К ВОПРОСУ О ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОСНОВАХ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

№ 3(20)/2007

ОБСУЖДАЕМ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО ВОЕННОЙ ДОКТРИНЕ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Капитан 1 ранга в отставке А.И. ПОЖАРОВ,

доктор экономических наук, профессор,

действительный член АВН

К ВОПРОСУ О ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОСНОВАХ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(Размышления после конференции Академии военных наук 20.01.2007 г.)

1. Системные предпосылки для разработки военно-экономических основ

На протяжении сотен и тысяч лет господствует элементарная истина, гласящая, что для войны нужны три вещи: деньги, деньги и еще раз деньги. Этого было достаточно, пока за деньги можно было купить почти все, что требуется для ведения войны. Вплоть до конца XIX века лишь 10 % военных потребностей составляли предметы вооружения, остальное - предметы довольствия и фураж, купить или реквизировать которые можно было как в своей стране, так и на территории противника.

На основе индустриализации экономики и военного дела коренным образом изменился способ ведения и экономического обеспечения войн: теперь уже недостаточно добыть деньги, надо превратить их в индустриальные средства вооруженной борьбы, доля которых превысила половину всего военного потребления, и в квалифицированных воинов, владеющих современной военной техникой. Для этого нужны, во-первых, особый постоянно функционирующий военно-хозяйственный организм - военная экономика. Она должна производить, доставлять в воинские части в нужном количестве, качестве, в определенные сроки и обеспечивать эффективное использование сотен тысяч наименований конечной военной продукции. В ее составе преобладают танки, самолеты, ракеты и другие высокотехнологичные средства, потребность в которых во время войны возрастает в десятки и сотни раз, а потому их невозможно накопить в требуемом количестве, можно получить только за счет текущего производства в ходе войны. Следовательно, нужна, во-вторых, заблаговременная мобилизационная подготовка всей экономики, чтобы с началом войны реализовать военно-экономический потенциал в меру и сроки, диктуемые ею, например, с нынешних 2,5% ВВП до 50%, как это было в Великой Отечественной войне. Вот почему распределительная проблема денег для обеспечения войн превратилась в более сложную воспроизводственную, конверсионную проблему, а в военной мысли, военных доктринах появился особый раздел военно-экономических основ.

 К сожалению, в нынешней военной доктрине раздел «Военно-экономические основы» не в полной мере отвечает своему названию. Чтобы ответить на вопрос, каким он должен быть, надо прежде выяснить, как изменились военная организация и способ экономического обеспечения ее функционирования на современном этапе, каковы тенденции развития в обозримой перспективе.

1.1. Военная безопасность в условиях формирования новой парадигмы национальной безопасности

Во второй половине XX века в мире произошли качественные сдвиги в экономике, военном деле, в экономическом обеспечении военной безопасности. Наиболее существенный сдвиг связан с достижением некоторыми странами критической военной мощи. Ясно, что превзойти критическую военную мощь невозможно, сколько бы дополнительных средств вы ни вложили в ее увеличение, кроме того, критическую военную мощь нельзя применить для достижения ни экономических, ни политических, ни собственно военных целей: результатом будет «ракетно-ядерная зима». Значит, погоня за военным превосходством перестает быть гарантом военной безопасности, а война в своем высшем выражении утрачивает качество последнего и непререкаемого довода королей, каковым была испокон. Но сильные мира сего еще не сумели сделать из этого соответствующие выводы, хотя уже не однажды давали осечку их стратегические решения, казавшиеся разумными с точки зрения устоявшихся стереотипов мышления и политики (поражение США в войне с Вьетнамом, провалы в Афганистане, необъяснимый с военной точки зрения развал СССР, скандальные успехи международного терроризма).

Другая принципиально новая реалия состоит в том, что некоторые невоенные угрозы достигли таких масштабов и интенсивности, что по своим последствиям также ставят вопрос о выживании человечества, а требующиеся для их нейтрализации силы и средства предполагают расходы, сопоставимые с военными.

Научное осмысление двух названных и других новых явлений приводит к пониманию необходимости новой парадигмы национальной безопасности и в ее рамках - военной безопасности как составного элемента наряду с другими элементами. Принципиально новым является то, что национальная безопасность теперь возможна как органическое звено глобальной общечеловеческой безопасности. И понимание этого должно стать научным фундаментом военных и иных доктрин, концепций, политик безопасности всех стран. Это диктуется системными связями отношений безопасности, сложившимися в современном человеческом обществе. Впервые за всю его историю к числу все умножающихся угроз личной, общественной и национальной безопасности прибавляются угрозы самому существованию человечества. Его выживание становится высшим приоритетом, ибо только в случае сохранения жизни на Земле возможна реализация всех других человеческих интересов, в том числе национального, почитаемого до сих пор в качестве высшего.

Человечество обречено осознать это. Национальную безопасность нельзя уже обеспечить с помощью национальных ПРО и иных мероприятий на национально-государственном уровне. Она возможна теперь только как производная от общечеловеческой, глобальной безопасности. По всей видимости, пришло время разработки доктрины военной безопасности как составной части концепции национальной безопасности - это понятие точнее выражает новую суть задачи, которая сводится к тому, чтобы военная деятельность обеспечила предотвращение современной войны в ее полномасштабном выражении. В прошлом она состояла в достижении военной победы. Теперь победа может быть атрибутом лишь военных конфликтов, локальных и региональных войн с ограниченными целями. Они происходят по многим причинам, но всегда под ракетно-ядерным зонтиком (или под дамокловым мечом?!) и с угрозой перерастания в полномасштабную ракетно-ядерную войну, в которой победа как цель - это абсурд; действительный результат применения критической военной силы (не важно кем: противником против нас или нами против него) неприемлем для обеих сторон и для всего человечества.

1.2. Способ экономического обеспечения обычных войн и предотвращения ракетно-ядерной войны

Возможен ли рациональный выход из сложившейся ситуации? Надо быть оптимистом и искать его. Но совершенно ясно, он не традиционен и состоит не в гонке вооружений, не в военном превосходстве (сколь угодно значительном). Однозначного научно обоснованного решения сегодня еще нет. Если им станет разоружение, то до него еще очень далеко. Движение к нему возможно через компромиссы разного рода, может быть, через глобальные табу. Переходным решением является готовность к асимметричным ответам на приготовления тех стран, которые остаются в плену устаревших стереотипов мышления их политиков и стратегов.

Доктрина военной безопасности, по всей видимости, должна отразить оптимистичную отдаленную цель всеобщего разоружения, но основным ее содержанием должна стать прагматичная система сбалансированных мер в сфере военного строительства на обозримую перспективу. Эта система мер должна периодически обновляться. Давление текущих проблем на реальную политику всегда более ощутимо, чем перспективных, тем более, что перспективные проблемы требуют немалого времени для их научной проработки. Таковы надсистемные военные рамки раздела военно-экономических основ доктрины.

Что же касается общеэкономических возможностей и ограничений для этого раздела, то они значительно сузились по сравнению с теми, которые позволяли Советскому Союзу вместе с возглавляемыми им странами Варшавского Договора поддерживать в течение длительного времени военно-стратегический паритет с противостоящим блоком. Во второй половине XX века ВВП СССР составлял более половины ВВП США. Россия изначально имела значительно меньший, чем у СССР, ВВП, который в ходе преобразований 90-х годов снизился до нескольких процентов от американского. В XXI веке экономика России стала выкарабкиваться из глубокой ямы системного кризиса и в текущем году, может быть, достигнет уровня, с которого начиналось ее беспрецедентное падение. Но что стало с ее структурой? Это совершенно другая экономика. Она лишилась наиболее прогрессивных высокотехнологичных и базовых отраслей индустрии, стала превращаться в топливно-энергетический и сырьевой придаток экономик наиболее развитых стран. Сегодняшняя экономическая мощь России не позволяет поддерживать симметричный военно-стратегический паритет длительное время. Нужен иной способ экономического обеспечения военной безопасности России.

Каков он? Очевидно, недостаточно сказать - асимметричный. Нужны фундаментальные исследования. Они ведутся. Но тут мы сталкиваемся с тем же противоречием, которое возникло перед разработчиками военной доктрины в связи с отсутствием новой концепции национальной безопасности. И дело тут не только в том, что не хватает научного потенциала, но и в том, что существуют определенные системные связи между различными сферами жизнедеятельности и уровнями управления, между общими и частными проблемами наук. Для формирования военно-экономических основ доктрины принципиально важно иметь, во-первых, официально принятые суждения о ее военно-политических и военно-стратегических основах; во-вторых, столь же определенные оценки состояния и места экономики России в системе мирохозяйственных отношений и научно обоснованную экономическую политику государства на обозримую перспективу. Ни того, ни другого еще нет. Более того, складывается впечатление, что постановка подобных вопросов не находит должного отклика в соответствующих элитах, они безмолвствуют, точнее, еще нет социального согласия, есть множество мнении самых разных, включая противоположные крайности. Можно полагать, что еще не созрели объективные условия или, может быть, пора бить тревогу?!

1.3. Анализ взглядов

Конечно, на всех ступенях научной и социально-политической лестниц так или иначе решаются назревшие проблемы, в том числе и связанные с созданием концепций и доктрин. Знакомство с появляющимися в печати предложениями свидетельствует о различных подходах авторов к военному строительству в обозримой перспективе. Среди них четко просматриваются два.

Первый сводится к необходимости сохранения (восстановления) военно-стратегического паритета, способности зеркально реагировать на возможные военные угрозы. При этом вообще не заходит речи об экономическом обосновании, а просто высказываются требования об увеличении военных расходов. Второй подход связан с учетом ограниченности экономических возможностей России и сводится к асимметричному ответу на угрозы. Сторонники того и другого подхода призывают к смелости, изобретательности, нахождению нестандартных, сногсшибательных решений, применению военной хитрости и обмана - допустимо все. Тут и стратегия «новый Якир», отдающая под оккупацию часть территории страны, на которой надо быть готовым к партизанской войне, и стратегия «большого стратегического террора» как асимметричный сокрушительный ответ более сильному противнику, и дешевый вариант «звездных войн», сводящийся к уничтожению вражеских спутников, и многое другое. И уже идет полемика между сторонниками различных подходов. Например, доктор технических наук, профессор Григорьев Ю.П. считает, что «асимметричный ответ разорительнее симметричного», аргументируя это дороговизной «Тополя» и «Булавы».

Не имея возможности анализировать в деталях каждое из множества суждений, которые, конечно же, могут представлять определенный интерес, отметим одну их общую особенность - приверженность к давно сложившемуся стереотипу мышления.

Особняком стоит предложение группы авторов «К ядерной хартии народов мира» (опубликовано в газете «Завтра» №26 от 12 июля 2006 г.). Оно учитывает новые реалии современности, о которых говорилось выше - в этом состоит его главное достоинство. В статье справедливо отмечено, что формирование новой парадигмы военной науки и выработка адекватных решений проблем обеспечения военной безопасности - это сложный процесс, который займет значительное время. Но заниматься поиском ответа на «первый разоружающий удар», значит, оставаться в плену устаревшего стереотипа мышления. Подобный ответ не будет иметь смысла, если полномасштабную ракетно-ядерную войну не удастся предотвратить. От развязывания такой войны противника удерживает именно наша способность нанести ему неприемлемый ущерб. В условиях ограниченности экономической мощи России разумно сохранять способность дать такой ответ. Со временем появятся возможности других решений. Авторы призывают к созданию новой «ядерной системы сдерживания», началом которой и может стать «ядерная хартия народов мира».

2. Каким должен быть раздел «Военно-экономические основы»

В докладе президента АВН генерала армии М.А Гареева уделено необходимое внимание этому разделу. Особенно подчеркнута необходимость отразить задачи по созданию экономической основы надежной обороны страны: экономической безопасности, приоритеты военно-технической политики, вопросы финансирования расходов на оборону и социальное обеспечение военнослужащих и другие, намечены и кратко охарактеризованы основные подразделы этой важной части военной доктрины. К сожалению, в ходе дискуссии военно-экономические аспекты обсуждаемых проблем еще не получили достаточного отражения. Разделяя основные идеи доклада, хотелось бы остановиться на некоторых положениях теории военной экономики, которые следует учитывать при совершенствовании содержания обсуждаемого раздела военной доктрины.

2.1. О содержании экономических и военно-экономических основ

Следует различать содержание понятий «экономические основы» и «военно-экономические основы». Обычно говоря об экономических основах, имеют в виду возможности, которыми располагает экономика для удовлетворения всех потребностей общества, в том числе военных потребностей в мирное и военное время. Тот предел, до которого можно поднять долю военных потребностей при максимальном напряжении экономики, называют военно-экономическим потенциалом (ВЭП). Этот предел нельзя перешагнуть, поскольку станет невозможным даже простое воспроизводство, начнется абсолютное сокращение масштабов производства (в том числе военного) и физическое вырождение общества. Таким образом, объективными ограничителями ВЭП являются масштабы и структура реальной экономической мощи, часть которой он составляет. Что касается необходимой в каждый конкретный момент степени реализации ВЭП, то она определяется политической волей государства в зависимости от геополитической обстановки, характера и степени военных угроз. Если ВЭП недостаточен для решения предвидимых потребностей обеспечения военной безопасности, то нужно проводить политику наращивания экономической мощи и приспособления ее структуры к удовлетворению военно-экономических потребностей. Правда, некоторые авторитеты делают прямо противоположный пацифистский вывод.

Как уже говорилось выше, мировые войны привели к формированию военной экономики как постоянно (и в военное, и в мирное время) функционирующей системы - связующего звена между экономической и военной системами, с помощью которого осуществляется превращение части экономической мощи в оружие, боевую технику и другие предметы военного назначения, поставляемые в войска. Ей свойственны определенные объективные законы, от познания и умелого использования которых зависит эффективность военно-экономических процессов. На современном этапе центр тяжести в деле экономического обеспечения военной безопасности переместился в эту систему. Ее масштабы, структура, мобильность и адекватность требованиям войны и экономическим возможностям государства предопределяют наличную военную мощь и возможности ее увеличения в случае необходимости.

Вполне понятно стремление к разумному ограничению военных расходов. Однако, сократить их, не подрывая военной безопасности, можно только за счет повышения эффективности использования выделенных ресурсов как в производстве всего, что необходимо для функционирования военной системы, так и в распределении, обмене (обращении) и потреблении конечной военной продукции, осуществляемых в самой этой системе. Суть военно-экономической эффективности состоит в том, чтобы достичь поставленных военных целей при минимальных расходах. Военная экономика должна надежно обеспечивать потребности военной системы в мирное время и быть способной, когда это потребуется, увеличить военно-экономическую мощь - материальную основу увеличения военной мощи - соответственно возникающей необходимости. В этом суть военно-экономических основ военной доктрины, и эта суть должна быть более обстоятельно прописана в ней.

2.2. Состояние военной экономики РФ

Показатели экономической, военно-экономической и военной мощи России в сравнении с другими странами представлены в таблице.

Проведенная в последнее десятилетие конверсия военного производства привела к его сокращению в США и других странах НАТО примерно на 20%, но при этом существенно повысились его качественные параметры и соответствие новым требованиям. В России общий объем продукции ОПК в 1997-1998 гг. сократился в пять раз по сравнению с уровнем 1991 г., а его военной составляющей - в десять раз. Высококонцентрированные производства были раздроблены, вертикаль управления разрушена, утрачены многие высокие технологии и распались научно-производственные коллективы.

С введением в Концепцию национальной безопасности РФ (2000 г.) положения о том, что реструктуризация и конверсия ОПК должны осуществляться без ущерба для развития новых технологий и научно-технических возможностей, этот разбой стал уменьшаться, кое-что удалось возродить. ОПК стал получать госзаказы, впереди перспектива перехода к серийному производству. Остро встали проблемы формирования интегрированных структур с жесткой вертикалью управления, внедрения инноваций и инвестиций. Однако возрождать труднее, чем разваливать. Программа реформирования и развития ОПК на 2002-2006 гг. предусматривала создание 70 холдингов, но удалось создать всего 6. В 2006 г. наконец была создана ВПК при Правительстве РФ, затем появилась программа «Развитие ОПК РФ на 2007-2010 годы и на период до 2015 года», Государственная программа вооружения на 2006-2015 гг., на реализацию которой выделяется 5 трлн рублей, из них 80% на модернизацию и закупку современных ВВСТ. Однако, оптимизм от этого оживления меркнет, когда выясняется, что в результате Вооруженные Силы к 2015 г. будут иметь на вооружении примерно 45% современных ВВСТ, остальное - морально и физически изношенные вооружения 70-80 гг. прошлого века.

США сейчас раскручивают маховик очередной гонки вооружений. Доля военных расходов в мировой экономике снова растет, а доля США в них составляет 47%. За ними следуют Китай, Индия, страны НАТО... и в России уже раздаются патриотические (и заинтересованные!) голоса. Но из анализа реальной ситуации следует вывод о том, что Россия не должна ни в коем случае поддаться на провокации, цель которых - снова втянуть нас в новую гонку вооружений.

К ВОПРОСУ О ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОСНОВАХ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Удивительны «капризы» истории. В двух мировых войнах основные страны-участники понесли большие людские, материальные и финансовые потери, а США вышли в мировые лидеры именно за счет этих войн. 27 млн жизней и 30% национального богатства лишился СССР во Второй мировой, а США увеличили общий объем промышленного производства за годы войны в 2,5 раза. После войны с помощью гонки вооружений США удалось прервать поступательный опережающий рост могущества СССР и развалить его. Эту стратегию они проводят и сегодня.

Но... никогда, в том числе и во Второй мировой войне, военно-экономическое напряжение этого государства не достигало высокого уровня. Тем не менее оно уже натыкалось на объективные границы реализации своего военно-экономического потенциала, связанные с социально-экономическими и социально-политическими факторами, и это побуждало к тревожным размышлениям. Вряд ли должным образом осмыслен опыт Вьетнама, Ирака, Афганистана... нынешней американской элитой. Повод думать так дает возобновление гонки вооружений с прямым участием в развязанных военных конфликтах.

Но теперь предстоит конкуренция не с одной лишь Россией, а и с другими быстро формирующимися центрами силы. Так, Китай по итогам 2006 г. имеет ВВП почти в 21 трлн юаней, то есть 2, 705 трлн долл. Ежегодная сессия Всекитайского собрания народных представителей (5 марта 2007 г.) в числе приоритетных задач назвала наращивание усилий в области обороны и проведение энергосберегающей политики. Оборонные расходы вырастут сразу на 17,8% и составят около 350 млрд юаней. Это 45 млрд долл. по валютному курсу, но по ППС в несколько раз больше. А ведь кроме Китая есть и другие центры силы... Не маячит ли в тоннеле долговременной политики США та перспектива, которую в 90-х гг. прошлого века они рисовали для СССР?

2.3. О структуре раздела «Военно-экономические основы»

В разделе «Военно-экономические основы» нынешней доктрины содержится два подраздела: военно-экономическое обеспечение военной безопасности и международное военно-политическое и военно-техническое сотрудничество. По нашему мнению, его нужно существенно переработать в целях:

более четкого выражения в его содержании и логике тех требований, которые вытекают из новых реалий в системе военно-экономических отношений (достижение критической военной мощи, формирование экономики национальной безопасности, в рамки которой вписывается военная экономика);

изложения содержания военно-экономических основ в более четкой их расчлененности и строгой логической последовательности;

приведения его в соответствие с теми оценками угроз и способов их нейтрализации, которые содержатся (будут определены) в разделах, посвященных военно-политическим и военно-стратегическим основам.

3. Военно-экономические основы

3.1. Непременными условиями преодоления последствий системного кризиса и надежного обеспечения военной безопасности как составной части национальной безопасности России являются:

возможно более полная реализация существующих ресурсного, научного и человеческого потенциалов для возрождения и дальнейшего наращивания экономической мощи России;

совершенствование отраслевой и территориальной структуры экономики на основе приоритетного развития высокотехнологичных отраслей производства, систем информации, энергоснабжения, транспорта, связи;

использование преимуществ международного разделения труда, при сохранении самодостаточности экономики, в интересах роста благосостояния, обеспечения развития и безопасности;

устойчивый рост экономической мощи и потенциала безопасности при постоянном мониторинге и оценке состояния экономической, военной и других видов безопасности России в сопоставлении с зарубежными странами.

3.2. Способности устойчиво поддерживать необходимую военную мощь и реализовать (при возникновении необходимости в этом) военно-экономический потенциал в меру и сроки, определяемые возникшей угрозой (войной), зависят от функционирующей военной экономики, военно-экономической мобильности и готовности, которые необходимо поддерживать на достаточном уровне.

Главная цель военно-экономического обеспечения - удовлетворение потребностей военной организации государства в финансовых средствах, материальных ресурсах и квалифицированных кадрах. На современном этапе и в обозримой перспективе требуется повышенное внимание к военно-экономическому обеспечению военного строительства. Это диктуется сложившимися внутренними условиями обеспечения военно-экономической безопасности, а также состоянием международных отношений.

3.3. Приоритетные задачи военно-экономического обеспечения:

своевременное и в полном объеме финансовое обеспечение строительства и развития, боевой и мобилизационной подготовки Вооруженных Сил Российской Федерации и других войск, потребностей всех компонентов военной организации государства, определяемых на основе программно-целевого планирования военного строительства;

экономическое и финансовое обеспечение совершенствования стратегических и обычных вооружений, военной и специальной техники;

создание экономических и финансовых условий для разработки и производства унифицированных, высокоэффективных систем управления войсками и оружием, систем связи, разведки, стратегического предупреждения, радиоэлектронной борьбы, высокоточных, мобильных безъядерных средств поражения, а также систем их информационного обеспечения;

 повышение социального престижа, уровня жизни, реализация установленных федеральным законодательством социальных гарантий военнослужащим и членам их семей.

3.4. Основные принципы военно-экономического обеспечения и военно-экономической политики:

государственное управление военно-экономическими процессами с использованием рыночных механизмов в меру, обеспечивающую повышение их эффективности;

адекватность военно-экономической мощи военным потребностям и экономическим возможностям, недопустимость военно-экономического перенапряжения и недооценки военно-экономической мощи в мирное время;

концентрация финансовых, материально-технических и интеллектуальных ресурсов на решении ключевых задач обеспечения военной безопасности;

научно-техническая, технологическая, информационная и ресурсная независимость в разработке и производстве основных видов военной продукции.

3.5. Вывод оборонно-промышленного комплекса из кризисного состояния, его реструктуризация, технологическая и организационная адаптация к новым условиям и требованиям экономического обеспечения военной безопасности; воссоздание и развитие научно-технической и производственной базы, необходимой для выпуска перспективных и высокоэффективных систем оружия, внедрения нанотехнологий; оптимальное сочетание административно-правовых методов и средств управления с финансово-экономическими методами, создание интегрированных структур с жесткой вертикалью управления.

3.6. Формирование единой военно-хозяйственной инфраструктуры в соответствии с интеграцией видов Вооруженных Сил и родов войск, военно-административным делением территории страны, реализацией территориального принципа тылового и технического обеспечения воинских частей (МУСТИТО); интеграция ряда военных и гражданских инфраструктур в рамках военно-административных округов, создание региональных военно-экономических звеньев.

3.7. Основные направления мобилизационной подготовки экономики:

разработка вероятных вариантов мобилизационной подготовки и мобилизации экономики на основе экономико-математического моделирования конверсионных процессов;

подготовка системы управления экономикой к устойчивому функционированию в период перевода на работу в условиях военного положения и в военное время;

создание, совершенствование и эффективное функционирование системы мобилизационной подготовки органов государственной власти, а также организаций и предприятий, имеющих мобилизационные задания;

оптимизация и развитие потребных мобилизационных мощностей и объектов;

создание, накопление, сохранение и обновление запасов материальных ресурсов в мобилизационном и государственном резервах;

 создание и сохранение страхового фонда конструкторской и технической документации для военного времени;

сохранение и развитие объектов экономики, необходимых для ее устойчивого функционирования и выживания населения в военное время;

подготовка финансово-кредитной, налоговой систем и системы денежного обращения к особому режиму функционирования в условиях военного положения;

разработка и совершенствование нормативно-правовой базы мобилизационной подготовки и перевода экономики Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований на работу в соответствии с установленными планами.

3.8. Российская Федерация формирует международные военно-экономические отношения исходя из своих национальных интересов, необходимости сбалансированного решения задач по обеспечению военной безопасности с учетом существующих международных отношений сотрудничества и противоборства.

Международное военное (военно-политическое) и военно-техническое сотрудничество является прерогативой государства.

Российская Федерация осуществляет международное военное (военно-политическое) и военно-техническое сотрудничество, исходя из внешнеполитической и экономической целесообразности, задач обеспечения военной безопасности Российской Федерации и ее союзников, в соответствии с федеральным законодательством и международными договорами Российской Федерации, на основе принципов равноправия, взаимной выгоды и добрососедства, с соблюдением интересов международной стабильности, национальной, региональной и глобальной безопасности.

Приоритетное значение Российская Федерация придает развитию военного (военно-политического) и военно-технического сотрудничества с государствами - участниками Договора о коллективной безопасности Содружества Независимых Государств, исходя из необходимости консолидации усилий по созданию единого оборонного пространства и обеспечению коллективной военной безопасности.

Другим приоритетом является развитие отношений сотрудничества со всеми странами в их борьбе с международным терроризмом.

***

Российская Федерация, подтверждая свою принципиальную приверженность целям сдерживания агрессии, предотвращения войн и вооруженных конфликтов, поддержания международной безопасности и всеобщего мира, гарантирует последовательное и твердое выполнение Военной доктрины.

***

Данный вариант обсужден и одобрен на заседании кафедры экономических теорий и военной экономики Военного университета Министерства обороны РФ.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации