О НЕОБХОДИМОСТИ ВВЕДЕНИЯ В СОДЕРЖАНИЕ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ ВОПРОСОВ ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

№ 1(18)/2007

Генерал-полковник А.А. НОГОВИЦЫН,

доктор военных наук, действительный член АВН

О НЕОБХОДИМОСТИ ВВЕДЕНИЯ В СОДЕРЖАНИЕ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ ВОПРОСОВ ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ

Исходя из предназначения, в военной доктрине Российской Федерации должны быть четко определены основные угрозы военной безопасности государства, характер возможных будущих войн и вооруженных конфликтов, мероприятия по их предотвращению, направления развития военной организации государства и основы применения Вооруженных Сил и других войск.

Рассматривая эти вопросы, следует учитывать уже всеми признанное изменение содержания современных войн и вооруженных конфликтов. На смену танкам, артиллерии и живой силе пришли авиационные и ракетные высокоточные средства поражения и обеспечивающие космические системы. Ретроспективный анализ показывает, что смена главного оружия войны началась даже не после, а во время Второй мировой войны. Вторжение фашистских войск во Францию, Советский Союз началось с воздушного нападения. При этом самолетов в Германии было больше, чем танков: при нападении на Францию в мае 1940 года было 3824 самолета и 2580 танков1, при нападении на СССР в июне 1941 года - 4914 самолетов и 4300 танков2. Япония начала войну против США нанесением воздушного удара по военно-морской базе Перл-Харбор. Заканчивалась же война при полном господстве авиации Советского Союза на германском фронте, массированными ударами авиации союзников по объектам Германии и войной авианосной авиации на Тихом океане.

В дальнейшем каждая следующая локальная война характеризовалась все большей долей участия в вооруженном противоборстве авиации и сил ПВО, а также космических систем и все большим влиянием этого противоборства на ход и исход военных действий в целом. Уже в войне в Персидском заливе в 1991 году это выразилось в полуторамесячных ударах с воздуха, после которых последовало только 4 суток (100 часов) наземно-воздушных действий (с массовым применением вертолетов), закончившихся фактически полной капитуляцией Ирака.

Операция вооруженных сил США и Великобритании в Ираке «Лиса в пустыне» 1998 г и война в Югославии в 1999 году велись странами НАТО только ударами средств воздушного нападения при их обеспечении космическими системами. Уничтожение сил авиации, ПВО, объектов энергетики и инфраструктуры вынудило руководство как Ирака, так и Югославии уступить всем требованиям агрессоров.

Разгром талибов в Афганистане в 2001 году и вооруженных сил Ирака в 2003 году не был бы возможен без авиационных и ракетных ударов США.

О значении сил авиации и ПВО в современных военных действиях говорят и внутренние конфликты. Антитеррористическая операция в Чечне была бы невозможна без действий бомбардировочной, штурмовой и армейской авиации. Причем появление у боевиков ограниченного количества переносных ЗРК почти нейтрализовало возможность прицельного бомбометания самолетами и вертолетами фронтовой и армейской авиации, а также значительно затрудняло воздушные перевозки.

Даже краткий анализ характера и особенностей вооруженной борьбы наглядно показывает, что основу потенциала агрессии стали составлять силы и средства воздушно-космического нападения, без применения которых не обходится ни один вооруженный конфликт. При этом страны, оказавшиеся не в состоянии отразить воздушно-космическое нападение, были вынуждены отказаться от дальнейшей борьбы и признать свое поражение. Закономерность зависимости хода и исхода военных действий от результатов противоборства в воздушно-космической сфере стала объективной реальностью.

Данное положение очень образно и убедительно выразил министр обороны Российской Федерации на совещании руководящего состава Вооруженных Сил 2 октября 2003 года: «Основной ударной силой в современных конфликтах индустриально развитых государств выступает воздушный компонент. И тот, кто до сих пор считает, что в современной войне, как и во Второй мировой, решающими будут удары танковых клиньев, - живет устарелыми представлениями. Враг не придет к нам на танке. Враг прилетит к нам на самолете или доставит оружие по воздуху».

Однако в существующей военной доктрине Российской Федерации влияние воздушно-космической угрозы на безопасность Российской Федерации не рассматривается. Обойден вниманием воздушно-космический характер современных войн и соответственно прямо не указаны необходимые приоритеты в развитии воздушно-космической части военной организации государства. То есть, общим замечанием по содержанию действующей военной доктрины является то, что ее основу составляют взгляды на подготовку и ведение войн прошедшего столетия.

Не менее важной и относительно новой угрозой для России и других государств является расширение доступа государств, организаций и частных лиц с экстремистскими, националистическими, религиозными, сепаратистскими и террористическими устремлениями к современным ракетно-космическим технологиям. Постоянно расширяется круг стран, имеющих ракетное оружие (в том числе ядерное), радиус действия которого захватывает значительную часть территории России (Южная Корея, Тайвань, Турция, Иран, Северная Корея и др.). Примерно с конца 1990-х гг. главари исламских террористов стали придавать важное значение вопросам повышения роли и авторитета мусульманской общины, которая обладает оружием массового поражения и средствами его доставки.

Для ликвидации имеющегося несоответствия между реальными и отмеченными в военной доктрине угрозами РФ и характером современных войн в новой военной доктрине целесообразно:

- в разделе ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ среди факторов, оказывающих дестабилизирующее воздействие на военно-политическую обстановку, указать на милитаризацию космоса и воздушно-космического пространства, а также расширение доступа частных лиц и экстремистских националистических, религиозных, сепаратистских, террористических движений, государств, организаций и структур к современным ракетно-космическим технологиям;

- в разделе ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ добавить пункты, указывающие на основные общие черты современной войны:

  • возрастание роли сил воздушно-космического нападения и обороны в начальном периоде войны;

  • зависимость хода и исхода войн от результата противоборства в воздушно-космическом пространстве;

  • проведение воздушно-космических операций, воздушных кампаний и операций.

В военной доктрине, наряду с другими факторами, к внешним военным угрозам относят ввод иностранных войск на территории сопредельных с Российской Федерацией и дружественных ей государств.

Создание (наращивание) группировок войск (сил) вблизи государственной границы действительно представляет военную угрозу, особенно в том случае, если противник планирует широкомасштабное наземное вторжение. Однако современные высокоразвитые государства, вероятнее всего, не будут делать основную ставку на такой способ ведения войны. Речь, в частности, идет об отказе (или о сокращении до минимума) от традиционной для войн прошлого фазы развертывания в угрожаемый период полномасштабных группировок войск. Например, операция «Лиса в пустыне» против Ирака в 1998 году и агрессия против Югославии в 1999 году были начаты только после незначительного усиления группировок сил воздушного нападения и космической группировки.

То есть, в войне с высокоразвитыми государствами приоритет будет отдан внезапному воздушно-космическому началу вторжения с целью дезорганизации организованного сопротивления. Однако до тех пор, пока Россия будет обладать ядерным оружием, широкомасштабная агрессия против нее маловероятна. Отсюда вытекает первостепенная задача любого агрессора - нейтрализация ядерного потенциала России.

В частности, в США активно ведутся работы по достижению возможностей решать такие задачи. Согласно концепции «глобальный размах - глобальная мощь» воздушно-космические силы США должны быть способны почти мгновенно поражать любые важные с военной точки зрения объекты в любой точке земного шара. Активное применение воздушно-космических сил на начальной стадии конфликта должно сразу привести к уничтожению сил и средств ответного удара, в первую очередь ядерных. После того, как обороняющаяся сторона будет разоружена, уничтожаются оставшиеся объекты.

Здесь целесообразно напомнить, что в марте 2004 г Конгресс США снял запрет на разработку нового типа ядерных боеприпасов. При этом приоритетным направлением НИОКР стало создание высокоточных, маломощных (от одной до десяти килотонн и менее) боеприпасов, обладающих способностью глубокого проникания в грунт или через защитные толщи различного рода инженерных сооружений. Основной задачей таких боеприпасов является уничтожение высокопрочных, заглубленных командных пунктов, пусковых установок баллистических ракет, подземных бункеров, используемых для хранения запасов оружия массового поражения и ядовитых веществ.

При наличии у потенциальных агрессоров нового оружия очень опасно надеяться на наличие угрожаемого периода, так как для этого нет необходимости создавать и развертывать вблизи границы группировки войск, находящихся в зоне действия нашей авиации. Гораздо важнее создать инфраструктуру, способную обеспечить силам воздушно-космического нападения решение задачи разоружения противостоящей стороны, если она будет поставлена. То есть вышеприведенное положение военной доктрины не отражает внешних угроз в воздушно-космической сфере.

В доктрине в общих чертах современной войны не указано также на активное применение воздушно-космических сил, которое составит практически основное содержание начальной стадии крупномасштабной войны.

Поэтому в новой доктрине необходимо:

-к внешним военным угрозам добавить пункт в следующей примерной редакции: создание (наращивание) вблизи государственной границы Российской Федерации и границ ее союзников, а также на прилегающих к их территориям морях группировок войск (сил), в первую очередь сил воздушно-космического нападения и инфраструктуры, обеспечивающих возможности нанесения разоружающих ударов;

-в основных общих чертах современной войны пункт «Крупномасштабная (региональная) война может иметь начальный период, основным содержанием которого явится напряженная вооруженная борьба за овладение стратегической инициативой, сохранение устойчивого государственного и военного управления, достижение превосходства в информационной сфере, завоевание (удержание) господства в воздухе» изменить на «Крупномасштабная (региональная) война может иметь начальный период, основным содержанием которого явится напряженная вооруженная борьба в воздушно-космической сфере за овладение стратегической инициативой, сохранение устойчивого государственного и военного управления, достижение превосходства в информационной сфере, завоевание (удержание) господства в воздухе и космосе».

В настоящей доктрине к внешним угрозам отнесены действия, направленные на «... нарушение функционирования ... систем предупреждения о ракетном нападении, противоракетной обороны, контроля космического пространства и обеспечения их боевой устойчивости ...».

Действительно, действия, направленные на нарушение функционирования систем ракетно-космической обороны, нарушают устойчивость стратегических ядерных сил, лишают высшее военно-политическое руководство страны важнейшей информации о применении ракетных и космических систем и создают прямую угрозу национальной безопасности страны. Однако данное положение не в полной мере характеризует угрозы нарушения устойчивости стратегических ядерных сил. Силы воздушно-космического нападения США способны наносить разоружающие удары не только баллистическими ракетами в ядерном снаряжении, но и авиацией и крылатыми ракетами в обычном снаряжении. То есть, разоружающие удары следует ожидать в любых «окнах уязвимости»: если у противостоящей стороны не будет системы противоракетной обороны, то разоружающий удар может быть нанесен баллистическими ракетами; если будет слабая противовоздушная оборона - авиацией и крылатыми ракетами.

В ближайшем будущем при завершении разработки гиперзвуковых летательных аппаратов в диапазоне высот полета 40-100 км, а также появлении космических ударных систем ожидается появление новых «окон уязвимости». То есть, если в России не будет средств противокосмической обороны, удар возможен космическими средствами, если не будет средств борьбы в диапазоне высот 40-100 км - гиперзвуковыми летательными аппаратами.

По мнению военного руководства США, широкий диапазон высокоточных средств воздушно-космического нападения обеспечит уничтожение основных средств ответного удара противостоящей стороны. А задача отражения оставшихся ракетных средств возлагается на бурно развивающуюся систему ПВО-ПРО. Для этого США вышли из договора по ограничению систем ПРО. Таким же образом они могут выйти и из договоров по запрещению размещения в космосе ударных систем.

Для исключения такого хода событий ВС РФ должны быть способны защитить силы и средства ответного удара от удара любых средств воздушно-космического нападения не только силами РКО, но и ПВО, то есть силами воздушно-космической обороны. Поэтому данное положение о внешних угрозах должно быть сформулировано следующим образом: действия, направленные на ... нарушение функционирования ... системы ВКО и обеспечения ее боевой устойчивости ....

Показанная роль системы ВКО в обеспечении устойчивости стратегических ядерных сил требует включения в подраздел «Обеспечение военной безопасности» дополнительных пунктов в следующей примерной редакции:

- в интересах обеспечения стратегической устойчивости ядерных сил, прикрытия особо важных объектов системы государственного и военного

управления и экономики страны Российская Федерация создает систему ВКО;

- воздушно-космическая оборона является элементом стратегического сдерживания и основой регионального сдерживания.

Эта же роль системы ВКО требует уточнения и основных задач Вооруженных Сил РФ.

Для этого в новой редакции доктрины необходимо: в главных приоритетах развития военной организации государства пункт «развитие и совершенствование войск (сил), обеспечивающих стратегическое сдерживание (в том числе ядерное)» целесообразно изложить следующим образом: «развитие и совершенствование войск (сил), обеспечивающих стратегическое сдерживание (СЯС, ВКО)»;

В основных задачах ВС РФ и других войск по обеспечению военной безопасности пункт «развитие противовоздушной обороны Российской Федерации как единой системы на основе централизованного управления всеми силами и средствами противовоздушной обороны» изменить на «развитие воздушно-космической обороны Российской Федерации как единой системы на основе централизованного управления всеми силами и средствами, привлекаемыми к решению задач воздушно-космической обороны».

Отнесение в военной доктрине в число главных приоритетов развития военной организации государства развитие и совершенствование войск (сил) ВКО позволит избежать дисбаланса в строительстве Вооруженных Сил и привести их структуру в соответствие с современным характером военных угроз и вооруженной борьбы. Суть этого характера состоит в том, что военная угроза с воздуха и космоса, непрерывно возрастая, вышла на первый план, а также в том, что основное содержание вооруженной борьбы с вооруженными силами развитых государств составят действия сил воздушно-космического нападения и воздушно космической обороны. Этот характер выражен новой закономерностью вооруженной борьбы - «зависимость хода и исхода войн от результата противоборства в воздушно-космическом пространстве».

Закрепление положений о воздушно-космической обороне в новой военной доктрине представляется принципиально важным, так как доктрина является официальной системой взглядов руководства государством, в соответствии с которой разрабатываются все другие документы, детализирующие вопросы строительства и боевого применения Вооруженных Сил.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Вторая мировая война: итоги и уроки. - М.: 1985. С. 34.

  2. Там же. С. 49.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации