Шанхайская организация сотрудничества и ее задачи

ВИНИТИ

Серия «Вооруженные силы и военно-промышленный потенциал»

№1-2006, стр. 15-19

Шанхайская организация сотрудничества и ее задачи

В журнале «Jane's Defence Weekly» опубликована статья R.Karniol, которая информирует о Шанхайской организации сотрудничества и направлениях ее деятельности. Ниже приведено основное содержание этой сгатьи.

В статье говорится, что структурное формирование Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) заканчивается и организация намерена начать реализацию амбициозной повестки дня.

Как сказал бывший заместитель министра иностранных дел Китая, генеральный секретарь ШОС Z.Deguang, «задачи членов организации совершенно ясны, они связаны с ликвидации неопределенных факторов в регионе, обеспечением мира и стабильности, созданием благоприятных условий для развития и обеспечением того, чтобы народы жили мирной и гармоничной жизнью».

Двигателями этого широкого мандата являются безопасность и экономическая кооперация, но первоначально организация имела более специфическую цель, которая была достигнута чрезвычайно быстро.

Организация ШОС выросла из группы «Шанхайская пятерка», которая являлась механизмом, предназначенным для разрешения давних пограничных проблем, имевшихся у Китая и бывших советских республик. Группа была инициирована в 1996 г., ее членами были Китай, Россия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан. Китай имеет сухопутную границу с Россией протяженностью 3645 км, с Казахстаном 1533 км, с Киргизией 858 км и с Таджикистаном 414 км.

Этот механизм имеет своим истоком соглашение 1987 г., подписанное Москвой и Пекином, которое предусматривало реализацию мероприятий, направленных на повышение доверия и сокращение вооружений, после почти 30-летнего периода отчужденности. Реальные переговоры начались осторожно в 1988 г. и первоначально было решено сфокусировать внимание на мерах, связанных с повышением взаимного доверия.

Группа «Шанхайская пятерка» была создана в начале постсоветского периода, когда Китай оказался готовым отказаться от давнего предпочтения двусторонних переговоров в поисках многосторонних решений. Однако вначале этот сдвиг в политике был экспериментальным.

Как сказал один китайский дипломат, участник процесса, «Россия и три центрально-азиатские республики выступали в качестве одой стороны, а Китай другой. Частично это было так потому, что у новых независимых центрально-азиатских государств не было в то время опытных кадров. Переговоры о пограничной делимитации привели к отказу от группового подхода, и они стали проводиться в двустороннем формате».

Прогресс был достаточно быстрым, на втором заседании «Шанхайской пятерки», состоявшемся в середине 1997 г., был подписан прорывной договор о демилитаризации приграничной зоны шириной 100 км с каждой стороны, все пограничные проблемы после этого были разрешены, последняя была связана с разделением России и Китая по реке Амур и разрешена в конце 2004 г.

В 1999 г. члены группы решили расширить сферу ее внимания. На встрече в Бишкеке руководители государств «пятерки» договорились о дальнейших мерах по повышению доверия, проводимых под руководством объединенной контрольной группы (JCG), о расширении сферы деятельности, включив в нее проблемы, связанные с обеспечением безопасности. Последние включали международный терроризм, торговлю наркотиками, контрабанду оружия, незаконные передвижения населения.

Лидеры «пятерки» договорились также проводить встречи на рабочем уровне с целью содействия экономическому развитию под эгидой «Шанхайской пятерки». В процессе серии консультативных встреч был сформулирован объединенный план действий для следующей ежегодной встречи на высшем уровне.

По словам китайского дипломата, «расширение мандата было естественным процессом. Сокращение вооружений и повышение доверия являются очень важными, но, когда собрались лидеры, интересы оказались значительно шире». С этим согласен Z.Deguang, сказавший, что «мы полагали, что механизм «Шанхайской пятерки», который был успешно использован, может использоваться для развития более мирной кооперации между странами».

Инициативы, изложенные в Бишкеке, привели к трансформации «Шанхайской пятерки», и в июле 2001 г. на шанхайской встрече на высшем уровне была создана «Шанхайская организация сотрудничества» (ШОС). Как сказал китайский дипломат, «это была китайская инициатива, согласно которой была создана ШОС в качестве структурного механизма, главным образом из-за обеспокоенности Пекина в отношении региональной стабильности».

Центрально-азиатская структура. По словам китайского дипломата, «Россия не может блокировать развитие связей с центрально-азиатскими республиками. Организация ШОС создает структуру для совместной работы Москвы и Пекина в Центральной Азии с участием государств региона».

Эта новая организация формализовала задачи «пятерки» по обеспечению безопасности и экономической кооперации, расширила свой состав участников за счет включения Узбекистана. В 2004 г. Монголии был предоставлен статус наблюдателя, такой же статус был предоставлен Индии, Ирану и Пакистану на последней встрече на высшем уровне, состоявшейся в столице Казахстана, Астане, 5 июля.

Представитель МИД Монголии заявил, что «как наблюдатели мы можем участвовать в заседаниях и рассматривать документы, но не принимаем участия в принятии решений. Это позволяет изучать вопрос о нашем дальнейшем участии в организации».

По словам Z.Deguang, «географическое положение не является препятствием для того, чтобы быть наблюдателем. Более важным является то, чтобы заявляющая страна была в дружественных отношениях со всеми членами ШОС». «Мы открыты для консультаций, диалога, но пока что не имеем официальных сигналов в этом отношении со стороны администрации США», - добавил он по поводу потенциальной роли Вашингтона.

ШОС приняла устав, который вступил в силу 19 сентября 2003 г. В Пекине создан секретариат, и он начал работу в январе 2004 г. В июне 2004 г. была создана параллельная секретариату организация - Региональный антитеррористический центр (РАТЦ), находящийся в Ташкенте. По словам Z.Deguang, «ШОС в основном завершила свой этап формирования».

Координирующие органы ШОС, секретариат и РАТЦ, являются автономными, имеют общий весьма скромный бюджет, чуть больше 3,0 млн. долл. Менее двух третей поступает в распоряжение секретариата и чуть больше одной трети в распоряжение РАТЦ. Китай и Россия вносят в бюджет по 24%, Казахстан 21%, Узбекистан 15%, Киргизия 10%, Таджикистан 6,0%.

Проблема безопасности. ШОС сохраняет остаточный интерес к пограничным проблемам, главным образом, через мониторинг демилитаризованной зоны, созданной в соответствии с договором 1997 г. Однако ее центральная задача обеспечения безопасности сосредоточена на противодействии трем угрозам: терроризму, сепаратизму и экстремизму, которые были провозглашены в 2001 г. шанхайской конвенцией.

Численность персонала координационного органа РАТЦ составляет около 30 чел. Созданный по мандату шанхайской конвенции, центр первоначально должен был базироваться в Бишкеке, но в конечном итоге открылся в Ташкенте, отражая, очевидно, политическое влияние Узбекистана.

По объяснению одного источника, РАТЦ не является оперативным органом. Он обеспечивает анализ и координацию, поддерживает контакты с государствами и организациями, не относящимися к ШОС. Все операции проводятся национальными агентствами. Однако введение в действие антитеррористической структуры не является простым делом. Главная трудность связана с обменом секретной информацией и проблемами обеспечения безопасности. Рекомендации, нацеленные на разрешение этой технической проблемы, подготовлены на национальном уровне, но не согласованы еще в рамках ШОС.

На стратегическом уровне РАТЦ дополняется «Бишкекской группой», созданной в декабре 1999 г. для периодических встреч руководителей правоохранительных органов и служб безопасности. Министры обороны, как и министры иностранных дел стран-членов ШОС также регулярно встречаются.

С недавних пор регулярные встречи стали проводить секретари советов национальной безопасности (или представители, равные им по рангу). Первая встреча состоялась в Ташкенте в 2004 г.

По словам дипломатического источника, в настоящее время обдумывается установление комплексного регулирования по обеспечению стабильности и безопасности в регионе ШОС. Группа секретарей советов национальной безопасности (СНБ), по-видимому, будет координировать это направление.

После встречи 2 июня в Астане группа секретарей СНБ подчеркнула это своим заявлением, в котором отмечалось, что «участники рассмотрели конкретные шаги, которые направлены на повышение эффективности кооперации по поддержанию стабильности и безопасности, включающие проведение совместных антитеррористических учений, персональную подготовку и обмен опытом, связанным с борьбой с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом».

И далее: «На встрече решено ускорить работу по составлению общего списка террористических организаций и террористов, действующих в государствах-членах ШОС. Рассмотрены также меры по практической реализации соглашений в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, а также незаконной торговой практике».

Военные учения. В августе ШОС получила дополнительное военное размерение, когда в ее рамках было проведено первое военное учение, проходившее в два этапа: первый - на территории Казахстана, а второй - в приграничной китайской провинции Xinjiang. В учении участвовали силы Китая, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана (Узбекистан не участвовал). Наряду с другими прорывами, это был первый случай, когда зарубежные войска проводили учение на китайской территории. Однако учение батальонного уровня было более разделено, чем предполагает его наименование - «объединенное антитеррористическое».

На начальном этапе, проводимом на казахской территории, участвовали войска Казахстана, Киргизии и России, Китай и Таджикистан участвовали только в качестве наблюдателей. На втором этапе, на китайской территории, участвовали войска Китая и Киргизии, три другие страны были представлены наблюдателями. Это дает основания говорить о постепенном, но все же важном продвижении к новой эре военной кооперации.

Z.Deguang сказал, что «контртеррористическая учебная программа еще не имеет регулярного характера, однако планируется второе учение, но пока неизвестно как, в какое время и где оно будет проведено. Имеется полная уверенность в том, что эта программа будет продолжена».

Будет ли конечной целью подготовка к объединенному реагированию на угрозы, необходимо еще решить. Z.Deguang считает, что необходимы дальнейшее изучение и дискуссии об этом. Каждый шаг требует юридической базы».

Дипломатический источник берет более широкую перспективу. Отвечая на озабоченности некоторых аналитиков в отношении того, что данная деятельность ШОС может быть прелюдией к военному альянсу, он сказал, что ШОС не имеет военного или полицейского компонента, не имеет объединенного командования, и не будет иметь, поскольку это противоречит ее уставу. В равной мере решительно настроен и Z.Deguang: «Создание военного альянса не является альтернативой для ШОС. Это абсолютно исключено».

Экономические вопросы. ШОС взялась за экономические вопросы с таким энтузиазмом, что у некоторых наблюдателей возник вопрос в отношении ее обязательства по обеспечению безопасности. По словам Z.Deguang, «трудно сказать, какой аспект более важен для нас. В основном выдерживается баланс, возможно, иногда какому-то аспекту придается большое значение».

Рамочный документ по экономической кооперации был принят в сентябре 2003 г., а в 2004 г. он был дополнен более детальным планом действий. По словам дипломатического источника, «реальная повестка этой программы заключается в создании общей экономической зоны, хотя формулировка является более неопределенной. Конечной целью является создание благоприятных условий для свободного передвижения рабочей силы, услуг, капитала и технологий».

В «плане действий» содержится более ста конкретных предложений. В сентябре 2004 г. были созданы пять рабочих групп, которые должны расставить предложения по приоритетам и наметить меры реализации. В сферу деятельности пяти групп входили таможенные процедуры, содействие взаимному инвестированию, межгосударственные перевозки, стандарты качества и торговля электронными товарами. В скором времени должны быть созданы еще две рабочие группы, которые будут заниматься вопросами энергетической кооперации и телекоммуникаций. Кроме того, имеются проекты, включающие создание бизнес-совета по частному сектору, фонда развития и научного центра для содействия НИОКР.

Что касается финансирования, то, как сказал Z.Deguang, «этот процесс подлежит согласованию. Некоторые страны полагают, что оно должно осуществляться из национальных бюджетов. Более бедные члены считают, что деньги должны поступать от корпораций, неправительственных организаций или даже от государств, не являющихся членами организации. В настоящее время необходимо найти путь создания финансового механизма, и это очень важно».

Подтверждая свои обязательства, Китай в 2004 г. в Ташкенте на встрече на высшем уровне заявил, что предоставит кредит в размере 900 млн. долл., имеющий целью содействие торговой и экономической кооперации в рамках ШОС.

Общие соображения. Недавние события дают основания полагать, что организация ШОС намерена во все большей мере налаживать отношения с государствами и организациями за рамками самой организации. Одним из показателей этого является создание контактной группы в Афганистане с целью оказания помощи в восстановлении там инфраструктуры страны. Ясно, что это связано с экономическими перспективами, но и в равной степени ассоциируется со стратегическими последствиями.

Подчеркивая последнее, один западный анвлитик сказал, что ШОС потенциально может стать стабилизирующей силой в Центральной Азии.

Аналогично, организация предусматривает усилия, направленные на установление связей с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (ASAN), программой развития ООН (UN DP), экономической и социальной комиссией по Азии и зоне Тихого океана (ESCAP), Азиатским банком развития (ADB). Она получила также статус наблюдателя в ООН.

Дискуссии с ESCAP и ADB, например, касались открытия внутренних границ. Отдельно изучается помощь ADB в развитии схемы микрофинансирования.

Z.Deguang сказал, что ШОС будет более активно налаживать связи с международными организациями по проблемам экономической кооперации, окружающей среды, энергии и транспорта.

В ходе другого мероприятия ШОС развернула международную наблюдательную миссию в Монголии, она вела там мониторинг президентских выборов. Такая деятельность пока ограничена государствами-членами, но в будущем может быть распространена за ее пределы.

Некоторые аналитики задаются вопросом: может ли дислокация войск США и НАТО в Центральной Азии помешать прогрессу ШОС?

Z.Deguang исключает это. Он сказал, что «контртерроризм имеет общее основание для ШОС и присутствия этих войск и оно не оказывает влияния на деятельность ШОС. Шанхайская конвенция была подписана за три месяца до террористических атак 11 сентября в США. У нас есть свой подход в отношении борьбы с терроризмом».

Государства-члены ШОС занимают территорию, общая площадь которой составляет 30,2 млн. км2 или около 60% евразийской территории. На их долю приходится около четверти населения мира, примерно 1,46 млрд. человек. Потенциально полноправными членами ШОС могут стать Индия, Иран, Монголия и Пакистан, занимающие площадь 7,3 млн. км2 и имеющие населения 1,31 млрд. человек.

Говоря о потенциале организации ШОС, дипломатический источник сказал, что она является еще молодой.

В.И.Вершинин Jane's Defence Weekly. - 2005. - 27 July. - P. 20-23.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации