущественная роль для двух других компаний может быть объяснена слабой интеграцией России в международное разделение труда. В национальных масштабах государственные и частные заинтересованные стороны имеют для компаний Knauf и VEKA сходное значение. Для Fresenius более важны частные заинтересованные стороны. Хотя Министерство здравоохранения и его территориальные органы наиболее актуальны для Fresenius, прямых контактов с такими государственными заинтересованными сторонами у компании мало. Она скорее нацелена на установление тесных отношений с частными заинтересованными сторонами, которые, возможно, повлияют на соответствующие государственные заинтересованные стороны косвенным путем.

Еще одним важным различием между компаниями Knauf и VEKA является то, что VEKA устанавливает тесные связи только с центральными заинтересованными сторонами, в то время как Knauf развивает их и с социально-политическими заинтересованными сторонами в разных регионах страны. Это может объяснить тот факт, что Knauf имеет десять филиалов в различных частях России, a VEKA имеет производственные подразделения только в Москве и Новосибирске.

Сравнение по размеру и интенсивности сетей показывает, что компания Fresenius, располагающая наименьшей сетью (состоящей из семи заинтересованных сторон против 12 у Knauf и VEKA), имеет самые прочные связи со своими партнерами по сети (интенсивность равна 2,615 по пятибалльной шкале против 1,769 и 2,095 у Knauf и VEKA соответственно). Одним из объяснений может быть то, что меньшие сети нуждаются в более тесных отношениях для того, чтобы быть эффективными. Возможно, небольшое число заинтересованных сторон позволяет устанавливать более тесные отношения. Другим объяснением может быть то, что сеть Fresenius весьма специфична по отраслевому профилю, она требует прочных связей с ограниченным числом заинтересованных сторон. Доказательством этого служат важная роль Российского диализного общества и высокая интенсивность отношений с ним, так как РДО является главным партнером для всех компаний отрасли. Тот факт, что средняя интенсивность отношений VEKA выше, чем у Knauf, может свидетельствовать о важной роли заинтересованных сторон - посредников в сети компании Knauf. Эта компания использует региональные администрации, правительство России и Госдуму в качестве посредников для управления другими, косвенными заинтересованными сторонами. Для этого необходимо лишь ограниченное число устойчивых связей с ключевыми участниками, в то время как отношения с второстепенными заинтересованными сторонами могут быть менее интенсивными.

Плотность сети компании Fresenius (0,878) близка к теоретическому максимуму. Это свидетельствует о существовании почти всех возможных отношений между ее участниками. В противоположность сетям компаний Knauf (0,341) и VEKA (0,328), в которых несколько участников имеют отношения только с одним или с двумя другими; сеть компании Fresenius очень плотная, т.е. многие участники связаны с не менее чем четырьмя другими участниками. Поэтому компания может общаться с большинством заинтересованных сторон напрямую, а также используя других участников в качестве посредников. Это снижает ее зависимость от индивидуальных отношений с конкретными заинтересованными сторонами по сравнению с двумя другими компаниями.

Наконец, в сети заинтересованных сторон компании VEKA самый низкий уровень централизации (0,196). Одним из объяснений может быть то, что для достижения своих целей компания использует и другие заинтересованные стороны. В частности, она привлекает Ассоциацию немецких компаний и консалтинговые агентства. Сеть компании Knauf имеет самый высокий уровень централизации (0,462). В своей сети компания установила прочные отношения с тремя основными заинтересованными сторонами (правительством, Госдумой, региональными администрациями), но дополнительно имеет прямые, однако менее интенсивные связи с большинством других заинтересованных сторон. Компания Fresenius по этому показателю занимает среднее положение (0,387).

В заключении авторы указывают, что данное исследование имеет научное и практическое значение. Что касается практики, исследование показывает, что развитие сетей заинтересованных сторон имеет критически важное значение для успеха иностранных фирм в России. Все три компании, рассматриваемые в данном исследовании, сталкивались с бюрократическими противоречиями, с несоблюдением принципа верховенства закона и с произвольным правоприменением. Сети заинтересованных сторон используются для получения необходимой информации, ускорения принятия управленческих решений и для снижения политических рисков. Особенно важную роль играют центральные, региональные и местные органы власти (национальные заинтересованные стороны), а также частные заинтересованные стороны, такие как Ассоциация немецких компаний и другие организации. Различающиеся сети данной выборки фирм показывают, что упор на установление прямых отношений с этими заинтересованными сторонами является не единственным способом развития эффективной сети заинтересованных сторон в России. Отношения с одной из заинтересованных сторон могут быть использованы для контактов с другими заинтересованными сторонами. Компания, опирающаяся на ограниченное число прочных прямых связей, может быть столь же успешной, что и компания, которая имеет прямые связи с большим числом заинтересованных сторон.

Еще один практический вывод данного исследования заключается в том, что эффективные сети заинтересованных сторон могут различаться по размеру, интенсивности, плотности и централизации. Поэтому компании должны анализировать, какая сеть заинтересованных сторон лучше соответствует их специфическим требованиям. В целом можно сделать вывод, что чем выше инвестиционные риски компании, тем больше должна быть ее сеть заинтересованных сторон и тем разнообразнее должны быть заинтересованные стороны этой сети,

В исследовании рассмотрены сети заинтересованных сторон в конкретный период времени. Политические, правовые, экономические и культурные условия в России развиваются очень быстро, поэтому столь же быстро будут изменяться и сети заинтересованных сторон. Интересным направлением будет исследование будущей динамики развития сетей заинтересованных сторон.

В.И.Вершинин

JEEMS. - 2009/4. - Р. 369-389.

Институциональная среда и деятельность сектора информационных технологий в России

В издании Journal of East-West Business опубликованы результаты предпринятого сотрудниками бизнес-школы Монреальского университета R.Molz, I.Tabbaa и N.Totskaya исследования, в котором рассмотрены институциональная среда и внутренние возможности компаний сектора информационных технологий Санкт-Петербурга с точки зрения их вклада в рост и развитие российской экономики. Авторы пришли к выводу, что новые институциональные условия, которые остаются слабыми, непредсказуемыми и неустойчивыми, служат источником проблем для малых и средних предприятий (МСП). Ниже изложено основное содержание статьи.

Формирующиеся рыночные экономики и страны с переходной экономикой обеспечивают возможность для изучения предпринимательства в слабой и быстро изменяющейся институциональной среде. Однако число эмпирических исследований малых компаний развивающихся рынков очень ограничено. Как отмечает ряд аналитиков, исследование отдельных важных развивающихся экономик, например Бразилии, России и Индии, проводится особенно редко.

Некоторые ученые (North, 1990) подчеркивают роль институтов в создании условий для экономического развития страны. Он полагают, что индивидуальные и коллективные предприниматели и их коммерческая деятельность подвергаются воздействию со стороны институциональной системы, определяемой как «правила игры». Когда институты не обеспечивают достаточной поддержки предпринимательской деятельности, производительность и уровень предпринимательской активности остаются низкими. Институциональные реформы, проведенные в странах с формирующейся и переходной экономикой, были направлены на стимулирование свободного рынка, инициативы, предпринимательства как движущей силы экономического развития. На самом деле, предпринимательство рассматривалось и как желаемый результат, и как ключевой инструмент обеспечения успешных институциональных преобразований. Nelson (2008) отмечает необходимость поощрения предпринимательства со стороны социальной и экономической культуры. В связи с этим в качестве необходимых условий для развития предпринимательской деятельности он признает важность официального законодательного обеспечения, гарантирующего инвестиционные права и доступ к финансовым ресурсам; неофициальных социальных норм; наличия достаточно квалифицированной рабочей силы.

Роль предпринимательской деятельности в национальных экономиках всего мира весьма существенна. Предпринимательство отражает уровни инноваций, организованного обучения и роста экономики. На развивающихся рынках можно сопоставлять предпринимательство и развитие малого бизнеса. В переходных экономиках, таких как российская, большая часть малых и средних предприятий являются относительно молодыми частными компаниями, которые были созданы в период перехода от плановой экономики к рыночной. В России МСП определяются законом как компании с числом работников менее 100 человек; к ним не относятся государственные предприятия или компании, находящиеся в собственности крупных предприятий. Исходя из этого можно заключить, что российские МСП являются коммерческими фирмами. Хотя в России процесс развития МСП более динамичен, чем в некоторых других странах СНГ, роль МСП в российской экономике менее значима, чем в странах с переходной экономикой Центральной и Восточной Европы.

Институциональная трансформация от плановой к рыночной экономике. North определяет общественные институты как «созданные человеком ограничения, которые определяют взаимодействие людей, объединяя их в формальные и неформальные институты». Формальные институты представляют законы, правила, нормы и административный аппарат, которые вместе организуют экономическую, политическую и правовую системы. Неформальные институты определяют социально-культурную систему с точки зрения ценностей, убеждений и норм.

Авторы следуют подходу North, в соответствии с которым предприниматели и МСП рассматриваются как участники, действующие в рамках институциональной среды и взаимодействующие с ней. Формальные и неформальные институты в совокупности создают благоприятные условия для развития предпринимательства и МСП. К элементам благоприятных условий относятся экономические, политические, административные, социально-культурные и технологические факторы. В данной статье авторы рассматривают элементы, относящиеся к формальной институциональной среде, такие как законодательные и административные положения, и неформальные условия, например создание сетей.

Каковы специфические характеристики институциональной структуры в переходных экономиках? Во-первых, новые рыночные институты были созданы довольно быстро и изменения происходили одновременно в политической, экономической и социальной системах. Переход от плановой к рыночной экономике происходил с принятием институциональной структуры, отражающей капиталистическую экономическую систему. Новая система рыночных институтов была совершенно противоположна предыдущей, и она должна была быть заимствована у Запада «такой как есть». В связи с отсутствием постепенной эволюции принятые «правила игры» часто были несовершенными, и многие из этих правил необходимо было откорректировать или заменить на более подходящие. Во-вторых, в странах с переходной экономикой не было единой силы для руководства изменениями, общества были расколоты, правительства были слабыми. Институциональная среда в равной степени была недостаточно развита; некоторые институты и сейчас все еще слабы или противоречивы. В-третьих, институциональная среда в плановых экономиках было особенно недружественна к развитию предпринимательства, и это в какой-то мере продолжалось в переходный период. При социализме предпринимательская инициатива была ограничена несущественными видами деятельности и часто характеризовалась как «спекуляция» или получение незаконных доходов. К началу проведения институциональных реформ основная часть населения не была готова принимать участие в предпринимательской деятельности. Во многих случаях профессиональные знания, полученные в условиях функционирования плановой экономики, были бесполезны в рыночной. Поэтому, хотя новые институциональные механизмы стали стимулом к развитию частного предпринимательства и МСП, масштабы и противоречивость некоторых реформ послужили причиной возникновения «институционального пробела», который сдерживал создание и развитие МСП.

Особенности и сложности российских институциональных преобразований имеют несколько причин. С объективной точки зрения, к началу переходного периода советская плановая экономика была развитой и имела сложную структуру, что, по мнению ряда ученых, привело к огромным трудностям в абсорбции и интеграции активов различного типа крайне сложной экономической системы. Субъективно, ослабление государственной власти в 90-е годы способствовало несогласованности изменений и недостаточному обеспечению новых формальных правил, норм и структур. Создание рыночных институтов в России осложнялось и даже ставилось под угрозу в связи с той ролью, которую играли бюрократия и олигархи. Эти группы экономических игроков преследовали свои частные интересы, внедряя новые институциональные структуры. В определенной степени, они создали неэффективные институты, приведшие к произволу, самообслуживанию и коррупции. Эта ситуация способствует социальному неверию в формальные рыночные институты, развитию неформальных сетей и затрудняет независимым предпринимателям создание и развитие бизнеса.

Как следствие этих объективных и субъективных факторов, действующие формальные институты в России относительно слабы, они характеризуются неудовлетворительным правоприменением и коррупцией. В сочетании с неформальными институциональными механизмами (неверие в рыночные институты и государство, негативное отношение к предпринимательству), условия для развития МСП в России являются менее благоприятными, чем в странах Центральной и Восточной Европы. Качество российских формальных институтов постепенно повышается, но все еще оно ниже, чем в других странах с переходной экономикой. Ученые расходятся во мнениях относительно успеха институционального перехода в России и текущего состояния рыночных институтов. Хотя некоторые из них (Aidis et al.; Leeson and Trumbull, 2006) считают результаты российских институциональных преобразований и их социально-экономические последствия менее устойчивыми, чем в странах Центральной и Восточной Европы, другие (Shleifer and Treisman, 2005) находят результаты трансформации «нормальными» относительно других стран с аналогичным уровнем экономического развития.

Предпринимательство и МСП в изменяющихся институциональных условиях. Масштабные институциональные изменения могут представлять угрозу для экономических игроков любого размера и любой отрасли. Wright and others (2005) указывают на уязвимость ресурсной базы фирмы в странах с формирующейся и переходной экономикой: ресурсы, которые были ценными при бывшем институциональном режиме, становятся менее ценными при более рыночных институтах. МСП особенно уязвимы в этом отношении, поскольку они располагают более скудными ресурсами, часто они являются новичками для своих отраслей и менее связаны с коммерческими и административными сетями. Непредсказуемость и враждебность институционального сдвига могут быть сдерживающим фактором для создания новых коммерческих предприятий. Например, несоответствие правовых и регулятивных условий в России привело к тому, что государство одновременно пытается и помочь МСП, и отобрать у них доходы и ресурсы. В России развитие и результаты деятельности компаний зависят от институциональных факторов и от состояния региональных институциональных механизмов.

Анализ проведенного ранее исследования (Wright and others, 2005) подчеркивает важную роль различных институциональных и рыночных факторов как движущей силы адаптации фирмы к изменяющимся условиям. В странах с развивающейся экономикой существенное значение имеют развитие рыночных институтов, высокий уровень государственной поддержки и соблюдение законодательства. Развитие бизнеса, в том числе МСП, обусловливают как формальные, так и неформальные институты. Однако внешние институциональные условия не являются единственным детерминантом успешной предпринимательской деятельности. Для выживания в условиях неопределенности предприниматели и МСП должны управлять своими ресурсами и возможностями и обновлять их, что в свою очередь, служит основой для адаптации. Внутренние ресурсы предприятий, такие как человеческий капитал, организованное обучение и управленческая гибкость, способствуют успешной стратегической адаптации любой фирмы. Для малого бизнеса эти ресурсы могут иметь большее значение, поскольку их финансовые возможности являются скромными по сравнению с более крупными фирмами. МСП необходимо уделять пристальное внимание своим финансовым, организационным и человеческим ресурсам, а также возможностям для выживания.

Как российские предприниматели подходят к этой трудной задаче реагирования на враждебные внешние условия?. Астрахан и Чепуренко (2003) обобщили основные черты российских предпринимателей и МСП. С одной стороны, российские предприниматели хорошо образованы по сравнению с бизнесменами из других стран с переходной экономикой. С другой стороны, они часто не стремятся развивать бизнес в области, в которой они обладают наибольшим опытом, а меняют вид деятельности исходя из происходящих на рынках изменений и переходят в отрасли с более высокой рентабельностью. Поэтому внутренние организационные ресурсы и возможности российских МСП скорее представляются их общими, а не конкретными чертами. Исключением из этого правила являются инновационные научно-исследовательские МСП, работающие в высоко стандартизованных и конкурентоспособных секторах информационных технологий и финансовых услуг. Для подавляющего большинства российских МСП управленческая гибкость и быстрая реакция на изменения представляют большую ценность, чем доскональное знание конкретной отрасли. Несколько волн предпринимательства в России сформировали предпринимательскую культуру, во главе угла которой стоит задача обходить закон, а не уважать его. Дружественные и семейные связи широко используются для обеспечения долговечности деловых партнерских отношений и устойчивого развития малого и среднего бизнеса. В российском институциональном контексте большое значение имеет создание сетей. Высоко ценятся социальные, административные и политические связи: они обеспечивают доступ к ценным ресурсам и помогают формировать адекватные специализацию и возможности.

Методология исследования. Исследование проводилось в Санкт-Петербурге, принимающей организацией был экономический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, который обеспечивал материально-техническую поддержку. Был разработан полуструктурированный вопросник, упор в котором делался на выявлении благоприятных условий работы малых и средних компаний в отрасли информационных технологий. В анкету были включены вопросы об институциональной среде, внутренних ресурсах и возможностях каждой фирмы. Конкретные вопросы об институциональной среде касались государственного регулирования и административных процедур, налогов, государственно-частного партнерства, финансовой помощи, механизмов доступа к прямым иностранным инвестициям и рыночных кластеров на местном уровне, Вопросы о внутренних ресурсах и возможностях компаний имели целью исследование конкурентной рыночной среды, качества менеджмента, стратегической деловой практики, финансовых возможностей и потенциала человеческих ресурсов.

Отрасль информационных технологий была выбрана потому, что в ней много малых фирм, которые создавались на базе российских технологических возможностей, а также потому, что компании этой отрасли часто сотрудничают с транснациональными корпорациями (ТНК). Индустрия рассматривалась как представляющая первостепенное значение для местных органов власти и тесно связанная с устойчивым развитием и экономическими преобразованиями. Для получения ответов и достижения минимального уровня значимости выборки была использована технология «снежного кома». Значимость выборки данного исследования была достигнута после 15 интервью, которые были получены в период ноября-декабря 2006 г., как правило, при личном общении, хотя два интервью были проведены при помощи электронной почты. Ответы регистрировались полевыми исследователями и российскими коллегами. Вскоре ответы были закодированы и структурированы. С целью подтверждения и оценки результатов исследования полевые исследователи рассмотрели предварительные результаты с представителями Программы развития ООН в Словакии, в России и на Украине, а также в штаб-квартире ООН по промышленному развитию в Вене.

Результаты и обсуждение. На основании интервью и подтверждающего исследования было выявлено, что МСП были преимущественно товариществами или обществами с ограниченной ответственностью. Небольшие МСП имели до трех владельцев и предлагали один-три вида продуктов. Средние предприятия имели до пяти владельцев и предлагали один-пять видов продуктов. Основным видом их коммерческой деятельности была разработка программного обеспечения, которая включала управление бизнес-процессом, управление взаимоотношениями с клиентами, консультации по вопросам телекоммуникаций, создание сетей, Интернет-услуги, компьютерные услуги, веб-разработки и системную интеграцию.

В качестве важных условий выживания и роста компаний было выявлено несколько элементов благоприятных условий. К ним относятся элементы формальной институциональной среды - налоги, административные процедуры, государственно-частное партнерство, доступ к финансовым ресурсам, прямые иностранные инвестиции, ТНК, местная конкуренция, а также элементы неформальных институтов - сети и кластеризация местного рынка. Анализ внутренних ресурсов и возможностей выявил финансовые, организационные, человеческие ресурсы и возможности, необходимые для адаптации к изменяющимся институциональным условиям.

Налоги и административные процедуры, По заявлению большинства респондентов, налоги и административные процедуры не были очень обременительны, а процедуры лицензирования (за исключением телекоммуникаций), регистрации и проверок стали проще, но только в секторе информационных технологий (XT).

Государственно-частное партнерство и вспомогательная инфраструктура. Большинство респондентов в разной степени согласны с тем, что государственно-частное партнерство должно быть более активным и в области реструктуризации национальной системы исследований и разработок с тем, чтобы она была эффективно коммерциализирована и исключала дублирование. Вместе с тем некоторые респонденты говорили о том, что проекты могут не привлечь необходимые инвестиции и, возможно, потребуется более глубокая проработка с тем, чтобы действовать эффективно с точки зрения развития транснациональной индустрии и финансирования потенциально перспективных проектов.

Сбалансированная поддержка успешных компаний и проектов создания бизнес-инкубаторов была охарактеризована как имеющая критическое значение. По словам двух респондентов, государство предпринимает меры по улучшению финансирования и предлагает обучение и развитие, включая электронное обучение высокого качества; государство должно инвестировать в развитие инфраструктуры, в том числе физической инфраструктуры и специальных программ по оказанию помощи в подготовке кадров и развитии молодежного предпринимательства владельцам МСП.

Государство взаимодействует с некоммерческими организациями, которые поддерживают развитие малых и средних предприятий сектора информационных технологий. Одна из таких организаций, компания «Руссофт», сообщила, что она выступала за позитивные изменения в законодательстве, образовании и формальных процедурах и обратилась за государственной поддержкой в рамках правительственных программ. Согласно интервью, ее главным достоинством была способность формировать проекты, участники которых имели единые векторы конкурирующих интересов. Они аккумулировали ресурсы от бизнеса и государства и действовали согласованно под совместной торговой маркой.

Доступ к финансированию. Все респонденты подчеркивали, что главной проблемой был доступ к финансовым ресурсам. Большинство компаний имели проблемы с получением финансирования на местном уровне за счет частных средств, кредитов или государственной поддержки. Малые и средние предприятия часто обращались к иностранным банкам, включая американские, предоставляющим кредиты по ставке 5,0%, а также к европейским банкам. Активно изыскивался венчурный капитал среди иностранных инвесторов, Различные компании также смогли привлечь иностранные инвестиции за счет партнерства с западными компаниями, которые обеспечивали основную деятельность российских партнеров. Все опрошенные подчеркивали желание привлечь умных инвесторов, которых они характеризовали как способных предоставить финансирование, обладающих хорошими знаниями в данной отрасли и готовых к передаче управленческих ноу-хау. По словам ведущего местного консультанта, отвечающего за привлечение инвестиций, ПИИ составляли приблизительно 5,0% от общего объема инвестиций в секторе информационных технологий, а в более крупных компаниях (с персоналом свыше 100 работников и со значительным оборотом) иностранные инвестиции достигали 20-30%. Другие респонденты подтвердили, что иностранные инвестиции возросли благодаря партнерским отношениям. Обращает на себя внимание тот факт, что лишь немногие компании использовали согласованные правила финансовой отчетности и управленческого учета. Это было серьезным препятствием на пути потенциальных инвесторов. Лишь небольшое число аудиторских компаний предоставляли помощь местным фирмам, а услуги тех, к которым можно было обратиться, были слишком дороги. Наконец, сообщалось о росте доходов, поскольку местный спрос увеличивался и российские компании все более активно занимались экспортом. По некоторым данным, рост был значительным и его темпы в 50% были обычным явлением. Все респонденты полагали, что компании, которые пережили спад на рынке и глобальный крах Интернет-рынка в начале 90-х годов, стали стабильными. Это согласуется с докладами ОЭСР, в которых сообщается о значительном и в будущем обещающем росте компаний российского сектора информационных технологий.

Большинство опрошенных молодых менеджеров подчеркивали, что банки неохотно предлагали кредиты, залоги были высокими, а процентные ставки достигали 18%. Все респонденты упоминали, что имело значение наличие доступа к влиятельным лицам на местном рынке, особенно в случае участия в крупных инфраструктурных проектах и получения финансирования. Некоторые заявляли, что доступ к финансовым ресурсам был почти единственным препятствием для выхода на рынок. Респонденты подчеркивали также, что нехватка местных аудиторских компаний и высокая стоимость их услуг лишает МСП возможности привлекать капитал на основе современных финансовых оценок их проектов создания бизнес-инкубаторов или текущей деятельности.

Прямые иностранные инвестиции, многонациональные компании, местная конкуренция. Что касается факторов, способствующих прямым иностранным инвестициям, ответы респондентов были разными. По словам ведущего местного консультанта, текущая государственная политика и недостаточное понимание чиновниками динамики транснациональной индустрии подрывают рост ГГ-сектора в России. Многие международные компании отказываются от участия в нем, поскольку государственная бюрократия, административная, налоговая и торговая политика не направлены на поддержку бизнеса. С другой стороны, ГТ-менеджеры малых и средних предприятий и мультинациональных компаний подчеркивали, что, несмотря на политические условия и экономическую нестабильность того времени, приток ПИИ через различные многонациональные дочерние компании медленно увеличивался. Несколько респондентов указали, что некоторые ТНК, включая Alcatel, Motorola, Sun, Siemens и Linux, провели исследования и разработки по критическим системам. Внимание ряда крупных ТНК, таких как Nortel, Google, Microsoft, SUN Microsystems и др., привлек также план создания технопарков.

Все опрошенные подтвердили, что рост местного спроса заставил компании во все большей степени сосредоточиваться на местном рынке как главном источнике доходов. Все они заявляли, чтр конкуренция между местными МСП шла за привлечение IX-специалистов, нехватка которых стала ощущаться в связи с ростом рыночного спроса. В результате возникла угроза росту местных МСП в этой отрасли. Конкуренция усиливается, так как местные клиенты становятся более требовательными и на данный рынок входит больше иностранных компаний. Хотя многие МСП ориентируются на различные рынки, конкуренция со стороны крупных транснациональных корпораций, таких как Microsoft и SAP, возрастает по тем видам продуктов, которые считаются основными для местных МСП, включая управление отношениями с клиентами и планирование ресурсов предприятия. Эти ТНК используют преимущества своего масштаба для поставки решений не только крупным, но и средним компаниям. Также они могут участвовать в развитии научно-технического потенциала на российском рынке, инвестируя в инфраструктурные проекты, например университетские программы или проекты создания технопарков. Это позволит российским МСП использовать свои партнерские отношения с многонациональными компаниями для доступа на глобальные рынки, а талантливые ГТ-специалисты получат возможность работать на присутствующие на местном рынке транснациональные корпорации и тем самым способствовать передаче знаний на местный рынок.

Организация сетей. Несмотря на то что местные МСП занимаются аутсорсингом, кластеризация на местном уровне низка. Прямое сотрудничество с иностранными компаниями устанавливалось чаще, чем с местными МСП. Такое сотрудничество было налажено в области исследований и разработок, управления и инноваций, раздела рынков, включая доступ в США, Европу и регион СНГ. С другой стороны, сотрудничество МСП в области обучения и развития деятельности росло. Примером такого сотрудничества стала успешная инициатива ведущей компании сектора «ДатаАрт» по созданию ассоциации человеческих ресурсов, связей с общественностью и обучению маркетингу ГТ-менеджеров в Санкт-Петербурге. По словам ее руководителя, российские компании сотрудничали в плане разделения маркетинговых расходов, связанных с экспортом. Кроме того, постепенно развивается обмен информацией между компаниями. Несколько ГГ-компаний взяли на себя инициативу по раскрытию своей финансовой информации на основе международных стандартов финансовой отчетности. К ним относятся в основном крупные компании, такие как «СофтДжойс» и «ДатаАрт», которые, как правило, работали на международных рынках. Некоторые другие компании, например «Люксофт» и белорусская Ерат, начали публиковать свои финансовые отчеты.

Кроме того, для оказания помощи местным компаниям было организовано несколько некоммерческих объединений, Маркетинговое агентство «Форт-Росс» проводило исследования по развитию рынка и ориентировало иностранных партнеров относительно инвестиций в существующие местные компании сектора информационных технологий и проекты создания бизнес-инкубаторов. Кроме того, оно обеспечивало подготовку и развитие кадров, поощряло кооперацию между местными МСП путем обмена отчетами, организовывало мероприятия, направленные на объединение усилий местных компаний.

Некоммерческое партнерство «Руссофт» также обеспечивало подготовку по качеству и проектному управлению, совершенствованию личных навыков. Свою основную специализацию оно определяло как «способность формировать проекты, в которых участники имеют общие векторы конкурирующих интересов». При этом подчеркивалось, что некоммерческое партнерство «Руссофт» «накопило опыт по созданию кластеров (консорциумов) и управлению ими при подготовке и реализации совместных проектов»,

Однако некоторые компании были вынуждены прекратить деятельность, поскольку она была основана на конкретных совместных предприятиях с западными компаниями и по завершении проектных работ для российского партнера многонациональное предприятие прекращало свое существование. На местном уровне организация сетей и кластеризация были слабыми, необходимо активнее прибегать к аутсорсингу с тем, чтобы сосредоточивать внимание на основных областях специализации. В настоящее время большинство компаний сотрудничают только с международными партнерами в деятельности, связанной с исследованиями и разработками, управлением, инновациями и доступом к глобальным рынкам. Два респондента рекомендовали, чтобы корпорации инвестировали в исследования и разработки совместно с университетами и привлекали к работе высококвалифицированных студентов; необходимо оказывать большую поддержку Интернет-проектам, которые содействуют обмену информацией между МСП, а также маркетинговым агентствам для распространения продуктов на местном и международном уровне путем продвижения, рекламирования, связей с общественностью и дистрибуции. Проект создания технопарков, разрабатываемый в Санкт-Петербурге, который еще не реализован, может служить поддержкой кластерного развития.

Анализ и оценка ситуации на рынке. Все опрошенные менеджеры неоднократно подчеркивали техническую конкурентоспособность российских программистов и высокое качество российского программного обеспечения. Отвечая на вопрос, связанный с оценкой угрозы потери доли рынка транснациональным корпорациями, они говорили, что ТНК уже осуществляют деятельность на местном рынке и их продукция пользуется спросом клиентов не только из числа МСП, но и других потребителей. ТНК предлагали продукты высшего качества, но по гораздо более высоким ценам, и конкурировали с местными компаниями в продуктах, которые когда-то считались привлекательными для иностранных многонациональных компаний, таких как программное обеспечение для управления отношениями с клиентами. Все респонденты согласны, что вертикальная интеграция, которая характерна для сектора информационных технологий, является слабой с точки зрения основной деятельности компаний и развития партнерских отношений. Отвечая на вопрос о возможностях на российском рынке, большинство респондентов были осведомлены о том, какие отрасли являются перспективными, в частности энергетика, транспорт и финансовый сектор. Наконец, хотя многие компании занимались аутсорсингом на рынках США и Европы, относительно небольшая их часть имела контакты с ведущими заказчиками или конечными клиентами. Это может препятствовать пониманию компаниями ситуации на глобальном рынке, тенденциях в отрасли и конкурентных требованиях. Немногие компании полагаются на международные отраслевые показатели и большинство использует свои собственные исторические данные.

Качество управления в малом и среднем бизнесе. Компании испытывали затруднения в оценке и мониторинге внутренних проблем. В целях повышения качества, контроля затрат и увеличения производительности необходимо было провести проверку их внутренней структуры управления и процесса управления. Все респонденты, включая представителей ведущих успешно развивающихся компаний, не считали такую проверку важной. Для МСП это может служить признаком низкого уровня информированности о глобализации производства и стандартов бизнес-процессов, особенно в индустрии с чрезвычайно высоким уровнем транснационализации.

Стратегическое бизнес-планирование, контроль, совершенствование. Малые фирмы являются относительно более гибкими, чем крупные, с точки зрения способности смягчать негативное воздействие институциональных сбоев. Кроме того, их руководители были в состоянии отслеживать отраслевые тенденции на глобальном уровне. Будет полезно провести дальнейшее исследование текущих адаптивных предпринимательских характеристик МСП как переменных для оценки их влияния на изменения в России с точки зрения ресурсной перспективы.

Большинство компаний участвуют в экспорте, и крупнейшим экспортным рынком являются США. К главным европейским рынкам относятся скандинавские страны, Германия, Голландия и Великобритания. Большая часть сделок осуществляется по линии бизнес для бизнеса (Ь2Ь), при этом западные компании передавали на аутсорсинг российским МСП разработку программного обеспечения. По данным Санкт-Петербургского фонда развития бизнеса, в 2003 г, около 67% его респондентов из числа МСП сектора информационных технологий имели деловые связи с иностранными клиентами, а 17% -только с иностранными. Эти данные свидетельствуют о том, что указанные МСП в разной степени участвовали в глобальной цепи поставок. Однако лишь немногие компании осуществляли экспорт непосредственно конечным клиентам на международных рынках. Исходя из интервью, некоторые компании были просто совместными предприятиями, которые создавались и финансировались международной компанией.

Как только услуги становились ненужными или возникал конфликт, оказывалось, что у компании не было бизнес-плана, стратегии или финансовых ресурсов для продолжения работы. Результатом такого конъюнктурного (а не стратегического предпринимательского подхода, основанного на долгосрочном планировании) является то, что общий рост может стать менее выгодным, случайным и обусловленным непосредственными возможностями, а не быть следствием тщательного анализа рыночных тенденций и стратегического реагирования на имеющиеся возможности. Согласно интервью с очень успешной местной компанией, активно работающей на внутреннем и международном рынках, ее бизнес-планы были динамичны и рассчитаны лишь на краткосрочную перспективу. Это вполне согласуется с комментарием одного ГТ-журналиста, который подчеркнул, что в местных компаниях сектора информационных технологий работают молодые менеджеры, которые еще не развили способность долгосрочного стратегического планирования и управления. Согласно результатам опроса, большинство ГТ-компаний не интегрированы вертикально. По словам местного ГТ-консультанта, лишь около 12% компаний были вертикально интегрированы, имели тесные взаимоотношения с многонациональными компаниями сектора информационных технологий и содействовали развитию ведущих сетей. Около 50% компаний со 100 работниками были вертикально интегрированы, в то время как компании с более чем 50 работниками пытались развиваться вертикально путем стратегического партнерства.

Как заявил один ГТ-консультант, около 70% МСП были неблагополучными с точки зрения качества и контроля за уровнем затрат, проектного управления, бенчмаркинга и маркетинга. Более оптимистично настроенные респонденты обсуждали и проблемы оперативной эффективности. Большинство опрошенных отмечали, что прямые иностранные инвестиции уже привели к притоку технологических и управленческих ноу-хау от мультинациональных компаний.

Управление финансовой деятельностью. Стандарты финансовой отчетности для оценки финансовых возможностей до сих пор использовались редко. Однако даже местные инвесторы, которые все больше полагаются на международные принципы финансовой отчетности для оценки потенциальных инвестиций, будут требовать стандартизованную и специфическую отраслевую финансовую информацию. Кроме того, ограниченное понимание внутренней управленческой практики отчетности удерживало компании от контроля за расходами, разработки стратегических бюджетов и расчета рентабельности капиталовложений. Российские компании сектора информационных технологий используют низкую оплату труда ГТ-специалистов, чтобы конкурировать на мировом рынке, контролировать затраты и получать прибыль. С другой стороны, с усилением глобальной конкуренции и увеличением присутствия многонациональных компаний требования к мотивации сотрудников могут заставить компании предлагать более высокую заработную плату.

Управление человеческими ресурсами. Большинство специалистов имели степень бакалавра в области информационных технологий, но лишь несколько менеджеров получили степени, связанные с управлением. МСП больших размеров, как правило, имеют в своем штате больше менеджеров со степенью МВА и с подобным образованием в сфере бизнеса. В целом менеджеры порядка 20% компаний имели бизнес-образование. Большинство опрошенных подчеркивали необходимость улучшения подготовки управленческих кадров. Все респонденты указывали, что местные специалисты конкурировали по такому показателю, как качество работы, занимаясь специальными или нишевыми продуктами, которые были сложными и требовали способностей к глубокому анализу и успешному решению проблем. Это объясняет, почему исследования и разработки были сильной стороной некоторых МСП сектора информационных технологий и почему некоторые иностранные компании начали пользоваться услугами местных компаний по исследованиям и разработкам. Все респонденты выразили мнение, что российские ГГ-специалисты более квалифицированы, чем специалисты других стран, таких, например, как Индия, а оплата их труда значительно ниже, чем в западных странах, в которых она составляет 1500-2000 долл. в месяц. Тем не менее, число ГТ-специалистов, получивших образование в Санкт-Петербурге, значительно ниже рыночного спроса. По мнению некоторых опрошенных, местные вузы ежегодно выпускают менее 200 специалистов.

Значение для научных исследований и практики. В данном исследовании была рассмотрена институциональная среда, в которой действуют российские МСП, в частности, наличие благоприятных условий и структура внутренних ресурсов. Его ценность возрастает благодаря приложению западной институциональной теории к переходным, неспокойным, а иногда и враждебным условиям. Российские предприниматели пытаются согласовать структуру ресурсов с передовой., внешней институциональной структурой, которая представляет собой совокупность традиционных российских институтов, глобальных институтов, привнесенных в Россию многонациональными компаниями, и предпринимаемых российским гражданским обществом усилий, направленных на переход к «нормальной» экономике производства и стабильности. Используя институциональную теорию как основу, исследование лишь слегка затронуло тему формирования более всеобъемлющей и согласованной точки зрения в отношении того, каким образом институциональная структура может способствовать более активному развитию российской экономики.

Данное исследование повышает осведомленность западных ТНК о важных для них проблемах, о российских предпринимателях и лидерах гражданского общества. Для западных ТНК оно служит сигналом для выработки долгосрочного подхода и для работы по укреплению институциональной структуры совместно с МСП и представителями гражданского общества. Маловероятно, что всеобъемлющая основа может быть импортирована, что было бы привлекательно и комфортно как для ТНК, так и для предпринимателей. Скорее ТНК, предприниматели и российское гражданское общество могут работать совместно в направлении создания институциональной основы, поддерживающей благоприятные условия. Что касается МСП, исследование показало, что ТНК являются хорошими партнерами до тех пор, пока они воспринимают участие МСП как экономически выгодное в краткосрочной перспективе, а когда МСП перестают быть рентабельными, они могут быть легко заменены. Для российского малого и среднего бизнеса это лишь часть суровой реальности. Помимо установления благоприятного долгосрочного взаимодействия с ТНК российским предпринимателям и среднему бизнесу важно развивать стратегические возможности, чтобы преуспеть в российской конкурентной среде независимо от многонациональных компаний. На малых и средних предприятиях лежит ответственность за постепенную увязку формирующихся институтов и ресурсных возможностей предпринимателей. Исследование показывает важность работы правительств по созданию благоприятных условий, в которых деятельность МСП станет преуспевающей.

В заключении авторы подчеркивают, что развитие малых и средних предприятий может оказывать положительное воздействие на социально-экономическое развитие России. МСП могут поддерживать предложение в экономике, обеспечивать занятость, а также способствовать обороту продукции и услуг среди большинства населения в пределах нижней и средней части экономической пирамиды. Если российскому малому и среднему бизнесу будут созданы благоприятные условия и если он будет проводить разумную бизнес-стратегию, то МСП смогут уменьшить разрыв в доходах населения и внести вклад в рост экономики через инновации.

Исследование показало, что через посредство правовых, административных и экономических структур формальная институциональная среда создает значительные ограничения для развития предпринимательских предприятий в России. Существует необходимость в государственных мерах поддержки региональных институциональных структур с тем, чтобы обеспечить МСП доступ к эффективному финансированию и к различным услугам. Физическая инфраструктурная поддержка и наличие благоприятных условий для стратегического движения капитала, передачи опыта и раздела рынка также улучшат условия ведения бизнеса существующих и новых малых и средних предприятий.

Вопросы развития предпринимательства в странах с развивающейся экономикой интегрируются в более широкую сферу международного бизнеса. Более глубокое понимание конкретного воздействия новых институциональных основ на предпринимательские фирмы будет способствовать лучшему осмыслению процессов международного предпринимательства и поможет менеджерам планировать свое вхождение в новые страны и на новые рынки.

В.И.Вершинин

Journal of East-West Business. - 2009. - P. 141-156.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации