Некоторые аспекты текущей экономической ситуации в России

ВИНИТИ № 07/2010

«Экономический и научно-технический потенциал»

ВИНИТИ № 07/2010

«Экономический и научно-технический потенциал»

Научный консультант-д.э.н. В.И. Волков

Главный редактор - к. г. н. Ю.Н. Щуко

Редакционная коллегия:

Л. В. Грачева (зам. главного редактора), М. А. Куршев, к.г.н. Е.С. Киселева, к.и.н. Л. Р. Попко, Е. В. Похвалина, Н. И. Субчев, О. В. Ященко

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ

Некоторые аспекты текущей экономической ситуации в России

В журнале Business Credit H.Belcsak анализирует положение в российской экономике по состоянию на конец 2009 г. и прогнозирует ее развитие в 2010-2012 гг.

Все отчетливее проявляются симптомы того, пишет автор публикации, что ситуация в российской экономике начинает изменяться. Официальные данные свидетельствуют о росте реального ВВП на 7,4% во втором квартале 2009 г. по сравнению с первым. Годом ранее этот показатель равнялся 9,2%, затем в январе-марте последовал спад в 9,8%, и были общие ожидания, что год закончится на уровне 10,2%. Прослеживая тенденцию, автор делает предположение, что дно кризиса было достигнуто во втором квартале 2009 г. и затем начался медленный рост производства. Объем национального производства в августе 2009 г. оценивался в 3,9% в годовом исчислении после резкого падения на 6,4% в июле.

Уменьшение Центробанком учетной ставки на 5% с апреля 2009 г. и правительственные меры стимулирования экономики помогли компенсировать некоторые последствия глобального экономического кризиса и сокращения торговли. Возрождающийся спрос в некоторых странах Европы и Азии привел к повышению цен на товары, что стало стимулом для некоторых российских компаний. Путь, однако, предстоит долгий и существует ряд специфических проблем, которые необходимо решить.

Одна из них - это то, что Россия имеет примерно 400 моногородов, официально определяемых как города, где (1) по крайней мере, одна четвертая часть местной рабочей силы трудится на единственном предприятии или группе технологически интегрированных фирм или (2) продукция одного такого предприятия или группы компаний составляет, по крайней мере, половину общего объема выпускаемой продукции. Существование моногородов осложняет процесс оздоровления экономики, поскольку город или регион испытывает проблемы настолько сильно, насколько сильно их испытывает ведущее предприятие города. Министр финансов РФ заверил, что в бюджет 2010 г. для поддержки моногородов будет отдельно заложено около 10 млрд. р., но, по мнению автора, если в краткосрочной перспективе эта мера и поможет, то в долгосрочном плане она надолго законсервирует эту проблему, лишь стимулируя ее. Другая проблема России, которая географически простирается через 10 часовых поясов, - это большие различия в экономическом развитии разных частей страны. В первом полугодии 2009 г. к регионам с самыми высокими экономическими показателями относились те, в которых основным источником деловой активности служила добыча минерального сырья, в то время как наихудшие показатели отмечались в регионах, занятых производством.

За первые семь месяцев 2009 г. промышленное производство сократилось на 14%. В первом полугодии вложения в основной капитал упали на 18%; в строительстве в январе-июне спад составил 19%. Другими словами, официальные лица ожидали годового роста экономики на 4,5% во втором полугодии, однако восстановления не произойдет до стабилизации на более высоком уровне цен на нефть, газ и другие товары и до начала оживления экономической активности. Особенность сектора природных ресурсов состоит в том, что он, строго говоря, не задействует большое количество людей. Безработица в России (фактический уровень которой гораздо выше официальных данных), в июле оставалась неизменной на уровне 8,3% от общей численности рабочей силы, несмотря на признаки того, что из-за отсутствия работы среди огромной массы служащих готовится новая волна увольнений (например, «АвтоВАЗа»),

Еще одна проблема - это то, что не контролируемые государством банки неохотно предоставляют кредиты, поскольку опасаются неопределенности и большого увеличения неработающих ссуд в своих портфелях. В июле 2009 г. доля просроченных кредитов достигла 5,5% от общего объема кредитования по сравнению с 5,0% в предыдущий месяц, а доля просроченных кредитов юридических лиц возросла с 4,8% до 5,3%. В январе-июне 2009 г. банковские вклады физических лиц увеличились почти на 10% в номинальном выражении, что лишь немного меньше, чем за аналогичный период 2008 г., но в июле банки сократили кредитование юридических лиц на 0,2%, в то время как объем выдачи потребительских кредитов населению шестой месяц подряд падал на 0,4%.

Правительство одобрило выделение 300 млрд. р. в виде кредитных гарантий и разработало на 2010 г. программу обмена 210 млрд. р. долговых обязательств за акции в банках в целях возобновления кредитования, но банки были обеспокоены ухудшающимися операционными условиями и снижающимся качеством активов. Средний размер процентной ставки в июле 2009 г. составлял 14,7% (в июне - 15,4%), но это все еще был высокий показатель, если учитывать, что инфляция потребительских цен в августе фактически равнялась нулю. Председатель ЦБР С.Игнатьев указал на эту проблему, когда пожаловался на то, что банки не кредитуют реальный сектор, поскольку он находится в плохой экономической форме и поэтому представляет риск, а реальный сектор находится в плохой форме, так как банки не дают кредиты.

Что же касается международных финансовых институтов, которые во времена экономического подъема привыкли довольно активно предоставлять России займы, то с конца 2008 г. они вступили в переговоры, пытаясь организовать реструктуризацию иностранного долга в размере 437 млрд. долл., который имеют российские компании, однако достигли очень небольшого успеха. Кредиторы говорят, что пока ведут переговоры большие, контролируемые государством компании и небольшое число менее крупных фирм, основная часть российских промышленных и горнорудных компаний, которые остаются должны «миллиарды», «еле волочит ноги». По мнению автора, российское законодательство о несостоятельности и банкротстве слабо защищает иностранных кредиторов, не оставляя банкам никакого выбора, кроме продолжения переговоров.

В связи с этим представляет интерес ответ на вопрос, насколько успешно реализует Россия свои планы продажи в 2010-2012 гг. 58,3 млрд. долл. в облигациях, свою первую с дефолта 1998 г. продажу международного долга. Государство рассматривает такую обширную программу заимствования, поскольку экономический спад истощил его валютные запасы и привел к бюджетному дефициту, который в 2009 г. достиг 8,9% ВВП. В связи с ожиданием экономического роста в 2010 г. его предполагается снизить до 7,5%, в 2011 г. до 4,3% и в 2012 г. до 3,0%, что, скорее всего, слишком оптимистично, Правительство надеется получить в 2010 г. от иностранных инвесторов 17,8 млрд. долл.; еще 40,7 млрд. долл. - в следующие два года, что может оказаться довольно сложной задачей.

Как указывает автор публикации, по состоянию на середину июня 2009 г. официальные международные валютные резервы представляли собой достаточно надежную подушку безопасности, составляя 400,6 млрд. долл. Кроме того, Россия готовится пересмотреть свое законодательство о банкротстве, чтобы помочь пострадавшим от кризиса компаниям пройти финансовую реструктуризацию без ликвидации. Ожидалось, что новый закон будет представлен в Государственную Думу и, предположительно, будет принят в конце 2009 г. Статистика свидетельствует о том, что в процедуре банкротства выживает только одна из десяти компаний. В будущем основное внимание должно быть уделено созданию эффективного процесса финансового оздоровления, который в настоящее время практически отсутствует.

О.С.Шуров

Business Credit. - 2009. - November-December. - P. 10 -11.

ФИНАНСЫ

Антикризисные инструменты финансовой стабилизации на Украине

Как указывает автор опубликованной в журнале «Экономика Украины» статьи В.Корнеев, в глобализированном мире практически свободное перемещение капитала приводит к мгновенному распространению как достижений, так и ошибок-потерь, которые становятся общим достоянием не только регионального, но и планетарного масштаба. Поэтому современный кризис квалифицируется как кризис экономического мирового порядка, который называется «глобализация», в которой ключевую роль сыграла асимметрия информации, а «размывание» национальных границ (рынков) является общим признаком ландшафта мировой экономики.

Обеспечение стабильного развития экономики и финансовой системы в значительной степени зависит от действенности средств ограничения спекулятивного роста финансовых рынков. Решение комплекса вопросов в таком контексте ориентируется на усиление регулятивного мониторинга функционирования разных сегментов финансовых рынков, постоянную оценку и переоценку стоимости финансовых активов, величины отрыва доходности финансовых трансакций от сделок в реальном секторе экономики, ожидаемой полезности и отдачи авансированных денежных средств.

По оценкам экспертов, одна из основных проблем финансовой сферы в условиях трансформационной экономики заключается во фрагментарном развитии и неполноте финансовых рынков. Вполне очевидно, что указанные фрагментарность и неполнота имеют, прежде всего, недостатки регулятивного характера. Обозначенная коллизия проявляется фактически повсеместно (в том числе и на Украине), но не сводится только к проблеме «незрелости» финансовых рынков и не может быть решена при их отрыве от реального сектора экономики.

Ход финансового кризиса 2008-2009 гг. подтвердил крах спекулятивной экономики с подпиткой за счет необеспеченной кредитной экспансии. По экспертным оценкам, при этом мировая экономика «откатилась» на уровень 2002-2003 гг., а по результатам 2008 г. падение капитализации международного рынка акций достигло 42%. Оценки потерь от финансового кризиса постоянно увеличиваются - в конце 2008 г. их вариативность колебалась в пределах от 1,5 трлн. долл. до 5,0 трлн. долл., а по состоянию на начало августа 2009 г. только в группе стран G-20 - выросла до 10 трлн. долл. (в том числе 9,2 трлн. долл. потеряли развитые страны). В 2008 г. реальный ВВП США уменьшился на 1,9%, а производство - на 3,9%, что является наибольшим падением со времен Великой депрессии 30-х годов. В 2009 г. ожидаемые списания по ипотечным кредитам в США могли достичь невиданной прежде суммы - 30 млрд. долл. От нынешнего кризиса страдают 65% государств мира, чего также не случалось в новейшей истории.

Для Украины, вследствие очевидного кредитного сжатия (после спекулятивной кредитной экспансии), крайне обострилась проблема ликвидности рынков и банков; девальвация гривны только в 2008 г. составила 58% и продолжалась в 2009 г.; отрицательное сальдо внешнего торгового баланса в 2008 г. достигло 13,5 млрд. долл.; снизились показатели развития секторов экономики (кроме аграрного), что в целом вызвало падение суверенных и квазисуверенных рейтингов.

Нынешний финансовый кризис особенно остро проявился в банковском секторе иностранных государств и Украины. Финансовые инновации усилили зависимость банков и других учреждений от операций на фондовом рынке. В который раз подтвердился бесспорный факт, что именно стабильность банков определяет «финансовый пульс» экономики. Несмотря на это, во время кризиса проявилась слабость национальных банковских и других финансовых регуляторов, когда спекулянты откровенно пренебрегли рестрикциями регуляторов при осуществлении спекулятивных сделок (арбитражных, форексных). В банковской сфере Базельские стандарты достаточности капитала не обезопасили от глобальных финансовых катаклизмов. На сегодня основные связанные с кризисом проблемы хозяйствующих субъектов во всех секторах экономики заключаются в закрывшихся рынках и дефиците качественных активов. В кризисных условиях существующие методики определения стоимости активов и платежеспособности контрагентов оказались недейственными, сложные структурированные финансовые инструменты - провокационными, а рейтинги и индексы - нерелевантными.

Субъективные иллюзии достаточности раскрытия информации показали неадекватность оценок транспарентности рынков, что проявилось в фактически произвольных докризисных спекулятивных манипуляциях и инсайдерской торговле информацией. Постепенно неединичное финансовое рейдерство стало антитезисом финансовой стабильности макро- и микрорынков под эгидой МФО. Для многих стран недостаточно аргументированная так называемая «концепция ускоряемой экономики» оказалась словесной эквилибристикой в рамках более явной модели то ли зависимо-догоняющего, то ли аутсайдерского развития,

В течение последних двух лет для финансовых систем мира оставались нерешенными три такие взаимосвязанные проблемы: а) ликвидность (недостаточность капитала); б) снижение и нестабильность стоимостной оценки активов; в) нарушения функционирования финансовых рынков. Поскольку нынешний кризис преимущественно является кризисом ликвидности, то проблема ликвидности является основной, а вопрос ее восстановления - первоочередным. В условиях открытой экономики обострение ликвидности выступает фактически платой (штрафной санкцией) за злоупотребления трансграничными кредитными операциями и заимствованиями.

Первые и последующие попытки осуществления антикризисных мер показали, что регулятивный ресурс государств и центробанков был и остается определяющим фактором стабилизации рынков и банковских систем. Пока власть не решала проблем ликвидности банковского сектора и надлежащего финансирования сектора реального, до тех пор экономического восстановления не наступало. Государство фактически «компенсирует провалы рынка», когда реализация концепции «саморегулирования» оказалась ограниченной, а классический тезис о «невидимой руке» рынка трансформировался в более действенный тезис о «спасительной руке» государства.

В разных странах соответствующие действия монетарной и исполнительной власти сводятся к поддержанию ликвидности финансовых учреждений и проявляются в реализации следующих регулятивных и финансовых инструментов: а) рефинансирование центробанками банков второго уровня в пределах имеющихся резервов; б) изменения в дисконтной политике при снижении учетных ставок; в) использование ресурсов МФО -МВФ, группы Всемирного и других банков; г) другие меры (инструменты страхования и гарантирования). Повсеместно разрабатываются антикризисные программы и пакеты (правда, разного смыслового наполнения).

Анализ регулятивных и финансовых инструментов кризисного и посткризисного менеджмента (в первую очередь, банковского) приводится далее в разрезе зарубежных и отечественного финансовых рынков.

Зарубежная практика стабилизации банковского сектора. В условиях нарастания кризиса руководители центробанков и министерств финансов стран G-7 на экстренной встрече в Вашингтоне 10 ноября 2008 г. обнародовали план из пяти пунктов по стабилизации рынков и возобновлению циркуляции кредита. В частности, это - поддержка системно важных финансовых институтов и избежание их краха; разблокирование кредитных и денежных рынков; обеспечение широкого доступа банков и других финансовых структур к ликвидности и финансированию; гарантирование надежности национальных программ страхования вкладов; возобновление функционирования вторичных рынков ипотечных и других ценных бумаг. Неделю спустя, на следующем антикризисном саммите, опять в Вашингтоне, в расширенном формате G-20 продолжилось обсуждение средств реформирования мировой финансовой системы и вывода мировой экономики из кризиса.

Заседание G-20 в Лондоне 2 апреля 2009 г, одновременно с обсуждением результативности антикризисных мер, показало, что отдельным бенефициаром (выгодополучателем) этого саммита стал МВФ. Ожидается трехкратный рост капитала этой организации - до 750 млрд. долл. (в том числе за счет эмиссии впервые запланированных облигаций фонда). До конца 2010 г. суммарные ожидаемые вложения G-20 в поддержку экономики могут достичь 5,0 трлн. долл. Одновременно планируется продажа крупной партии золота из запасов МВФ (ориентировочно на 50 млрд, долл.) для финансирования бедных стран. В 2014 г. необходимые объемы льготного кредитования за счет ресурсов МВФ могут достичь 17 млрд. долл. (в том числе 8,0 млрд. долл. в 2009-2010 гг.).

Следующее заседание G-20 в Питтсбурге в конце сентября 2009 г. с углублением решений предыдущего саммита завершилось принятием совместного заявления участников о целенаправленном движении к бескризисному развитию на основе Рамочного соглашения об уверенном, устойчивом и сбалансированном росте. Последний саммит G-20 определился как главный международный экономический форум на постоянной основе, который в этом статусе, как предполагается, заменит форматы встреч G-7 и G-8. На учрежденный новый орган - Совет по финансовой стабильности -возлагаются задачи по координации международных усилий в борьбе с кризисом, разработке правил наднационального финансового регулирования и надзора, с выработкой упреждающих антикризисных мер.

Другие примеры антикризисных действий отдельных стран таковы. В феврале 2009 г. Конгресс США поддержал выделение денежных средств на финансирование планов администрации Б.Обамы по стабилизации экономики США в условиях кризиса в объеме 787 млрд. долл., которые предполагается направить на инфраструктурные проекты, налоговые субсидии для малого бизнеса и физических лиц, а также на другие цели. Одновременно остатки денежных средств в рамках плана Полсона предполагается направить на создание специального банка, в котором будут собраны так называемые «плохие» активы. 23 февраля 2009 г. ФРС США, совместно с Министерством финансов США и другими организациями, заявили о возможности конвертации доли государства в капитале банков из привилегированных акций в простые, т.е. тем самым усиливается роль государства в управлении банками.

В конце февраля 2009 г. страны ЕС согласовали вопросы двукратного увеличения своих взносов в капитал МВФ. Раньше - в декабре 2008 г. - ЕС принял план стимулирования экономик стран-членов в 2009 г. в объеме около 200 млрд. евро, которые предусматривается (согласованно с соответствующими мерами в США) направить на кредитование частного сектора экономики, содействие развитию малого и среднего бизнеса одновременно со снижением налогов и сокращением бюджетных расходов. Франция выделяется на фоне других стран низкой инфляцией - 0,7% в 2008 г., а в январе 2009 г. здесь даже имела место дефляция на уровне 0,4%, В феврале 2009 г. французское правительство обнародовало намерение предоставить кредит в 3,0 млрд. евро (что эквивалентно 3,89 млрд. долл.) проблемным автопроизводителям Peugeot, Citroen и Renault, что было отрицательно воспринято другими странами-партнерами по ЕС, с обвинениями в протекционизме. Также в феврале 2009 г. бундестаг Германии одобрил второй план выделения 50 млрд. евро на меры по экономическому стимулированию (первый в объеме 31 млрд. евро был предоставлен в 2008 г.). Канцлер ФРГ считает необходимым разработать Всемирную экономическую хартию для «обеспечения устойчивого развития мировой экономики, смягчения последствий кризиса и создания условий для справедливой глобализации». Проблемы экономики Великобритании вынудили ее правительство активизировать политику по привлечению заимствований, объем которых за 2008 г. вырос до 47,8% ВВП страны. Прямая помощь правительства британским банкам (за счет предоставления им кредитов и приобретения банковских акций) достигла 2,03 трлн. долл. (или 81,8% ВВП страны) и оценивается как крупнейшая в мире государственная поддержка банковского сектора. Несмотря на такой государственный патернализм, в 2009 г. показатели кредитования реального сектора экономики Великобритании продолжали снижаться, что признано экспертами как рекордное падение с 1997 г.

По данным ООН, в 2009 г. Всемирный банк выделил на борьбу с последствиями кризиса 58,8 млрд. долл., что на 54% превышает соответствующие расходы предыдущего года. По состоянию на 1 июля 2009 г., финансовый сектор стран G-20 получил прямое финансирование в объеме 1,1 трлн. долл., на выкуп финансовых обязательств израсходовано 1,9 трлн, долл., на обеспечение ликвидности - 2,5 трлн. долл., на предоставление гарантий - 4,6 трлн. долл.

Характерным проявлением поиска путей преодоления кризиса становятся попытки отдельных стран и регионов сформировать автономные, не зависимые от других стран и регионов, условия стабилизации собственных рынков. Финансовая регионализация становится формой обезопасить себя от глобальных катаклизмов и является ответом-отказом от модели однополярного финансового мира, с традиционной до последнего времени концентрацией ресурсов в Нью-Йорке и Лондоне. Фактически этим ставится вопрос о перспективах развития англо-американской рыночной модели, с углублением процесса перестройки геоэкономической и геополитической структур.

Так, например, еще на саммите «Азия - Европа» в Пекине 24 октября 2008 г. были озвучены намерения создать региональные валютные резервы в объеме 80 млрд. долл. в формате «10+3» (страны АСЕАН, Китай, Япония и Республика Корея), которыми бы смогли пользоваться страны - участницы соответствующего соглашения, В дальнейшем, в августе 2009 г., Китай предложил странам АСЕАН 25 млрд. долл. для развития региональных торгово-экономических связей путем создания двух специальных инвестиционных фондов. Лидеры стран-членов ALBA (региональной, альтернативной Америке, боливарианской организации, в состав которой входят Венесуэла, Куба, Боливия, Никарагуа, Доминика и Гондурас) заявили о создании собственной единой валюты - сукре - как противовеса американскому доллару и об отказе от него при осуществлении взаиморасчетов. Возможно появление также других альтернативных финансовых образований с частичной «регионализацией» функций МВФ.

Оценка результативности мер по стабилизации банковского сектора Украины. На Украине стабилизация банковского сектора обеспечивалась в рамках индикации перманентных изменений в денежно-кредитной и валютно-курсовой политике, которые, в свою очередь, обусловливались процессами развития как внешних, так и внутренних финансовых рынков.

По состоянию на 1 января 2009 г., общий объем денежной массы на Украине достиг 514744 млн. гривен, т. е. в течение года его прирост составил 118588 млн. гривен (или 29%). При этом доля наличности в структуре денежной массы составила 30%, увеличившись за 2008 г. на 2,0% (или на 43640 млн. гривен).

В течение 2008 г. депозитный рынок Украины вырос в 1,27 раза - как в части депозитов юридических лиц (на 22%), так и в части депозитов физических лиц (на 31%). Однако это был самый низкий темп накопления депозитов за последние четыре года, В валютной структуре депозитных денежных средств преобладали депозиты в национальной валюте (55,9%). В 2008 г. кредитный портфель местных банков вырос почти на 72% (или на 307056 млн. гривен) - до 733919 млн. гривен (в том числе только за декабрь - на 9,3%). При оценке этих количественных показателей следует учесть факт переоценки кредитов в иностранной валюте вследствие девальвации гривны. Темпы роста кредитного портфеля банков Украины в 2006 г. (71 %) и в 2007 г. (74,1 %) сопоставимы с соответствующей динамикой 2008 г. При этом в 2008 г. преобладали кредиты юридическим лицам (62,7%).

Существенная доля кредитования населения в иностранной валюте (72,6% по результатам 2008 г.) означала высокие валютные риски, которые и проявились при девальвации гривны, с крайне отрицательными последствиями как для населения, так и для экономики в целом.

При падении объемов кредитных и депозитных портфелей банков последние сохранили свою функцию в качестве расчетных центров, но при уменьшении ресурсообеспечения упало и производство.

В 2008-2009 гг. деятельность НБУ при выполнении его основной функции по обеспечению стабильности национальной денежной единицы ориентировалась также на сдерживание инфляции. В этом контексте в деятельности НБУ выделяются два периода, коротких по времени, но интенсивных с регулятивной точки зрения. Первый из них -январь - сентябрь 2008 г.: при осуществлении антиинфляционных мер НБУ, в первую очередь, ориентировался на повышение стоимости гривны и регулирование активно-пассивных операций банков для поддержания их ликвидности. В силу этого памятна ревальвация гривны в мае 2008 г. до рекордно низкого значения - 4,5 гривен за 1 долл. США, приведшая к ограничению кредитования экономики и населения в национальной валюте, При этом имело место замещение кредитования в гривне кредитованием (особенно потребительским) в иностранной валюте, что, в сочетании со стимулированием дешевого импорта, ухудшило состояние финансовой системы страны. Например, за январь - август 2008 г. было выдано кредитов в иностранной валюте на сумму 66,3 млрд. гривен, что увеличило их долю в кредитном портфеле до 51%.

Второй период можно определять с начала октября 2008 г. и по сегодня - когда в условиях разворачивания и отрицательных проявлений финансового кризиса действия НБУ и правительства направляются на реализацию ряда стабилизационных мер, которые стали определяющими в деятельности монетарной и исполнительной власти. С октября 2008 г. кризисные явления в экономике и ее финансовом секторе на фоне негативной макро- и микроэкономической информации сказались в растущем общественном недоверии к банкам, когда вкладчики начали массово снимать денежные средства со своих счетов, а сами банки приостановили взаимное кредитование на межбанковском рынке.

При стабилизации финансового рынка Украины регулятивный вектор действий НБУ направлялся именно на обеспечение ликвидности банковской системы Украины. В течение второго периода основные аспекты деятельности НБУ заключались в антикризисной переориентации денежно-кредитной и валютно-курсовой политики путем активизации механизмов рефинансирования; изменениях в политике резервирования; сдерживании оттока денежных средств за пределы банковской системы с вариативным использованием интервенционных инструментов.

В течение 2008 г. украинские банки были рефинансированы на общую сумму 169,5 млрд. гривен, и в частности в IV квартале - на 106 млрд. гривен, т.е. на 62,5% общего объема. Между тем гарантии центробанков как инструмент безопасности и поддержания ликвидности не могут быть всеохватывающими, поскольку «финансовая организация, которая не способна продемонстрировать минимальную рентабельность с учетом риска, не должна защищаться государством».

С 12 августа 2009 г. учетная ставка НБУ как ориентир цены на деньги на Украине и как наименьшая ставка рефинансирования установлена на уровне 10,25%. В кризисных условиях, когда центробанки группы стран мира для стимулирования кредитных соглашений постоянно снижали свои учетные ставки и затем удерживали их низкими (по состоянию на 1 августа 2009 г., базовая учетная ставка ФРС США составляла 0,25%, центробанков Японии - 0,1% и Англии - 0,5%, ЕЦБ - 1%,), на Украине и в России соответствующие показатели были на этом фоне рекордными - 10,25% и 10,75.

Следовательно, тренды дисконтной политики в развитых странах, с одной стороны, а также на Украине и в России - с другой, противоположны. Политика «дорогих денер> является антиинфляционной, но одновременно сдерживает деловую активность и спрос на деньги. Кроме того, высокие процентные ставки всегда привлекают иностранный спекулятивный капитал, который, впрочем, при первых признаках снижения ликвидности быстро покидает рынки пребывания.

Основной тренд на валютном рынке Украины - девальвация гривны, которая продолжалась и в 2009 г. Для справки: в течение последних четырех месяцев 2008 г. гривна девальвировала относительно доллара на 40% (для сравнения: в 1998-1999 гг. соответствующие потери достигли 62%).

Что касается поддержания ликвидности банковской системы Украины за счет внешних источников в 2008-2009 гг., то следует отметить получение ею стабилизационного кредита МВФ. Ожидаемая при этом более жесткая монетарная политика означает также постепенный переход от таргетирования валютного курса к таргетированию инфляции. Однако, как свидетельствует экономическая история, попытки сдерживания инфляции только монетарными средствами оправдываются редко.

В краткосрочном периоде быстрая либерализация режима курсообразования может спровоцировать значительную волатильность гривны (верхняя граница ее колебания относительно доллара может достичь и опасной двузначной цифры). Поскольку участие НБУ в валютных торгах всегда имело и имеет, кроме институционального, также психологический эффект устойчивости рынка, то опасность девальвации гривны без интервенций НБУ (что наблюдалось в конце 2008 г.) существенно возрастает.

Как известно, девальвация является средством стимулирования экспорта. Но для украинских предприятий первоочередные задачи заключаются не в расширении экспорта, а в переоснащении производства и восстановлении основного капитала. Для этого нужны инвестиции и кредиты, которые будут поступать только при сильной национальной валюте. Отдельное соображение: для украинских предприятий (всех отраслей, а не только выборочных) вопросы недостаточности и дороговизны ресурсов не так остры, как вопрос отсутствия заказов. Поэтому специальная поддержка их рынков сбыта (в том числе путем восстановления инструмента государственных заказов) должна стать краеугольным камнем поддержки предприятий в частности и реального сектора экономики в целом.

Плавающий валютный курс выгоден по двум причинам: а) монетарная и исполнительная власть не может точно предсказать развитие событий на валютном рынке, и поэтому произвольные курсовые колебания, вроде бы, находятся вне пределов регулятивного влияния государственных органов; б) плавающий валютный курс не нуждается в автоматической корректировке и не требует индексации зарплат, пенсий и других социальных выплат.

Проблемы ликвидности банков Украины, начались осенью 2008 г. и усилились с оттоком депозитов. Правление НБУ откорректировало постановлением от 13 октября 2008 г. № 319 в отношении ограничения досрочной выдачи депозитов и прироста кредитного портфеля в рамках погашения. Таким административным путем была сдержана паника, а потому указанные действия НБУ заслуживают положительной оценки как оправданное исключительное средство регулятивной рестрикции государства.

Но при этом не были определены сроки действия введенного моратория (что, безусловно, составляло проблему), а его ограничения распространились и на новые, потенциальные, депозиты (чего можно было избежать). Без надлежащего объяснения такой меры для вкладчиков это никак не способствовало повышению их доверия, и население всячески стремилось закрыть депозитные счета. При одновременном росте объемов денежной массы вне пределов банковской системы (агрегат МО и так всегда был значительным) эмиссия новых денег НБУ содержит угрозу инфляции, поскольку совокупная наличность (тезаврированная населением и вновь напечатанная) может «накрыть» слабый товарный рынок.

Угроза финансовой дестабилизации на Украине вследствие значительного оттока депозитов физических лиц оставалась несколько месяцев. Прирост вкладов населения удалось обеспечить только во II квартале 2009 г. (на 0,6% в апреле, 0,7% в мае, 2,7% в июне), что, в свою очередь, положительно повлияло на ликвидность банковской системы. По состоянию на 1 июля 2009 г., денежные средства физических лиц составляли 62,8% общего объема депозитного рынка (в том числе долгосрочные депозиты со сроком размещения свыше двух лет - 8%). В России в последние 2 года доля долгосрочных депозитов составляла 5-6%.

Проведенный НБУ в I квартале 2009 г. стресс-анализ 17 крупнейших банков страны показал, что всем украинским банкам необходимо увеличить капитал на 24,7 млрд. гривен (в том числе государственным - еще на 2,8 млрд, гривен (дополнительно к 15 млрд. гривен, предоставленным им в декабре 2008 г.), банкам с украинским капиталом - на 7,2 млрд. гривен, а «дочкам» иностранных банков - на остаток этой суммы). Между тем влить деньги в банки для поддержания их платежеспособности по кейнсианским стандартам проблематично, поскольку денег не хватает. Кроме того, выборочный протекционизм в пользу одних (печальный опыт недостаточно прозрачного рефинансирования банков в конце 2008 г.) встречал протест других. Нехватка денег не позволяет также снизить налоги и увеличить государственные расходы на стимулирование внутреннего спроса (например, распространить государственный заказ на основные группы товаров с соответствующей корректировкой расходных статей государственного бюджета).

Гривна преимущественно или перемещается на валютный рынок с покупкой иностранной валюты как своеобразной инвестицией, или поддерживает зарубежную экономику за счет приобретения импортных потребительских товаров. За первые семь месяцев 2009 г. НБУ для сбалансирования валютного рынка продал 7,4 млрд. долл. своих валютных резервов. С сентября 2009 г. для поддержания курса гривны НБУ ограничил спрэд между покупкой и продажей иностранной валюты 2,0%, что, вместе с ограничением кредитования населения в иностранной валюте, сдержанно оценивается рынком.

В контексте оздоровления банковской системы Украины 2009 г. воспринимается и как год введения временных администраторов и кураторов в отдельные банки и их выборочной национализации. По состоянию на 11 августа 2009 г., в 17 банках Украины действовали временные администраторы, определяющие дополнительные особенности банковского менеджмента. Наиболее сложная задача при реструктуризации и национализации банков (впрочем, как и любых других учреждений) - определить справедливую цену на активы, которая бы могла удовлетворить стороны, причастные к соответствующим соглашениям.

В процессе национализации банков объем корпоративных прав государства будет увеличиваться, и первые несколько банков, рекапитализированных государством, не являются пределом. В этом контексте актуализируется вопрос качества корпоративного управления при преобладающем участии государства. Для финансовой системы Украины проблема заключается в постоянно недостаточном фрифлоуте (свободном обращении акций). Рынок акций Украины фактически всегда формировался как рынок корпоративного контроля, а не инвестиций (а сегодня - и тем более). Увеличение доли государства в структуре капитала банков одновременно означает высокую вероятность обездвиживания вторичного рынка акций, и без того по разным причинам малоактивного.

Что касается результирующих оценок и ожиданий, то можно сделать ряд выводов.

Мировая экономическая депрессия крайне отрицательно сказывается на финансовом секторе Украины - в частности, из-за невозможности более или менее точной оценки стоимости денег и других активов, а также падения инвестиционной привлекательности ценных бумаг отечественных эмитентов (в том числе и государства) на мировых рынках. При этом внешние рынки практически закрыты вследствие их стагнации и неудовлетворительной динамики индекса EMBI+. На неопределенный срок приостановлено рефинансирование прежних заимствований через новые цепные займы. Поэтому проблемы привлечения украинскими банками кредитов на зарубежных рынках будут продолжительными - пока не восстановится ликвидность зарубежных банков и рынков. Как правило, периоды восстановления экономики вдвое превышают периоды падения и депрессии.

Сегодня и в ближайшей перспективе Украина может получать ресурсы фактически только из таких двух источников: а) кредиты МФО; б) межгосударственные кредиты. В обоих случаях эти ресурсы находятся вне рамок открытых рынков.

Ухудшение суверенных рейтингов и рейтингов дефолта эмитента однозначно повышает стоимость заимствований посредством любых инструментов (по экспертным оценкам, на 0,5-1%). Однако государственный дефолт маловероятен. Более четким является влияние валютных рисков на платежеспособность государства и корпоративных заемщиков.

Пока долгосрочные последствия краха крупных инвестиционных банков не прослеживаются четко, но есть весомые основания для ожидания консолидации (через сделки слияния и поглощения - М&А) разных финансовых сегментов на основе универсализации деятельности финансовых учреждений. Стало понятно, что окончание «эры специализированных банков» отсчитывается не формально с принятием в 1999 г. Закона США «О финансовой модернизации», а фактически только девять лет спустя, а именно в сентябре 2008 г., с падением инвестиционных банков-гигантов (в частности, Lehman Brothers, Merrill Lynch и др.). В кризисных условиях универсализация финансового сервиса имеет новый подтекст и ориентируется не на охват новых конкурентных ниш для повышения прибыльности (как прежде - при росте рынков), а приобретает форму выживания, с отказом от узкосегментированных и чрезмерно затратных бизнес-проектов.

В нестабильные периоды актуализируется анализ динамики конкретных активов, а не комбинированных портфелей. Так, заинтересованность в приобретении обесцененных западных активов проявляют инвесторы из исламских и других восточных стран. Например, в Китае с 2006 г. разворачивает деятельность государственная инвестиционная компания, основной задачей которой является приобретение иностранных активов.

Достаточные основания для посткризисной активизации сделок М&А есть и в банковской системе Украины - как реакции на необходимость передела и реструктуризации корпоративной собственности и бизнеса. Прогнозные оценки в отношении банков, которые могут быть проданы, достаточно вариативны по экспертным источникам и находятся в диапазоне от 15 до 50%. Среди украинских банков - претендентов на продажу находятся все банки с введенной временной администрацией (поскольку ресурс восстановления является преимущественно внешним) и малые банки (поскольку это является средством их выживания - за счет консолидации капитала). Одними из основных претендентов на покупку украинских банков выступают российские инвесторы.

В отличие от предыдущих лет, на Украине ожидаемые банковские корпоративные сделки будут иметь свою специфику: если до начала кризиса наибольшим аргументом в пользу продажи банка была максимальная цена соответствующей сделки (собственники банков выручили за них около 12 млрд. долл., а средний коэффициент продажи банков измерялся приблизительно 4), то теперь основным таким аргументом становится его возможное банкротство.

Нужны не только механизмы приобретения государством обесцененных (недооцененных) активов и «вступления в собственность» (в том числе и в банковском секторе), но и специальная компания по управлению корпоративными правами государства, уполномоченная на это сразу и надолго (по образцу ликвидированного несколько лет назад Госинвеста). На сегодня полномочия и результаты деятельности соответствующего профильного департамента в составе ФГИУ слишком ограниченны.

Чрезвычайно важным направлением стабилизации банковской системы Украины следует признать поддержание позиций государственных банков в разных сегментах финансового рынка. Для соблюдения государственных интересов целесообразно в первую очередь обеспечить устойчивость государственных банков, в частности путем их капитализации. В отличие от рефинансирования, индикативная капитализация государством государственных банков не вызывает возражений как корпоративное и фактически санационное действие. Проведенную в 2008 г. и в январе 2009 г. докапитализацию ОАО «Ощад-банк» и ПАО «Укрэксимбанк» следует продолжить.

В кризисных условиях взвешенная регулятивная деятельность НБУ и правительства является основой для стабилизации рынков. Несмотря на перспективы таргетирования инфляции, в 2009-2010 гг. будут сохраняться черты денежно-кредитной политики Украины, сформированные в предыдущие годы. Сохранится режим относительно управляемого плавающего курса гривны, а также использования динамики американского доллара как операционного ориентира для валютного курса. Динамика денежных агрегатов будет оставаться важным индикатором оценки монетарных перспектив. Ставки денежного рынка в большой степени будут определяться ставками рефинансирования.

Тенденции валютно-курсовой политики будут определяться структурными изменениями в национальной экономике, результатами внешнеэкономической деятельности, а также конъюнктурой международных рынков (особенно рынков энергоносителей). Последствия мирового финансового кризиса и трансграничное перемещение капитала будут влиять на изменение курса гривны, ее девальвацию или ревальвацию. Возобновленный экспорт и простимулированный внутренний спрос станут ключевыми факторами стабилизации гривны, которая повлечет за собой уменьшение дефицит текущего счета платежного баланса и обеспечит в перспективе его положительное сальдо. Улучшение состояния мировых финансовых (в том числе кредитных) рынков притормозит отток капитала из Украины, поскольку до сих пор нерезиденты выводили капиталы с «новых» рынков с целью компенсации потерь ликвидности в традиционных мировых финансовых центрах. Сигналы о первых признаках стабилизации зарубежных кредитных рынков отражаются и в других сегментах инвестиционной сферы.

Связанные с рассмотренными экономическими ожиданиями предложения по внедрению антикризисных - инструментов финансовой стабилизации можно сформулировать так.

1. Поддержание стабильности национальной валюты и банковской системы Украины (а не контроль над инфляцией) должно определять монетарное регулирование и администрирование НБУ в современных кризисных условиях. Согласованность денежно-кредитной политики с бюджетной возможно обеспечить наряду с другими мерами также при отказе последней от популистских социальных расходов.

2. Денежно-кредитная политика должна быть более гибкой, а обоснованное снижение учетной ставки НБУ с целью стимулирования спроса на деньги усматривается приемлемым для корректировки стоимости денег в интересах участников рынка. Необходимо усилить контроль за использованием банками ресурсов, полученных в результате рефинансирования.

3. Дополнительные усилия по повышению доверия к денежно-кредитной политике и углублению понимания особенностей валютно-курсовой политики вернутся сторицей. Для этого требуется особое внимание к разъяснению сущности, целей, задач, мер и инструментов государственного (и особенно монетарного) регулирования. Следует постоянно публично озвучивать намерения и комментировать результативность деятельности государственных регуляторов.

4. Банки при решении вопросов их ликвидности должны уделять внимание вопросам достаточности капитала, и в частности путем дополнительных инвестиций собственников-акционеров и новых инвесторов. Точнее употреблять при этом термин «докапитализация», а не «рекапитализация» (который широко используется в действующем нормативно-правовом поле). Не требует доказательств тот факт, что консолидация капитала и переформатирование его структуры определяют перспективы посткризисного развития. Следует сосредоточиться на поддержке системных и государстве иных банков, с определением вероятных перспектив реструктуризации лих и других банков. Обозначенные перспективы вероятны и потому, что реструктуризация в значительной степени связана с соображениями внутреннего корпоративного банковского менеджмента, где влияние государства не всегда является непосредственным.

5. Необходимо не фрагментарное, а системное реформирование финансового сектора экономики Украины в целом - как банковской системы, так и небанковских учреждений и субъектов инфраструктуры. В условиях ограничения финансирования из внешних источников (впрочем, не только при этом) основной акцент следует делать на развитии внутреннего рынка долгосрочных финансовых и других ресурсов (в частности - рынка ценных бумаг). Деятельность институциональных инвесторов должна выйти за рамки посреднической и приобрести инвестиционно-катализирующие признаки. Это необходимо для нормализации кредитно-инвестиционного цикла и защиты финансовой системы от внешних угроз дестабилизации.

6. Для Украины до сих пор нерешенной остается проблема отсутствия международных стандартов гарантирования и страхования от инвестиционных рисков. Поэтому, кроме возобновления и дальнейшей интенсификации переговоров с OPIC, важно аналогичные меры осуществлять и с потенциальными аналогичными европейскими структурами - HERMES, COFA8 (организации по страхованию, соответственно, немецких и французских инвестиций). В рамках сотрудничества Украины со Всемирным банком необходимо результативное участие нашего государства в деятельности MIGA (Многостороннего агентства гарантирования инвестиций) и ICSID (Международного центра по урегулированию инвестиционных споров).

Таким образом, финансовые системы постоянно нуждаются в квалифицированном антикризисном мониторинге - как превентивном, так и во время кризиса. Поскольку регулирование рисков и раскрытие информации в рамках национальных рынков оказались неэффективными, то целесообразно установить режим наднационального регулирования и координации финансовых рынков. На повестке дня актуализируются изменения в системе международного права при проведении операций на глобальных рынках. Необходима интеграция международной финансовой статистики, на сегодня все еще разрозненной. Банковские стандарты достаточности капитала должны быть дополнены новыми соглашениями, которые бы перекрывали риски не только банковской, но и всей финансовой системы. Монетарные инструменты нивелирования последствий кризиса, безусловно, должны дополняться структурными сдвигами в реальной экономике.

Регулятивное воздействие государственных институтов - центробанков, правительственных и других структур - было и остается определяющим для обеспечения устойчивости рынков. Политика протекционизма все чаще используется как инструмент межгосударственной и корпоративной конкуренции. Однако наиболее весомым средством поддержания стабильности является сохранение доверия вкладчиков (для банковской системы) и инвесторов (для фондового рынка). Наряду с восстановлением воспроизводственной динамики базовых отраслей экономики, управляемое и предсказуемое поведение массовых участников финансовых рынков является основой их стабилизации.

Экономика Украины.- 2009.- №12.- С. 22-34.

Проблемносгь капитала украинских банков в условиях мирового финансового кризиса

Как отмечает в журнале «Экономика Украины» Н.Швец, в настоящее время финансовый кризис на Украине наиболее выразительно проявился в банковской сфере. У всех на глазах проблемы с достаточностью капитала одного банковского учреждения отрицательно сказались на ликвидности всей системы банков страны. Уже один этот факт доказывает актуальность обоснованного определения и оценки уровня достаточности капитала банковских учреждений. Они оказались не готовыми к системным трудностям, связанным прежде всего с дефицитом ликвидных средств на фоне ажиотажного изъятия депозитов и резкого роста доли проблемных кредитов в структуре кредитных портфелей банков, Такое положение требует, кроме всего прочего, принятия немедленных мер по рекапитализации банковских учреждений.

Разумеется, каждая национальная экономика ищет собственные пути, но существуют и определенные международные стандарты, которые дают возможность ориентироваться на действия развитых стран. Адаптируя мировой опыт к украинским реалиям, можно сформировать эффективный механизм преодоления трудностей вообще и определения достаточности капитала в частности. Этот механизм необходим органам банковского надзора для того, чтобы обеспечить рекапитализацию банков Украины.

Вопросы, связанные с определением достаточности капитала банковских учреждений, в международной практике регулируются документом Базельского комитета по банковскому надзору «Международная конвергенция оценки капитала и стандартов капитала. Исправленная версия» (далее - Базель-II). В большинстве стран с рыночной экономикой этот документ заменил предыдущее соглашение о капитале, принятое в 1988 г. (Базель-I), с дополнениями от 1996 г., которые касались оценки рыночных рисков. Украинская банковская система также внедряет основные принципы Базеля-II.

Автор публикации описывает его важнейших положения, анализирует степень применения их в украинской банковской практике, выясняет перспективы и направления утверждения тех или иных указаний документа на национальной почве.

Базель- II включает следующие компоненты:

1. Минимальные требования к достаточности капитала.

2. Надзорный процесс.

3. Раскрытие информации для поддержки рыночной дисциплины, при помощи которой финансовые рынки содействуют выполнению надзорным органом функции контроля за банковскими учреждениями и функции обеспечения соблюдения ими минимальных требований к достаточности капитала.

Что касается расхождений и изменений в базельских документах, то в Базеле- II выделены значимость и роль надзорного процесса в регулировании достаточности капитала каждого банковского учреждения. То есть формализация надзорного процесса приобретает особый вес, поскольку Базель- II позволяет наиболее эффективным банкам использовать вместо стандартизированных методов и единой классификации рисков системы внутренних рейтингов для расчета минимальных требований.

Контроль за соблюдением минимальных требований (1-ый компонент) остался важнейшей составляющей Базеля-II. Капитал, определенный надзорными органами как источник покрытия неожиданных убытков, состоит из акционерного капитала и нераспределенной прибыли (капитал 1-го уровня, или основной капитал) и дополнительного капитала (капитал 2-го уровня). Банки могут привлекать и так называемый капитал 3-го уровня, включающий краткосрочные субординированные заимствования, которые при определенных условиях используются для соблюдения минимальных требований к достаточности капитала.

Согласно европейскому законодательству в рамках Директив Европейского Совета, отношение регулятивного капитала к активам, взвешенным по степени риска, не может быть меньше 8,0%. Рассчитывая активы, взвешенные по степени риска, банк должен учитывать и внебалансовые инструменты, взвешенные по степени риска. Аналогом данного коэффициента в украинской практике служит установленный НБУ норматив адекватности регулятивного капитала банковского учреждения (Н2), который относится к группе нормативов капитала. Сегодня значение Н2 достигает 10%, но банкиры настаивают на том, чтобы ввиду финансового кризиса его уровень был снижен до 8,0%, как принято в международной практике; это позволит высвободить часть банковского капитала для осуществления операций или предоставить банкам большую свободу действий.

Статистика свидетельствует, что в 2007 г. значение Н2 снизилось с 14,19 до 13,92% и повысилось в 2008 г. до 14,01%. Но действия НБУ с целью рекапитализации банков страны, предпринятые с начала 2008 г., демонстрируют дальнейшее увеличение норматива адекватности капитала банка Н2 (до 14,72% на 01.02.2009 г.). По мнению автора, основными причинами улучшения данного норматива было резкое снижение банковских активов, взвешенных по риску (в связи с сокращением объемов кредитования в экономике Украины), а также ужесточение требований со стороны НБУ к размерам банковских резервов, которые прямо воздействуют на достаточность капитала банковских учреждений.

Как видно, в целом ситуация с достаточностью капитала банковских учреждений Украины как будто бы дает основания для оптимизма. Однако, к сожалению, статистика по отдельным банкам настораживает: проблемы достаточности капитала приобрели такой характер, что НБУ был вынужден ввести временные администрации в этих учреждениях на период финансового оздоровления,

В существующих обстоятельствах, когда НБУ должен усиливать требования к капиталу банковских учреждений с целью устранить последствия системного кризиса при огромном дефиците банковских ресурсов, следует, по всей вероятности, внести изменения в порядок определения размера капитала. Согласно Базелю-И, при стандартизированном подходе к оценке банковских рисков (разновидность которого фактически применяется на Украине) в капитал 2-го уровня могут частично включаться общие резервы по кредитным операциям в размере не более 1,25% взвешенных по риску активов (параграф 242). На Украине принято общие резервы по кредитным операциям банковских учреждений также включать в состав капитала 2-го уровня, но в полном объеме, из-за чего значительно завышаются реальные показатели достаточности банковского капитала по сравнению с международной практикой. Поэтому нужно привести порядок расчета размера банковского капитала на Украине в соответствие с международными стандартами.

Национальный банк Украины начал работу, направленную на учет рисков в ходе определения адекватности регулятивного капитала, как того требует документ Базельского комитета «Поправка к Соглашению о капитале для включения рыночных рисков». Первым результатом этой работы стало внесение изменений в «Инструкцию о порядке регулирования деятельности банков на Украине» в части учета валютного риска при определении адекватности регулятивного капитала. Этими изменениями предусмотрено требование по поддержке банками достаточного уровня регулятивного капитала для покрытия риска, который возникает в связи с превышением объемов активных операций со сроком погашения больше одного года над пассивными операциями с аналогичным сроком погашения.

Возвращаясь к Базелю- II, автор указывает, что новым соглашением о капитале предусмотрены три разных варианта расчета кредитного и операционного рисков: подход, который базируется на внутренних рейтингах (IRB); подход с учетом базовых индикаторов (BIA); прогрессивный подход на основе измерений (АМА). Базельский комитет признал нецелесообразность сохранения единого стандарта оценки рисков для всех банков. Названные подходы различаются степенью точности оценки рисков, что позволяет банкам и надзорным органам выбрать самый приемлемый подход, отвечающий размеру, уровню развития и позиции на рынке каждого отдельного банковского учреждения. Использование усовершенствованных моделей оценки рисков может способствовать снижению требований к минимальной величине банковского капитала. То есть фактически новые условия Базеля- II соответствуют ориентации на риск в банковском надзоре.

Базелем-II предусмотрено также дальнейшее использование стандартизированного метода измерения рисков, который во многом аналогичен подходу, зафиксированному в Базеле-I, и главная цель применения которого заключается в том, чтобы найти баланс между простотой и точностью. В пределах этого подхода устанавливаются фиксированные коэффициенты риска для каждой категории активов, однако предусматривается также возможность использовать внешние кредитные рейтинги, что повышает точность оценок. Базельский комитет считает, что большинство банков будет использовать стандартизированный подход как наилучшим образом соответствующий их деятельности и характеру принятых рисков.

Введенные Новым соглашением о капитале подходы, основанные на внутренних рейтингах (IRB), допускают возможность использовать модели кредитного риска с целью расчета достаточности капитала, но при этом не принимают во внимание корреляцию между различными видами кредитов. IRB-подходы предусматривают создание банком систем рейтингования заемщиков на основе вероятности их дефолта в течение определенного промежутка времени.

Для банков, использующих BIA-подход, надзорные органы устанавливают значения ряда показателей, как то: убытки в случае дефолта; общая абсолютная величина потенциальных убытков по кредиту или другому продукту; корректировки, связанные с определением периода, в течение которого банк несет риск по кредиту или другому продукту; ожидаемые убытки; неожиданные убытки.

Банки, использующие «прогрессивный» АМА-подход, должны самостоятельно определять названные показатели. Применение рассмотренных подходов предусматривает снижение требований к достаточности капитала, тем самым стимулируя банки к совершенствованию внутренних систем управления и оценки рисков, присущих банковской деятельности.

Так, Национальный банк Украины с целью проведения количественной оценки рисков, с которыми сталкиваются банки, осуществляет стресс-тестирование влияния на деятельность последних изменения внешних факторов. Стресс-тестирование опирается на данные форм статистической отчетности, которые подаются банками, и позволяет рассчитывать суммы дополнительных убытков (или доходов, которые могут быть получены банками), а также определять влияние рисков на капитализацию банковского сектора. В частности, стресс-тестирование влияния колебаний курса валют на деятельность банков, позволяющее отслеживать и прогнозировать прямые валютные риски, проводится с помощью чистой открытой позиции в иностранной валюте.

Результаты стресс-тестирования по состоянию на 1 января 2008 г. показали, что в случае колебания курса валют на 10% размер регулятивного капитала по банковскому сектору может измениться на 0,03%. Это говорит о несущественном влиянии прямого валютного риска на банковский сектор. Влияние колебаний валютного курса на размер регулятивного капитала невелико (как при ревальвации, так и при девальвации гривны), что в условиях финансового кризиса и нестабильных валютных курсов приобретает особое значение.

Стресс-тестирование изменения процентной ставки основано на анализе разрывов между чувствительными к изменениям этой ставки активами и пассивами банка и моделировании изменений ставок. Так, по результатам стресс-тестирования на указанную дату банковский сектор Украины имел незначительный риск изменения процентной ставки. Значение индекса риска для активов и пассивов со сроком погашения до одного года составляет 6,12%.

Во втором компоненте Базеля-И изложены ключевые начала банковского надзора, которые заключаются в фиксации того факта, что капитал банка соответствует характеру и объему рисков, им принятых. Согласно базепьским принципам, надзорный орган должен своевременно вмешаться в деятельность банка, если капитал последнего не покрывает его потенциальные риски. Если говорить конкретнее:

1. Надзорные органы исходят из того, что банки в своей деятельности поддерживают достаточность капитала на уровне, который превышает минимально установленный.

2. Банк должен использовать методики оценки достаточности совокупного капитала во взаимосвязи с характером и объемами принятых им рисков, а также стратегией поддержки различных уровней капитала.

3. Надзорные органы обязаны проверять и анализировать адекватность внутрибанковских оценок достаточности капитала и стратегии его поддержки, а также соблюдение банками регулятивных требований к достаточности капитала.

4. Надзорные органы должны предпринимать незамедлительные меры, если возникает угроза падения уровня достаточности капитала ниже минимально установленного значения.

Если проанализировать состояние и динамику соблюдения банками Украины минимального размера регулятивного капитала, то увидим положительные тенденции. В 2008 г. наблюдалось заметное наращивание регулятивного капитала - на 50,77 млрд. гривен (70,2%), общий объем составил 123,06 млрд. гривен. Это произошло в основном за счет роста фактически уплаченного зарегистрированного уставного капитала, переоценки основных средств, прибыли, включаемой в расчет капитала, субординированного долга, резервных фондов и общих резервов.

Третий компонент Базеля-II устанавливает минимальные требования к объему и составу информации, которая подлежит обнародованию. Такая информация позволяет другим участникам рынка оценить деятельность банка, достаточность его капитала и соблюдение им рыночной дисциплины. Но при этом Базель- II не отменяет практику, когда надзорные органы воздерживаются от широкого обнародования своих выводов касательно отдельных банков. Новые минимальные требования к достаточности капитала, содержащиеся в Базеле- II, дополняют требования в отношении раскрытия информации, предусмотренные бухгалтерским учетом и финансовой отчетностью банковских учреждений. Устанавливая обязательность раскрытия определенной информации и обеспечивая достоверность ее по всем банкам, третий компонент Базеля- II призван укрепить рыночную дисциплину как инструмент, способствующий выполнению задач надзорного органа по поддержке надежной и устойчивой банковской системы.

Итак, в условиях финансового кризиса вопросы достаточности капитала банковских учреждений становятся особенно актуальными. Системность банковского кризиса на Украине доказывает необходимость внедрить новые механизмы измерения и контроля за величиной банковского капитала. В этом русле следует признать целесообразным, чтобы Национальный банк Украины взвешенно адаптировал международные стандарты регулирования достаточности капитала банковских учреждений к внутренней практике и нашел собственные оптимальные пути оценки и рекапитализации украинских банков. Главным международным документом в сфере определения и регулирования минимального размера банковского капитала считается Базель- II. Чтобы усовершенствовать работу по адаптации его важнейших принципов к украинской практике, а также выделить собственные направления рекапитализации банковской системы Украины, по нашему мнению, целесообразно осуществить следующие меры:

- во-первых, порядок расчета размера капитала привести в соответствие с международными стандартами (это касается включения общих резервов в размер капитала банка);

- во-вторых, органы банковского надзора должны требовать от банковских учреждений поддержки достаточности капитала на уровне, превышающем минимально установленный (возможно, следует установить конкретные пределы такого превышения для каждой группы банков);

- в-третьих, Национальный банк Украины должен разработать план действий по переходу банковской системы к оценке достаточности капитала с учетом рисков. Для этого нужно сформировать новый методологический инструментарий. Подход на основе внутренних рейтингов (IRB-подход) следует считать приоритетным, поскольку он оптимально сочетает украинскую систему банковского надзора с международными стандартами.

В целом осуществление перечисленных мер позволит улучшить ситуацию в банковском секторе в отношении соблюдения банками минимального размера капитала, необходимого для покрытия непредусмотренных рисков, а следовательно, ослабить негативные последствия системного финансового кризиса на Украине.

Экономика Украины.- 2009.- №12.- С. 35-41.

РЫНКИ

Обзор состояния российского сектора алкогольной продукции

Британская исследовательская компания Datamonitor, специализирующаяся на бизнес-информации и рыночной аналитике, опубликовала обзор состояния российского сектора алкогольной продукции.

Обзор рынка

Алкогольная продукция включает пиво, сидр и ароматизированные спиртные напитки, крепкие алкогольные напитки и вина. Рынок оценивается исходя из розничных цен и включает все налоги. Все валютные конвертации проводились исходя из среднегодовых обменных курсов.

Для целей данного обзора в европейский рынок включены следующие страны: Бельгия, Чешская Республика, Дания, Франция, Германия, Венгрия, Италия, Нидерланды, Норвегия, Польша, Румыния, Россия, Испания, Швеция, Украина и Великобритания.

Рыночный анализ

В период 2004-2008 гг. российский рынок алкогольной продукции характеризовался устойчивыми темпами роста. Однако, как ожидается, в последующие пять лет этот рост замедлится.

В 2008 г. совокупные доходы данного рынка составили 61,3 млрд. долл., отображая составной среднегодовой темп роста в сложных процентах (CAGR) 5,8% за период 2004-2008 гг. Динамика роста была следующей (стоимость в млрд. долл./рост): 2004 г. - 48,9/-; 2005 г. - 52,2/6,7%; 2006 г. - 54,9/5,2%; 2007 г. - 58,5/6,4%; 2008 г. - 61,3/4,9%. Для сравнения, польский и венгерский рынки с CAGR 4,8% и 0,4% соответственно за тот же период достигли к 2008 г. 18,2 млрд. долл. и 7,1 млрд. долл. соответственно.

За период 2004-2008 гг. объемы потребления продукции на данном рынке увеличились с CAGR 3,1% и в 2008 г. достигли 12,9 млрд. л. Ожидается, что к концу 2013 г. объем рынка снизится до 12,6 млрд. л, представляя составной среднегодовой темп изменения в сложных процентах в -0,5% за период 2008-2013 гг.

На российском рынке алкогольной продукции в 2008 г. основное место заняли пиво, сидр и ароматизированные алкогольные напитки, обеспечив совокупные годовые доходы в 30,6 млрд. долл., что эквивалентно 49,8% общей стоимости рынка. В сравнении, продажа крепких алкогольных напитков принесла в 2008 г. доходы в размере 15,6 млрд. долл., или 25,4% от общих доходов рынка.

В пятилетний период 2008-2013 гт, прогнозируется замедление темпов роста показателей рынка с ожидаемым CAGR 2,9%, что, как полагают, отразится на стоимости рынка, которая к концу 2013 г. составит 70,7 млрд. долл. Для сравнения, рынки Польши и Венгрии за этот же период вырастут с CAGR 2,0% и 0,1% соответственно, до значений 20,1 млрд. долл. и 7,1 млрд, долл. в 2013 г.

С точки зрения рыночной сегментации доля российского рынка (по стоимости) составляет 11,3% от европейского рынка алкогольной продукции. На долю Польши приходится 3,4%, Венгрии -1,3%, на остальные страны приходится 84,1%.

На самом российском рынке датской компании Carlsberg A/S принадлежит доля в 29,9%, доля компании Anheuser-Busch InBev составляет 14,8%, голландского пивоваренного концерна Heineken N.V. - 11,4%, доля всех остальных компаний оценивается в 43,9% от общего объема производства.

Сбыт 44,8% продукции российского алкогольного рынка производится через супер- и гипермаркеты. Для сравнения, на долю специализированных предприятий розничной торговли приходится 31,4% регионального рыночного объема.

Конкурентная среда

Рынок алкогольной продукции будет проанализирован с учетом того, что участниками рынка являются производители пива, сидра и ароматизированных спиртных напитков, крепких спиртных напитков и вина. Ключевыми покупателями являются предприятия розничной торговли и общественного питания (например, бары, рестораны и т. д.). Более конкретно, основные покупатели российского рынка алкогольной продукции включают предприятия общественного питания, специализированные предприятия розничной торговли и супермаркеты/гипермаркеты. В качестве основных поставщиков выступают независимые производители яблок, винограда и других видов сырья.

Российский рынок алкогольной продукции представляется довольно концентрированным, трем главным участникам принадлежат 56,1% от общего объема рынка. Лидеры рынка владеют рядом известных торговых марок и работают в различных рыночных сегментах, что становится возможным благодаря легкости увеличения объемов после того, как компания прочно утвердилась на рынке.

Существует большая дифференциация продуктов на рынке, так же как и среди трех выделенных рыночных сегментов, в которые входят пиво, сидр и ароматизированные спиртные напитки, крепкие алкогольные напитки и вина. Рыночная сила покупателей варьируется в зависимости от уверенности покупателя в том, что продажа алкогольных напитков принесет прибыль. Поэтому сила покупателей выше среди крупных ритейлеров (супермаркеты/гипермаркеты), так как алкогольные напитки представляют собой только один из многих продаваемых ими продуктов.

Широкий диапазон брендов, различие продукции по качеству и цене означают, что сила покупателей ограничена и не может стать непропорционально высокой на этом рынке. Сила поставщиков также умеренна, поскольку сырьевые материалы для конечного продукта широко доступны. Вход на этот рынок в большой степени зависит от перспектив роста, а также от формата существующих участников,

Заменителей алкогольных напитков очень немного и лишь какое-то коренное изменение общей тенденции может заставить покупателей переключиться на другую товарную линию, например на здоровые напитки. Конкуренция на рынке оценивается как умеренная при большом разнообразии продуктов, но с относительно высокими фиксированными издержками.

Расходы покупателей на переключение не очень высоки, и благодаря довольно обширной дифференциации продуктов по трем сегментам этого рынка покупатели, скорее всего, будут более избирательны при удовлетворении своих потребительских потребностей, что увеличивает их рыночную силу. Более того, алкогольные напитки -как раз один из многих продуктов, продаваемых большинством предприятий розничной торговли, что является иллюстрацией того, что ритейлеры не полагаются на продажу алкогольных напитков, а это повышает рыночную силу покупателей.

Однако для предприятий общественного питания и специализированных предприятий розничной торговли картина будет другой, так как алкогольные напитки являются неотъемлемой частью их бизнеса. Существует также большая вероятность вертикальной интеграции с некоторыми покупателями, поскольку многие торговые сети производят свои собственные бренды алкогольных напитков. Собственные бренды супермаркетов часто стоят дешевле, чем их конкуренты, что позволяет им сбивать цены на более дорогие напитки, произведенные участниками рынка, увеличивая рыночную силу покупателей.

Однако приверженность определенным брендам основных участников рынка значительна, что снижает конкуренцию со стороны продукции низкой ценовой категории и, более того, уменьшает рыночную силу покупателей. С другой стороны, покупатели, имеющие лицензию на продажу спиртного, скорее всего, более избирательны относительно брендов, с которыми они работают. В целом, рыночная сила покупателей на рынке алкогольной продукции России оценивается как умеренная.

Поставщики товаров на рынок алкогольной продукции относительно разнообразные, потому что для производства конечной продукции каждый сегмент (пиво, сидр и ароматизированные алкогольные напитки, крепкие алкогольные напитки и вина) требует разных видов сырья. Это свидетельствует о том, что поставщики относительно разобщены, в то время как рынок рассматривается в качестве единого целого. Отсутствие дифференциации сырья и наличие альтернативных поставщиков ослабляют рыночную силу поставщиков.

Кроме того, некоторые производители интегрированы вертикально и сами производят необходимое сырье. Более конкретно, главные видами сырья в сегменте пива, сидра и ароматизированных алкогольных напитков являются солод, хмель, яблоки и другие вкусовые вещества. Хмель обычно покупают у независимых производителей, ячмень часто приобретают у фермеров. Производители яблок являются главными поставщиками сырья для производства сидра. Виноград - основное сырье для производства вина, и хотя некоторые крупные участники рынка имеют или арендуют виноградники, они также покупают виноград у независимых поставщиков.

И, наконец, исходными материалами, необходимыми для производства крепких алкогольных напитков служат хлебные злаки, фрукты и овощи, используемые в процессе дистилляции. Поскольку многие из поставщиков таких продуктов работают независимо и в относительно небольших масштабах, их влияние на рынок невелико. Более того, сегмент пива, сидра и ароматизированных алкогольных напитков является доминирующим в российском регионе, на его долю приходится 49,8% рыночной стоимости, что предполагает, что поставщики продуктов на этот сегмент рынка имеют большее влияние на рынок, чем остальные поставщики сырья. В целом, на российском рынке алкогольных напитков рыночная сила поставщиков умеренная.

Вход на один или несколько сегментов рынка алкогольной продукции существующая компания может произвести, диверсифицируя свои операции по видам алкогольных напитков, или путем создания абсолютно новой компании. С точки зрения ритейлеров или предприятий общественного питания, стоимость переключения между альтернативными напитками незначительна.

Угроза ценовой войны отвергается благодаря приверженности покупателей определенному бренду; редко покупатели будут выбирать более дешевую альтернативу, поскольку потребление алкоголя не кажется опасным, а скорее видится как часть стиля жизни и проведения досуга. Однако площади полок для хранения товаров в розничных торговых точках ограничены и поскольку большинство алкогольных напитков - это громоздкие предметы, вряд ли торговец заменит место на полке с известным марочным товаром новым, еще не зарекомендовавшим себя брендом, что объясняет трудность входа на рынок новых компаний.

Этот фактор также будет очевиден, но в меньшей степени, и в секторе общественного питания (например, в барах и ресторанах и т.д.), поскольку пространство баров и подсобных помещений тоже ограничено. Более того, имеются высокие барьеры для входа на рынок товаров массового спроса из-за значительной стоимости производства, хранения и сбыта. В целом, угрозу входа на российский рынок алкогольных напитков новых участников можно считать умеренной.

Заменители алкогольных напитков включают безалкогольные напитки, такие как прохладительные напитки, газированные напитки или вода. Некоторые производители алкогольной продукции предлагают свои собственные альтернативы, подобно безалкогольному легкому пиву, которое может компенсировать любые потери. Однако есть целый ряд межсегментных субститутов, поскольку большинство операторов основное внимание при производстве уделяют одному из сегментов рынка, например, пиву, сидру и ароматизированным алкогольным напиткам, крепким спиртным напиткам или винам. Поэтому, например, заменителем пива могли бы стать крепкие спиртные напитки и т. д.

Существует определенная трудность с оценкой преимуществ заменителей в пределах определенных сегментов рынка алкогольной продукции, так же как и между продуктами разных сегментов. Например, в прохладных помещениях должны храниться не только пиво, но и шампанское, и белое вино, что повышает стоимость хранения; более концентрированные формы алкоголя (спиртные напитки) могут дать более высокую прибыль на единицу площади полки, чем занимающие больший объем вино и пиво, но цена за единицу объема часто зависит от содержания алкоголя.

Более того, в рыночных тенденциях могут произойти значительные изменения из-за того, что покупатель начнет больше заботиться о своем здоровье и перейдет на потребление здоровых напитков. Это может несколько повлиять на доходы участников рынка. Безусловно, благодаря большому разнообразию продуктов на рынке алкогольных напитков и возможности выбора из имеющихся безалкогольных напитков существует весьма заметная угроза со стороны заменителей. В целом, на российском рынке алкогольной продукции угрозу со стороны заменителей можно оценить как сильную.

Как уже отмечалось, рынок алкогольных напитков России довольно концентрированный, ведущие участники владеют долей в 56,1% от его общего объема. В российских регионах преобладает сегмент пива, сидра и ароматизированных алкогольных напитков, на счету которого 49,8% стоимости рынка. Относительно сильная дифференциация продуктов по трем сегментам этого рынка уменьшает конкуренцию.

Несмотря на наличие специализированных продуктов, серьезные участники рынка работают с товарами массового спроса. Все это предполагает высокие фиксированные издержки, поскольку необходимо эксплуатировать крупные пивоваренные, винокуренные заводы и иметь значительные складские площади и оборудование для ферментации. В целом, конкуренция на российском рынке алкогольной продукции оценивается как умеренная.

Ведущие компании

Carlsberg A/S - одна из ведущих пивоваренных компаний в мире. Занимается производством, маркетингом и продажей пива. Кроме пива компания производит также безалкогольные прохладительные напитки, энергетические напитки и бутилированную воду. Компания продает 500 различных брендов напитков более чем в 150 странах мира. Дополнительно к деятельности в области прохладительных напитков компания занимается продажей недвижимого имущества, в первую очередь участков под своими бывшими пивоваренными заводами.

Восточноевропейское отделение компании охватывает рынки России и Украины и формирующиеся рынки Казахстана, Узбекистана, Белоруссии и Азербайджана. Россия представляет важный рынок компании в этом отделении, с 82% регионального объема продаж в 2008 г,

Годовая выручка компании в 2008 фин. г. составила 11,8 млрд. долл., что на 34% больше, чем годом ранее. Чистая прибыль в 2008 фин. г. составила 629,2 млн. долл., увеличившись на 23,5% по сравнению с 2007 г. На долю сегмента Восточной Европы (включая Россию) в 2008 г. пришлось 32% общей выручки. Сегмент Северной и Западной Европы закончил 2008 фин. г. с доходом в 3,8 млрд. долл., увеличение по сравнению с 2007 г. составило 98%.

Популярными марками пива в России являются «Арсенальное», «Невское», «Ярпиво», «Туборг», «Балтика» и ряд других. Бренд «Балтика» - один из рыночных лидеров в России. В 2008 г. объем продаж пива составил 46,8 млн. гл.

Anheuser-Busch InBev (ABLnBev)занимается производством, сбытом и продажей пива и прохладительных напитков. Компания продает легкое пиво, пиво премиум класса и специальные пивные напитки и управляет предприятиями более чем в 30 странах.

Компания предлагает портфель из 300 брендов, куда входят такие мировые флагманские бренды, как Budweiser, Stella Artois и Beck's, и многонациональные бренды, подобно Leffe и Hoegaarden. Компания также продает на рынках местные сорта, такие как Bud Light, Skol, Brahma, Quilmes, Michelob, Harbin, Sedrin, Cass, «Клинское», «Сибирская Корона», «Черниговское» и Jupiler.

В Центральной и Восточной Европе компания осуществляет деятельность в Чешской Республике, России и на Украине. В России дочернее предприятие компании SUN InBev имеет девять пивоваренных заводов в городах Клин, Иваново, Саранск, Курск, Волжский, Омск, Пермь, Санкт-Петербург и Новочебоксарск. В апреле 2009 г. SUN InBev запустила пивоваренный завод мощностью 1,8 млн. гл пива в год в Ангарске ( Иркутская область).

Годовая выручка компании в 2008 фин. г. составила 23,6 млрд. долл,, что на 11,6% больше, чем годом ранее, причем 21,6 млрд. долл. приходится на долю пивного подразделения. Чистая прибыль компании в 2008 фин, г. равнялась 1,9 млрд. долл., что на 41,4% меньше, чем в 2007 г. Доля доходов компании в странах Центральной и Восточной Европы в 2008 фин. г. составила 13,7%, или 3,2 млрд. долл. (увеличение на 0,5% по сравнению с 2007 г.).

Heineken N. V. - одна из ведущих мировых пивоваренных компаний по объему продаж и доходности. Компания имеет широкое международное присутствие через глобальные сети дистрибьюторов и пивоварен. Также она является самым крупным пивоваром и дистрибьютором прохладительных напитков с точки зрения объема поставок.

Компания варит и продает более 200 наименований международных сортов пива премиум класса, региональных, местных и специальных сортов. Основные марки пива: Amstel, Birra Moretti, Cruzcampo, Foster's, Maes, Murphy's, Newcastle Brown Ale, «Охота», Primus, Sagres, Star, Strongbow, Tiger и Zywiec. Компания имеет 125 пивоваренных заводов и сбытовых организаций в 70 странах. Эти заводы или принадлежат компании, или являются совместными предприятиями.

В России наиболее популярными брендами этой компании являются Heineken, «Три медведя», «Доктор Дизель» и Amstel Pulse. В 2008 г. в России компания продала 15,5 млн. гл пива.

В 2008 фин. г. годовая выручка компании составила 21 млрд. долл., что на 27,3% больше, чем в 2007 г. Чистая прибыль равнялась 507,7 млн. долл., что на 62,6% меньше, чем в 2007 г.

На долю стран Центральной и Восточной Европы (включая Россию) в 2008 фин. г. приходилось 5,4 млрд. долл., или 26% совокупной годовой выручки компании (на 14,3% больше, чем годом ранее).

Рыночный прогноз

В 2013 г. стоимость российского рынка алкогольной продукции, как ожидается, достигнет 70,7 млрд. долл., т.е. с 2008 г. рост составит 15,3%. Составной среднегодовой темп роста в сложных процентах (CAGR) за период 2008-2013 гг. прогнозируется на уровне 2,9%.

В период 2008-2013 гг. прогнозируемая стоимость российского рынка алкогольной продукции составит (млрд. долл./рост): в 2008 г. 61,3/4,9%, в 2009 г. 63,0/2,8%, в 2010 г. 64,8/2,8%, в 2011 г. 66,7/2,9%, в 2012 г. 68,7/3,0%, в 2013 г. 70,7/3,0%.

В 2013 г. объем российского рынка алкогольной продукции, как ожидается, составит 12,6 млрд. л, т.е. с 2008 г. сократится на 2,6%. Составной среднегодовой темп изменения в сложных процентах за период 2008-2013 гг. прогнозируется на уровне - 0,5%.

В период 2008-2013 гг. прогнозируемый объем российского рынка алкогольной продукции составит (млн. л/изменение): в 2008 г. 12933,8/2,3%, в 2009 г. 12755,1/-1,4%, в 2010 г. 12644,2/-0,9%, в 2011 г. 12607,4/-0,3%, в 2012 г. 12593,6/-0,1%, в 2013 г. 12596,6/0,0%.

О.С.Шуров

Datamonitor - Alcoholic Drinks in Russia. - 2009. - August. - P. 7-29.

ТРАНСПОРТ И СВЯЗЬ

Обзор состояния отрасли воздушных перевозок

Компания Datamonitor, специализирующаяся на бизнес-информации и рыночной аналитике, опубликовала обзор состояния и перспектив развития отрасли воздушных перевозок.

Обзор рынка

К индустрии воздушных перевозок относятся пассажирские (не связанные с перевозкой грузов) авиаперевозки, осуществляемые как регулярными, так и чартерными рейсами. Объемы отрасли определяются как общее количество авиапассажиров, обслуженных во всех аэропортах в пределах страны или региона. Стоимость отрасли определяется как совокупная выручка, полученная авиалиниями от перевозки этих пассажиров. Это позволяет избежать двойного подсчета пассажиров. Все валютные конвертации проводились исходя из среднегодовых обменных курсов.

Для целей данного обзора в европейский рынок включены следующие страны: Бельгия, Чешская Республика, Дания, Франция, Германия, Венгрия, Италия, Нидерланды, Норвегия, Польша, Румыния, Россия, Испания, Швеция, Украина и Великобритания.

Рыночный анализ

В 2008 г. совокупные доходы отрасли составили 10,1 млрд. долл., что отображает составной среднегодовой темп роста в сложных процентах (CAGR) 15,2% за период 2004-2008 гг. Для сравнения, французская и немецкая индустрии авиаперевозок с CAGR 3,2% и 13,6% соответственно за тот же период в 2008 г. получили доходы в 12 млрд, долл. и 25,7 млрд. долл. соответственно.

В период 2004-2008 гг. объем отрасли увеличивался с CAGR 5,3% и в 2008 г. достиг уровня 29,9 млн. пассажиров. Ожидается, что к концу 2013 г. объем индустрии возрастет до 36,7 млн. пассажиров и CAGR за период 2008-2013 гг. составит 4,2%.

В 2008 г. сегмент внутренних перевозок оказался самым крупным для отрасли с общим числом пассажиров в 21,1 млн. человек, что эквивалентно 70,7% общего объема индустрии. В сравнении, сегмент международных авиаперевозок в 2008 г. составлял 8,8 млн. пассажиров, или 29,3% общего объема отрасли.

Прогнозируется замедление развития индустрии авиаперевозок, с ожидаемым темпом роста CAGR 8,2% за пятилетний период 2008-2013 гг., и к концу 2013 г. стоимость отрасли достигнет 15 млрд. долл. Для сравнения, французская и немецкая индустрии авиаперевозок за этот же период вырастут с CAGR 2,0% и 3,4% соответственно, до значений 13,3 млрд. долл. и 30,4 млрд, долл. соответственно в 2013 г.

На долю России приходится 7,6% стоимости европейской индустрии авиаперевозок. Для сравнения, доля Германии составляет следующие 19,2%, Великобритании - 14,9%, Франции - 9,0%, остальных европейских стран - 49,2%,

Конкурентная среда

Отрасль будет проанализирована с учетом того, что участниками рынка являются авиакомпании. Главными покупателями выступают туристы или деловые люди (последняя категория рассматривается как В2В - business-to-business), поставщики топлива, производители самолетов и квалифицированные служащие как представители основных поставщиков.

Мировой финансовый кризис и рецессия тяжело ударили по индустрии авиаперевозок. Чтобы спасти компании, оказавшиеся в тяжелом положении, все чаще приходится прибегать к слияниям и поглощениям. Угроза банкротства - серьезна в этой индустрии, учитывая историю таких авиакомпаний, как Zoom, Silverjet, XL, Frontier, ATA, Oasis Hong Kong Airlines и SkyEurope, и это только несколько примеров перевозчиков, в последние годы прекративших свою деятельность или находящихся в процедуре банкротства. Все это может нанести вред поставщикам из-за отсутствия спроса.

Тем не менее, российская отрасль авиаперевозок характеризуется сильной рыночной силой поставщиков, что является следствием дуополии компаний Boeing и Airbus, которая существует в производстве авиалайнеров, и того обстоятельства, что пока еще не изобретена реальная замена топливу для реактивных двигателей. Отрасль все еще остается привлекательной для новых участников, вступающих на рынок, однако сдерживающим фактором может служить необходимость осуществления больших капиталовложений. Конкуренция между авиакомпаниями высокая, а лояльность клиентов в этой индустрии низкая.

Отрасль чувствительна к ценам. Многие клиенты ищут дешевые билеты, что привода к интенсивной ценовой конкуренции между участниками рынка. Альтернативные виды транспорта, такие как железнодорожный, по цене и скорости не могут конкурировать с воздушными перевозками, но вероятно, что такие технологии, как видеоконференции, могут представлять собой угрозу перевозкам деловых людей. Участники отрасли могут вновь обрести рыночную силу путем дифференциации своих услуг, например, предлагая воздушную транспортировку грузов, что означает, что авиакомпании меньше полагаются на пассажирские перевозки, в то время как программы лояльности пассажиров сопряжены с определенными затратами покупателей на переключение.

Появление сайтов онлайн бронирования билетов означает, что потребитель может сопоставлять и выбирать предлагаемые ему услуги. Отрасли присуща низкая стоимость переключения, означающая, что лояльность одному бренду низка. В попытке увеличить свою рыночную силу участники отрасли ввели программы лояльности, чтобы убедить клиентов пользоваться своими услугами, К их числу, например, относится программа «Аэрофлот Бонус».

Потребитель, который пользуется услугами конкурента, теряет выгоды программы лояльности, а это равнозначно тому, что была заплачена стоимость переключения. Эта индустрия крайне чувствительна к ценам, поэтому потребители, скорее всего, будут выискивать самый экономичный способ передвижения. Нынешние сложные экономические условия означают, что предприятия многих секторов стремятся снизить расходы, и деловые поездки могут быть одной из статей, расходы по которым можно сократить; пока же растущая безработица и отсутствие гарантии занятости могут привести к положению, когда потребители начнут избегать дорогостоящих путешествий.

Подобная чувствительность к ценам повышает рыночную силу покупателей. Тем не менее, большое число клиентов поступают таким образом, что снижают рыночную силу покупателей, так как авиакомпании не ощущают на себе влияние потери конкретного клиента. В целом, рыночная сила покупателей оценивается как умеренная.

Авиалиниям необходимы топливо, воздушные суда и рабочая сила. Затраты на рабочую силу значительны, при большой численности летного состава и наземного персонала, включая механиков, агентов по бронированию и доставке билетов, необходимых для эффективного обслуживания пассажиров. Авиационное топливо не облагается налогом во многих странах, однако росту цен на топливо трудно противостоять. При покупке или аренде у поставщиков воздушных судов авиакомпании должны заключать контракты, нарушение которых часто влечет крупные финансовые потери.

Более того, существует эффективная дуополия поставщиков новых самолетов -Boeing и Airbus. Эта монополия двух конкурирующих компаний увеличивает рыночную силу поставщиков. В 2008 г. компания Boeing получила 632 заказа, в то время как Airbus - 777, В 2007 г. бразильская авиалиния ТАМ Airlines поручила компании Boeing построить восемь самолетов Boeing 777-300ER, а бразильская GOL Airlines заключила контракт с этой же компанией о производстве 19 самолетов Boeing 737-800. Air Canada поручила Boeing построить 23 самолета Boeing 787-8. Как правило, авиакомпании формируют альянсы друг с другом не только для достижения экономии за счет размера сети путем заключения кодшеринговых соглашений и т.д., но и для получения масштабной экономии при покупке топлива и даже воздушных судов.

Объединение сил при осуществлении закупок служит средством усиления участников рынка, позволяющим им отстаивать свои интересы и поэтому уменьшающим рыночную силу поставщиков. Сегодня практически невозможно найти замену затратам, необходимым для функционирования авиакомпаний - прежде чем предложить полеты, авиакомпания должна иметь воздушные суда, поставки авиационного топлива и достаточное количество рабочей силы. В отличие от других видов транспорта, авиалинии не имеют альтернативного источника энергии. В целом, сила рыночная поставщиков оценивается как высокая.

Индустрия авиаперевозок в большинстве стран была до определенной степени нерегулируемой, а это означает, что входные барьеры для новых участников понижены. Авиакомпании в настоящее время свободно ведут переговоры о своих операционных соглашениях с различными аэропортами, вводе и ликвидации маршрутов, установлении тарифов и объемов воздушных перевозок в соответствии с рыночными условиями. Это оказывается привлекательным для новых участников рынка. Тем не менее, индустрия авиаперевозок все еще в значительной степени контролируется, а это означает, что при создании новой авиалинии задействуется огромная бюрократическая машина.

Для осуществления авиаперевозок новые компании должны получить лицензию на осуществление деятельности, что обычно является длительным процессом, а следовательно, формирование доходов может занять больше времени, что является сдерживающим фактором для многих потенциальных авиакомпаний. Для входа в эту индустрию компания должна иметь достаточно средств на оплату персонала, необходимого для эффективной эксплуатации воздушных судов и оборудования, и на аренду или приобретение авиапарка. В последние годы наблюдается рост объемов воздушных перевозок, а это означает, что можно ожидать перегруженность многих аэропортов, особенно крупных узлов. Временной интервал (слот), предоставляемый авиалиниям, очень важен и является предметом ведения переговоров авиаперевозчиков с аэропортами.

Давно утвердившиеся на рынке авиакомпании будут удерживать монополию над слотами в определенных аэропортах, чтобы усложнить проникновение новых перевозчиков, что создаст трудности для новой авиакомпании при ведении переговоров о хороших слотах в загруженных аэропортах, и в результате она может получить предложение о выполнении полетов только в часы наименьшей загруженности или осуществлять рейсы в аэропорты, расположенные вдали от наиболее популярных пунктов назначения,

Все это может стать сдерживающим фактором для новых авиакомпаний, поскольку потребители могут искать более удобные альтернативы. Для авиакомпаний многих стран 2009 г., как и 2008 г., оказался трудным, некоторые из них объявили о банкротстве. Угроза низкой рентабельности может насторожить новые компании, входящие в отрасль, а это уже произошло с авиалиниями, подобными Аэрофлоту, зафиксировавшему в 2008 фин. г. чистые убытки. В целом, вероятность входа на рынок новых участников оценивается как умеренная.

Другие виды транспорта, такие как автодорожный, железнодорожный и морской, рассматриваются в качестве субститутов воздушных перевозок. Покупатели принимают во внимание не только стоимость поездки, но также и затрачиваемое на нее время при пользовании соответствующими видами транспорта. В более крупных странах при помощи воздушного транспорта легче преодолеть большие расстояния и по сравнению с железными дорогами у него есть определенные преимущества, такие как меньшее время в пути, даже с учетом времени, необходимого для регистрации пассажиров при вылете. Однако в небольших странах внутренние авиаперевозки могут быть не столь удобными для пассажиров и железнодорожный и автомобильный виды транспорта становятся для них более привлекательной альтернативой.

Более того, многим потребителям в настоящее время хорошо известно о негативном воздействии авиатранспорта на состояние окружающей среды и поэтому они пользуются услугами железных дорог. Большую часть мира можно объехать на автобусах или поездах дальнего следования, хотя уровень сервиса варьируется и пересечение некоторых границ может представлять определенные трудности. Сеть железных дорог в России предоставляет обширные возможности для путешествий через всю страну. Стоимость проезда на железнодорожном транспорте значительно ниже стоимости полета, однако времени на такую поездку будет потрачено больше.

Автобусные маршруты - это еще один удобный способ передвижения в России. Местные автобусные линии обеспечивают удобное сообщение между небольшими городами, однако междугородние автобусные поездки на дальние расстояния длительны по времени, неудобны и только незначительно дешевле, чем железнодорожные. Пассажирские речные суда курсируют между Москвой и Санкт-Петербургом и между Москвой и разными пунктами назначения на Волге и на Дону, однако эти маршруты обслуживаются только в летние месяцы. Международное железнодорожное сообщение действует на маршрутах Москва -Париж и Амстердам (через Берлин и Варшаву) и Омск - Берлин.

Транссибирская магистраль проходит от Москвы до Владивостока, который имеет железнодорожное сообщение с Пекином. Трансмонгольская магистраль также проходит до Пекина через Улан-Батор. Однако авиаперелет обойдется дешевле и быстрее. Видеоконференции часто представляются как угроза бизнесу авиаперевозок, поскольку предлагают более дешевые средства проведения встреч с коллегами, находящимися далеко друг от друга, хотя в настоящее время не ясно, насколько полно такие технологии заменят личные беседы. В этом случае угроза замещения для авиалиний рассматривается как умеренная.

Российская индустрия авиаперевозок достаточно сильно сконцентрирована, в ней представлены такие крупные участники, как Аэрофлот, который занимает на рынке доминирующее положение. В последние годы конкуренцию усилил рост числа бюджетных авиакомпаний.

Некоторые авиакомпании могут дифференцировать себя от конкурентов с более низкими ценами, предлагая эксклюзивные услуги или повышенное качество обслуживания, и это может быть привлекательно для определенного числа потребителей. Однако в настоящее время покупатели будут искать низко-ценовые альтернативы традиционным авиакомпаниям.

Последние годы были трудными для некоторых авиаперевозчиков, что стало заметным на фоне происходящих слияний и поглощений. Возрастающая угроза банкротства означает, что некоторые авиакомпании были вынуждены поднять тарифы и добавить сборы, что в конечном итоге уменьшает удовлетворенность и лояльность клиентов, Подобные трудности могут отпугнуть новых участников и поэтому уменьшат конкуренцию, поскольку сократится число ведущих компаний. Отрасль характеризуется высокими барьерами для выхода, так как требуется распродажа специализированных активов. Высокие фиксированные издержки, такие как заработная плата и эксплуатационные расходы, увеличивают конкуренцию.

Кроме того, полет самолета с незаполненными креслами сокращает рентабельность рейса: это представлено здесь как высокая «стоимость хранения» (поскольку затраты на хранение в обрабатывающей промышленности представляют нереализованную продукцию). Для уменьшения негативных последствий этого явления большинство ведущих конкурентов диверсифицировали свой бизнес путем, например, осуществления грузовых перевозок. Это снижает конкуренцию, позволяя перевозчикам меньше полагаться на продажу пассажирских авиабилетов. В целом, конкуренция в этой отрасли довольно сильная.

Ведущие компании

ОАО «Аэрофлот - российские авиалинии» является глобальным авиаперевозчиком, совершающим полеты более чем в 93 пункта назначения в более чем 47 стран мира. Компания предлагает услуги по пассажирским и грузовым перевозкам как на внутренних, так и на международных линиях. Компания также предоставляет авиационные услуги со своей базы в московском аэропорту «Шереметьево».

Ассоциированные компании главным образом производят обработку грузов, предоставляют услуги по заправке топливом и управляют магазинами беспошлинной торговли. Дополнительно к своим международным рейсам Аэрофлот выполняет полеты по целому ряду маршрутов, соединяющих Россию, страны СНГ и Балтии.

Компания работает главным образом по трем направлениям бизнеса - авиационному, бортового питания и гостиничному. Авиационный бизнес включает авиаперевозки отечественных и иностранных пассажиров и грузов и другие виды авиауслуг. Аэрофлот является крупнейшим российским авиаперевозчиком, обеспечивающим выполнение 68% международных пассажирских рейсов и более 10% отечественных рейсов в страны СНГ. Аэрофлот располагает большим парком воздушных судов иностранного и отечественного производства. Компания имеет около 90 принадлежащих ей или арендованных авиалайнеров, 40% которых составляют Airbus 320 и Boeing 767.

Транспортировка грузов - один из основных видов деятельности Аэрофлота. Компания имеет представительства по всему миру и предоставляет услуги, включая перевозку грузов воздушным, автомобильным и железнодорожным транспортом, оформление таможенных документов и международных грузов.

Центр подготовки авиационного персонала компании включает тренажерный комплекс, отдел подготовки летного состава, учебный отдел, отдел подготовки бортпроводников и отдел языковой подготовки.

Инженерный центр компании предлагает техническое обслуживание самолетов российских и иностранных компаний. В 2006 г. авиакомпания перевезла 7,29 млн. пассажиров и 145,3 тыс. т почты и грузов; пассажирооборот и грузооборот составили 22406 млн. лассажиро-километров и 2885 млн. тонно-километров соответственно.

Выручка Аэрофлота в 2008 фин. г. составила 4613, 8 млн. долл., что на 21,2% больше, чем годом ранее. Чистая прибыль компании в 2008 фин. г. равнялась 56,1 млн. долл., что на 81,6% меньше, чем в 2007 фин. г.

ОАО «Авиакомпания «Сибирь» является вторым по величине российским авиаперевозчиком после Аэрофлота. С марта 2006 г. она предлагает свои услуги под зарегистрированным товарным знаком S7 Airlines. В настоящее время выполняет полеты из узлов в Москве (Домодедово), Новосибирске (Толмачево), Челябинске (Баландино) и Перми (Большое Савино) во все крупные города России и остальных стран СНГ. Кроме того, она осуществляет регулярные полеты в Европу и страны Азиатско-Тихоокеанского региона, а также чартерные рейсы в 20 стран мира. Компания эксплуатирует около 60 самолетов, включая Airbus A319 и А310, Boeing 737, Ту-154М и Ил-86.

Финансовая информация не публикуется.

ФГУП «ГТК «Россия» - авиакомпания, базирующаяся в Санкт-Петербурге, начала деятельность в октябре 2006 г. после присоединения ФГУАП «Пулково» (Санкт-Петербург) к ГТК «Россия» (Москва).

Самолеты компании совершают полеты в 35 городов страны и приблизительно в 40 пунктов назначения по всему миру со своих базовых аэропортов в Санкт-Петербурге (Пулково) и Москве (Внуково). Компания также обеспечивает полеты VIP-персон, в том числе президента России.

Финансовая информация не публикуется.

О.С.Шуров

Datamonitor. - Airlines in Russia. - 2009. - December. - P. 1-26.

ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ

Шахтный метан в России и его безопасное использование

Международное энергетическое агентство подготовило информационную статью о шахтном метане (ШМ) в России и его использовании с выгодой для безопасности и охраны окружающей среды. Ниже изложено основное содержание публикации.

В мире разрабатываемые шахтами газоносные угольные пласты содержат значительные запасы метана, которые могли бы стать важным дополнительным источником энергии в случае извлечения и утилизации, или будут и далее усугублять ситуацию с глобальным потеплением (при попадании в атмосферу). Метан - парниковый газ, обладающий сильным воздействием, поскольку в 21 раз эффективнее удерживает тепло в атмосфере Земли, чем диоксид углерода (СО2). В 2000 г. выбросы метана составили 16% всех антропогенных выбросов парниковых газов (ПГ) в мире, а доля ШМ в глобальных выбросах метана составила 8%.

В данной статье рассматриваются выбросы шахтного метана - газа, который выделяется непосредственно до, во время или по окончании горных работ, выбросы которого влияют на безопасность работ в шахтах и изменение климата. Необходимо различать шахтный метан и метан угольных пластов, запасы которого эксплуатируются как месторождения природного газа.

Согласно данным Агентства по охране окружающей среды США, выбросы шахтного метана в мире в 2005 г. составили 21,8 млрд. м3 (или 329 млн. т эквивалента СО2), из которых 3,1 млрд. м3(47 млн. т эквивалента ССЪ^было использовано в качестве топлива. Около 33% выбросов шахтного метана в этих оценках пришлось на Китай. США, чьи выбросы составляют 13%, занимают второе место. Россия и Украина, на которые приходится по 6% выбросов, продолжают список.

Согласно кадастру парниковых газов Рамочной конвенции ООН (РКИК ООН) по изменению климата, выбросы метана при подземной угледобыче в России составили в 2006 г. около 1,9 млрд. м3 (28,5 млн. т в эквиваленте СО2). Практически весь объем выделяемого метана в России выбрасывается в атмосферу. Наряду с очевидным влиянием на окружающую среду, высокая метаноносность является критической в вопросах безопасности работ на угольных шахтах. Большинство смертельных случаев на российских шахтах связано с метановыделением в рудничную атмосферу. Только в 2007 г. две катастрофические аварии на шахтах России унесли жизни 150 горнорабочих.

Для целей анализа использовались данные РКИК ООН по изменению климата о выбросах метана из российских угольных шахт, представленные в эквиваленте СО2. При переводе в кубические метры метана применялся переводной коэффициент 21, используемый РКИК ООН.

В мире при подземных горных работах метан извлекается перед началом работ (дегазация) или каптируется во время горных работ, чтобы уменьшить его выделение в выработки шахт. Извлеченный газ может использоваться в качестве источника энергии, сжигаться в факеле или выветриваться в атмосферу. Концентрации метана в метановоздушных смесях (МВС) сильно различаются от страны к стране и зависят от горно-геологических условий и других факторов горного производства. МВС с содержанием метана выше 40% могут использоваться для производства электроэнергии и тепловой энергии для центрального отопления, в когенерации и промышленности. Если извлеченный метан более высокого качества (например, 80% и выше, прошедший необходимую обработку и очистку), его направляют в газопроводы или используют в качестве топлива для автотранспорта (М2М, 2008). Однако на российских шахтах такой метан практически не добывается.

Как правило, из соображений безопасности в шахтах используются вентиляционные системы, смешивающие метан с достаточными объемами воздуха для разрежения метана до низких концентраций. Вентиляционные МВС являются самыми низкими по качеству, поскольку имеют низкую концентрацию метана (обычно не более 0,8%). Метан в вентиляционных МВС слишком разрежен и не может поддерживать горение, а сами МВС сложнее всего поддаются каптированию и утилизации, поскольку сложно найти подходящие технологии для их использования. Однако некоторые страны мира проводят работы по улавливанию и утилизации и этих низкопотенциальных метановоздушных смесей,

Обзор российского угольного сектора

В 2008 г. Россия была пятым по объемам добычи производителем каменного угля в мире (свыше 247 млн. т в 2008 г.). Добыча угля в России составила 1/11 от добычи в Китае, 1/4 от уровня добычи в США и около половины добычи Индии. Россия была третьим по величине экспортером каменного угля (101 млн. т) после Австралии (252 млн. т) и Индонезии (202 млн. т). Запасы угля в России находятся в 22 угольных бассейнах и 118 месторождениях на всей территории страны, но большей частью расположены в Сибири (80%) и на Дальнем Востоке (10%).

Месторождения РФ располагают крупнейшими в мире запасами каменного угля, которые оцениваются в 3900 млрд. и в то же время являются одними из самых метаноносных: в среднем 11,6м3 метана в 1 тонне угля. Почти 80% всех газообильных шахт России находится в Кузнецком и Печорском бассейнах. Такая высокая газоносность углепородных толщ в России частично обусловлена высоким сорбционным потенциалом углей в этих бассейнах.

Подземная разработка месторождений обеспечивает до 40% всей добычи угля и около 50% добычи каменного угля. Особо крупные запасы находятся в Сибири (80% запасов угля) и в меньшей степени на Дальнем Востоке (10%). Основными бассейнами являются Кузнецкий (Сибирь) и Канско-Ачинский (Сибирь). В 2007 г. на Кузнецкий угольный бассейн приходилось 56% добытого в России угля. На Канско-Ачинский бассейн - 12%, еще по 10% - на Восточную Сибирь и Дальний Восток. В сумме угольные бассейны в этих регионах обеспечили 90% всего добытого в России угля. Основными угольными бассейнами на долгосрочную перспективу остаются Кузнецкий и Канско-Ачинский, в то время как Восточная Сибирь, Печорский, Донецкий и Южно-Якутский бассейны будут иметь региональное значение.

Российская угольная промышленность. Рост производства в угольной промышленности России начался в конце 90-х годов XX в. после завершения первого этапа ее реструктуризации, В период с 1999 по 2008 гг. Россия продемонстрировала наиболее значительные темпы устойчивого экономического развития в своей истории. Реальный рост валового внутреннего продукта (ВВП) составил в среднем 7% в год (с учетом уровня инфляции), а, учитывая постепенное сокращение населения, рост на душу населения был еще более высоким. В свою очередь, такой экономический бум потребовал роста инвестиций и производства энергии для поддержки экономики. Во время реструктуризации угольного сектора закрывались неэффективные шахты, результатом чего стало повышение конкурентоспособности сектора и производительности труда.

Это был непростой период, когда ликвидация угольных предприятий повлекла за собой значительные социальные проблемы и необходимость решения вопросов трудоустройства и переподготовки уволенных по сокращению шахтеров. Практически все угольные шахты были приватизированы. Частные собственники осуществили сравнительно масштабные инвестиции в новые технологии и горношахтное оборудование, развитие горного хозяйства шахт, что позволило значительно повысить производительность и безопасность труда подземного персонала шахт. Нагрузки на комплексномеханизированный очистной забой за период 1997-2007 гг. повысились в среднем в три-четыре раза, Добыча угля в России выросла с 221 млн. т в 1998 г. (в том числе 141 млн. т каменного угля) до 323 млн, т (в том числе 247 млн. т каменного угля) в 2008г. За счет роста объемов экспорта за десятилетие существенно выросла доля обогащаемых углей - 65% углей в 2005 г. подвергалось различным способам повышения качества углей. По данным Министерства энергетики РФ, в январе-марте 2009 г. добыча угля в результате мирового экономического кризиса составила 69,5 млн. т, что на 18,7% меньше, чем за аналогичный период в 2008 г.

Реструктуризация угольной отрасли в 90-е годы привела к закрытию 188 нерентабельных и неперспективных шахт. В их число попали наиболее метанообильные, что привело к существенному сокращению выбросов метана из действующих шахт. В 2009 г. 57 из 98 действующих в России шахт характеризуются высокой газоносностью участков пластов, имеющихся на балансе этих шахт (свыше 10 м3/т), в том числе к ним относятся и сверхкатегорийные шахты (более 13 м3/т с.б.м.) и шахты опасные по внезапным выбросам угля и газа. В то же время менее 50% из них проводят дегазацию.

В угольной промышленности России все еще существуют серьезные проблемы, в том числе:

- низкая производительность труда (в три-пять раз ниже, чем в США, Канаде, Австралии);

- высокий износ основного оборудования;

- удаленное местонахождение большинства угольных месторождений, значительные расстояния грузоперевозок и высокие затраты на их осуществление;

- государственное регулирование энергетического рынка и цен на энергоресурсы приводит к недостаточной конкурентоспособности угольной энергогенерации (поскольку цены на газ искусственно поддерживаются на низком уровне).

Несмотря на эти трудности, начиная с 2000 г. наблюдается общая положительная тенденция в развитии угольной промышленности России: значительно выросли добыча угля и производительность труда на многих угольных предприятиях и шахтах. Изменяется структура шахтного фонда в пользу шахт, использующих высокоэффективные технологические схемы. Однако производительность труда в российской угольной промышленности все еще значительно ниже, чем в других странах мира. Продуктивность российский шахт в среднем не превышает 1350 т/человеко-год, а на некоторых шахтах составляет всего 100 т/человеко-год. В то же время существуют и исключения, например, шахта «Котинская», принадлежащая ОАО Сибирская угольная энергетическая компания (ОАО «СУЭК»), продуктивность которой превышает 8800 т/человеко-год и приближается к высоким показателям продуктивности за рубежом.

Высокая метанообильность российских шахт и связанные с ней риски, известные под термином «газовый фактор», все еще остаются основным ограничивающим фактором увеличения производительности угольных шахт в России. В связи с этим решение проблемы ШМ будет все более важным и необходимым условием, позволяющим российской угольной промышленности конкурировать на внутреннем и мировом рынке.

Прогноз развития угольной промышленности в России. В условиях экономического кризиса и связанной с ним неизвестности составление каких-либо прогнозов относительно российского угольного сектора сопряжено со значительной степенью неопределенности. В Энергетической стратегии России на период до 2030 г., утвержденной правительством в ноябре 2009 г., основное внимание уделяется достижению цели, поставленной президентом РФ, о переходе российской экономики от экспорта энергетических ресурсов на путь инновационного развития. Угольная промышленность в России так же подвержена волатильности экспортных товарных цен на ресурсы, как и нефтегазовая отрасль. С другой стороны, энергетическая стратегия 2009 г. прогнозирует рост экспорта угля на 160% в 2008-2020 гг. В ней также предполагается почти троекратное увеличение объемов обогащения каменного угля на фабриках к 2020 г., что отражает увеличение доли угля в электроэнергетическом секторе страны.

Эти прогнозы учитывают следующие тенденции: исчерпание потенциала развития действующих угольных бассейнов в европейской части страны и на Урале, замедление темпов освоения новых угольных месторождений, удорожание добычи и транспортировки угля. К числу основных проблем угольной отрасли среди прочих относятся недостаточность инвестиционных средств для реализации масштабных инфраструктурных проектов по развитию ресурсно-производственного потенциала, недостаточный инновационный потенциал, слабое развитие российского машиностроения и вызванная этим усиливающаяся зависимость отрасли от импорта технологий и оборудования, а также нарастающий дефицит квалифицированных трудовых кадров. Для достижения стратегических целей, развития угольной промышленности необходимо решение следующих основных задач:

- завершение работ по закрытию убыточных и неперспективных угольных предприятий;

- продолжение развития транспортной и портовой инфраструктуры для перевозки угольных грузов по экономически обоснованным тарифам, обеспечивающей диверсификацию направлений их поставки;

- повышение эффективности системы государственного регулирования в угольной промышленности и процессов корпоративного управления, а также регулирования транспортной инфраструктуры;

- обеспечение предприятий угольной промышленности квалифицированными специалистами, ориентированными на длительные трудовые отношения и развитие профессиональной карьеры;

- повышение эффективности добычи, обогащения и переработки угля на основе совершенствования применяемых технологий и оборудования, внедрения передовых 20 организационных решений;

организация производства высококачественной конечной продукции (синтетическое жидкое топливо, этанол и другие продукты углехимии с высокой добавленной стоимостью);

- комплексное использование угля и сопутствующих ресурсов (включая добычу шахтного метана);

- интенсификация природоохранных мероприятий в отрасли.

Еще один официальный правительственный документ «Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 г.» также содержит последние прогнозы развития электроэнергетики. Однако, принимая во внимание, что он был одобрен в феврале 2008 г., в нем отсутствует оценка последствий экономического спада, начавшегося в середине 2008 г. и продолжающегося до сих пор. Схема также критиковалась российскими специалистами в области энергетики за завышенные прогнозы относительно роста внутреннего спроса на энергию и невыполнимые с физической и технической точки зрения темпы наращивания мощностей в электроэнергетике. Принимая во внимание все вышесказанное, прогнозы и оценки, изложенные в Генеральной схеме, могут считаться предельно высокими. Согласно Генеральной схеме, доля угля в топливном балансе теплоэлектроцентралей вырастет с 25% в 2006 г. до 39% в 2020 г. за счет увеличения потребления углей со 130 млн. т в 2006 г. до 289 млн. т в 2020 г. Прирост добычи углей для электроэнергетики будет осуществляться прежде всего в Кузнецком бассейне благодаря увеличению производственной мощности шахт и производительности очистных забоев. Однако в случае если цены на газ останутся на прежнем уровне, газ останется приоритетным по сравнению с углем видом топлива для производства электроэнергии.

Прогнозируемый рост угледобычи повлечет за собой увеличение темпов метановыделения в шахтах, если не будут предприняты меры, стимулирующие извлечение и использование ШМ. Такой рост может усложнить соблюдение норм безопасности в условиях, когда необходимо обеспечить конкурентоспособность и продуктивность шахт. В связи с этим чрезвычайно важным станет применение более совершенных технологий дегазации шахт, обеспечивающих конкурентоспособность российских газовых шахт и безопасность производства.

Запасы шахтного метана в России

Опыт работы с ШМ в России не сильно отличается от опыта соседних Украины и Казахстана по крайней мере в 1990-1998 гг., для которых имеются сравнительные данные. В этот период выбросы шахтного метана в России при более высоких объемах добычи угля были ниже, чем на Украине. Выбросы ШМ в России в 1990-1998 гг. снизились с 1,58 млн. т/год до 0,90 млн. т/год (с 2,2 до 1,26 млрд. м3/год), а добыча угля за этот период сократилась на 41%. Утилизация ШМ была незначительной во всех трех странах.

Многолетними исследованиями, проведенными в различных угольных бассейнах России, изучены вопросы генезиса газов угольных месторождений, их химический состав, условия миграции газов в угленосных отложениях, установлены основные физико-химические факторы, обусловливающие коллекторские свойства углей и пород.

Установлена метаноносность углей основных бассейнов страны - Кузнецкого и Печорского в зависимости от марки угля и глубины залегания, что позволяет достаточно надежно прогнозировать объемы выделения шахтного метана в горные выработки действующих шахт.

Как правило, газоносность угольных пластов увеличивается с глубиной. Принимая во внимание, что добыча угля на российских шахтах будет производиться на все больших глубинах, ожидается рост выбросов метана.

Согласно оценкам российских экспертов, на каждую тонну добываемого в Кузнецком бассейне угля приходится в среднем около 20 м3 метана. Горнотехнологические ресурсы метана на шахтах Кузнецкого бассейна оцениваются в 30 млрд м3 (на основании данных по 16 шахтам).

Выбросы метана из российских угольных шахт

Выбросы метана рассчитываются согласно методологии Межправительственной группы экспертов по изменению климата, которая включает оценку выбросов метана во время добычи угля подземным и открытым способом. Наиболее важными являются выбросы метана при подземном способе добычи, поскольку именно этот метан можно извлекать и утилизировать. Объемы извлеченного и утилизированного метана вычитаются из общего объема ожидаемых выбросов ШМ, Несмотря на то, что специальная аппаратура в угольных шахтах постоянно отслеживает содержание метана в рудничной атмосфере, чтобы обеспечить безопасность работы персонала, она не всегда фиксирует расход метана за единицу времени, поэтому качество данных о выбросах метана часто меняется. Данная информация является доступной для надзорных и контрольных органов в угольных регионах, управлений Ростехнадзора и региональных органов экологического контроля.

Согласно кадастру парниковых газов РКИК ООН, выбросы метана при подземной угледобыче в России составили около 1,8 млрд. м3 (26,9 млн. т в эквиваленте СО2) в 2005 г. и 1,9 млрд. м3 (28,5 млн. т в эквиваленте СОг) в 2006 г.

Доля выбросов метана, приходящихся на Кузнецкий бассейн в настоящее время, составляет около 70% от общего количества выбросов метана в российской угольной промышленности. Из-за увеличения объемов добычи угля подземным способом в Кузнецком бассейне и роста глубины разработки закономерно растут и выбросы метана.

Извлечение шахтного метана в России

Технологии извлечения шахтного метана. Многие российские шахты на Воркутском месторождении Печорского бассейна и в Кузнецком бассейне классифицируются как опасные по внезапным выбросам угля и газа, в Восточном Донбассе их насчитываются единицы. Многие из этих шахт разрабатывают пласты с высокой метанообильностъю (10-15 м3/т и выше). Таким образом, отвод метана из очистных забоев и выработанных пространств является одной из основных задач российских угольных компаний, выполнение которой сопряжено с рядом трудностей.

Существует два способа контролировать концентрацию метана в шахтах: 1) вентиляционные системы и 2) дегазационные системы. Вентиляционные системы прогоняют большие объемы воздуха через шахтные выработки для разрежения метана до низких концентраций и его отвода за пределы очистного забоя. Вентиляционные МВС, которые являются продуктом работы вентиляционных систем, обычно выбрасываются в атмосферу, однако их можно каптировать и уничтожать (иногда энергию, выделяющуюся от уничтожения вентиляционных МВС можно использовать). В России сегодня вентиляционные МВС в полном объеме выбрасывается в атмосферу, однако экспериментальная установка по их утилизации предусмотрена в рамках ПСО ОАО «СУЭК».

Дегазационные системы используются для извлечения метана из угольных пластов и окружающих горных пород. Для снижения интенсивности метановыделения из угольных пластов в горные выработки действующих шахт в России применяются два вида дегазации:

Предварительная дегазация неразгруженных пластов угля до начала очистных или подготовительных работ через скважины, пробуренные из выработок или с поверхности. Дегазация угольных пластов является обязательной в России, если метаноносность пласта составляет 13 м^ с.б.м. и более. Предлагаемые поправки к законам могут привести к тому, что дегазация станет обязательной на всех шахтах. На сегодня этот вид дегазации в России используется мало.

Текущая дегазация разгружаемых от горного давления угленосных толщ является обязательной, если метаноносность добываемого угля превышает 13 м3/т с.б.м. и на газовых шахтах, где средствами вентиляции невозможно обеспечить в забоях нормативные параметры рудничной атмосферы по фактору метана. Сегодня в России этот вид дегазации применяется гораздо чаще, чем предварительная дегазация.

Рекомендации о порядке дегазации угольных шахт, утвержденные Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзорУ/ рекомендуют дегазацию одного или более источников метановыделения, для снижения метанообильности шахт. Основные источники метановыделения включают:

- разрабатываемые угольные пласты;

- сближенные подрабатываемые и надрабатываемые пласты угля;

- газосодержащие породы;

- выработанные пространства.

В России дегазация осуществляется стационарными центральными дегазационными системами или мобильными вакуум-насосными станциями - обе технологии повсеместно применяются и в других странах. На шахтах, не имеющих таких систем, часто используются газоотсасывающие вентиляторные установки, которые направляют воздушные потоки из призабойного пространства лавы в ее выработанное пространство. Газоотсос, будучи более простым и дешевым в эксплуатации, является, по мнению российских экспертов, опасным способом отвода метана, поскольку позволяет формирование метановоздушных и метанопылевоздушных смесей взрывоопасных концентраций. Однако ситуация постепенно меняется к лучшему в сторону использования соответствующих дегазационных систем, обеспечивающих безопасность горнорабочих и более высокую продуктивность шахт.

Проведение дегазации угольных пластов считается целесообразным, если метанообильность очистных забоев, превышает 10 м3/г. Дегазация разрабатываемых пластов угля проводится при помощи перекрещивающихся скважин, предварительного гидроимпульсного воздействия на массив угля с целью повышения его проницаемости и газоотдачи и гидроразрыва массива угля через опережающую забой выработки скважину при дегазации мощных пластов, а также сближенных пластов угля и выработанных пространств подземными и/или наземными скважинами.

Хотя эти технологии являются нормативными и изложены в «Рекомендациях о порядке дегазации угольных шахт», их применение ограничено в основном отсутствием опыта направленного бурения длинных скважин (до 300-320 м) на российских шахтах и высокой стоимостью оборудования для направленного бурения скважин длиной более 500 м. Российские буровые станки по своим характеристикам позволяют бурить скважины в плоскости пласта (прямолинейное бурение) до 200-300 м, но на пластах со сложной гипсометрией длина скважин, как правило, не превышает 130-150 м. Ограниченные объемы внедрения дегазации на российских шахтах обусловлены в основном отсутствием современного бурового оборудования. Тем не менее в России имеется опыт адаптации западных технологий. ОАО «СУЭК-Кузбасс» использует буровую установку «Кат1гас1

Другие причины ограниченного применения дегазации на российских шахтах и ее низкой эффективности включают неудовлетворительную организацию работ, недостаток инвестиций в современное оборудование для дегазации (буровые установки, трубы, герметизаторы, водоотделители, задвижки и т.д.). Кроме того, на шахтах встречаются случаи несоответствия выбора схем и параметров дегазации горно-геологическим условиям. Отсутствуют также средства искусственного разрыва разрабатываемых пластов, повышающего газоотдачу, и контрольно-измерительная подземная аппаратура.

Извлечение метана а России. В 80-х годах 212 угольных шахт Советского Союза применяли дегазацию. Они находились в России (Кузнецкий, Печорский и др- бассейны), на Украине (Донецкий бассейн), в Республике Казахстан (Карагандинский бассейн). Каптируемый метан частично использовался в целях получения тепловой энергии в котельных, автономных газовоздушных нагревателях, топочных устройствах термоаэроклассификаторов, Согласно данным за 2006 г., на российских шахтах в Кузнецком и Печорском бассейнах методом дегазации извлекалось 252 млн. м3 метана в год. Практически весь этот метан стравливался в атмосферу, за исключением 40 млн. м3, утилизированных на шахтах Воркуты (Печорский бассейн). В 2008 г, объем извлеченного дегазацией метана увеличился до 320 млн. м3, однако его утилизация осталась практически на том же уровне (на нескольких шахтах Кузнецкого бассейна проводятся испытания по утилизации извлеченного метана, однако объемы утилизированного газа незначительны).

В процессе реструктуризации угольной промышленности России во второй половине 90-х годов многие убыточные шахты были ликвидированы, в том числе шахты, работающие с дегазацией, что привело к сокращению доли метана, извлеченного при помощи дегазации, тогда как суммарные выбросы метана из подземных выработок увеличились за счет резкого роста объемов добычи и нагрузок на очистной забой. В последние годы доля извлеченного метана из угольных месторождений РФ средствами дегазации в среднем не превышает 27-30%.

Сегодня в России имеются нормативно установленные требования к минимальной концентрации метана в извлекаемых различными способами дегазации метановоздушных смесях, которые отражены в утвержденных Ростехнадзором нормативных документах. При применяемых в Кузнецком бассейне технологиях извлечения шахтного метана средствами дегазации, а также с использованием газоотсасывающих вентиляторных установок, отводящих метановоздушные смеси через выработанное пространство выемочных участков, концентрация метана в извлекаемых МВС средствами дегазации составляет менее 25%, что не позволяет при действующих нормах безопасности утилизировать данные МВС, и они выбрасываются в атмосферу. Это полностью соответствует принятой во всех странах практике ограничивать использование ШМ невысокого качества из-за его взрывоопасное™.

Большинство из 98 действующих в 2009 г. российских шахт считаются метанообильными, а концентрация газа в разрабатываемых пластах составляет 10 м3/т и выше. Несмотря на то что дегазация обеспечивает повышение нагрузки на очистной забой, что в свою очередь увеличивает прибыльность проектов по добыче угля, только 25% действующих шахт имеют шахтные дегазационные системы. Недостаточное использование дегазационных систем является одним из основных факторов, приводящих к авариям на российских шахтах. Ключевыми факторами также являются неправильная установка и неэффективная работа дегазационного оборудования, что приводит к снижению объемов каптированного метана. По данным Ростехнадзора, человеческий фактор является одной из основных причин аварий на шахтах. Эти факторы, а также недостаточная обеспеченность ресурсами государственного контролирующего органа - Ростехнадзора, вызывают особую озабоченность ввиду относительно высокой газообильности российских шахт. Более того, ситуация может усугубиться по мере разработки шахтами пластов с более высокой метаноносностью.

В случае эффективного выполнения рекомендаций Ростехнадзора и установки необходимого оборудования во всех шахтах, нуждающихся в дегазации, объемы извлечения метана могли бы вырасти до 35-40% в Кузнецком бассейне и до 45-50% в Воркуте. На сегодняшний день дегазационными системами в среднем из шахт извлекается всего 30% метана. Однако, как показывает табл. 5, количество шахт с дегазацией резко упало в 1992-2002 гг. в результате закрытия убыточных шахт в 1990-х годах. Российские эксперты отмечают, что количество шахт с дегазацией растет, и в 2009 г. таких шахт насчитывалось 25 - небольшое улучшение за последнее время.

Технологии и практика утилизации метана. В мире сегодня используется ряд технологий по утилизации ШМ различных концентраций.

После необходимой очистки газа и повышения его качества ШМ с высокой концентрацией метана может подаваться в газопроводы или транспортироваться в виде сжиженного природного газа (СПГ). Обычно газ такого высокого качества получают при предварительной дегазации угольных пластов до начала угледобычи или из изолированных выработанных пространств. Однако в России такой газ практически не добывается. Существует несколько способов рентабельной утилизации среднего по качеству ШМ (с содержанием метана 40-80%), в том числе в промышленных котельных и производстве электроэнергии. В России концентрации ШМ из дегазационных систем шахт в Печорском и Кузнецком бассейнах в среднем составляют 25-60%. Газ более высоко качества из этого диапазона может подаваться в промышленные котельные для производства пара и горячей воды, если соответствующие объекты находятся недалеко от шахт. Это самое распространенное применение ШМ в России. В мире ШМ среднего качества обычно используется в электроэнергетике. За последнее десятилетие проекты по производству электроэнергии на основе ШМ получили широкое распространение в разных странах, в частности в Германии, Австралии, Китае и Великобритании.

В случаях когда каптированный дегазационными системами газ содержит низкие концентрации метана, например в пределах от 2% до 25-30%, его использование в качестве топлива считается небезопасным из-за возможности взрыва (этот диапазон учитывает предел безопасности, который прибавляется к значению взрывоопасной концентрации метана в воздухе [5-15%]), хотя точные границы диапазона устанавливаются ответственными органами безопасности). Системы дегазации могут быть спроектированы таким образом, чтобы повышать концентрацию метана в каптированном газе до значений, при которых газ можно использовать или сжигать в факеле. Этого можно достичь при помощи огораживания выработанных пространств, герметизации вакуумных наосов и труб, а также путем добавления газа непосредственно из скважин. Однако этот процесс требует наличия у персонала шахт значительного опыта и навыков.

Газовоздушные смеси с самой низкой концентрацией метана - вентиляционные МВС, концентрация метана в которых обычно не превышает 1%, - поступают из вентиляционных систем и являются значительным источником выбросов ШМ в мире. В прошлом такие МВС выбрасывались в атмосферу. Однако сегодня технологии термального и каталитического окисления позволяют нейтрализовать негативное влияние вентиляционных МВС путем их преобразования в диоксид углерода и воду и даже получить тепловую или электрическую энергию в этом процессе. Такие технологии разрабатываются в США, Австралии и Канаде. Еще многое предстоит сделать, чтобы продемонстрировать эффективность и экономическую привлекательность таких способов утилизации метана, однако в будущем они могут сыграть важную роль в России.

Государственная политика, касающаяся ШМ в России

Текущие изменения в политике и мерах, направленные на стимулирование деятельности по извлечению и утилизации ШМ. Начиная с середины 2008 г. было положено начало нескольким инициативам на федеральном уровне, целью которых является стимулирование и поощрение деятельности по извлечению и утилизации ШМ. В Государственную Думу Федерального собрания РФ внесен законопроект, направленный на внесение изменений в Федеральный закон «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности», которыми предлагается ввести требования об обязательной предварительной дегазации в качестве условия безопасного ведения работ по добыче угля на метаноносных пластах. В июле 2008 г. Министерству энергетики, Министерству природных ресурсов и Министерству экономического развития России и Ростехнадзору было дано поручение разработать предложения по установлению обязательных требований при разработке угольных месторождений по проведению предварительной дегазации угольных пластов до начала их отработки, в том числе включение их в лицензионные требования, с установлением конкретных нормативных показателей газообильности в зависимости от горно-геологических условий месторождений, а также разработать предложения по возможным механизмам стимулирования угольных компаний по проведению предварительной дегазации угольных пластов. Кроме того, в процессе обсуждения указанных вопросов на парламентских слушаниях в Госдуме РФ 18 декабря 2008 г. был сформирован еще ряд предложений по формированию нормативной базы, стимулирующей извлечение метана угольных месторождений, в том числе:

- разработать национальные стандарты, регламентирующие систему добычи метана угольных месторождений, организацию учета метана, добываемого из угольных месторождений, а также потребительские свойства метана из угольных месторождений как нового вида продукции;

- дополнить национальные классификаторы продукции и видов экономической деятельности новыми видами продукции и видов деятельности - метан угольных месторождений и добыча метана из угольных месторождений;

- установить налоговую ставку 0% при добыче метана угольных месторождений;

- снизить или отменить таможенные пошлины на ввоз импортного оборудования для добычи и утилизации метана, извлекаемого при освоении угольных месторождений и др.

Такие позитивные изменения могли бы стимулировать разработку проектов по утилизации ШМ. В то же время необходимо отметить обеспокоенность инвесторов, как российских, так и зарубежных, характером таких изменений: важно избежать излишней прескриптивности и учесть условия и потребности угольных предприятий. Подход, который учитывает индивидуальные условия каждой шахты, будет наиболее выгодным с точки зрения экономики и инвестиций.

Подобные изменения депутаты Государственной Думы предлагают внести и в закон «О недрах». Эти изменения направлены на создание у недропользователей нового промышленного отношения к шахтному метану не только как к взрывоопасному и высокотоксичному газу-убийце, но и как к ценному и экологически чистому топливному ресурсу с высокой потенциальной составляющей экономической выгодности. В то же время неукоснительное соблюдение правил безопасности не должно отходить на второй план, особенно в контексте недостаточного контроля над соблюдением техники безопасности на российских шахтах. Предлагаемые изменения также могли бы стимулировать производителей к обеспечению безопасности, посредством проведения мер предварительной дегазации горных выработок, утилизации и комплексного использования выделяемого метана при добыче угля, и способны решить ряд важных задач: обеспечение безопасности труда горнорабочих; внедрение технологий по утилизации и комплексному использованию метана на предприятиях угольной промышленности; обеспечить энергетику страны новым высококачественным и экологически чистым энергоносителем, а предприятия промышленности - сырьем для производства метанола, бензина, аммиака, дизельного топлива и других ценных промышленных продуктов. Принятие данной нормативной базы могло бы стимулировать угледобывающие компании к выполнению работ по извлечению и последующей утилизации ШМ. На момент публикации данной статьи нет информации о первом слушании этого законопроекта, однако с началом в России экономического кризиса, Государственная Дума уделяет этому вопросу мало внимания.

Политика и меры, которые могли бы опосредованно стимулировать извлечение и утилизацию шахтного метана. В январе 2009 г. было принято распоряжение правительства РФ об «Основных направлениях государственной политики в сфере повышения энергетической эффективности электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии на период до 2020 г.». Оно устанавливает конкретные целевые показатели объема производства электроэнергии с использованием возобновляемых источников энергии и временные рамки для их достижения. На данный момент извлеченный метан используется самими шахтами для собственных нужд (шахты Воркуты и ОАО «СУЭК-Кузбасс»). ШМ включен в список источников энергии, попадающих под действие этого распоряжения, что повышает привлекательность утилизации ШМ для инвесторов. В то же время еще не приняты производные нормативно-правовые документы, без которых действие данного распоряжения в полном объеме невозможно.

Данное распоряжение предусматривает ценовую надбавку для электрической энергии, произведенной из ВИЗ (надбавка рассчитывается на основе сертификатов, выданных квалифицированному генерирующему объекту). Генераторам электроэнергии для получения квалификации объекта, использующего ВИЭ, необходимо иметь подключение к электрораспределительным сетям, что непросто для небольших компаний. Вместе с тем операторы электросетей не обязаны предоставлять доступ генераторам, работающим на ВИЭ и покупать произведенную ими электроэнергию. Таким образом, остается ряд нерешенных вопросов, связанных с этим постановлением, в том числе проблемы с доступом к электросети, обязательствами по покупке электроэнергии на основе ВИЭ, а также финансовыми стимулами, которые необходимо решить в производных документах, разработка и принятие которых пока приостановлены.

Для того чтобы стимулировать утилизацию извлекаемого из шахт метана, правительству необходимо прояснить ситуацию с требованиями для электроэнергетических компаний производить определенную долю электроэнергии из ВИЭ. Эта мера не будет направлена исключительно на поддержку шахтного метана, однако может стимулировать покупку метана высокого качества энергогенерирующими компаниями в качестве источника энергии, попадающего под действие данного распоряжения. Посредством такого обязательства правительство также может стимулировать инвестиции в развитие трубопроводов, по которым могла бы осуществляться подача шахтного метана к электростанциям для его утилизации.

Основные стимулы для извлечения и использования ШМ в России

Основными стимулами для более широкого извлечения и использования ШМ в России являются повышение безопасности шахтных работ, а также повышение производительности шахт и продуктивности труда персонала шахт. Менее сильными стимулами являются привлечение дополнительных объемов экологически чистого топлива в топливный баланс и сокращение выбросов парниковых газов.

Безопасность подземных горных работ. Проблема безопасности горных работ является одной из наиболее острых в угольной промышленности РФ. Годы запустения после развала Советского Союза в 1991 г. превратили российские шахты в одни из самых опасных в мире. В период с 1985 по 1990 гг. на шахтах в России ежегодно происходило 6-11 взрывов и вспышек метана, а за несколько постсоветских лет в начале 90-х годов этот показатель увеличился до 17-18 в год. Аварийность возросла в два раза, а смертельный травматизм - в 3,5 раза при снижении добычи угля подземным способом на 40%.

Основными причинами повышенной аварийности по газовому и пылегазовому факторам на российских шахтах является несоблюдение правил безопасности и рекомендаций по вентиляционному, пылевому режимам горных выработок и дегазации шахт. Согласно данным Ростехнадзора, в 2007 г. на объектах угольной промышленности произошла 21 авария, а смертельный травматизм вырос за этот год на 98% за счет катастрофических аварий в начале 2007 г. на шахтах «Ульяновская» и «Юбилейная», унесших жизни 150 человек. Недостаточное использование дегазационных систем на российских угольных шахтах является одним из основных факторов, обуславливающих высокие концентрации метана в рудничной атмосфере, что впоследствии приводит к взрывам. Более того, часто дегазационные системы и оборудование используются с нарушениями, а их эффективность довольно низкая (дегазацией на российских шахтах извлекается всего 30% метана, при достижимом показателе в 60-70%). Ростехнадзор также указывает на несоблюдение правил безопасности как на причину аварий в шахтах. По данным Ротехнадзора чаще всего причинами аварий становятся неправильная организация производства, несовершенство или неисправность технических устройств и оборудования, отсутствие производственного контроля. Практически на всех шахтах уровень производственного контроля неудовлетворительный. Часто системы оповещения об опасных концентрациях метана в шахтах игнорируются или выключаются, в то время как персонал шахт продолжает работать. Мотивы таких злоупотреблений могут быть связаны с высокой экспортной ценой угля и значительными убытками в случае прекращения угледобычи по причине превышения нормативного уровня концентрации метана. Горнорабочие в ситуации, когда заработная плата зависит от дневной выработки, сталкиваются с дилеммой: пойти на риск или потерять доход.

Производительность шахт и продуктивность труда персонала. Необходимость прекращения горных работ на подземных шахтах, если концентрация метана в рудничной атмосфере превышает определенный уровень (> 0,75%) имеет прямые последствия для производительности шахты и продуктивности труда горнорабочих. Высокие концентрации метана в рудничной атмосфере могут привести к снижению нагрузки на очистной забой в 1,5-3 раза и существенно усложнить технологический процесс добычи угля. При прочих равных параметрах производственная мощность шахт, на которых газообильность очистных забоев составляет до 7-10 м3 на тонну добытого угля, в два-три раза выше, чем на шахтах, где газообильность составляет 20-60 м3 на тонну угля. В шахтах с концентрацией метана, близкой к предельно допустимой, повышается риск снижения интенсивности очистных работ и, соответственно, их производительности.

Использование метана в качестве источника энергии. В силу различных экономических, технических и нормативно-правовых барьеров объемы утилизации ШМ в России незначительны - утилизируется всего около 3% высвобождаемого в процессе угледобычи метана. Извлеченный ШМ может использоваться в качестве топлива. В мире ШМ чаще всего используется для производства тепловой и электроэнергии. Согласно данным Агентства по охране окружающей среды США, практически весь ШМ в США подается в систему газопроводов как природный газ, главным образом потому, что метан высокого качества извлекается через пробуренные с поверхности вертикальные скважины перед началом и во время угледобычи. В 2006 г. доля утилизированного ШМ в США составила 24%. На российских шахтах извлекается небольшое количество метана, а объемы его утилизации, преимущественно для удовлетворения потребностей шахт в тепловой и электроэнергии, и того меньше.

В России шахтный метан, извлекаемый средствами дегазации, пока в небольших объемах в основном используется для производства тепловой и электроэнергии и в топочных устройствах термо-классификаторов. В начале 2009 г. ШМ утилизировался на пяти шахтах Воркуты (Печорский бассейн) и четырех шахтах Кузнецкого бассейна, в том числе: в котельных установках на семи шахтах, газомоторных установках (три шахты), на центральной обогатительной фабрике, в топочном устройстве термо-классификатора и в калориферной установке, а на одной шахте производилось факельное сжигание газа.

Экономическое обоснование утилизации ШМ. В России мало детальных исследований рациональных способов утилизации ШМ. Частично это объясняется тем фактом, что получить такое экономическое обоснование нелегко. Например, ШМ при использовании в котельных шахт заменил бы низкосортный уголь и в данном случае выгода от утилизации ШМ минимальна. Даже при использовании вместо природного газа выгода от использования ШМ может выглядеть незначительной из-за низких цен на газ в России. По приблизительным подсчетам, при использовании 1,9 млрд. м3 метана могло бы принести прибыль в размере около 130 млн. долл. (расчеты основываются на регулированной цене газа на российском оптовом рынке в 2008г. - 2 долл. за миллион Британских тепловых единиц). Подсчеты МЭА согласуются с расчетами ИПКОН РАН. Однако никакие расчеты не отражают повышения производительности шахт - гораздо более сильного экономического стимула.

В то время как экономическая целесообразность использования ШМ в качестве топлива может быть сомнительной, особенно в условиях низких цен на газ в России, прибыльность таких проектов можно повысить за счет продажи кредитов в рамках механизмов Киотского протокола. Если привязать углеродные кредиты к ежегодно выбрасываемым в атмосферу 1,9 млрд. м3 метана (28,5 млн. эквивалента СО2), можно было бы выручить дополнительно около 570 млн. долл. (при цене 20 долл. за тонну СО2). В России разрабатывается пилотная схема торговли кредитами в рамках Киотского протокола.

Существует несколько экономических показателей, которые учитываются в процессе принятия решений об инвестициях в извлечение и утилизацию ШМ. Они включают:

- объем метана в угольных пластах и средняя концентрация метана в извлекаемых МВС;

- параметры МВС по содержанию пыли, влажности, которые определяют технологии по подготовке газа (осушка, очистка) для использования;

- объемы бурения и затраты на транспортирование МВС на поверхность;

- повышение производительности шахт, которого можно достичь благодаря дегазации;

- производительность энергетического оборудования, в котором будет использоваться добытый метан и уровень местных или собственных потребностей в тепловой и электроэнергии.

Вопросам добычи шахтного метана и рациональных способов его утилизации в России уделялось недостаточно внимания. Было предпринято несколько попыток получить глубокое экономическое обоснование потенциала извлечения и использования кондиционного метана, в том числе анализ утилизации метана на шахтах им. Кирова и Первомайская, проведенный Агентством по охране окружающей среды США и центром «Углеметан». ИПКОН РАН выполнил укрупненную оценку эффективности работ по дегазации угольных шахт и утилизации каптируемых метановоздушных смесей. Эта оценка базируется на опыте шахт, уже использующих дегазационные системы.

В исследовании ИПКОН РАН приводятся возможные экономические показатели от различных способов использования каптированного в шахтах метана на шахтах Кузнецкого и Печорского бассейнов. Оно показывает, что утилизация каптируемого метана может быть выгодной за счет повышения продуктивности шахт и экономии электроэнергии. В то же время в этой оценке учитывается прибыль от продажи единиц сокращения выбросов (механизм которой на сегодня в России не действует), однако не учитываются инвестиции в капитальные расходы на оборудование, поэтому применение его результатов может быть ограниченным.

Механизмы Киотского протокола ООН могут содействовать повышению экономической привлекательности проектов по извлечению и утилизации шахтного метана. Цель РФ по Киотскому протоколу, который устанавливает ограничения выбросов для всех ратифицировавших его стран, перечисленных в приложении I, - снизить в 2008-2012 гг. выбросы на 5% по сравнению с уровнем 1990 г. Уровень выбросов в 2007 г. был наивысшим с 1994 г., но в то же время на 33,94% ниже базового по Киотскому протоколу уровня 1990 г. Поддерживая выбросы на уровне ниже базового, Россия может продавать избыток квот на выбросы. Однако для этого в России должны работать процедуры и система утверждения проектов совместного осуществления.

Несмотря на то что российское правительство и крупные угольные компании, такие как СУЕК, активизировали деятельность по извлечению и утилизации ШМ за последние пять лет, все еще существует ряд препятствий, которые необходимо преодолеть, чтобы повысить уровень извлечения и утилизации ШМ в будущем. Можно выделить несколько типов барьеров, которые затрудняют широкомасштабное извлечение и использование метана в России.

Барьеры для извлечения и использования шахтного метана в России

Экономические и финансовые препятствия, обусловленные регулированием цен на природный газ. Среди многочисленных нормативно-правовых проблем и проблем с обеспечением исполнения норм и правил безопасности основным барьером для более широкомасштабной добычи и утилизации шахтного метана являются низкие цены на природный газ, которые служат главным ограничивающим фактором для российской угольной промышленности в целом, а не только для утилизации связанного с ней метана. Основным элементом рыночной реформы в энергетическом секторе России в целом выступает рост цен на природный газ до покрывающего расходы и до необходимого по сравнению с ценами на уголь уровня. Именно эта ключевая задача ставилась в последних двух версиях энергетической стратегии, однако она остается основной проблемой энергетического сектора в России в целом и продолжает нарушать нормальное функционирование сектора.

В 2009 г. при существующих макроэкономических условиях, определяющим из которых является низкая цена на природный газ на внутреннем рынке России (менее 70 долл. за 1000м3 или 1,9 долл. за миллион Британских тепловых единиц), а также низкие цены на тепловую и электроэнергию, отсутствие механизма торговли квотами на выбросы ПГ, извлечение и утилизация ШМ является либо низкорентабельной (срок окупаемости проектов более восьми лет), либо убыточной. Получить финансирование для метановых проектов в России довольно сложно. Даже в том случае если технико-экономическое обоснование показывает экономическую привлекательность проекта, у угольных компаний часто нет дополнительного капитала, который можно было бы инвестировать, и до сегодняшнего времени они без энтузиазма относились к инвестициям в акционерный капитал со стороны сторонних инвесторов. Проблема недостаточного финансирования еще более усугубилась с началом мирового финансового и экономического кризиса и может иметь еще более тяжелые последствия для финансирования проектов в России ввиду слабого банковского сектора. Однако в то же время это может увеличить открытость компаний для сторонних инвестиций.

Географические и технические барьеры. В России удаленность метановых ресурсов от потенциальных потребителей представляет еще одно препятствие для коммерческой продажи метана. Недостаточно развитая инфраструктура транспортировки метана по газопроводам и стоимость строительства газопроводов могут значительно повлиять на экономическую привлекательность проектов по извлечению и утилизации ШМ. Многим районам добычи угля не хватает газопроводов и газосборных систем для сбора и транспортировки газа. В таких случаях наиболее экономически целесообразно использовать ШМ на месте, чтобы избежать необходимости сжижения газа и его транспортировки на большие расстояния.

Во многих странах, в том числе и в России, распространенным барьером для осуществления и расширения проектов по утилизации ШМ является волатильностъ сезонного или рыночного спроса на ШМ как топливо. Многие шахты, использующие метан для обогрева, испытывают дефицит газа в зимние месяцы, когда спрос на тепловую энергию высокий, и в то же время стравливают метан в больших количествах в атмосферу в летние месяцы, когда спрос низкий. Сезонная волатильность спроса представляет проблему и в других странах и решением может быть использование ШМ для производства электроэнергии. В условиях шахт также сложно обеспечить стабильность поставок и качество метана. Развитие и расширение системы газохранилищ может помочь в решении проблемы. Во многих газодобывающих регионах мира подземные хранилища являются самым широко распространенным способом хранения газа, чтобы удовлетворить сезонные пиковые требования рынка. Чаще всего для этого используются поровые коллекторы, включая истощенные месторождения и хранилища в водоносных пластах.

Недостаточная ясность относительно прав собственности и лицензирования деятельности по ШМ. На данный момент российское законодательство не регулирует в достаточной мере вопросы права собственности на извлекаемый шахтный газ. Необходимо разработать систему, которая бы точно устанавливала владельца газа и предусматривала передачу прав на использование извлеченного ШМ. Сегодня метан извлекается на российских угольных шахтах, чтобы удовлетворять требованиям безопасности и считается побочным продуктом основной деятельности по добыче угля. Поскольку шахтный метан не является отдельным ресурсом, шахты не обязаны иметь и не имеют никаких дополнительных лицензий для его извлечения. ШМ может также считаться отходами производства без четко установленного владельца. Такая юридическая неопределенность является следствием недостаточно четких нормативных документов и препятствует утилизации ШМ третьими сторонами (например, если владельцы шахт не хотят или не могут заниматься утилизацией ШМ). Таким образом, инвесторы и компании, не являющиеся владельцами шахт, но заинтересованные в эксплуатации ресурсов ШМ, вынуждены создавать совместные предприятия с угледобывающими компаниями, чтобы избежать проблем с решением вопросов о праве собственности.

В России сложилась достаточно сложная система лицензирования деятельности, связанной с полезными ископаемыми. Довольно часто метановым проектам необходимо получить дополнительные лицензии, однако это сложный, запутанный и долгий процесс. Шахты, оснащенные дегазационными системами, могут извлекать и утилизировать ШМ без дополнительных лицензий, и в таком случае разработчики могут сотрудничать с угольными компаниями, чтобы избежать получения дополнительных лицензий. В то же время, если шахта^ продает газ (или тепловую и электроэнергию, произведенную на основе ШМ) третьей стороне, проекту понадобятся дополнительные лицензии на добычу полезных ископаемых. В таком случае остается неясным, потребуется ли такая лицензия угольной компании, владеющей несколькими шахтами, если ШМ будет передаваться с шахты на шахту. Сторонним компаниям, которые покупают метан у шахт, чтобы перепродать полученную на его основе энергию этим же шахтам, возможно, также потребуется лицензия. Для того чтобы избежать таких рисков, разработчики проектов могут сделать выбор в пользу утилизации газа в рамках одной .компании (или шахты), Такая неясность относительно прав собственности может создавать препятствия для успешных по другим показателям проектов по продаже газа.

Также остается неясным потребуются ли шахтам лицензии в случае продажи единиц сокращения выбросов (ЕСВ), полученных от проектов по сокращению выбросов метана. Предположительно, если ШМ используется самими шахтами, то проекту не потребуется дополнительных лицензий, поскольку в лицензионных требованиях речь идет исключительно об энергии. Однако пока этот вопрос не был рассмотрен властями, такой потенциальный риск существует.

Отсутствие единого подхода и внимания к проблеме ШМ в России. Сегодня использование современных технологий для извлечения и утилизации ШМ в России ограничено несколькими шахтами и угольными компаниями. В России отсутствие технических возможностей, оборудования и обучения персонала является основной проблемой. В настоящее время большинство шахт Кузнецкого бассейна спроектированы по старым схемам проветривания, рассчитанным на разжижение метана воздухом до концентраций 0,75%, а имеющиеся дегазационные системы были рассчитаны на извлечение и стравливание метана в атмосферу. Однако для использования метана для сжигания в котельных станциях или газогенераторных установках необходима концентрация не менее 30-40%. Для выполнения этого условия необходима реконструкция дегазационных систем, так как при их проектировании не предусматривалась утилизация метана. Шахты и угольные компании часто не имеют опыта реализации проектов по утилизации ШМ. В России, где рынок услуг по утилизации ШМ практически отсутствует, существуют предприятия, специализирующиеся на оказании услуг на различных стадиях извлечения и утилизации ШМ, например, бурение скважин, прокладка дегазационных трубопроводов или подготовка документации для проектов по сокращению выбросов ПГ. В то же время ни одно из них не предоставляет полный спектр услуг. В условиях, когда привлечение организации-подрядчика не представляется возможным, угольные компании, которым приходится заниматься утилизацией ШМ, сами создают специализированные подразделения (например, компания ОАО «СУЭК-Кузбасс» имеет в своем составе такой отдел).

В настоящее время в России, как и в большинстве стран, вопросам утилизации ШМ уделяется мало внимания, а также отсутствует политическая воля на высших политических уровнях создать условия для решения этой проблемы. Постоянное внимание верхних эшелонов власти могло бы помочь координировать усилия, Также отсутствует единая методическая база для разработки проектов по использованию ШМ, а проектные организации не имеют опыта проектирования систем утилизации метана. Существовавшие ранее проекты являлись опытно-конструкторскими работами, которые проводились совместно с научно-исследовательскими институтами. На сегодня научно-технические работы разобщены: создание и внедрение новой техники и технологии дегазации и использования метана осуществляется в рамках отдельно выполняемых проектов без единого научного и организационного руководства.

Назначение компетентной и авторитетной организации могло бы привлечь внимание к ШМ в России. Такая организация могла бы проводить экспертизу и мониторинг метановых проектов, чтобы ускорить и упростить их одобрение Ростехнадзором.

Информационные барьеры. Извлечение кондиционных метановоздушных смесей по-прежнему остается относительно новой концепцией для многих российских угольных компаний. Отсюда вытекает еще одно ограничение - некоторые угольные компании не имеют времени и ресурсов, чтобы исследовать потенциал развития прибыльного проекта на собственных шахтах. К тому же, владельцы могут не знать о существующих финансовых стимулах, предлагаемых местными властями.

Ключевой стратегией по преодолению таких информационных барьеров является поддержка информационных программ, которые бы служили связующим звеном между заинтересованными сторонами, обеспечивали техническое обучение, а в некоторых случаях и осуществляли предварительные технико-экономические исследования для определенных проектов. Партнерство «Метан - на рынки» в этом отношении служит полезным информационным ресурсом, который дает возможность доступа к международным сетям и опыту по извлечению и утилизации ШМ. В России международное сотрудничество имеет место начиная с 90-х годов. Его примером может служить Международный центр исследований для угля и метана «Углеметан», который предоставляет информационную базу и платформу для сотрудничества.

Выводы МЭА относительно стимулирования извлечения и утилизации шахтного метана в России

Со времени реструктуризации угольного сектора в начале 90-х годов Россия добивается успехов в сфере создания возможностей для извлечения и утилизации ШМ. Государственно-частное партнерство, проводящее исследования в области использования ШМ и пилотный ПСО по утилизации ШМ являются важными шагами на пути к более широкомасштабной утилизации ШМ в России. Немаловажным также является тот факт, что несколько компаний в Кузнецком бассейне планируют развернуть подобные проекты. Однако все еще существует целый ряд проблем, обсуждавшихся в этой работе ранее, которые необходимо решать комплексно, чтобы содействовать этому прогрессу и предотвратить в будущем аварии на шахтах из-за нарушения правил безопасности в части соблюдения норм по концентрации метана.

Приведенные ниже выводы МЭА касаются двух отдельных проблем:

1) извлечения ШМ из соображений безопасности посредством более строгого соблюдения техники безопасности;

2) стимулирование утилизации ШМ посредством соответствующих инструментов и инициатив.

Извлечение шахтного метана. Обеспечение соблюдения норм безопасности. Внесение в 2007 г, Ростехнадзором требования об обязательной дегазации газообильных шахт уже способствует повышению безопасности горных работ. Более эффективное обеспечение соблюдения правил безопасности в России является первоочередной задачей, особенно в контексте прогнозируемого увеличения добычи угля из более газообильных шахт, чтобы удовлетворить рост спроса на внутреннем рынке и экспортный спрос. Контрольные органы в России часто испытывают недостаток финансовых ресурсов и персонала, чтобы эффективно выполнять возложенные на них в природоохранных нормативных документах и законах функции. Эта проблема становится особенно острой, когда контролирующие органы не имеют равноценного доступа к информации, учитывая разницу в масштабах и ресурсах между контролирующим органом и крупными компаниями, контроль и мониторинг которых они должны осуществлять. В этой связи МЭА призывает российское правительство удовлетворить потребности Ростехнадзора в финансовых ресурсах, чтобы обеспечить соответствующую комплектацию и качество обучения персонала.

Поощрение факельного сжигания ШМ вместо стравливания в атмосферу. В то время пока соответствующие технологии в России совершенствуются и более широко внедряются на шахтах, а также в период повышения цен на газ и создания равных условий конкуренции, правительство может принять временные меры, стимулирующие факельное сжигание извлеченного ШМ, который на данный момент выбрасывается в атмосферу. Хотя запас энергии сжигаемого в факеле метана и будет потерян, его влияние на окружающую среду будет значительно меньше за счет его превращения в процессе сжигания в диоксид углерода и воду. Факельное сжигание помогло бы значительно снизить негативные воздействие выбросов ШМ на окружающую среду и стать переходной мерой для более сложных инвестиционных проектов, направленных на утилизацию ШМ.

Концентрация метана в вентиляционном воздухе слишком мала для факельного сжигания, и использование и устранение значительных объемов метана в вентиляционных МВС проблематично. Вентиляционный метан можно окислять в специальных каталитических или термических устройствах. В некоторых странах (например, в Австралии) разрабатываются технологии, способные не только разрушать, но и использовать вентиляционный метан. В России экспериментальное устройство по утилизации вентиляционного метана планируется построить в рамках ПСО, который реализуется ОАО «СУЭК», Российскому правительству следует следить за развитием событий в этой области на национальном и международном уровне и поощрять внедрение лучших технологий.

Утилизация шахтного метана. Комплексной проблемой, препятствующей утилизации ШМ, является низкая цена на природный газ на российской внутреннем рынке. Без реформы рынка природного газа и приведения регулируемых цен на внутреннем рынке к экономически обоснованному уровню, соответствующему внутренним ценам на уголь, проекты по утилизации ШМ не привлекут внимания инвесторов.

Внесение ясности в вопросы принадлежности газа и выдачи лицензий на утилизацию ШМ. На данный момент российское законодательство не проясняет в достаточной мере правовой статус извлекаемого газа и его утилизацию, что затрудняет деятельность компаний и инвесторов, заинтересованных в утилизации извлеченного ШМ на российских шахтах. Кроме вопросов принадлежности газа, процедуры получения лицензий создают еще одно препятствие для инвесторов, поскольку оформление многочисленных разрешений - долгий и дорогостоящий процесс. Принимая во внимание, что шахты часто не заинтересованы или не имеют средств для утилизации ШМ, привлечение сторонней компании или инвестора могло бы стимулировать утилизацию ШМ на российских шахтах. Таким образом, важно разработать четкие правила относительно принадлежности газа и учредить систему, которая бы сделала возможной передачу прав на использование извлеченного ШМ. Простая и четкая процедура выдачи лицензий также значительно облегчила бы развитие проектов по утилизации ШМ.

Увеличение доли возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в секторе электроэнергетики. Распоряжение правительства РФ об «Основных направлениях государственной политики в сфере повышения энергетической эффективности электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии на период до 2020 г.», которое устанавливает конкретные целевые показатели объема производства электроэнергии с использованием ВИЭ, может привлечь инвестиции в извлечение и утилизацию ШМ, поскольку производство электроэнергии на основе ШМ попадает под действие этого распоряжения. Для реализации этого распоряжения необходимо будет разработать и принять целый ряд подзаконных актов и постановлений. Наиболее целесообразным вариантом будет, скорее всего, использование метана для нужд самих шахт или в населенных пунктах, расположенных недалеко от шахт. Если объемы производимой энергии будут превышать локальный спрос, продажа электроэнергии через распределительные сети для использования в других населенных пунктах также может иметь место. Для осуществления такой меры необходим будет более прозрачный механизм доступа третьих сторон к электросетям. В случаях продажи высококачественного ШМ (с содержанием метана свыше 95%), необходимо будет урегулировать доступ к газопроводной системе, принадлежащей государственному монополисту-компании «Газпром».

Финансовая поддержка научно-исследовательских проектов по утилизации ШМ. Целенаправленная поддержка научно-исследовательских проектов по утилизации ШМ уже начала осуществляться в России. На данный момент реализуется государственный контракт, над которым совместно работают Роснаука, ОАО «СУЭК» и ИПКОН РАН. На момент публикации данной статьи проект находился на завершающей стадии реализации. Его результаты в будущем будут использоваться в качестве модели для проектов по утилизации ШМ на других шахтах. МЭА заинтересовано получить информацию о результатах этого проекта и помочь в ее распространении с целью увеличить возможность внедрения и применения испытанных технологий на других российских шахтах.

Налоговые стимулы или увеличение экологических платежей. Различные формы налоговых стимулов, включая налоговые кредиты, освобождения и скидки, могут стимулировать новую практику и внедрение новых технологий, повышая экономическую рентабельность утилизации ШМ. За прошедшее десятилетие из-за проблем с трансфертными ценами в сложившейся практике бухгалтерского учета прибыли российских компаний занижались до нуля, таким образом снижая эффективность налоговых льгот и прочих фискальных стимулов. Однако ситуация постепенно меняется к лучшему. Местные власти, например региональные администрации угледобывающих регионов, могут играть важную роль в повышении рентабельности утилизации ШМ. В то же время необходим контроль со стороны властей, чтобы не допустить злоупотребления налоговыми льготами со стороны компаний, занимающихся извлечением метана угольных пластов (а не ШМ). Метан угольных пластов разрабатывается как месторождение природного газа, а не выделяется в процессе угледобычи, и не должен попадать под действие таких льгот.

Еще один вариант, который могло бы рассмотреть российское правительство, -повышение экологических платежей за выбросы вредных веществ, в том числе и метана, в атмосферу. Если платежи повысятся до уровня, ощутимого для промышленности, интерес к утилизации и факельному сжиганию стравливаемого в атмосферу ШМ может возрасти. Такая мера могла бы значительно снизить выбросы метана из российских шахт и ограничить их негативное влияние на окружающую среду.

Более активное участие России в международном сотрудничестве по вопросам извлечения и утилизации ШМ. Российское правительство и региональные органы власти рассматривают международные механизмы, включая ПСО и международную торговлю ЕСВ, как стимулы для проектов по шахтному метану. Проекты по шахтному метану уже включены в перечень возможных проектов совместного осуществления в России. Фирма Emissions-Trader Demeta GmbH, занимающаяся торговлей выбросами, выполнила проектно-техническую документацию для 55 утилизационных проектов по шахтному газу.

Помимо проектов Совместного осуществления Зеленая инвестиционная схема может использоваться для направления прибыли от продажи единиц сокращения выбросов в проекты по шахтному метану действующих шахт. Однако эта схема в России также еще не одобрена правительством.

Улучшение координации назначение ответственных органов и внесение институциональной ясности. В России сегодня отсутствует единая методологическая база для разработки проектов по использованию ШМ, а проектным организациям не хватает опыта для проектирования систем утилизации метана. Налицо также недостаточная координация действий между различными учреждениями, ответственными за разные аспекты деятельности по извлечению и утилизации ШМ. Российскому правительству следует занять более сильную руководящую позицию по вопросам разработки и реализации политики по утилизации ШМ.

Более того, ввиду возрастающего интереса к утилизации ШМ в мире и относительно низкого уровня заинтересованности этими вопросами в России, пришло время пересмотреть существующие подходы к координации действий и обмене информацией. Действительно эффективный и активный координационный орган должен обладать статусом и возможностями, достаточными, чтобы объединить представителей соответствующих организаций, в том числе: федеральных органов власти (например, Роснаука, Министерство энергетики, Ростехнадзор), научно-исследовательских институтов (например, ИПКОН РАН, Московский государственный горный университет, Углеметан, ОАО «Газпром Промгаз», Институт горного дела имени ААСкочинского, Санкт-Петербургский государственный горный институт, Институт угля и углехимии СО РАН) и компаний (Газпром, ОАО «СУЭК»). Такой орган мог бы сконцентрировать свою работу на преодолении основных барьеров и проблем в области извлечения и утилизации ШМ в России, а также создавать условия для диалога с ключевыми международными организациями и компаниями. Он мог бы стать информационным центром по распространению информации и проведению исследований для всех крупных и малых угольных компаний в России с целью повысить осведомленность о существующих проблемах, а также содействовать обмену информацией о политике и международной передовой практике. Результатом деятельности координационного органа могло бы стать радикальное увеличение количества извлеченного и использованного метана в России, что позволило бы повысить конкурентоспособность шахт и способствовало бы более устойчивому экономическому развитию угольного сектора и сектора энергетики в целом.

МЭА также призывает Россию воспользоваться уже существующим международным опытом по утилизации ШМ таких организаций как Партнерство «Метан - на рынки», которые могут обеспечить поддержку в создании в России информационного центра, чтобы стимулировать обмен информацией, трансфер технологий, а также продвижение лучшей мировой практики по утилизации метана.

Coal Mine Methane in Russia: Capturing the safety and environmental benefits. -

OECD/IEA, 2010. - P. 1-73.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации