УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ТЕРРОРИЗМА КАК УГРОЗЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

1(22)/2008

ОБСУЖДАЕМ НАПРАВЛЕНИЯ УКРЕПЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

Государственный советник юстиции 1 класса

С.Н. ФРИДИНСКИЙ,

кандидат юридических наук,

заместитель Генерального прокурора

Российской Федерации - Главный военный прокурор

УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ТЕРРОРИЗМА КАК УГРОЗЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

Актуальность вопроса реализации уголовной политики Российской Федерации по противодействию любым проявлениям экстремизма и терроризма как крайней форме экстремистской деятельности обусловлена все новыми вызовами, которые в XXI веке стали представлять угрозу не только государственности и целостности России, но и мировому сообществу в целом.

Если в конце 90-х годов XX века понятие экстремизм, сепаратизм и терроризм ассоциировались и звучали только в связи с событиями на Северном Кавказе и в отдельных регионах за рубежом, то с начала нового столетия картина достаточно сильно изменилась.

Сегодня в России получили распространение различные проявления экстремизма и терроризма, в том числе и политического, которые провоцируют нестабильность в обществе, способствуют ослаблению российской государственности, порождают в отдельных субъектах Российской Федерации сепаратистские настроения и создают для экстремистов благоприятную возможность реализации их целей и задач. Это ведет к попранию прав и свобод граждан, подрывает общественную безопасность и государственную целостность России, создает реальную угрозу основам конституционного строя.

В отечественной литературе имеется достаточно большое количество исследований, посвященных различным проявлениям экстремистской деятельности, которые, безусловно, следует использовать при комплексном изучении данных явлений, и которые помогут понять их сущность и признаки. Однако последние, как правило, не содержат уголовно-правового аспекта исследуемых категорий.

Отдельные вопросы рассматриваемой проблемы затрагиваются в работах Баранова П.П., Витюка В.В., Ворошилова С.А., Дементьева И.В., Кабанова П.А., Ляхова Е.Г., Манацкова И.В., Помазан С.В., Тиводара А.И., Эфирова С.А. и других авторов.

В то же время, говоря о формировании и реализации уголовной политики по противодействию экстремизму и терроризму, следует отметить, что ни в юридической литературе, ни в литературе иного характера, а также в других нормативно-правовых источниках не дается подробной характеристики данного правового явления, что, несомненно, требует юридического анализа и тщательной проработки понятия уголовной политики Российской Федерации в этой сфере.

Необходимо отметить, что впервые к проблемам уголовной политики активно обратились в Европе в конце XIX столетия. Так, Франц фон Лист в работе «Задачи уголовной политики», опубликованной в России в 1895 году в изложении Б. Гурвича, писал: «Уголовная политика ...означает систематическое собрание тех основных положений, сообразуясь с которыми государство должно вести борьбу с преступлением при посредстве наказания и родственных последнему установлений... Борьба с преступлением предполагает знание причин его и того действия, которое производит наказание»1.

В начале XX века первые самостоятельные работы по уголовной политике были написаны и в России. Так, понятие уголовной политики, данное Гогелем, определяло ее как учение о существующих мерах борьбы с преступностью, при этом он отмечает относительно ограниченные возможности государственных органов в обеспечении превенции и обращает внимание на необходимость усиления общественного влияния как на предупреждение преступлений, так и на исполнение наказаний2.

Дальнейшие исследования проблем уголовной политики были прерваны Первой мировой войной, Февральской и Октябрьской революциями, Гражданской войной в России и возобновились только в 20-30-е годы прошлого столетия, когда появились известные работы Крыленко Н.В., Пионтковского А.А., Трайнина А.Н., Шаргородского М.Д., Эстрина А.Я. и др.

Следует отметить, что в 80-е годы прошлого века в СССР было опубликовано множество работ, посвященных понятию, принципам и содержанию советской уголовной политики, однако большинство из них написаны в предшествующий исторический период, в связи с чем эти исследования не в полной мере отражают специфику современной уголовной политики Российской Федерации в свете задач, направленных на обеспечение противодействия экстремизму и терроризму.

Вместе с тем проведенное обобщение показывает, что в основу уголовной политики Российской Федерации по противодействию экстремизму, в том числе в сфере обеспечения национальной безопасности России, должна быть положена система юридических норм и принципов уголовного законодательства, направленных на реализацию государственной политики в осуществлении защищенности граждан, общества и государства от преступных воздействий экстремистской направленности.

Целью такой уголовной политики в рассматриваемом вопросе, безусловно, является поддержание законности и правопорядка, а также защищенности основ существования Российской Федерации от внешних и внутренних угроз экстремистской направленности.

Исторический анализ формирования норм, предусматривающих уголовную ответственность за экстремизм, показывает, что в их основе лежат процессы возникновения и развития национальной, расовой, религиозной или иной вражды.

Впервые в нашей стране идеи равенства наций и народностей, их право на самоопределение и суверенитет были провозглашены в декрете «О мире» II Всероссийского съезда Советов, Декларации прав и народов России, Конституции РСФСР 1918 г. На этих идеях и основывалась уголовно-правовая охрана национального и расового равноправия граждан.

Дореволюционное уголовное законодательство России не предусматривало ответственности за возбуждение национальной вражды и розни. С введением в действие Уголовного кодекса РСФСР 1922 года такое положение закрепляется впервые. Статья 83 данного кодекса содержала норму, предусматривающую наказание за посягательство на межнациональные отношения. Причем только в одной форме: возбуждения национальной вражды и розни путем пропаганды и агитации3.

Характерные для этого периода контрреволюционные посягательства, направленные непосредственно на свержение власти Советов, на некоторое время отодвинули на задний план другие формы проявления контрреволюции, в том числе связанные с разжиганием национальной вражды и розни, лишь как ослабляющие советскую власть.

Только принятое в 1927 году Положение о государственных преступлениях отнесло деяние, связанное с возбуждением межнациональной вражды и розни, к категории особо опасных для Союза ССР преступлений. Статья 21 Положения предусматривала наказание за пропаганду или агитацию, направленные к возбуждению национальной или религиозной вражды или розни, а равно за распространение или изготовление и хранение литературы того же характера, в виде лишения свободы на срок до двух лет4.

Последующее уголовное законодательство в отношении борьбы с контрреволюционными и другими преступлениями экстремистской и террористической направленности развивалось только в направлении усиления санкций закона. К таковым относятся Закон СССР от 7 августа 1932 г., Постановление ЦИК СССР от 1 декабря 1937 г. «О теракте».

До принятия в 1958 г. Закона об уголовной ответственности за государственные преступления данная норма оставалась неизменной. Данный закон внес новую формулировку нарушения национального и расового равноправия: пропаганда или агитация с целью возбуждения расовой или национальной вражды или розни, а равно прямое или косвенное ограничение прав граждан в зависимости от их расовой или национальной принадлежности.

В последующем этот состав был включен в Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. и практически без изменений существовал до конца 80-х годов прошлого века.

Обострение межнациональных отношений на территории бывшего СССР потребовало от органов государственной власти ряда законодательных мер на пресечение межнациональной вражды и розни. Указами Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 апреля 1989 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РСФСР» и от 11 сентября 1989 г. «О внесении изменений в Указ Президиума Верховного Совета РСФСР» усиливалась ответственность за преступления, нарушающие национальное и расовое равноправие.

Первые шаги России по обеспечению провозглашенных прав и свобод человека были сделаны в 1991 году с принятием Декларации прав и свобод человека5 и Концепции судебной реформы в РСФСР6.

Ряд принципиальных положений, создающих заслон проявлениям экстремистской направленности, закрепила Конституция Российской Федерации 1993 года. В том числе и прямой запрет на деятельность общественных объединений с целями разжигания социальной, расовой, национальной и религиозной розни7.

Важным этапом формирования уголовной политики Российской Федерации в противодействии экстремизму в различных его проявлениях стало реформирование уголовного законодательства. Уголовный кодекс РФ не только установил общие рамки преступлений экстремистской направленности, но и придал процессу уголовного преследования за эти деяния прикладной характер8.

Концепция национальной безопасности России9 в широком смысле этого понятия: «этноцентризм и шовинизм», «сепаратизм и антиконституционная деятельность» обозначила экстремизм в качестве одной из возможных угроз российской государственности.

Окончательное оформление государственной политики Российской Федерации, в том числе уголовной, по противодействию экстремизму осуществлено с принятием Федерального закона от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»10. Несмотря на то, что данный законодательный акт не является идеально выверенным в правовом смысле и далек от совершенства, в нем впервые предпринято детальное осмысление нарастающей угрозы национальной безопасности Российской Федерации.

При этом отмечено, что охрана прав и свобод человека и гражданина, общества и государства от экстремистских проявлений осуществляется различными мерами, в том числе и уголовно-правовыми, при этом уголовно-правовая охрана выражается в осуществлении государственной уголовной политики Российской Федерации, направленной на обеспечение безопасности личности, общества и государства от различных угроз, в том числе и экстремистской направленности. И важную роль в борьбе с этими проявлениями, в том числе с их крайними формами, такими, как терроризм, играет формирование и реализация уголовной политики Российской Федерации по противодействию им.

Насильственные действия экстремистов по отношению к инакомыслящим нередко называют терроризмом (от латинского - «ужас»), который во многих случаях выступает неизбежным спутником экстремизма. Следует отметить, что в международном праве до сих пор не выработано единое определение терроризма, которое удовлетворяло бы всех участников международных отношений, хотя попытки выработать данный термин, в котором бы наиболее верно было сформулировано содержание этого явления, предпринимаются постоянно, так как определение уголовно-правовой сущности терроризма относится к числу тех проблем, решение которых имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение.

История борьбы с терроризмом на международном уровне начинается с конца XIX века. В ноябре-декабре 1898 г. в Риме прошла первая международная конференция по борьбе с анархистами (в тот период терроризм связывали именно с анархическим движением). В ее работе приняли участие представители 21 государства: Россия, Австро-Венгрия, Бельгия, Болгария, Турция, Дания, Испания, Франция, Великобритания, Греция, Италия, Португалия, Румыния и др. В инструкции от 5 ноября 1898 г. представителям России на этой конференции обозначено, что она имеет своей целью установить между европейскими правительствами, в интересах общественной охраны, постоянное соглашение с целью успешного противодействия анархическим сообществам и их последователям11.

В последующем, в соответствии с решением первого международного конгресса уголовного права (Брюссель, 1926 г.), проходившего под эгидой Международной ассоциации уголовного права, была проведена серия конференций, посвященных проблеме определения терроризма.

В ходе последующих четырех конференций (1930-1935гг.), на которых рассматривались вопросы борьбы с международной преступностью, понятие международного преступления и уголовно-правовая оценка этого явления, необходимость уголовного преследования и наказания лиц за совершение наиболее опасных преступлений, создающих угрозу общественной безопасности, впервые введен термин «терроризм». На основании работы, проведенной экспертами в этой отрасли, 16 ноября 1937 г. Советом Лиги Наций принята международная конвенция «О предупреждении преступлений политического характера, определяемых как акты политического терроризма, и об установлении наказаний за них». К сожалению, из 23 государств, подписавших эту конвенцию по борьбе с терроризмом, ее ратифицировала только Индия12.

Дальнейшие попытки уголовной регламентации террористической деятельности предпринимались в проектах кодексов преступлений против мира и безопасности человечества (подготовленных комиссиями ООН в 1954 и 1991 гг.). В частности, согласно одному из определений терроризм - это «совершение, организация, содействие осуществлению, финансирование или поощрение актов, которые направлены против лиц или собственности и которые по своему характеру имеют цель вызвать страх у государственных деятелей, групп лиц или населения в целом»13.

В свою очередь, Организация американских государств предложила свое определение терроризма как актов, которые сами по себе могут быть классическими формами преступления (убийство, поджог, использование взрывчатки), но отличаются от классических уголовных актов тем, что осуществляются с умыслом вызвать панику и беспорядки в организованном обществе, разрушить социальную дисциплину, повысить боль и страдание сообщества14.

Современное международное право выработало целый ряд международных актов универсального и регионального характера, которые устанавливают критерии правового регулирования борьбы и организации уголовного преследования международного терроризма (например, Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, 16 декабря 1970 года; и др.)15. Однако, несмотря на активные попытки, предпринимаемые в последнее время на международно-правовом уровне, выработать универсальное понятие терроризма, мировое сообщество не пришло в этом вопросе к единому мнению.

Как отмечено в докладе Генеральному секретарю ООН от 1 декабря 2004 г., озаглавленном «Более безопасный мир - наша общая ответственность», «... отсутствие договоренности относительно четкого и общепризнанного определения подрывает нормативные и моральные позиции в борьбе против терроризма... Выработка всеобъемлющей конвенции о терроризме, включая четкое определение, является политическим императивом»16.

Концепция отечественных ученых по определению терроризма отразилась в многочисленных справочных изданиях и научных работах. Так, в Кратком политологическом словаре 1971 года террор трактуется как политика устрашения, насилия и расправы с политическим противником вплоть до физического уничтожения. Под террористическим актом понимается убийство или нанесение телесных повреждений физическому лицу в связи с выполнением им политических задач17. СИ. Ожегов в своем словаре уточняет: «Террор - физическое насилие, вплоть до физического уничтожения, по отношению к политическим противникам»18.

В Российской криминологической энциклопедии дается следующее определение терроризма: «Это любой акт насилия (убийства, захвата зданий, транспортных средств, заложников) или угроза таких действий против политических противников или других лиц с целью запугивания, создания в обществе атмосферы страха, паники и растерянности»19.

B.C. Комиссаров, говоря о терроризме, указывает, что терроризм как социальное явление имеет многомерный характер, выражая оттенки конфликтных ситуаций в социальной жизни и проявляясь в различных формах. Однако, как уголовно-правовое явление, терроризм должен иметь определенный характер и четкие границы. Последнее необходимо для обязательности установления достаточных оснований для привлечения к уголовной ответственности (признаки состава преступления)20.

Соглашаясь с необходимостью юридического определения терроризма, А.Э. Жалинский отмечает, что при этом должны быть четко обозначены его границы и отражено его главное свойство - стремление преступника путем устрашения добиться изменения существующего правопорядка21. Обобщение вышеуказанных точек зрения позволяет выделить следующие особенности терроризма - как системы насильственных действий, совершаемых для достижения определенных целей политического, этнического, религиозного, территориального характера и др., путем устрашения населения, дестабилизации обстановки, нарушения национальной безопасности.

Впервые законодательное определение терроризма и уголовная ответственность за него были установлены Федеральным законом от 1 июля 1994 г. путем дополнения Уголовного кодекса РСФСР 1960 года статьей 2133. В соответствии с данной нормой деяние определялось как терроризм, если оно совершалось в целях нарушения общественной безопасности либо воздействия на принятие решений органами власти. С объективной стороны терроризм выражался в совершении взрывов, поджогов и иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, а равно наступления иных тяжких последствий. Преемственность в правовом определении терроризма проявилась во включении в Уголовный кодекс Российской Федерации (1996 г.) нормы, предусматривающей уголовную ответственность за терроризм, статьи 205, а в последующем во введении новой нормы ст. 2051 УК РФ, содержащей перечень преступлений террористического характера (ст.ст. 205, 206, 208, 211, 277 и 360 УК РФ).

В настоящее время редакции статей 205 и 2051 УК РФ претерпели изменения в названии нормы и ее диспозиции в результате введения в действие Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму»22. В системе действующего законодательства государственного противодействия терроризму ведущее место занимают такие основные источники правового регулирования борьбы с терроризмом, как Концепция национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 (в ред. Указа Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24), Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», а также Уголовный кодекс Российской Федерации (с последующими изменениями и дополнениями).

В Концепции национальной безопасности Российской Федерации терроризм признается одним из явлений, представляющих национальную угрозу России23. В этом документе законодательно определены важнейшие национальные интересы России, одним из которых (наряду с другими) «...является защита личности, общества и государства от терроризма, в том числе международного»24. Законодатель отмечает, что масштабы терроризма возрастают вследствие обострения борьбы за власть на основе групповых и этнонационалистических интересов. Отсутствие эффективной системы профилактики правонарушений, недостаточная правовая и материально-техническая обеспеченность деятельности по предупреждению терроризма, правовой нигилизм, отток квалифицированных кадров увеличивают степень этой угрозы для личности, общества и государства.

В качестве одной из важнейших задач в области борьбы с террористическими проявлениями Концепция называет «...укрепление системы правоохранительных органов, прежде всего структур, противодействующих терроризму, создание условий для их эффективной деятельности»25. В этих целях Указом Президента Российской Федерации от 15 февраля 2006 г. № 116 «О мерах по противодействию терроризму» создан Национальный антитеррористический комитет, на который возложена координация деятельности территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по профилактике терроризма, а также по минимизации и ликвидации последствий его проявлений26. Однако вертикаль соответствующего взаимодействия все еще не совершенна. По этой причине упреждающая составляющая противодействия террористической деятельности не всегда срабатывает.

Борьба с терроризмом должна осуществляться на основе общегосударственного комплекса контрмер, в том числе уголовно-правового характера, по пресечению этого вида преступной деятельности. Основываясь на международных соглашениях, необходимо эффективно сотрудничать с иностранными государствами, их правоохранительными органами и специальными службами, а также международными организациями, в задачу которых входит борьба с терроризмом.

В связи с принятием Федерального закона «О противодействии терроризму» конкретизированы правовые основы борьбы с терроризмом на территории Российской Федерации, а также сама концепция его искоренения. В соответствии с частью 1 статьи 3 («Основные понятия») Федерального закона под терроризмом понимаются «...идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий».

В то же время понятие терроризма, который законодатель установил в этом законе, слишком лаконично и ведет зачастую к неоднозначному толкованию данного явления. Имеющееся в законе определение террористического акта как «...совершение взрыва, поджога или иных действий, связанных с устрашением населения и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления экологической катастрофы или иных особо тяжких последствий, в целях противоправного воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях» не охватывает все возможные объекты преступного воздействия27.

Не совсем понятно исключение из целей террористического акта случаев нарушения общественной безопасности. Представляется, что взрыв, поджог, иные действия, устрашающих население и создающие опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных особо тяжких последствий, в целях нарушения общественной безопасности, также содержат признаки акта терроризма и должны получить соответствующую правовую оценку.

Одним из действенных способов борьбы с международным терроризмом является перекрытие каналов его финансирования. Мировое сообщество разработало нормативно-правовую базу противодействия финансированию терроризма, основу которой составляют Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма (2000 г.), Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности дополнена протоколом, содержащим положения о борьбе с финансированием терроризма, а также резолюции Совета Безопасности ООН.

В соответствии с рекомендациями Международной комиссии по борьбе с отмыванием денег Россия приняла ряд мер, направленных на присоединение к международному правовому полю в сфере борьбы с финансированием терроризма: стала участницей универсальных международных антитеррористических конвенций, ратифицировала Международную конвенцию по борьбе с финансированием терроризма (Федеральный закон от 10 июля 2002 г.) и приняла участие в разработке ряда резолюций Совета Безопасности ООН.

Согласно Резолюции Совета Безопасности ООН № 1373 (2001 г.) все государства должны ввести уголовную ответственность за сбор средств для подготовки и совершения террористических актов; блокировать финансовые средства террористов и связанных с ними лиц; ввести запрет на предоставление им любых финансовых услуг; отказывать в предоставлении убежищ лицам, финансирующим террористическую деятельность. Поэтому понятие финансирования терроризма, указанного в примечании к ст. 2051 УК РФ, необходимо сформулировать более ясно и объемно, с учетом требований международных норм.

Необходима уголовно-правовая оценка таких деяний, как организация, руководство или участие в террористической организации, организация, руководство или содействие террористической деятельности, участие в ней и др. Посягательство на объекты использования атомной энергии, либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения, либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ заслуживает выделения в особый специальный состав.

Нуждаются в дополнительной правовой оценке и иные составы преступлений террористического характера. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. ФЗ-№ 153 дополнил перечень составов, указанных в ст. 205.1 УК РФ, ст. 278 и ст. 279 УК РФ. Обоснование придания этим преступным деяниям статуса преступлений террористического характера требует тщательного изучения, опирающегося на анализ судебной практики и особенностей применения указанных уголовно-правовых норм. В настоящее время существует необходимость дальнейшего совершенствования норм, регулирующих уголовную ответственность за террористические действия.

Следует отметить и неоднозначную классификацию объектов терроризма. Так, статья 360 УК РФ расположена в главе 34 «Преступления против мира и безопасности человечества», статьи 277,278 и 279 - в главе 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства», а статья 205 -в главе 24 «Преступления против общественной безопасности». Отнесение нормы УК РФ о террористическом акте к группе преступлений против общественной безопасности вызывает определенные сомнения.

В уголовном праве объект, подвергшийся посягательству, следует оценивать неотрывно от того вреда, который ему был причинен или мог быть причинен. Законодательная конструкция нормы об акте терроризма позволяет сделать вывод о том, что ее следует относить к разряду формальных, поскольку наступление последствий вынесено за рамки состава преступления. Однако в контексте статьи 205 общественно опасные последствия терроризма прямо связаны с его целями - оказанием воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями.

Анализ фактических актов терроризма позволяет уверенно говорить о том, что основная цель данного преступления - оказание воздействия на принятие решений органами власти, решений самого широкого диапазона - от материальных до управленческих и политических. Устрашение же населения и нарушение общественной безопасности путем создания реальной угрозы жизни, здоровью, имуществу неопределенно большого круга лиц законодателем исключены из новой редакции статьи 205 УК РФ. Если прибегнуть к общепринятой классификации объектов преступного воздействия «по горизонтали», то следует признавать в качестве основного непосредственного объекта террористического акта безопасность государства, а в качестве дополнительного обязательного - безопасность населения, жизнь, здоровье граждан, отношения собственности.

Таким образом, представляется целесообразным норму, устанавливающую ответственность за террористический акт, перенести в главу 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства». Последнее позволит более точно зафиксировать место состава акта терроризма среди других общественно опасных деяний в системе Особенной части УК РФ. Кроме того, отнесение актов терроризма к разряду государственных преступлений отражает повышенную общественную опасность данного деяния, его социально-правовую сущность. Изложенное не исчерпывает всего круга вопросов уголовно-правового определения понятия терроризма. Вместе с тем выработка концептуальных вопросов решения этой проблемы может обеспечить реализацию мер, направленных на борьбу с данным явлением, а также определить основные направления формирования уголовной политики Российской Федерации по противодействию терроризму.

До настоящего времени ни в международном, ни в отечественном праве не выработано универсального определения терроризма, в том числе как уголовно-правовой категории, которое удовлетворяло бы всех участников отношений. Попытки выработать данный термин, в котором бы наиболее верно было сформулировано содержание этого явления, предпринимаются постоянно, так как определение сущности терроризма относится к числу тех проблем, решение которых имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение. Экстремизм по своему содержанию значительно шире понятия «терроризм», поскольку именно с помощью террора экстремистские организации достигают поставленных целей. Экстремизм предполагает наличие какой-либо идеологии, теоретического обоснования применения насилия. Терроризм же в большинстве случаев выступает как система действий, опирающихся, как правило, на экстремистскую идеологию. В настоящее время терроризм является крайней формой проявления экстремизма и признается одним из явлений, представляющих угрозу национальной безопасности Российской Федерации.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1.См.: Франц фон Лист. Задачи уголовной политики. Преступление как социально-патологическое явление/Библиотека криминолога/, М., 2004. С 7.

2. Гогель С.К. Курс уголовной политики в связи с уголовной социологией. СПб., 1910; Гогель С.К. Роль общества в деле борьбы с преступностью. СПб., 1906.

3. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. М., 1924. С. 155.

4. См.: Сборник материалов по истории социалистического уголовного законодательства. М., 1938. С. 229.

5. См.: Декларация прав и свобод человека. М., 1991.

6. См.: Концепция судебной реформы в РСФСР. М., 1991.

7. См.: Конституция Российской Федерации (Основной закон)1993 года. М., 2006.

8. См.: Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2007.

9. См.: Собрание законодательства Российской Федерации от 10 января 2000 г. № 2. Ст. 170.

10. См.: Федеральный закон от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» // Собрание законодательства Российской Федерации от 29 июля 2002 г. №30. Ст. 3031.

11. Дзюба Д.И. Первый международный опыт борьбы с терроризмом //Проблемы борьбы с терроризмом. Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. М., 2002. С. 57.

12. Трайнин А.Н. Защита мира и борьба с преступлениями против человечества. М., 1956. С. 119-120.

13. Государство и право. 1995. № 4. С.36.

14. См.: Фридинский С.Н. Преступления, связанные с осуществлением экстремистской деятельности. М., 2007. С. 91.

15. Организация Объединенных Наций. Документы ООН A/CONF. 157/23. 1993. 12 июля.

16. www.un.org.

17. См.: Краткий политологический словарь. М., 1971.

18. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 183. С. 455.

19. См.: Российская криминологическая энциклопедия. М., 2001. С. 724.

20. См.: Государство и право. 1995. № 4. С. 23.

21. См.: Там же.

22. См.: Собрание Законодательства Российской Федерации от31 июля 2006 г. № 31 (часть I). Ст. 3452.

23. Указ Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г № 24 «Об утверждении Концепции национальной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации от 10 января 2000 г. № 2. Ст. 170.

24. Концепция национальной безопасности Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации от10 января 2000 г. № 2. Ст. 170.

25. См.: Там же.

26. Указ Президента Российской Федерации от 15 февраля 2006г. № 116 «О мерах по противодействию терроризму» // Собрание Законодательства Российской Федерации от 20 февраля2006 г. №8. Ст. 897.

27. См. Там же.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации