Перспективы американской военной политики и стратегии

ВИНИТИ

Серия «ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ»

5/2005, стр.3-7

Перспективы американской военной политики и стратегии

(Обзор)

Перевыборы Дж. Буша на второй четырехлетний президентский срок поставили на повестку дня мировой политики ключевые для России и мирового сообщества вопросы о перспективах новой американской внешней и военной политики - продолжении уже определившегося и устоявшегося курса или его изменениях по принципиальным проблемам: внешняя и военная политика; ядерная стратегия; стратегия ядерного/неядерного сдерживания; направления и методы обеспечения международной стабильности и безопасности; международное сотрудничество и взаимодействие в войне с международным терроризмом и в предотвращении новых угроз; контроль за вооружениями: проблемы нераспространения ОМП; ограничение/сокращение ядерных арсеналов; использование вооруженных сил для достижения политических и иных целей; строительство и развертывание стратегической НПРО, космических военных систем и средств и другие.

Дж.Буш, получив президентский мандат на второй срок, уже заявил о неизменности политики США, которая по его словам, будет еще более активной, в том числе по вопросам национальной безопасности и борьбы с международным терроризмом. Основные цели и направления внешней и военной политики администрация Дж.Буша выработала, сформулировала, обнародовала еще в первый президентский срок и демонстрирует их во многих направлениях политики, особенно наглядно в Афганистане и Ираке и, несомненно, будет неуклонно следовать этим курсом, корректируя его применительно к складывающейся ситуации и вытекающим из нее задачам.

Долгосрочная внешнеполитическая и военная стратегия Соединенных Штатов (включая ядерную стратегию, новую концепцию стратегического сдерживания/глобальной стабильности) разработаны администрацией Дж.Буша на основе выводов и рекомендаций масштабного "стратегического пересмотра" военной политики и стратегии США (Quadrennial Defence Review - QDR 2001/2002), проведенного в 2001-2002 гг. в самом начале ее деятельности после смены у власти администрации Б.Клинтона.

Выводы и рекомендации "стратегического пересмотра" согласовывались с новыми взглядами руководства страны на проблемы войны, сдерживания, стабильности, международной и национальной безопасности, которые формировались в Соединенных Штатах и мировом сообществе в результате трагических событий 11 сентября 2001 г., связанных с беспрецедентными акциями терроризма и в свете реальных перспектив угрожающего расширения масштабов организованного международного террора, особенно с применением технологий ОМП.

Основу долгосрочной внешнеполитической и военной стратегии США, выработанной администрацией Дж. Буша, составляет новая комплексная стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов (National Security Strategy), принятая и обнародованная в сентябре 2002 г. В ее контексте сохраняется прежняя ядерная стратегия: опора в военной стратегии на ядерные силы, структура ядерных СНС, направленность их развития, принципы применения. Однако, существенно корректируется стратегия сдерживания с переносом акцента на преимущественно неядерное сдерживание.

Ядерные СНС США сохраняют свое место и роль в качестве краеугольной основы военной мощи на обозримую перспективу для обеспечения национальной безопасности, сдерживания и стабильности на глобальном уровне в условиях сохраняющегося ядерного соперничества и противостояния в неустойчивом мире.

Есть основания предполагать, что в современной ядерной стратегии сохраняется и концепция "разоружающего" контр-силового ядерного удара (Pre-emptive Counter-force Strike) для сценариев, хотя и гипотетических, возникновения глобальной ядерной войны. Эта концепция присутствовала во всех вариантах американской ядерной стратегии периода "холодной войны" в качестве ключевого элемента стратегического сдерживания. При этом следует заметить, что командующие стратегическим командованием США, которое отвечает за состояние и готовность ядерных СНС, на слушаниях в комитетах конгресса и в открытой печати по вопросам ядерных сил неоднократно заверяли, что СНС страны, прежде всего их наземные МБР, а также другие компоненты ядерной "триады" структурированы, оснащены, подготовлены, рассредоточены и развернуты для постоянного боевого дежурства таким образом, что надежно обеспечивается их высокая неуязвимость и боевая устойчивость в любых условиях ядерной войны, включая угрозу превентивного "контр-силового" удара со стороны вероятного противника. По утверждениям командующих ядерными СНС, для военно-политического руководства США не возникнет необходимости принимать решение на применение ядерных сил "по предупреждению" - на нанесение немедленного упреждающего ядерного удара всей мощью ядерных СНС. Вопрос в том, свидетельствуют ли эти заявления о принципиальном отходе в ядерной стратегии США, об отказе от принципа нанесения первыми "разоружающего" ядерного удара? Ответ на этот вопрос вероятно будет зависеть от оценки руководством США складывающейся ситуации: уровня, характера, срочности (неотвратимости) ядерной угрозы и политических решений президента и конгресса на применение ядерных СНС.

В соответствии с новой военной стратегией, переориентацией на преимущественно неядерное сдерживание пересмотрены и откорректированы ядерная стратегия США, планы военного строительства, развертывания и применения ОВС - "Единый оперативный план" (SIOP - Single operational plan), "Руководство по оборонному планированию" (DPG - Defence planning guidance) и оперативные планы видов ОВС.

Ядерное могущество США в сфере стратегического сдерживания и возможного ведения "большой" войны уже дополняется и будет неуклонно дополняться могуществом качественно новых обычных вооруженных сил, прежде всего аэрокосмических и военно-морских сил общего назначения, которые качественно модернизируются, переоснащаются оружием высоких технологий, перестраиваются для ведения любых войн на глобальном пространстве в соответствии с новой концепцией "Глобального боевого воздействия" (GE - Global engagement).

Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов органично включает обнародованную администрацией Дж. Буша новую военную стратегию - стратегию "превентивной войны"/"превентивных (упреждающих) военных акций (ударов)" (Preventive war/pre-emptive strategy), которая, по мнению руководства США, отвечает требованиям и потребностям ведения войн нового облика обычными вооруженными силами/вооружениями, в частности, глобальной войны с международным терроризмом и задачам обеспечения "собственной обороны и безопасности" Соединенных Штатов. В соответствии с положениями этой стратегии ведется реформирование и перевооружение вооруженных сил страны по программе "революционной военной трансформации" (Revolutionary Military Transformation).

Стратегия "превентивной войны"/"превентивных военных акций", согласно взглядам военно-политического руководства США, применима при ведении обычных войн нового облика и в глобальной войне против организованного международного терроризма. Эта стратегия допускает не только проведение комплекса разноплановых превентивных мероприятий: политико-дипломатических (переговоры), экономических (санкции), информационно-психологических (дезориентация, стимулирование антивоенных движений в стане противника) и других с целью предотвращения развязывания назревающей войны вероятным противником на локальном, региональном и глобальном уровнях, но и нанесение, при отсутствии должных результатов "миротворчества", прямых упреждающих ударов американскими или союзными (коалиционными) вооруженными силами по жизненным центрам противника с целью локализации вооруженного конфликта, лишения агрессора способности развязывать и вести войну.

История войн знает много примеров развязывания и ведения превентивных, как правило, агрессивных, военных акций и масштабных войн по мотивам и под прикрытием "превентивности" в стремлении упредить противника, решительно разгромить его силы, ликвидировать предполагаемую угрозу решительным разгромом сил противника, лишить его способности к сопротивлению и ведению войны. Пример этому - "превентивная" акция Израиля по уничтожению атомного центра Ирака в 80-х годах прошлого века. Самыми свежими примерами применения такой стратегии можно считать (с определенными допущениями) военные операции США и НАТО последних лет против Югославии, в Афганистане против режима талибов и их террористических центров, и нынешнюю войну США и коалиции с Ираком с целью устранения режима С.Хуссейна.

Концепция упреждающих "разоружающих" ударов как составная часть стратегии "превентивной войны" может восприниматься и трактоваться весьма расширительно. Однако, по мнению ряда политологов и военных аналитиков США и других западных стран, она в принципе оправданно применима в войне против международного терроризма, а также для сценариев прогнозируемых региональных/локальных войн, развязываемых агрессивными силами, которые будут вестись преимущественно обычными вооруженными силами/обычными вооружениями.

Концепция превентивных "разоружающих" ударов обычными средствами поражения по своим целям и содержанию идентична концепции первого "разоружающего" удара ядерной стратегии, но она нацелена на локализацию назревающего вооруженного конфликта, на "разоружение" агрессора, лишение его возможностей развязывать и вести войну.

Для обеспечения эффективной реализации принятой стратегии в военной сфере администрация Дж.Буша с сентября 2002 г. приступила к глубокому реформированию и качественной модернизации объединенных вооруженных сил по программе "Революционной военной трансформации". Эта масштабная долгосрочная программа изложена в известных "Десяти приоритетах" ("заповедях", как их окрестили аналитики) "военной трансформации" ОВС и военной организации страны, сформулированных в сентябре 2002 г. министром обороны Д.Рамсфельдом.

Для осуществления планов и программ всеобъемлющей "военной трансформации" в МО США создан координирующий и контролирующий "оффис трансформации" (Office for Military Transformation) во главе с известным военным ученым адмиралом А.Цебровски, автором ряда инновационных оперативно-стратегических концепций, востребованных и активно реализуемых в военном строительстве США. Адмирал А.Цебровски и его оффис подчинен непосредственно министру обороны и его первому заместителю, облечен широкими полномочиями по управлению, координации и жесткому контролю за ходом трансформации видов и родов вооруженных сил в запланированном направлении и объеме, а также правом выработки рекомендаций по корректировке конкретных программ или выявленных упущений в трансформации видов ОВС/структур министерства.

Политика военной трансформации призвана реформировать, перестроить, качественно перевооружить, переподготовить и перегруппировать вооруженные силы, всю военную организацию страны в качественно новые эффективные инструменты государства для складывающихся и прогнозируемых геополитических условий, содержащих новые нетрадиционные вызовы и угрозы безопасности, особенно, нарастающую опасность организованного международного терроризма с применением ОМП, которая усугубляется реальной угрозой обладания террористическими группировками технологиями оружия массового поражения, доступными им методами скрытной доставки средств ОМП к объектам атак.

Руководство США рассчитывает, что успех "военной трансформации" усилит позиции США в мире, предоставит Соединенным Штатам новые возможности для организации активного противодействия любым угрозам с позиций глобального военного превосходства.

По оценкам авторитетных военных аналитиков и политиков мира, опора в военной политике на традиционное ядерное сдерживание, "устрашение" периода "холодной войны", в новых геополитических условиях малоэффективна, становится в политическом и в военном плане все более неприемлемой, во многом иррациональной, способной завести в безвыходный военно- политический тупик, поскольку потенциально сохраняет высокую степень опасности возникновения "большой" ядерной войны, лишает гибкости в политике, затрудняет решение проблем ядерного разоружения, стимулирует распространение технологий ядерных вооружений.

Дж. Буш в середине 2002 г. официально объявил о переориентации политики Соединенных Штатов в сфере стратегического сдерживания с концепции преимущественно ядерного сдерживания на политически более рациональную и выгодную для страны в новых геополитических условиях - концепцию неядерного стратегического сдерживания комплексными средствами и методами с преимущественным использованием обычных ВС и обычных (неядерных) вооружений.

Согласно новой политике сдерживания, силы и средства интегрируются в комплексную "смешанную" ядерно-неядерную структуру стратегического сдерживания на глобальном и, особенно, на региональном уровнях. По замыслу разработчиков, "смешанная" структура сдерживания будет включать компоненты постоянной готовности и быстрого реагирования обычных вооруженных сил, а также обновленную и сокращенную по боевому составу ядерную "триаду" СНС США (МБР, МСЯС, АЯС).

Такой подход позволяет расширять спектр инструментов, средств, вариантов выбора гибких форм и методов военно-политического воздействия на потенциальных агрессоров, последовательно сокращать ядерный арсенал и снижать степень опоры на ядерные силы.

Смешанная структура сдерживания по замыслу разработчиков, может и должна дополняться эффективными невоенными мерами и методами сдерживания, в первую очередь "проблемных стран" (политико-дипломатическими, экономическими, информационно-психологическими и др.), расширяя возможности и эффективность сдерживания на любом уровне. Соответственно этому, под новую политику стратегического сдерживания перестраиваются общая военная стратегия (доктрина) страны и ее составляющие - стратегии (доктрины) видов ОВС США: армии (СВ), ВВС, ВМС/КМП, сил специальных операций, а также космическая, стратегической НПРО, информационных войн, "собственной" обороны США (home defence strategy).

Параллельно разрабатываются, отрабатываются на компьютерных моделях, СКШУ, войсковых учениях, внедряются в оперативно-боевую подготовку войск, проверяются и уточняются в текущих военных операциях (Афганистан, Ирак) новые инновационные концепции и способы применения войск, ведения современных совместных операций объединенными силами преимущественно обычными вооруженными силами, оснащаемыми высокоточным оружием поражения новых поколений.

К наиболее значимым инновационным концепциям ведения боевых операций нового облика и методам оперативного управления войсками, которые активно и последовательно внедряются в ОВС США в рамках "революционной военной трансформации", следует отнести:

- "глобальное боевое воздействие" (GE) - концепция глобального охвата боевым воздействием ударных сил ОВС США, преимущественно обычными ВС/вооружениями;

- "силовое вторжение/прорыв" (forcible entry) - концепция решительного поражения любой развитой обороны вероятного противника, включая самые совершенные системы ПВО/ПРО, с целью ликвидации возможностей и способности противника препятствовать прямому вторжению своих сил на его территорию;

- "сете-центрическая война" (net-centric warfare) - концепция ведения любых войн нового облика методами "централизованно-распределенного" оперативно-боевого управления операциями/действиями объединенных сил на всех уровнях от тактического до стратегического на основе разветвленных информационно-управленческих электронных сетей в едином "информационном пространстве". Концепция предусматривает завоевание и удержание информационного превосходства над любым потенциальным противником, подавляющее превосходство в качестве управления военными операциями по всей вертикали боевого управления на весь период войны;

- "кооперативное боевое воздействие" (co-operative engagement capability - СЕС) -концепция ведения сосредоточенных боевых действий/операций методом концентрирования боевого потенциала войск в зоне действий по месту и времени на решении единой задачи. Концепция СЕС опирается на разветвленную информационно-управленческую сеть своих сил; может служить "усилителем" действующей в зоне операции оперативной группировки войск (боевого потенциала и возможностей) и исключать необходимость развертывания дополнительных войск (резервов); применима на всех уровнях, прежде всего на оперативно-тактическом и тактическом.

"Новый-старый" президент Дж.Буш, отмечая свое переизбрание на второй президентский срок, заявил о неизменности и преемственности своей внешней политики. Однако, если во внешней политике США в ближайшей перспективе принципиальных резких перемен не ожидается, то в военной политике и стратегии, в практическом военном строительстве ОВС страны, важные по значимости и возможным последствиям изменения, способные влиять на геополитическую и военно-стратегическую обстановку, уже отчетливо наблюдаются.

Основные глобальные устремления США как и прежде направляются на неуклонное достижение и долгосрочное поддержание доминирующего положения Соединенных Штатов в мировой политике после "холодной войны", сохранение и укрепление позиций и влияния как единственной "супердержавы" и лидера мирового сообщества в построении желаемого нового однополярного мироустройства вокруг них как центра притяжения и глобального влияния, прежде всего за счет подавляющего военного превосходства над всеми остальными государствами.

Горшков А.Ф.

Survival. - 2002. - 44, N2. - Р.103-117; 44, N4. - Р.53-80. Defense News. - 2003. -30.03. - Р.21; 2004. - 10.03. - P.I. Annual Report of the Secretary of Defence to the President and the Congress. (2001-2003 гг.).


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации