О СИСТЕМНОМ ПОДХОДЕ К ВОПРОСАМ УПРАВЛЕНИЯ БОЕВЫМИ ДЕЙСТВИЯМИ СУХОПУТНЫХ ВОЙСК ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

№ 4(21)/2007

УПРАВЛЕНИЕ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ И ИХ ИНФОРМАТИЗАЦИЯ

Полковник в отставке В.В. ЖИХАРСКИЙ,

кандидат технических наук,

старший научный сотрудник,

член-корреспондент АВН

О СИСТЕМНОМ ПОДХОДЕ К ВОПРОСАМ УПРАВЛЕНИЯ БОЕВЫМИ ДЕЙСТВИЯМИ СУХОПУТНЫХ ВОЙСК ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ  

В Военной доктрине РФ (2000 г.) сказано, что для координации и суммирования целенаправленных усилий по обеспечению военной безопасности России существует военная организация государства (ВОГ РФ). В ее состав входят ВС РФ (ядро и основа ВОГ), другие войска, воинские формирования и органы, часть промышленного и научного комплексов страны, предназначенная для обеспечения выполнения задач военной безопасности. К категории «другие войска» относятся Внутренние войска МВД, войска ФПС, войска ФСБ, войска МЧС, ФАПСИ, Железнодорожные войска, войска охраны Тыла ВС, войска территориальной обороны и пр. К категории «часть промышленного и научного комплексов страны» относятся предприятия ОПК и прикладные НИИ ОПК. ВОГ РФ должна непрерывно и надежно функционировать в случае развития военного конфликта любого типа и масштаба, на любом его этапе, в любых условиях обстановки, в том числе и в экстремальных ситуациях, что возможно только при условии, если эта организация будет представлять собой единую отлаженную систему, имеющую надежно функционирующее управление. Но в действительности этого пока нет - ВОГ РФ провозглашена как существующая организация, но она не имеет четкого управления. Об этом, в частности, свидетельствует такой факт: Президент РФ, согласно Конституции РФ, является Верховным Главнокомандующим не ВОГ, а «только ВС РФ». Неясно, как он управляет остальными войсками и особенно деятельностью предприятий ВПК, прикладных НИИ, входящих в состав ВОГ. Опыт Великой Отечественной войны показал, что управление «остальными войсками» и работой ВПК, в параллель и «в унисон» с управлением боевыми действиями ВС, часто требует прямого и оперативного руководства со стороны ВГК. Таким образом, мы наблюдаем здесь очевидное нарушение принципов системного подхода к столь важной проблеме, которое на войне может принести неожиданные неприятности. Правильнее было бы создать единое управление и обеспечение военных действий под эгидой ВГК. Но такое мероприятие должно быть узаконено.

Однако по данному поводу есть еще целый ряд соображений.

В случае развертывания военных действий на территории РФ, помимо общих для любого государства проблем войны, могут заявить о себе специфические для российских условий проблемы.

Первая из них обусловлена недостаточно развитой инфраструктурой районов боевых действий, вторая - изначально большим превосходством со стороны основных потенциальных противников РФ в силах и средствах, третья - другими недостатками существующей системы управления (помимо упомянутых выше).

Рассмотрим эти проблемы в порядке их перечисления.

Проблема развития военной инфраструктуры регионов (районов). Известно, что на ход и исход любой современной операции (сражения, боя) сильное влияние оказывают такие факторы, как военная инфраструктура территории воюющих сторон и того района, в котором развертываются основные боевые действия, а также и оперативное оборудование района ведения боевых действий. Эти влияния особенно сильно проявляются в малонаселенных районах. А таких районов в России очень много (к ним можно отнести весь Север России, Восточную Сибирь, Дальний Восток, всю приграничную область на суше: особенно границу с Китаем, Монголией, со среднеазиатскими государствами СНГ, Северный Кавказ, Карелию). В настоящее время наиболее надежным средством поиска правильного варианта принимаемого решения на ведение боевых действий стала их модель. Между прочим ни в одной из отечественных действующих моделей упомянутые выше факторы как подсистема войны (операции, сражения, боя) не фигурируют (если в отдельных моделях и предприняты попытки учесть это влияние, в основном по оперативному оборудованию района боевых действий, то это делается каждый раз фрагментарно и одноразово). Таким образом, если нет таких факторов в качестве самостоятельных составляющих модели, то и в выводах анализа результатов моделирования тех или иных военных (боевых) действий нет серьезных рекомендаций по их развитию. И, следовательно, не будет гармонии в совместном развитии ВС РФ и военной инфраструктуры (тем более, что инфраструктура создается не войсками).

Ущерб, наносимый достоверности результатов моделирования от такого неполного учета влияния факторов боевых действий на их ход и исход очевиден. Поэтому в любой будущей модели боевых действий Сухопутных войск влияние инфраструктуры должно быть учтено в виде включения в ее состав соответствующей составляющей. Эта рекомендация отражена в предлагаемой ниже схеме системы управления (рис. 1) боевыми действиями войск.

Но модель действий - это не сами действия, и рекомендации по учету влияния инфраструктуры должны перерасти в реальные мероприятия по ее развитию. Если есть проблема развития способов и средств ведения операции (боя), то рядом с нею существует проблема такого развития инфраструктуры районов предполагаемых боевых действий, которое даст простор для ведения инициативных по отношению к противнику действий войск. Однако существующее разделение компетенций по решению этих двух проблем между военной и гражданской властями препятствует их согласованному и гармоничному разрешению. Тема развития инфраструктуры заслуживает отдельного обсуждения, и на ней мы не останавливаемся.

Проблема решения боевых задач в условиях превосходства потенциального противника является естественной в военном деле в том смысле, что она в той или иной мере существует всегда. Но когда она вырастает до стратегических масштабов, то для ее разрешения требуется принятие чрезвычайных и, как правило, неординарных мер.

Признаки превосходства потенциального противника как на Западном, так и на Восточном стратегических направлениях налицо.

На Западном СН такого рода противником являются США и военный блок НАТО. Их преимущество является явным в военно-экономической области и в области информационной войны.

На Восточном СН потенциальную угрозу для России представляют, с одной стороны, военный союз США и Японии, с другой - Китай. Военный союз США и Японии обладает явным преимуществом по тем же признакам, что и на Западе США с военным блоком НАТО. А Китай, например, обладает мобилизационным ресурсом для призыва в армию, по численности примерно равным численности всего населения России.

О каких чрезвычайных и неординарных мерах идет здесь речь?

Эти меры весьма разнообразны и многочисленны, но они будут эффективными, если их объединить в определенную систему мер, снабженную соответствующей единой целевой установкой и ресурсами для ее реализации. Вся совокупность мер может быть представлена следующими группами.

A. Резкое усиление качеств личного состава ВС за счет: а) повышения до приемлемого уровня социальной защищенности военнослужащих; б) повышения качества воспитания, уровня морально-политического единства и сплоченности всего личного состава; в) повышения уровня его общего и военного образования; г) повышения качества боевой подготовки войск.

Б. Возрождение старых и развитие новых эффективных форм и способов ведения боевых действий с усилением в них мобильной и огневой составляющих.

B. Развитие вооружений и военной техники, в том числе принципиально новых сочетаний средств ведения общевойскового боя; например, создание комплексов ВВТ, сочетающих в себе повышенные возможности высокоточных средств дальнего огневого поражения с возможностями средств воздушной разведки целей, базирующихся на «безаэродромных» (то есть способных непрерывно находиться в среде наземных войск) летательных аппаратах.

Г. Создание организационно-штатных структур войсковых формирований, обеспечивающих широкие возможности для быстрых (мобильных), автономных, ударно-огневых действий в составе наземных группировок войск.

Имеет смысл особо остановиться на «мобильных действиях» как на новом способе ведения боевых действий. Из множества предпосылок возникновения этого способа можно выделить две главных; они заключаются в том, что: а) в результате бурного развития мирового военного искусства, обусловленного военно-техническим прогрессом, «разрушился» ставший традиционным протяженный сплошной фронт боевых действий, который наглухо разделял войска противоборствующих сторон (это дало возможность достаточно крупным группам войск или сил без потерь проникать в глубокий тыл противника); б) появилась возможность массированного точного поражения относительно небольших целей, удаленных от огневого средства на большие расстояния (это дало возможность осуществлять огневое поражение противника одновременно на всю глубину его оперативного построения). Мобильные действия позволяют в новых условиях геополитической обстановки эффективнее решать поставленные боевые задачи. Смысл мобильных действий заключается в том, что естественным образом или искусственно создается эффект внезапности для противника, достигаемый посредством следующей цепочки действий: быстрого и правильного прогнозирования хода ближайших событий, принятия на этой основе нового решения и его реализации в виде упреждения противника в действиях. Данный эффект в случае его проявления означает изменение соотношения сил сторон в пользу нападающей стороны, которое при определенных условиях может быть весьма существенным.

«Мобильные действия» находятся в стадии становления и в уставных документах пока еще «не прописаны». Но в российских ВС этот «новый» способ имеет свою предысторию, которая говорит о его «старости». В свое время выдающимися мастерами такого способа действий были П.А. Румянцев, А.В. Суворов, Ф.Ф. Ушаков, П.С. Нахимов, М.Д. Скобелев и другие русские полководцы и флотоводцы). Правда, тогда этот способ назывался по-другому: «глазомер, быстрота, натиск» (А.В. Суворов).

В начале 1990-х годов «в моду вошло» употребление понятий «мобильность», «мобильные силы». В частности, в Сухопутных войсках теоретически планировалось и сейчас планируется создание «мобильных сил». Но при этом нет указаний, как их использовать. Однако не следует забывать, что «мобильные силы» - весьма дорогостоящее средство. А вдруг «не угадаем» и создадим «не то, что нужно»? В 1993 году через газету «Красная звезда» было объявлено о планах «быстрого и простого» создания мобильных сил ВС РФ. В их состав планировалось включить практически все соединения постоянной готовности во всех видах ВС. Но при этом не было внятного пояснения, как ими управлять. И это упущение оказалось «правильным», потому что управлять «мобильно» таким «монстром», какой предлагалось создать, невозможно - он слишком неповоротлив и менее мобилен, чем «немобильные» войска. Такие «мобильные силы» годятся разве что для демонстрации на параде.

Простая логика подсказывает, что внедрение «мобильных действий» в военную практику должно начинаться не с создания «мобильных сил», а с «детализации» мобильных действий применительно к современным понятиям боя и операции, с учетом форм организации войск противника, своих войск, применяемого вооружения, принятых и усвоенных способов ведения боевых действий, условий внешней среды (в составе которых значительную долю занимает искусственно создаваемая среда в виде заграждений, мер маскировки и пр.). И только после завершения упомянутой «детализации» можно говорить о создании «мобильных сил».

Где и как может быть реализован способ мобильных действий в Сухопутных войсках? Этот способ является универсальным и применим в обороне и в наступлении, в общевойсковой операции и в бою. Главное его предназначение - упреждение противника в действиях. Поскольку противник тоже будет стремиться к упреждению, то реализовать «мобильные действия» вряд ли удастся, если не принять «гарантирующие меры», например, путем реализации принципа «разделения быстроты и силы». Смысл принципа заключается в следующем. Создается группировка сил и средств для решения некоторой боевой задачи методом мобильных действий. В ее составе имеются минимум три составляющие: а) группа упреждения, б) ударная группа силовой поддержки, в) группа огневой поддержки, г) группа всестороннего обеспечения, д) командование и штаб группировки. Группа «а» упреждает противника. Группа «б» закрепляет успех группы «а» ударом и захватом некоторого рубежа (района), что заодно воспретит противнику уничтожение группы «а». Группа «в» поддерживает огнем действия групп «а» и «б». Назначение остальных групп понятно без пояснений. Как можно видеть, понятия «группировка мобильных действий» и «мобильные силы» не совпадают: второе является лишь частью первого. Из приведенного пояснения можно понять, что группа мобильных сил не может быть ни «тяжелой», ни «большой»; в противном случае она не сможет упредить противника, да и управление ею будет затруднено.

Для иллюстрации возможного применения описываемого способа можно использовать пример выполнения группировкой войск задачи прикрытия государственной границы способом мобильных действий. Такая группировка должна иметь оперативный масштаб, что обусловлено возлагаемой на нее задачей - задержать передовой эшелон крупной ударной группировки войск противника на несколько суток для обеспечения развертывания главных сил приграничного военного округа. Она может включать следующие силы: отдельную мотострелковую бригаду из состава мобильных сил стратегического направления (компонент «а»), мотострелковую дивизию армейского подчинения (компонент «б»), группу огневых средств, наземных и воздушных, различного подчинения (компонент «в»), различные средства всестороннего обеспечения («г»), командование и штаб группировки («д»).

Проблемы управления боевыми действиями.

Рассмотрение этих проблем является наиболее трудоемким. Они охватывают обширную область, включающую различные направления деятельности: интеллектуальную деятельность по добыванию и переработке исходной информации, выработке решений, их передачу исполнителям, взаимодействие всех участников процесса с внешней средой, боевые действия исполнителей, которые, в свою очередь, предполагают управление объектами вооружения и военной техники. Коллективы управления войсками противоборствующих сторон, вступая между собой в информационный контакт, образуют процессы интеллектуального противоборства сторон, которые, в свою очередь предопределяют сюжет операции (боя). Разобраться с таким большим множеством объектов и процессов помогает метод анализа сложных систем.

В публикациях последнего времени по актуальным проблемам военного искусства прочно установился взгляд на войсковое формирование как на систему. Это особенно наглядно просматривается в отечественных военных периодических изданиях, что, конечно, следует оценивать как положительное явление (сравнительно недавно такого не было). Но системный подход говорит нам, что системой может быть не только совокупность взаимосвязанных материальных объектов, но и совокупность взаимосвязанных действий. Наиболее общее системное представление боевых действий - это сложная система, элементами которой являются принимаемые решения, собственно боевые действия и управляемые материальные объекты (они представляют статику системы и ее динамику). Интрига боевых действий заключена именно в их динамике. Поэтому война (операция, сражение, бой) является не просто «противоборством двух систем», а системой «противодействий двух изощренных противников, использующих одновременно морально-психологический, интеллектуальный, человеческий и материально-технический потенциалы всей страны». Если попытаться выделить самое главное в этой системе, то есть то, что решает исход боевых действий, то это, скорее, будут не характеристики материальных составляющих (таких, как войсковые формирования, ВВТ, расходуемые материальные средства, численность личного состава и пр.), а прежде всего действия войск, основанные на решениях, принимаемых их командирами, то есть морально-интеллектуальное противоборство двух противников, реализуемое с помощью материальных средств. Такая модель является моделью более высокого уровня, чем применяемые на практике в настоящее время модели операции (боя). С точки зрения своей внутренней структуры, - это «биполярная» модель, имеющая два бескомпромиссно конкурирующих центра управления. Ее основой являются частные модели принятия решений, расположенные на нескольких уровнях подчинения (см. рис. 1). До тех пор, пока не будет практически отработан принцип моделирования процесса принятия решения, моделирование боевых действий будет неприемлемо некорректным и неточным. Есть ли надежда, что корректная в вышеуказанном смысле модель будет создана в ближайшие годы? Судя по имеющимся заделам в этой области (например, реально действующий автомат, играющий в шахматы), такая надежда есть.

Что особенно сильно мешает ее созданию? Мешают прочно засевшие в общественном сознании устаревшие понятия и предубеждения. Известное положение диалектического материализма, «материя первична, сознание вторично» (безоговорочно и прямолинейно воспринятое некоторыми как автоматически действующее правило), примененное в военном деле, сыграло с творческой мыслью злую шутку. Оно развило интеллектуальное иждивенчество у многих, даже опытных специалистов. То, что пробивает себе дорогу через толщу противоречивых событий, невзирая на «запреты», ставшие от частого употребления «классическими», заслуживает особенного внимания и «научной настороженности», ибо может подвести незаметно происшедшее старение системы критериев оценки исследуемого явления. Новейшие достижения в области теоретической физики (здесь подразумевается «Теория физического вакуума», разработанная сравнительно недавно нашим соотечественником Г.И. Шиповым; она уже нашла реальное практическое применение в виде продуктов торсионной технологии), появились вопреки «известным научным законам», и они сильно подорвали веру в «незыблемость вторичности сознания». Если в военном деле «хотя бы мысленно» отрешиться от постулата «материя первична, сознание вторично», то получаются «интересные результаты».

Во-первых, мысль командира и принятие им решения на бой (продукты сознания) воспринимаются как первые, решающие факторы боя и операции. Во-вторых, «выясняется», что на практике командиры (командующие) часто (но, к сожалению, не всегда) бессознательно руководствуются именно презумпцией первичности сознания. Другими словами, «путеводителями событий» является не «материя», а продукты сознания и воли - принятое решение на бой и поставленная войсковому формированию (группировке войск) боевая задача. Многие «теоретики» понять и принять такой «постулат» просто боятся. Поэтому в планах развития ВС (СВ) РФ часто вместо указания, под какие задачи, формы и способы их решения строить организацию войсковых формирований, какие требования к подготовке личного состава, к характеристикам ВВТ из этого вытекают, стоят показатели: требуемое количество войск, требуемое количество образцов ВВТ известных типов и марок и пр.

На основе приведенных соображений и по проблемам управления действиями войск и проблемам обеспечения условий для реализации управления, предлагается биполярная схема системы «управление действиями войск в ходе общевойсковой операции» (сражения, боя) - рис. 1. Эта схема имеет симметричную структуру.

О СИСТЕМНОМ ПОДХОДЕ К ВОПРОСАМ УПРАВЛЕНИЯ БОЕВЫМИ ДЕЙСТВИЯМИ СУХОПУТНЫХ ВОЙСК ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

На наш взгляд, именно такая схема может быть использована для усовершенствования действующих, но недостаточно корректных моделей общевойскового боя и операции. Следует оговориться, что, хотя в схеме соблюдена симметрия в изображении действий сторон, но итоги их боевых действий должны быть представлены под углом зрения интересов наших войск (противник интересует нас более всего как источник «неудобных для нас» решений и действий, заставляющих нас в бою каждый раз искать и находить выход из затруднительного положения).

Действия сторон схематически представлены несколькими уровнями организации и управления войск сторон. Верхний (первый) уровень - уровень старшего начальника, принимающего решение и ставящего боевую задачу командующему (командиру) действующей группировкой войск. Второй уровень - это уровень командующего группировкой, который уясняет поставленную ему старшим начальником боевую задачу, организует подготовку подчиненных ему войск (сил), принимает решение на операцию (бой) и ставит им задачу. Третий уровень - это уровень исполнителей поставленной боевой задачи, то есть элементов группировки войск (сил). Здесь происходит практическая реализация того решения, которое было выработано на двух вышестоящих уровнях; это множество боевых столкновений (боев) - «физическая» фаза операции (сражения, боя).

Итак, как видно из схемы, операция (бой) - это не просто вооруженное противоборство двух группировок на поле боя, а целый каскад противоборств. Все виды противоборств должны моделироваться. Отправная модель - это модель интеллектуального противоборства двух противостоящих коллективов управления, на уровне старших начальников. Это модель управления, обеспечиваемая информационно в виде трех блоков информации: 1) информация об инфраструктуре и оперативном оборудовании района боевых действий; 2) информация о своих войсках; 3) информация о противнике.

Причем информация о противнике может выступать в активной форме (в форме борьбы сторон за формирование выгодного для себя представления противника о своих намерениях, то есть в навязывании ему ложной версии о своих дальнейших планах). Другими словами, осуществляется процесс противоборства разведок двух сторон, в результате которого одной стороне удается обмануть другую сторону (тем самым осуществлять рефлексивное управление действиями противника). Таким образом, в начальной фазе боя имеет место еще один подвид интеллектуального противоборства, подлежащий моделированию; он питает информацией модель управления.

На основе полученной информации может быть разработан сценарий предполагаемых действий сторон в предстоящей операции (бою). Все вышеперечисленное используется для выработки и принятия решения на операцию (бой). Далее старшими начальниками противоборствующих сторон на основе принятых решений ставятся задачи командующим соответствующими группировками войск. В некоторых случаях (например, когда речь идет о крупномасштабной операции) интеллектуальное противоборство двух противостоящих коллективов управления может повториться на нижестоящем уровне - уровне командующих противоборствующими группировками войск. Здесь будет осуществляться такое же по своей внутренней структуре информационное обеспечение выработки решения (необходимая информация собирается и обобщается в виде трех упомянутых выше блоков). На этом уровне также могут иметь место интеллектуальное противоборство и противоборство разведок сторон. Иногда и командующий группировкой войск, прежде чем принимать решение на операцию (бой), захочет «прощупать» возможный ход событий при принятии того или иного варианта решения - в виде разработки сценария предполагаемых событий и уж затем остановиться на лучшем. На основе выбранного и утвержденного старшим начальником варианта решения командующий (командир) группировкой войск ставит им задачу. В «классическом» случае только с этого момента начинается «физическое» противоборство сторон: войска приступают к боевым действиям в соответствии с полученным приказом, по сигналу своего командира (на «неклассическом» случае мы остановимся ниже). И, начиная с этого момента, идет тот самый процесс обмена сторон силовыми воздействиями, который (единственно он) традиционно моделируется («модель боя»). Но, как можно видеть из приведенных рассуждений, это не первый и не единственный процесс противоборства, подлежащий моделированию, а уже третий по счету.

На схеме рис. 1 отдельные ее элементы соединены между собой стрелками, направленными в соответствии с ходом информации. Стрелки, передающие управляющие сигналы, то есть информацию от вышестоящей инстанции (команду) в нижестоящую, имеют общее направление «сверху вниз». Стрелки же, обозначающие поток справочной информации, необходимой старшей инстанции и добытой нижестоящей, имеют общее направление «снизу вверх». Для случая электронного моделирования операции (боя) схема обозначает множество циклов управления (в соответствии с множеством пробных вариантов, из которых последний - «истинный», подлежащий выбору в качестве окончательного). Поэтому практически все основные элементы соединены между собой двумя противоположно направленными стрелками (итоговая информация предыдущего цикла управления служит в качестве исходной для последующего цикла). Подсистемы интеллектуального противоборства и противоборства разведок сторон на разных уровнях управления могут иметь большее число циклов управления, в сравнении со всей схемой (это может оказаться целесообразным для дополнительного уточнения полученных на выходе из них результатов). Следует заметить, что попытки обойтись в модели боя без модели управления - путем замены последней «удачно выбранным» математическим аппаратом - бесплодны, ибо управление - самый главный в модели боя элемент. Математика сама по себе идей не генерирует, но способна помочь в их оформлении. Математические методы не способны заменить ум командира. Это, конечно, не означает отрицания роли математики в военном искусстве - наоборот, оно остро нуждается в математике.

«Неклассический» случай управления будет заключаться в неожиданном начале боевых действий (которое проявится в непредвиденном месте, в непредвиденной форме). Если противник упредил нас (как в принятии решения на операцию (бой), так и в начале собственно боевых действий), то для нас это всегда проявится в виде эффекта внезапности. В «неклассическом» случае описанная схема управления будет «грубо нарушена». Останется только уповать на подготовленность своих войск к автономному ведению боя, на подготовленность инфраструктуры и оперативного оборудования района боевых действий. Нарушенное управление действиями войск (по принципу «сверху вниз» и с двухсторонней связью) в этом случае должно быть восстановлено в возможно более короткий срок. При этом огромную роль в восстановлении управления войсками должна сыграть заранее подготовленная инфраструктура (и оперативное оборудование района боевых действий).

На основе проведенного рассмотрения проблем управления можно сделать следующие выводы.

1. В интересах военной безопасности РФ должно быть соблюдено единство военного управления, во главе которого должно стоять одно лицо - Верховный Главнокомандующий РФ. По всем вопросам подготовки к войне, ее ведения и обеспечения ему должны быть подчинены все министерства и ведомства, входящие в состав ВОГ. В Конституции РФ должны быть произведены соответствующие изменения и дополнения.

2. В интересах эффективного отражения агрессии против РФ в планах развития инфраструктуры на федеральном и региональном уровнях необходимо иметь раздел развития военной инфраструктуры (особенно транспортных коммуникаций и объектов энергообеспечения) и строительства наиболее трудоемких объектов военного оперативного оборудования. Планирование и контроль исполнения по данному разделу должны курироваться аппаратом ВГК РФ.

3. В процессах воспитания и подготовки личного состава войсковых формирований и органов управления необходимо добиваться баланса в уровнях профессиональной подготовки личного состава по управлению и исполнению, с расчетом на сложные условия функциональной деятельности (сильный противник, высокий темп действий, высокий уровень персональной ответственности, большая морально-психологическая и физическая нагрузка, высокие требования по стойкости и по устойчивости функционирования, по взаимодействию с партнерами и соседями). Программы подготовки личного состава должны учитывать необходимость действовать с использованием воздушного транспорта, вести наблюдение и разведку с воздуха, форсировать водные преграды, действовать в горах, в сложных погодных условиях и ночью.

4. Процесс управления, помимо своего прямого назначения, должен строиться как процесс координации усилий войск и функционирования технических средств по всем направлениям деятельности, способствующей усилению эффекта управления. В этой связи требования к созданию и развитию новых способов боевых действий, созданию новых видов и образцов ВВТ, созданию оргштатных структур войсковых формирований должны включать требования удобства и эффективности управления.

5. Необходимо интенсивное развитие и освоение войсками способов ведения боевых действий, обеспечивающих упреждение противника и захват у него инициативы. В этой связи особо ценные результаты можно ожидать от освоения войсками способа «мобильных действий».

6. В процессах управления большое место занимают электронные модели общевойскового боя и операции. Качество моделей напрямую зависит от того, как отражены в них процессы управления. Создание и развитие моделей управления войсками в бою и операции - необходимость.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации