О ПЕРВЫХ ВОЙНАХ XXI ВЕКА

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

№ 2(19)/2007

И.Е. ЕПИФАНОВ,

доктор военных наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ,

  действительный член АВН

О ПЕРВЫХ ВОЙНАХ XXI ВЕКА

Вот уже более пятнадцати лет прошло со времени начала первого и четыре года после второго военных конфликтов в зоне Персидского залива. Специалистами они были восприняты двояко. Одни посчитали, что это есть последнее проявление способов боевых действий 20-го столетия, «индустриальной эпохи» (Э. Маршалл, «Компас», № 119, с. 3-7). Другие восприняли эти военные действия как подобие военных конфликтов XXI века. За период, прошедший со времени войн в зоне Персидского залива, в средствах массовой информации многократно освещались различные стороны действий коалиционных вооруженных сил и вооруженных сил Ирака, в том числе способы управления силами, средствами и войсками, способы ведения боевых действий, методы огневого поражения противника, организация и поддержание взаимодействия, другие стороны ведения войны.

Боевые действия коалиционных вооруженных сил в Ираке показали, что появление высокоточных средств поражения, их комплексирование со средствами разведки и автоматизированного управления в корне меняют характер боевых действий. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что все боевые действия войск, сил и средств в вооруженных конфликтах последних лет имеют общие, составляющие их части, такие, как: информационная составляющая, электронная составляющая, наконец, огневая составляющая боевых действий.

Некоторые военные ученые считают, что это фазы ведения боевых действий, последовательно сменяющие одна другую. Однако анализ боевых действий, будь то на Балканах или в обеих войнах в зоне Персидского залива, показывает, что это именно составные части содержания боевых действий, которые могут быть реализованы как последовательно, одна за другой, так и одновременно, в комплексе.

Так, информационная борьба начинается задолго до начала непосредственно боевых действий и продолжается после окончания собственно вооруженных боестолкновений. Непосредственно в ходе операции объединения, соединения ведется жесткая борьба за информационное превосходство. Военные специалисты полагают, что информационное превосходство - это сбор, обработка, использование и защита потоков информации, а для противника наоборот - воспрещение сбора, обработки, использования и защиты этих потоков1.

Характерной чертой боевых действий общевойсковых формирований все более становится применение на поле боя вооружения и военной техники, созданных на основе высоких технологий с широким использованием электроники в системах управления, разведки, навигации, связи. Так, по опыту военных конфликтов последних лет даже в боях локального характера широко применяются высокоточные средства огневого поражения. А в операциях общевойсковых соединений и объединений характерным становится их массированное применение.

Обращает на себя внимание и то, что наряду с применением наземных высокоточных огневых средств, в общевойсковом бою все больше используется авиация с ее высокоточными боеприпасами в интересах наземных подразделений.

В современной операции и бою наземным войскам обеспечивается достаточная досягаемость огневых средств при высокой точности поражения противника даже на предельных дальностях ведения огня. При этом досягаемость огневых средств при высокой точности поражения влияет, в том числе, и на возможности: если до этого командир исходил от расчета и оценки наряда средств на поражение одного объекта, то теперь произошел плавный переход к оценке возможностей одного средства по поражению нескольких объектов.

В новых условиях высокая точность поражения оценивается совместно с надежностью, селекцией объектов, минимальным риском при достижении максимального результата и все это при сложных погодных условиях и при поражении объектов на больших дальностях.

Наряду со сказанным, определенную роль играет высокая мобильность сухопутных войск, которая представляется как быстрая и гибкая реакция системы управления, разведки, средств поражения и войск на все изменения обстановки. При этом управление силами, средствами и подразделениями наземных войск, как правило, централизуется с широким применением автоматизированных средств. В связи с этим, гораздо более важное значение приобретают организация и поддержание взаимодействия не только между соединениями и частями войск и сил, но и между отдельными средствами (огневого поражения, разведки и т.д.).

В качестве примера можно рассмотреть некоторые стороны организации и ведения боевых действий в зоне Персидского залива. Изучение многочисленных материалов средств массовой информации о боевых действиях во время войн в зоне Персидского залива позволяет предположить, что коалиционные вооруженные силы, в первую очередь США, в реальных условиях опробовали принятые взгляды на применение современного оружия, воинских формирований новой структуры и способов их действий.

Военное командование США спланировало операцию с нанесением одновременных ударов по Ираку с нескольких направлений. При этом большая часть соединений и частей, ранее развернутых на территориях арабских государств, были использованы в составе тактических и оперативных воздушных десантов.

В силу необходимости иметь мощную группировку войск в зоне Персидского залива командование ВС США создало в зоне боевых действий современную систему боевого управления, которая оказалась достаточно эффективной независимо от складывающейся обстановки. При этом не потребовалось перестроения системы управления в ходе операции. Сколь серьезное значение придавалось эффективному функционированию системы управления, видно из нижесказанного.

Было создано объединенное центральное командование, которое много внимания уделяло совершенствованию процессов управления войсками (силами) в операции, в том числе планированию боевых действий, выработке замысла и принятию решения на операцию. Особое значение, в отличие от боевых действий прошлых лет, придавалось организации взаимодействия между соединениями и частями (подразделениями) разнородных сил.

Был проанализирован опыт организации системы управления, накопленный в вооруженных силах США во время боевых действий в операциях «Буря в пустыне» 1991 г., «Лис пустыни» 1998 г. (в зоне Персидского залива), «Несгибаемая свобода» 2002 г. (в Афганистане), а также в ходе вооруженного конфликта в Боснии и Герцеговине 1995 г., проведении операции «Союзническая сила» на территории Югославии ОВС НАТО в 1999 году.

Созданной системе управления объединенного центрального командования ВС США, удалось целенаправленно и оперативно воздействовать на все органы управления группировки как своих войск, так и союзников, обеспечить их всестороннюю подготовку к операции и боевые действия в ее ходе. При основных штабах объединенного центрального командования создавались группы оценки обстановки и планирования совместных действий. Были развернуты объединенные командные пункты командующего группировкой, командующих сухопутными войсками, ВВС И ВМС объединенного центрального командования. Наконец, в целях подготовки к ведению первой войны XXI века (операция «Шок и трепет» против Ирака) были проведены многочисленные учения под руководством командования коалиционных вооруженных сил.

В составе группировки коалиционных войск существенную роль играли формирования сил специальных операций - особо подготовленные и оснащенные части (подразделения). Действующие подразделения сил специальных операций пользовались навигационной системой «Навстар», обеспечившей передачу на средства поражения координат обнаруженных объектов в режиме реального времени.

На пунктах управления объединений и соединений сухопутных войск коалиции работали группы управления действиями авиации. Эти группы, находясь в передовых эшелонах войск, сокращали время от обнаружения объекта до нанесения авиационного удара по нему. При нанесении первого массированного ракетно-авиационного удара по объектам Ирака и в ходе боевых действий управление авиацией войск коалиции осуществлялось с мобильных наземных центров управления ВВС США и воздушных командных пунктов. Скрытое и устойчивое управление, в том числе и доведение сигналов боевого управления, было достигнуто за счет развернутой ранее разветвленной системы современной связи. Созданная система управления в целом представляла собой единое информационное пространство для ведения военных действий с использованием всей необходимой информации любым потребителем с соответствующим уровнем допуска к ней.

Командование сухопутных войск США в ходе боевых действий в Ираке, для повышения эффективности боевого управления и оперативности получения данных о тактической обстановке, широко использовало автоматизированную систему управления тактического звена. Автоматизированная система управления тактического звена как часть общей автоматизированной системы управления армии США в Ираке выполняла задачи улучшения процесса принятия решений, планирования боевых действий и организации взаимодействия между силами и средствами. Она стала составной частью боевой системы управления группировки коалиционных войск. Автоматизированная система управления тактического звена обеспечила надежный и устойчивый обмен различной информацией, в том числе передачу данных, видеоизображений, топографических карт, различных документов. В системе управления коалиционных вооруженных сил применялись жесткие меры по сохранению в тайне планируемых и проводимых действий, использовалась дезинформация, введение противника в заблуждение относительно проводимых мероприятий, используемых сил и средств, их положения и состояния. Автоматизированная система управления тактического звена, в основном, обеспечивала контроль перемещения сил и средств коалиционных войск и формирование общей тактической обстановки в режиме реального времени за счет отображения боевой техники, минных заграждений и выполнения навигационных задач. По оценке американского командования, применение автоматизированной системы управления тактического звена позволило значительно уменьшить количество огневых ударов по своим силам и средствам.

Группировка коалиционных вооруженных сил проводила операции преимущественно способами воздушно-наземных действий. Организация боевых действий с широким применением высокоточных средств позволила коалиционным вооруженным силам добиться разгрома противника, в основном, ударами оружия, а затем его завершения действиями войск. При этом коалиционные вооруженные силы начинали электронно-огневое поражение противника задолго до начала действий войсковых группировок.

Перед началом и в ходе боевых действий командованием коалиционных вооруженных сил была организована и постоянно проводилась длительная разведка противника с использованием различных сил и средств от войсковых и до воздушно-космических с целью получения достоверных данных об объектах поражения противника, действиях и местонахождении его войск, сил и средств, замыслах командования. Широкое применение нашли беспилотные летательные аппараты для ведения разведки и немедленного целеуказания огневым средствам о местонахождении обнаруженных объектов. Практиковалось привлечение местного населения, в том числе на племенной и религиозной основе, в интересах получения требуемых сведений о противнике.

Подразделения коалиционных вооруженных сил по мере ведения боевых действий использовали тактику регулярных перегруппировок. Много внимания уделялось маскировке подразделений и огневых средств. Для перемещения подразделений часто назначались новые маршруты.

Коалиционные вооруженные силы имели подавляющее превосходство в авиации. Были задействованы вертолеты, самолеты штурмовой авиации, истребительно-бомбардировочной авиации как аэродромного, так и палубного базирования, наконец, самолеты стратегической авиации. Авиация наносила удары не только высокоточными боеприпасами, но и осколочно-фугасными авиабомбами.

Многие наши военные специалисты утверждают, что массированное применение авиации стало характерной чертой боевых действий последних лет и на перспективу. Трудно согласиться с таким утверждением, особенно, если обратиться к опыту Второй мировой войны. Вот что по этому поводу пишет Б.Г. Лиддел Гарт. «Союзники не имели никаких шансов захватить и удержать плацдарм (операция «Оверлорд»), если бы не полное господство в воздухе... Авиация оказала большую поддержку при высадке с моря. Решающую роль сыграли и парализующие действия авиации. Уничтожив большинство мостов через Сену на востоке и через Луару на юге, авиация союзников изолировала в стратегическом отношении район боев в Нормандии». ( Б.Г. Лиддел Гарт. Вторая мировая война. М. 2003, с.582). Можно согласиться с тем, что современная авиация в состоянии воздействовать на всю глубину построения группировки войск противника, а ее удары стали гораздо более эффективными.

Коалиционные вооруженные силы создали достаточно сильную группировку полевой артиллерии. И хотя в количественном выражении вооруженные силы Ирака имели превосходство в артиллерии примерно в 1,5 раза, тем не менее, полевая артиллерия коалиционных вооруженных сил значительно превосходила артиллерию вооруженных сил Ирака по качественным показателям. Артиллерия коалиционных вооруженных сил имела на вооружении автоматизированные комплексы, способные самостоятельно вести контрбатарейную борьбу и добиться огневого превосходства в противоборстве с артиллерией противника.

Иракская артиллерия, распределенная по артиллерийским группам, выполняла задачи на наиболее возможных направлениях действий противника.

Иракская артиллерия действовала малоэффективно, в первую очередь из-за отсутствия современных автоматизированных средств разведки, управления и огневого поражения, а также из-за незнания основных способов и приемов тактики и оперативного искусства коалиционных вооруженных сил, а потому и неспособности предвидеть действия противника.

Полевая артиллерия коалиционных вооруженных сил действовала преимущественно в качестве средства поддержки в составе смешанных войсковых групп сухопутных войск, состоящих из боевых подразделений, групп авианаводчиков, тылового обеспечения и сил специальных операций. По ходу боевых действий огневые средства (авиация, полевая артиллерия, танки) старались наносить упреждающие удары по противнику, что способствовало успешному выполнению задач войсковой группой. По ходу войны полевая артиллерия коалиционных вооруженных сил в реальной обстановке опробовала действия огневых средств в комплексе с автоматизированными средствами управления и разведки в интересах поражения артиллерии противника.

Была отработана тактика действий этих комплексов, соответствующая возросшим возможностям средств. Огневые подразделения самоходной артиллерии из состава разведывательно-огневого комплекса (как правило, ограниченное количество артиллерийских орудий) коалиционных вооруженных сил занимали временные огневые позиции близко к линии боевого соприкосновения сторон и наносили внезапный короткий огневой налет по объектам вооруженных сил Ирака с максимально возможным темпом стрельбы, после чего немедленно покидали огневые позиции.

Иракская артиллерия открывала ответный огонь по покинутым огневым позициям. В это время средства разведки разведывательно-огневых комплексов коалиционных вооруженных сил засекали позиции стреляющих артиллерийских батарей вооруженных сил Ирака. Затем огневыми налетами артиллерии коалиционных вооруженных сил на дальностях, превышающих досягаемость огня артиллерии противника, залпами РСЗО или ударами авиации уничтожались его артиллерийские батареи. Это стало возможным благодаря автоматизации разведки, подготовки данных для стрельбы и управления огнем средствами поражения при нанесении ударов по артиллерийским батареям вооруженных сил Ирака.

В этой же войне командование армии США впервые применило против вооруженных сил Ирака новые тактические ракеты «АТАКМС», оснащенные кассетными боевыми частями для нанесения ударов по живой силе и легкобронированной технике противника вне укрытий, находящихся за пределами досягаемости огня полевой артиллерии коалиционных вооруженных сил. Пуски производились с установок реактивной системы залпового огня МЛРС. Фактически оперативное командование армии США проверило в боевой обстановке применение реактивной системы залпового огня МЛРС с ракетой «АТАКМС» в комплексе с самолетами разведывательной системы «ДЖИСТАРС». Разведывательная система «ДЖИСТАРС» выдавала координаты движущейся колонны противника или его пусковой установки в момент пуска ракеты. По обнаруженным объектам в режиме реального времени (иногда с минимально допустимым запаздыванием) реактивная система залпового огня МЛPC наносила удар ракетой «АТАКМС» по обнаруженному объекту.

Группировка ракетных средств вооруженных сил Ирака имела значительное количество комплексов средней дальности. Некоторые из ракет обладали повышенной дальностью стрельбы за счет частичных конструктивных изменений. Ракетными комплексами средней дальности вооруженные силы Ирака наносили ракетные удары по объектам противника. Материальный ущерб от таких ударов не был значительным из-за низких точностных характеристик наведения ракет на объекты. Ракетные удары наносились, в основном, по крупным городам. Эти удары не могли влиять на ход боевых действий. Коалиционные вооруженные силы имели крупные групповые объекты (пункты управления, аэродромы, склады), однако разведка этих объектов силами и средствами вооруженных сил Ирака практически не велась. Таким образом, вооруженные силы Ирака не смогли полностью использовать свои возможности по разным причинам. И одной из таких причин можно предполагать применение коалиционными вооруженными силами ракет «АТАКМС» и других высокоточных средств поражения, что несомненно могло повлиять на применение вооруженными силами Ирака своих ракетных комплексов.

Теперь можно, уже с некоторой степенью определенности, говорить, что наиболее характерной чертой первых войн XXI века является широкое использование электроники, спутниковых систем разведки, навигации, связи, массированное применение высокоточного оружия. Эти войны показывают решающую значимость военно-воздушных сил не только в завоевании и удержании господства в воздухе, но и в ведении боевых действий вообще.

На основе опыта первых войн XXI века нам необходимо понять, что без реальной автоматизации управления и разведки, прежде всего в интересах огневого поражения противника, создания нового поколения боеприпасов, в первую очередь высокоточных, и новых средств поражения, системы подачи боеприпасов говорить о нашей готовности к ведению боевых действий даже в вооруженных конфликтах малой интенсивности не приходится.

Утверждать, что качество оружия вооруженных сил Ирака абсолютно уступало качеству оружия коалиционных сил нельзя. Ирак превосходил коалиционные вооруженные силы в танках, которые не намного уступали танкам противника, в артиллерии, возможности которой незначительно уступали возможностям артиллерии противника, а количественно в 1,5 раза превосходили ее. Ирак имел противовоздушную оборону и авиацию, возможности которых использовать не сумел. Нельзя не учитывать и опыт восьмилетней войны, который вооруженные силы Ирака получили в войне с Ираном.

Одной из причин столь быстрого разгрома, возможно, стала неспособность командования вооруженных сил Ирака понять характер предстоящей войны, а также отставание в развитии систем управления, разведки и поражения. Недостаточная подготовка командиров и штабов всех степеней проявилась в неумении вести радиоэлектронную борьбу, организовать противовоздушную оборону, вести разведку в интересах огневого поражения, а, следовательно, в отсутствии возможности этого поражения.

По опыту прошлых войн известно, что новое оружие не способно дать решающего превосходства над противником, если оно не стало массовым, если войска не овладели таким оружием, если не отработано его применение. Известно, что вооруженные силы гитлеровской Германии к концу Второй мировой войны получили новые виды вооружения: реактивные самолеты, крылатые ракеты, оперативно-тактические ракеты, противотанковые снаряды (типа «Панцерфауст»), новейшие подводные лодки и др. Но это уже не могло изменить хода войны, так как новые виды вооружения не успели стать массовым оружием для войск. Поэтому сегодняшние наши упования на то, что новые образцы оружия в небольшом их количестве способны изменить крайне низкое технологическое состояние Российской армии, это всего лишь стремление выдать желаемое за действительное. Например, Су-34, как видно из печати, прекрасный самолет. Но один Су-34 не заменит, скажем, пять Су-24 по боевым возможностям. Аналогично 50 единиц Ми-28Н никак не компенсируют 200 списанных Ми-24. Батальон новейших танков Т-90 никак не компенсирует потери от снятых с вооружения двух тысяч танков предыдущих разработок. Вряд ли и корветы смогут компенсировать отсутствие крейсеров.

Сегодня необходима реальная и обоснованная масштабная программа перевооружения наших Вооруженных Сил. Иначе расплачиваться придется нашему народу под высокоточными бомбами новейших натовских «невидимок», штурмовиков, боевых беспилотных летательных аппаратов и других «новинок», которые сегодня сотнями поступают на вооружение армий США и их союзников.

Отмечено, что в проведенных первых войнах XXI века последовательно проходят проверку, а затем и совершенствование новые средства и способы ведения боевых действий. Характерно и то, что как планирование, так и управление боевыми действиями проводилось военным руководством США с привлечением своих союзников, вошедших в состав коалиционных вооруженных сил. Первые войны XXI века отличаются от предыдущих применением управляемых систем оружия, что позволяет наносить точечные удары для поражения объектов (целей), представляющих на определенный период времени боевых действий наибольшую опасность, в результате уничтожения которых прекращает функционирование определенная система (оружия, управления, обеспечения и т.п.). При этом и в войне обычными средствами по-прежнему с первых минут боевых действий разворачивается острая борьба за завоевание и удержание господства в воздухе (воздушно-космическом пространстве). Воюющие стороны проводят воздушные операции и воздушные кампании - особенно в начальный период войны. Еще более массированным стало применение сил и средств радиоэлектронной борьбы, других средств с целью нарушения (срыва) управления объединениями, соединениями, частями видов вооруженных сил, родов войск, а также с целью нарушения системы и срыва управления органов государственной власти.

Таким образом, для первых войн XXI века выявляются некоторые характерные признаки:

-   использование спутников связи как одного из основополагающих элементов системы радиосвязи на театре войны, а борьба с ними представляет собой сложнейшую и неотъемлемую составную часть вооруженной борьбы;

-   применение спутников навигации как неотъемлемое условие боевого использования и повышения эффективности применения высокоточного оружия в бою (операции) силами (средствами) ВВС и ВМФ;

-  увеличение объемов материально-технического обеспечения военных действий видов вооруженных сил (родов войск) и сокращение сроков поставки и восполнения материально-технических средств (например, боеприпасов);

-  возрастание значимости организации и поддержания взаимодействия между соединениями, частями, подразделениями видов вооруженных сил (родов войск), что предполагает высокую эффективность работы штабов различных уровней и сокращение сроков выполнения поставленных задач по организации боевых действий и управлению войсками.

Приведенные признаки, являясь общими, способны определить свое воздействие на ход и исход военных конфликтов, по нашим оценкам, в течение первой четверти XXI века и подлежат безусловному учету при планировании строительства и развития современных Вооруженных Сил. Но «в уме» военной науки и практики уже «гвоздят» перспективные технико-технологические решения, которые способны радикально, в сжатые сроки для одних и непомерно длительные сроки для других, сформировать новый облик войн XXI века. Не попасть бы в эту категорию...

ПРИМЕЧАНИЯ:

1.  Военная мысль. 2004. № 8. С. 46.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации