МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

1(22)/2008

О.А.КОЛОБОВ,

доктор исторических наук,

профессор, действительный член АВН;

О.О.ХОХЛЫШЕВА,

доктор исторических наук,

кандидат юридических наук,

действительный член АВН;

А.О.КОЛОБОВ,

кандидат политических наук, доцент

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Безопасность - явление сложное и многогранное и весьма трудно поддающееся точному определению. В принципе, ее вполне можно классифицировать в качестве положения, при котором отсутствует угроза опасности или опасность кому-либо или чему-либо1.

Существуют разновидности безопасности, среди которых чаще всего принято выделять такие виды, как международная (универсальная, коллективная, региональная) и национальная или государственная безопасность. Выделяют еще безопасность личности, труда, производства, но эти и им подобные аспекты безопасности далее будут затронуты самым поверхностным образом, хотя в принципе, априори, следует признать, что именно эти, на первый взгляд кажущиеся незначительными, аспекты общей базовой концепты и их практическое воплощение могут, напротив, стать ее определяющими составляющими, поскольку, по сути, одной из основных задач современной политики государства на международной и внутригосударственной арене должна бы стать забота об отдельно взятом индивиде.

Однако этот вопрос довольно сложен и щепетилен в своей основе. Хотя неплохо было бы предложить лицам, принимающим решения (ЛПР) в России, озаботиться его решением.

Факторы, такие как, религия, культура, экономика, общественный и личностный аспект, влияющие на все без исключения виды безопасности и определяющие ее формы, множественны, а спектр инструментов для реализации на практике весьма широк, вбирая правовые, военные, политические, дипломатические меры2.

В отношении международной и коллективной, а также региональной безопасности дело обстоит сравнительно просто, поскольку все эти виды безопасности надлежащим образом обеспечены нормами действующего международного публичного права (МПП) и систематизированы вместе с надлежащим инструментарием (существует даже отдельная отрасль его - право международной безопасности), создающими фундамент данного общего указанного аспекта. Более того, необходимо подчеркнуть, что собственно задача обеспечения международной безопасности в конечном итоге сведена к решению проблем, связанных с выработкой и реализацией политико-правовых средств предотвращения войн и вооруженных конфликтов, поддержания или восстановления международного мира3.

Следует констатировать, что весь нормативный материал современного действующего международного публичного права направлен на решение проблем, связанных с обеспечением международного мира и безопасности и реализацией его субъектами, в первую очередь, государствами и международными межправительственными организациями, мер, допустимых для решения поставленных задач в рамках общего контекста международных отношений и мировой политики. Такие принципы, как неприменение силы или угрозы силой, детализируют и конкретизируют существующие политико-правовые и военные меры для реализации и выполнения задач, связанных с обеспечением международной безопасности.

На международном уровне не существует единой концепции безопасности (Устав ООН, а также последующие принятые документы, детализирующие и проясняющие его положения, выполняют роль сугубо нормативного обеспечения с предположением о последующей надлежащей и добросовестной реализации участниками международных отношения комплекса предложенных мер). В целом же положение вещей сводится к тому, что, в принципе, концептуальное обеспечение международной составляющей зависит от самих субъектов международного права и участников международных отношении и, в первую очередь, государств, которое, в свою очередь, зависит от существующих или возникающих рисков и\или угроз, совпадающих для всех участников, отдельного региона или же одного субъекта, т.е. концепция международной безопасности весьма эклектична и зависит от целеполагания каждого субъекта или участника международного общения4. Существуют своеобразные «повестки» международных дел, издаваемые, прежде всего, ООН и другими организациями, но чаще всего они характеризуются слишком общими положениями, требующими детального прояснения или детализации. Чаще всего то или иное государство вырабатывает свою собственную концепцию национальной безопасности, слегка корректируя ее практическую реализацию общими концептуальными положениями, полагаясь исключительно на особенности внутреннего развития и устройства. Более того, ввиду преобладания норм международного публичного права над внутригосударственными правовыми нормами можно в определенной мере надеяться, что национальная безопасность и меры ее реализации так или иначе будут соответствовать международно-правовой концепте и инструментарию. Следует отметить и то, что довольно трудно оказать влияние на процесс развития международной концепции безопасности в рамках обоснования ключевых положений международной «повестки дня», сообразуясь с собственными потребностями и нуждами. Хотя существует мнение, что великие державы и, прежде всего, США, претендуя на звание мирового гегемона, задают тон в современных международных отношениях и настойчиво диктуют свою волю остальным. Такое мнение не совсем обстоятельно, поскольку именно на международном уровне существует отлаженная система сдержек и противовесов в виде СБ ООН, позволяющего абстрагироваться от возможного доминирования того или иного участника, предоставив каждому из пяти постоянных членов Совета право вето. Или, скажем, мнение относительно политики Великобритании, основой которой остается сугубо прагматичный интерес, реализация которого на практике зачастую приобретает весьма своеобразные формы. В любом случае, в нарушении ли тем или иным государством норм МПП или при поиске лакун в нем для обустройства собственных дел, всегда сохраняется возможность оказания сопротивления или реализации ответных мер либо тех способов выражения протеста или несогласия, которые допустимы в качестве контрмер.

Таким образом, международная безопасность является сложным, комплексным политико-правовым понятием, и его содержание определяется политической, военной и правовой составляющими.

Система коллективной безопасности - это одна из форм организованного коллективного обеспечения международного мира. Такая концепция наиболее разработана и в теоретическом, и в практическом плане. Под коллективной безопасностью подразумевается система межгосударственного сотрудничества, при которой акт агрессии (см. определение агрессии 1974 года) против одного расценивается как агрессия против всего международного сообщества.

В отличие от альянсов, примером которых может служить НАТО, направленных на угрозы извне, система коллективной безопасности может быть обращена вовнутрь против того из участников такой системы, который решит по тем или иным причинам прибегнуть к актам агрессии. Именно для такой системы безопасности существует единая организация, и самая ярким примером здесь может служить ООН и организации, созданные на основе ее Устава (глава 8).

Система коллективной безопасности, в свою очередь, может быть универсальной и региональной (то есть системой безопасности конкретного заданного географического региона). Правовой механизм деятельности региональных организаций (не военно-политических альянсов) детально изложен в Уставе ООН, основная задача которого также состоит в обеспечении и поддержании международного мира и безопасности, сообразуясь с положениями, целями и задачами уставных документов. Устав ООН (как и других, созданных на его основе организаций) предусматривает как принудительные меры по отношению к нарушителям, так и предупредительные или превентивные меры, осуществляемые при выполнении надлежащих процедур при согласовании с СБ ООН, который, в первую очередь, ответственен за их реализацию. Примерами региональных механизмов могут считаться такие структуры, как ОАГ, ОАЕ, ЛАГ, ОБСЕ, СНГ. НАТО - военный альянс. Он не является международной региональной организацией в формальном содержании, поскольку уставный документ этой структуры и меры, предпринимаемые его участниками, ни в коей мере не соответствуют целям и задачам ООН, а присяга на верность НАТО является правовой фикцией. В 1990 году ОВД, созданная в противовес НАТО, объявила о самороспуске. НАТО же, напротив, значительно укрепилась в регионе, означенном в уставном документе, Североатлантическом договоре, и более того, укрепило свои позиции за счет бывших республик распавшегося СССР, предприняв расширение на Восток и не только (имеются в виду проекты расширения и заключения договоров с Израилем, Алжиром, Тунисом и Марокко). Можно было предположить, что НАТО благородно заявит о самороспуске после распада такой угрозы, как СССР, но произошло как раз обратное, и образовавшийся с упразднением ОВД вакуум был быстро и своевременно заполнен.

Международная безопасность и все ее разновидности вбирают в себя такой важный аспект, как меры по поддержанию безопасности, касающиеся разоружения и ограничения вооружений, оружия массового уничтожения (ОМУ), организации, реализации и укрепления мер доверия, процедуры демилитаризации и нейтрализации, а также меры контроля добросовестного выполнения принятых на себя обязательств в указанной сфере. Соответственно очевидно, что при всем этом международная безопасность является прямым руководством к действию и выработке национальной доктрины государственной безопасности, и наоборот, но в гораздо меньшей степени, государство ставит во главу угла свои интересы и уж тем более оно не в состоянии внести их в повестку дня международной безопасности. Если рассматривать самый яркий пример в отношении такого единичного аспекта, как контроль и ограничение вооружений, то можно легко убедиться относительно пожертвовании части своего суверенитета и определенной, а иногда и значительной доли своих интересов в общее дело поддержания международного мира и безопасности. Поэтому, вырабатывая свою внутриполитическую доктрину или концепцию безопасности, российское государство вполне может приспособиться к констатируемым общим целям и задачам.

Национальная или государственная безопасность - явление не менее многогранное и многоаспектное, но и совершенно отличное по сути и форме от международной, хотя во многом от поддержания, обеспечения и реализации именно внутригосударственной безопасности зависит также положение дел и международная политика государства.

Качественная реализация мер безопасности, обеспечение порядка и стабильности, экономический рост, благосостояние и обеспеченность граждан на внутригосударственном уровне придает вес и солидность государству, поскольку соперничество между государствами на международной арене продолжается, что составляет суть действия всей системы современных международных отношений. Высокая степень обеспечения безопасности наряду с благосостоянием позволяет тому или иному субъекту находиться в более выигрышном положении перед другими. Действительно, правильность обеспечения безопасности, гибкость политики и маневрирования, экономическая стабильность и развитие обеспечивают максимальную возможность для внушения доверия и в большей степени оппонентам, нежели сторонникам и союзникам. Именно поэтому ЛПР России совершенно необходимо в первую очередь заняться концептуальным обеспечением безопасности государства и последующим ее воплощением.

Геополитическое и географическое положение РФ, многие геофизические факторы и, кстати, климат, отнюдь не представляются выигрышными для Отечества. Следовательно, лицам, разрабатывающим стратегическую концепцию поведения России на мировой арене, важно именно данное обстоятельство. Кроме того, довольно невыгодное географическое положение, которое несколько компенсируется площадью территории, ставит РФ в исключительно оборонительное положение в отличие от таких активных соседей, как, скажем, США, ведущих многоплановую, довольно агрессивную внешнюю политику весьма несдержанно и непоследовательно, что так или иначе отражается и на внутригосударственном устройстве (иммигранты, даже после длительного проживания на территории США, так и продолжают считать их своей «второй родиной», материально поддерживая оставшихся в стране своего рождения многочисленных родственников).

Ввиду наличия вышеизложенных причин, не стоит удивляться многоплановости национальной концепции безопасности РФ, вбирающей в себя множественные аспекты.

В последние годы ее выполнение отличается высоким качеством, несмотря на препоны и трудности реализации, и последовательностью выполнения. Особенно следует отметить военную компоненту, которая совершено разумно строится на социальной поддержке военных, в первую очередь. Это и есть конкретный пример проявления заботы со стороны государства и совершенно справедливо, что руководство страны наконец-то оказалось способным увязывать интересы государства с заботой о личности.

Принятые на себя международные обязательства Россия до сих пор добросовестно выполняет, сообразуя свои действия со всеми без исключения нормами МПП.

Шокирующим для мировой общественности стал выход РФ из ДОВСЕ, на поверку оказавшийся предсказуемым ответным действием, причем совершенно допустимым, особенно в контексте политики, проводимой НАТО и США, и, особенно, в свете размещения совершенно очевидно несущих угрозу безопасности РФ радаров и станций, расположенных в прямой близости к ее границам.

В центре внимания формирующейся новой политики РФ необходимо продолжить действенную работу, прежде всего, в рамках постсоветского пространства, привлекая как можно большее число сторонников. При этом, ни в коем случае не следует пренебрегать государствами Восточной Европы, забыв на время существующие разногласия.

Не следует так уж опасаться так называемого «косовского кризиса» и стараться любой ценой выгородить сербов в этой крайне невыгодной для РФ ситуации, поскольку в случае очевидных провалов, вина и ответственность могут пасть именно на нее. Эта игра не стоит свеч, и ее итог легко предсказуем и очевиден. Сербам необходимо предоставить возможность самостоятельно проявить себя в решении этой проблемы и задействовать все политические механизмы, имеющиеся в их распоряжении.

России в этой ситуации необходимо придерживаться принципа права, сводящемуся к тому, что «не следует делать того, чего от тебя не просят», поскольку предоставление средств помощи должно быть конкретным и адекватным ситуации. Инициатива здесь совершенно неуместна, и стоит вспомнить принцип относительно невмешательства во внутренние дела государства, что влечет ответные меры, вплоть до борьбы с агрессором.

Каждое государство вправе определять свою внутреннюю политику (согласно тому же МПП). Следовательно, не стоит опасаться необходимых мер для защиты своих интересов и интересов своих граждан, государство на то и предназначено, чтобы их обеспечивать и реализовывать.

Что касается Кавказа и пресловутого сепаратизма, экстремизма и прочих негативных явлений, дестабилизирующих российскую внутригосударственную ситуацию. Решение этих вопросов должно быть только политическим и в очень незначительной степени военным. Ни в коем случае нельзя допускать противостояния на межрелигиозной почве. Напротив, именно межконфессиональный диалог должен максимально способствовать разрешению и смягчению острейших этноконфессиональных проблем. Нельзя продолжать упорно отождествлять ислам с терроризмом, экстремизмом и прочими явлениями, излишне нагнетая ситуацию и дестабилизируя общественную обстановку. Напротив, ислам в России, наряду с остальными конфессиями (поскольку Конституция РФ 1993 года закрепляет равенство конфессий, утверждает многоконфессиональное и многонациональное государство, объявляя его светским, то и реализовывать положения основного закон страны требуется неукоснительно) способен внести определенный вклад в обеспечение государственности при выполнении, конечно, ряда условий, связанных с надлежащим отношением ЛПР к представителям мусульманской части российского населения, не отдавая при этом приоритет никому ни перед кем. Такой подход способен реально снизить остроту существующего национального вопроса в России как в многонациональном государстве и, кроме того, снизит риски проявления экстремизма и терроризма на этнонациональной почве. «Никто не знал, что такое Аль-Каида» - как-то отметил ответственный сотрудник госдепартамента США Р. Кларк. В это, конечно, трудно поверить, так как американские чиновники обычно хорошо осведомлены и информированы. Речь, видимо, идет о сознательной дезинформации общества глобального риска (Global Risk Society) с максимальным прагматическим учетом меняющегося в мире отношения к РФ со стороны всех игроков мировой политики. К сожалению, общее отношение к России в мире становится все более негативным. Россия по-прежнему считается варварской, неразвитой, отсталой страной. Критериями обывательских, и не только, оценок до сих пор служат так называемые нарушения прав человека и энергетическая политика РФ. Поэтому, пока ни в коем случае не следует усугублять сложившуюся ситуацию. Время придет.

Сегодня международное право остается одним из самых мощных средств поддержания международного мира и стабильности. Данное обстоятельство представляется концептуальным для обеспечения национальной безопасности России в сложных условиях глобализации. ЛПР в России должны при разработке долгосрочной стратегии деятельности государства учитывать все без исключения достижения международного права, поскольку они затрагивают принципы:

- неприменения силы или угрозы силой;

- нерушимости границ;

- территориальной целостности государств;

- суверенного равенства;

- невмешательства во внутренние дела;

- уважения прав человека и основных свобод;

- равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой;

- сотрудничества между государствами;

- добровольного выполнения международных обязательств.

Таким образом, в рамках сложного процесса обеспечения национальной безопасности Российской Федерации необходимо обратить максимальное внимание на внутренние ресурсы, не забывая ни в коем случае о наращивании той активности на международной арене, которая направлена на привлечение как можно большего числа сторонников российской конструктивной деятельности при постоянном следовании международному праву и надлежащей поддержке необходимых влиятельных международных структур без стремления к скорейшему реформированию оных, настойчиво следуя формуле канцлера А. Горчакова «Россия сосредотачивается».

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Подробнее см.: Колобов А.О., Колобов О.А., Хохлышева (Колобова) О.О. Три трактата о мировой политике. -М./Н.Новгород: АБОП/ИСИ, 2007. С. 3-160, 161-374,377-463.

2. См.: Колобов А.О. Сила, полная решимости..? (О специальных операциях США, их союзников и влиятельных международных организаций в современной мировой политике) - Н.Новгород: Издательство «Медина», 2005.С. 2-152.

3. Хохлышева О.О. Мировая политика и международное право в 2-х т. - Н. Новгород: ННГУ, 2005, т. 1. С. 452-478.

4. Там же.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации