О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА В НОВОЙ РЕДАКЦИИ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

№ 1(18)/2007

А.Г. БУРУТИН,

советник Президента

  Российской Федерации

 

 

О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА В НОВОЙ РЕДАКЦИИ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

 

 Принимая во внимание, что выработка основ военной доктрины является прерогативой высших органов стратегического руководства и требует согласованной работы ряда федеральных органов власти с опорой на соответствующие научные рекомендации, а также учитывая публичный характер нашего обсуждения, в рамках своего выступления планирую поделиться с вами только некоторыми соображениями по уточнению военно-технических основ военной доктрины современной России.

Поскольку в ряде сегодняшних выступлений уже прозвучал анализ тенденций, под влиянием которых осуществляется геостратегическое переустройство мира и развивается современная военно-политическая обстановка, не буду подробно останавливаться на этом. Хочу лишь дополнительно подчеркнуть, что важнейшим фактором последних лет стало безусловное укрепление позиций России как демократического государства с растущей конкурентоспособной экономикой и усиление ее роли и значения как одного из основных военно-политических и экономических центров на международной арене.

Вместе с тем скоротечность и динамичность современных центробежных процессов мирового развития формируют некое поле информационной неопределенности, порождающее сложности долгосрочного прогноза развития военно-политической обстановки и, следовательно, определения четких внешнеполитических ориентиров, неясность очертаний образа вероятного противника и возможных союзников, характера предстоящих угроз.

Думаю, изложенное выше вполне согласуется с выводами из анализа ситуации в мире, прозвучавшими в майском 2006 года Послании Президента страны Федеральному Собранию: «Для уверенного, спокойного решения вопросов мирной жизни мы должны найти убедительные ответы на угрозы в сфере национальной безопасности. На фоне активно идущего переустройства мира появилось множество новых проблем, с которыми реально сталкивается наша страна. Эти угрозы менее предсказуемы, чем прежние, и уровень их опасности в полной мере до конца не осознан. В целом очевидна тенденция к расширению в мире конфликтного пространства и, что крайне опасно, его распространению на зону наших жизненно важных интересов. С учетом всего сказанного военные и внешнеполитические доктрины России также должны дать ответ на самые актуальные вопросы, а именно: как уже в нынешних условиях и совместно с партнерами эффективно бороться не только с террором, но и с распространением ядерного, химического, бактериологического оружия, как гасить современные локальные конфликты, как преодолевать другие, новые вызовы? И, наконец, нужно четко осознавать, что ключевую ответственность за противодействие всем этим угрозам, за обеспечение глобальной стабильности будут нести ведущие мировые державы - державы, обладающие ядерным оружием, мощными рычагами военно-политического влияния».

По существу в своем Послании Президент Российской Федерации фактически сформулировал и основы новой военной доктрины: «У современной России должны быть Вооруженные Силы, способные одновременно вести борьбу в глобальном, региональном, а если потребуется - и в нескольких локальных конфликтах. Мы должны быть всегда готовы отразить потенциальную внешнюю агрессию и акты международного терроризма. Должны быть способны отвечать на чьи бы то ни было попытки внешнеполитического давления на Россию, в том числе с целью добиться укрепления своих собственных позиций за наш счет. И нужно прямо сказать: чем сильнее будут наши Вооруженные Силы, тем меньше будет соблазн такое давление на нас оказывать».

Несколько слов о роли и значении военно-технических факторов в обеспечении безопасности государства. Исторически обусловлено, что военно-технический прогресс, появление новых видов оружия являются одним из важнейших мотивов, влекущих за собой подчас революционные изменения в военном искусстве, теории и практике военного строительства, подготовке и ведении войн и вооруженных конфликтов. Достаточно вспомнить об изобретении пороха, появлении огнестрельного оружия, что привело к коренному пересмотру взглядов на формы и способы действий войск.

Гигантский рост производительных сил, бурное развитие науки и техники на рубеже XIX-XX веков предопределили качественно новый скачок в развитии вооружения и военной техники (ВВТ), внеся коренные новации во все составляющие военного дела. Как никогда ранее, зависимость хода и исхода военных действий от уровня технической оснащенности продемонстрировала Вторая мировая война. С освоением космоса и созданием ракетно-ядерного оружия весь Земной шар и его воздушно-космическая сфера гипотетически превратились в единое поле боя, а характер возможных военных действий приобрел черты глобального.

Еще в большей степени тенденция взаимосвязи средств вооруженной борьбы и характера военных действий нашла проявление в современных условиях. На рубеже XX-XXI веков наука заложила основы внедрения в военное дело достижений, связанных с информационными и нанотехнологиями, гиперскоростями, созданием новых конструкционных материалов.

Нанотехнологии способны миниатюризировать средства вооруженной борьбы, наделив их при этом искусственным интеллектом. В результате боевые возможности обычного традиционного вооружения могут быть повышены до уровня высокоточного. Широко проводимые эксперименты по созданию прямоточных двигателей открывают дорогу гиперзвуковым скоростям в ракето- и самолетостроении, что делает космические и воздушные средства нападения недоступными для поражения существующими системами противоракетной и противовоздушной обороны. Достижения науки в области перспективных материалов создают новые возможности по снижению заметности и защите от средств поражения противника. Подобные научные разработки получают широкое распространение в технологиях военного назначения. Прежде всего это относится к высокоточному оружию, космическим средствам и системам информационного воздействия. Такие технологии составляют базисную основу для разработки оружия на новых физических принципах.

Получат дальнейшее развитие средства разведки и навигации, которые способны обеспечить органы управления всех уровней необходимой разведывательной информацией в реальном масштабе времени. С помощью средств информационного воздействия представится возможность «парализовать» слабо защищенные компьютерные системы управления войсками и оружием противника. Активно будут использоваться результаты научно-технических работ по электромагнитному и лазерному оружию, оружию нелетального действия, а также в области генной инженерии.

Анализ военно-политических и социально-экономических тенденций, а также перспектив развития науки и военной техники позволяют выявить характерные черты вооруженной борьбы в XXI веке. Уже сегодня внешние угрозы утрачивают чисто военную направленность и приобретают комплексный характер за счет усиления воздействия военно-технических, военно-экономических, информационных и других факторов. В целом стирается грань между войной и миром.

Не отвлекаясь более на информацию, которая большинству из присутствующих достаточно хорошо известна, отмечу, что таковы в общем плане основные тенденции в развитии средств вооруженной борьбы, их влияния на характер войн и вооруженных конфликтов будущего.

Однако само понятие военно-технической политики как важнейшей составной части государственной и военной политики значительно более емко. В целом под военно-технической политикой следует понимать систему взглядов и практических действий, реализуемых высшими органами государственного управления, федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации непосредственно в целях военно-технического обеспечения военной безопасности государства. Ее объектами выступают система вооружения, оборонно-промышленный и научно-технический комплексы, а также область военно-технического сотрудничества РФ с иностранными государствами. Причем важно отметить, что сегодня идет процесс трансформации всей системы военно-технических отношений, выход их на качественно новые рубежи.

Нетрудно вспомнить, что было в России еще несколько лет назад. Прежде всего наблюдалась стагнация финансово-экономической системы и хроническое недофинансирование военной организации государства, когда ежегодные минимальные потребности в ассигнованиях законодательно обеспечивались не более чем на 20 %, а реальное финансирование не превышало 80-85 % от утвержденных объемов. В результате структура расходов на национальную оборону деформировалась в сторону расходов на содержание ВС, удельный вес которых к концу 1990-х годов увеличился до 70 %, в ущерб развитию войск и их технической оснащенности. Образовался разрыв между поставленными задачами и способностью ВС к их выполнению, прежде всего по уровню обеспеченности войск основными видами ВВТ и их техническому состоянию. Объемы новых поставок и возможности по ремонту не покрывали естественную убыль ВВТ в войсках.

 В результате старения парка вооружения доля современных образцов ежегодно неуклонно снижалась, составив к концу 1990-х годов менее 20 %, а по отдельным видам - менее 10 %, в то время как в армиях ведущих стран мира этот показатель составил 60-70 %.

В целом негативные явления социально-экономического развития России, хроническое недофинансирование армии и флота способствовали тому, что по техническому оснащению и состоянию ВВТ, состоянию мобилизационной базы и другим направлениям ВС оказались в критическом положении. Как отметил в Послании Федеральному Собранию Президент Российской Федерации, «еще несколько лет назад сама структура Вооруженных Сил была неадекватной существующим реалиям. Образовался и провал в оснащении армии и флота современными средствами вооруженной борьбы. В период с 1996 по 2000 год не было заложено ни одного корабля, а на вооружение было принято всего 40 образцов военной техники. Войска проводили учения только на картах, флот был прикован к берегу, авиация к - аэродромам».

Распад СССР, переориентация российских общественно-экономических отношений на рыночные привели в начальный период к деструктивным последствиям и в оборонно-промышленном комплексе (ОПК) страны. Резкое снижение, а фактически - отсутствие внутренних заказов, объективные и субъективные просчеты в реформировании «оборонки» способствовали существенному сокращению научно-технической и производственной деятельности большинства предприятий ОПК. Более половины из них стали хронически убыточными, неконкурентными по заработной плате. Изношенность основных фондов, потеря важнейших технологий, уникальной стендовой и испытательной базы, снижение кадрового потенциала, неконтролируемые банкротства стратегически важных производств и их перепрофилирование - таков далеко не полный перечень негативных последствий тех лет.

Результаты общеизвестны: производство единичных образцов ВВТ и значительное их удорожание; прекращение серийного производства сложных систем вооружения; ухудшение качества производства всей номенклатуры продукции военного назначения из-за оттока высококвалифицированной рабочей силы на предприятиях и в научно-исследовательских организациях ОПК, а также снижение технологических возможностей станочного оборудования; неоправданное увеличение сроков проведения большей части основных НИОКР и, как следствие, утрата их актуальности и закрытие; постепенное свертывание работы промышленности в войсках по обслуживанию сложных систем и обеспечению своих гарантийных обязательств.

 В итоге - моральная и физическая изношенность значительной части ВВТ, о которой я говорил выше.

Лишь на рубеже XXI столетия благодаря проведению прагматичного курса развития России начался определенный позитивный процесс выхода из экономического и финансового тупика. В сфере военной и военно-технической политики приняты важнейшие решения, направленные на обеспечение обороноспособности страны. Разработаны и в целом последовательно реализуются планы строительства и развития Вооруженных Сил и других войск на 2006-2010 годы, о чем отмечалось в докладе начальника Главного оперативного управления Генерального штаба. Формируются концептуальные взгляды на развитие Вооруженных Сил и военной организации страны на предстоящие 15-20 лет.

В 2003 году утверждены «Основы военно-технической политики Российской Федерации на период до 2015 года и дальнейшую перспективу», а в конце прошлого года - «Государственная программа вооружения на 2007-2015 годы», а также федеральная целевая программа «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2007-2010 годы и на период до 2015 года». В конце прошлого года Президент РФ поставил задачу на разработку перспективной программы в области космической деятельности, рассчитанной на 30 лет.

Причем отличительной особенностью настоящего времени являются кардинальные сдвиги в решении, пожалуй, главной проблемы - финансировании национальной обороны. Только в этом году гособоронзаказ увеличился более чем на 30 % по сравнению с параметрами 2006 года и составил свыше 730 млрд рублей, из которых более 400 пойдут на разработку, закупку, ремонт вооружения и военной техники, т. е. на техническое оснащение структур военной организации России. На фоне «застойных» лет впечатляют и объемы финансирования новой госпрограммы вооружения - почти 5 трлн рублей, из которых около 80 % будет направлено на модернизацию и закупку современных видов ВВТ.

Безусловно, этого явно недостаточно даже по меркам сегодняшнего дня, а по меркам времен СССР эти цифры могут вызвать лишь скептическую улыбку. Однако главное здесь в другом - важна сама динамика позитивного роста, формирующая устойчивую тенденцию к преодолению негативных явлений постсоветского периода.

В целом сегодня создаются основы для качественного изменения нашей способности к обороне и безопасности, становления современного облика российских ВС и военной организации государства. Данный облик формирует базис военно-технического обеспечения национальной безопасности, определяет ориентиры и перспективы военно-технической политики РФ.

В сфере системы вооружения - это скоординированное развитие и эффективное использование стратегических вооружений, решающих задачи ядерного сдерживания, а также систем и комплексов для сил общего назначения, в первую очередь в интересах повышения эффективности действий тактических воинских формирований. При этом ключевым направлением является развитие информационно-управляющих и информационно-ударных систем на базе передовых телекоммуникационных технологий. В целом к основным задачам в области вооружений относятся:

разработка перспективных систем вооружения, прежде всего высокоточного (интеллектуального), информационного, нелетального и других видов оружия, в том числе на новых физических принципах, а также безусловное совершенствование ядерных средств поражения. Сюда же следует отнести разработку перспективных космических и авиационных средств, противоракетных комплексов и систем ПВО, значительной номенклатуры военно-морских и сухопутных вооружений;

создание интегрированных систем и средств разведки, управления и связи, навигационно-временного и других видов обеспечения, достижение их межвидовой совместимости;

развитие информационно-управляющих систем и их интеграцию с системами оружия новых поколений;

развитие базовых и критических военных технологий, технологий двойного назначения, а также внедрение роботизации, микроминиатюризации и нанотехнологий;

и наконец - курс на всемерное обеспечение унификации, стандартизации и многофункциональности ВВТ.

Важнейшим (узловым) моментом в развитии системы вооружения должна стать ориентация на асимметричное противодействие созданию и развертыванию дорогостоящих систем вооружения в развитых зарубежных странах.

В организационно-техническом плане ближайшими задачами должно стать завершение перехода к единым системам технического обеспечения и закупок вооружения, военной, специальной техники и материальных средств, функционирующим в интересах всех «силовых» министерств и ведомств государства.

В сфере развития ОПК стержневым вопросом является оптимизация его структуры и состава путем формирования системообразующих интегрированных холдингов, ориентированных на выпуск высокотехнологичной продукции военного, двойного и гражданского назначения. В рамках деятельности таких холдингов предусматривается эффективное решение всего комплекса вопросов - от загрузки мощностей и обновления основных производственных фондов до диверсификации производства и обеспечения прав защиты результатов интеллектуальной деятельности. Эффективному функционированию таких корпораций будет способствовать значительная независимость от гособоронзаказа, доля которого в их деятельности может не превышать 30-40 %.

Важнейшие задачи связаны с совершенствованием системы управления ОПК, трансформацией его сложившейся отраслевой структуры в современную диверсифицированную структуру, ориентированную на производство конечной продукции, объединением ресурсов гособоронзаказа, частного капитала и возможностей военно-технического сотрудничества для формирования научно-технического задела по созданию перспективных технологий.

В сфере военно-технического сотрудничества необходимо проявлять агрессивный наступательный характер, инициативу и последовательность действий в расширении рынков и объемов сбыта российской продукции военного назначения за счет всего набора рычагов государственной поддержки, использования разнообразных форм сотрудничества с иностранными заказчиками, изыскания новых источников и схем финансирования экспортных сделок, улучшения сферы сервисных услуг, в том числе по послепродажному обслуживанию поставленной ранее продукции. Важно предусмотреть использование потенциала мировых интеграционных процессов, активное участие в деятельности транснациональных корпораций, особенно на фоне вступления России во Всемирную торговую организацию.

Теперь, возвращаясь непосредственно к теме нашей дискуссии, необходимо задать вопрос: дает ли существующая военная доктрина ответы на те узловые вопросы, о которых говорилось выше - на систему новых угроз и вызовов безопасности России и то, как их парировать, на формирование современного облика ВС и военной организации государства и, наконец, на перспективы военно-технической политики РФ?

Видимо, нет, поскольку существующая военная доктрина формировалась в период только появляющихся предпосылок к стабилизации финансово-экономических отношений в стране, в научной, культурной, военной, иных сферах и в российском обществе в целом, я бы сказал, в период начала осознания Россией своего места и роли в мировых политических и экономических процессах. Отсюда - затеоретизированность и неконкретность ее положений. В тот период, когда готовился проект существующей военной доктрины, было понятно, что ее редакция уже тогда являлась неадекватной времени и по существу носила переходный характер.

 На мой взгляд, сегодня есть предпосылки и веские основания для разработки новой редакции военной доктрины, соответствующей всей совокупности современных реалий. Касаясь ее содержания и структуры, полагал бы целесообразным вопросы военно-технических отношений отразить отдельным подразделом, обеспечив системный подход в их изложении. Это то, что отсутствует в существующих доктринальных установках. Из содержания новой редакции военной доктрины должны вытекать конкретные установки и ориентиры, на базе которых будет формироваться современная и перспективная военно-техническая политика государства.

 


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации