ИНТЕРВЬЮ ПРЕЗИДЕНТА АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

№ 2(19)/2007

ИНТЕРВЬЮ ПРЕЗИДЕНТА АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

ГЕНЕРАЛА АРМИИ М. ГАРЕЕВА

«ПАМЯТЬ О ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЕ ВЕЧНА И СВЯЩЕННА»

В этом году исполняется 62-я годовщина со Дня Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Традиция торжественного празднования Дня Великой Победы будет продолжаться. Президент Российской Федерации В.В.Путин подписал Указ «О проведении дней воинской славы России в ознаменование 65-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Российскому Оргкомитету «Победа» поручено разработать проект перечня основных мероприятий на 2007-2010 годы. Предложено совместно с МИД РФ обратиться к правительствам государств - участников СНГ, государств антигитлеровской коалиции, а также к международным и национальным общественным организациям с предложением принять участие в подготовке и проведении праздничных мероприятий.

Федеральным, областным, республиканским и другим органам исполнительной власти поручено продолжить работу по улучшению социально-экономического положения ветеранов войны. Намечено проведение и ряда других мероприятий, чтобы обеспечить достойное празднование Дня Победы.

Казалось бы, делается для этого все возможное. Но, судя по многочисленным письмам в редакцию, у ветеранов войны и многих людей нового поколения нет полной удовлетворенности тем, что делается. В большинстве СМИ превалирует негативное отношение к истории Великой Отечественной войны и даже делаются попытки отрицать значение самой Победы. Все это вносит серьезный раскол в различные слои общества. Почему это происходит и что надо сделать, чтобы преодолеть негативные явления в отношении к нашему прошлому, как совершенствовать проведение предстоящих мероприятий, чтобы утверждалась действительная правда о войне, было больше согласия в оценке событий Великой Отечественной войны и чтобы они способствовали патриотическому воспитанию граждан и воинов Вооруженных Сил в современных условиях? По этим вопросам мы попросили высказаться президента Академии военных наук генерала армии М.А.Гареева.

Ред.: Махмут Ахметович! В последние годы появилось много новых материалов, выводов и оценок о войне. Одни из них приняты, другие продолжают подвергаться сомнению. И в официальной историографии кое-что уточнилось. Как с учетом всего этого Вы оцениваете итоги войны и уровень нашего военного искусства во время Великой Отечественной войны.

М.Г.: Вопрос очень важный, принципиальный. Поэтому, если можно, я хотел бы дать на него несколько развернутый ответ.

Истекшие десятилетия, новые архивные материалы и знания о войне, несмотря на то, что из архивов пытались вытащить только все негативное, в общей совокупности только подтвердили величие достигнутой победы и высокий уровень военного искусства Советских Вооруженных Сил. Несмотря на неудачи в начале войны и в период войны - были не только поражения. Мужество и самоотверженные усилия всего народа, героизм воинов армии и флота позволили уже в 1941 г. не только остановить врага на всех стратегических направлениях, но и нанести сокрушительное поражение под Москвой, сорвать гитлеровский план молниеносной войны.

После этого им пришлось вести совсем другую войну, которую они не планировали.

В битве под Москвой появились многие зачатки новых способов боевых действий, которые получили развитие в последующих операциях.

Летом 1942 г. гитлеровскому командованию удалось предпринять крупные наступательные операции на южном направлении, но и этот год завершился разгромом немецко-фашистских войск под Сталинградом, где нашими войсками была окружена и уничтожена более чем трехсоттысячная группировка противника.

Прежде всего следует отметить умелый выбор Ставкой ВГК и Генштабом момента начала контрнаступления, когда наступление противника уже выдыхалось, группировки его войск были растянуты, фланги ослаблены, а переход к обороне не осуществлен. Весьма удачно, с учетом наиболее уязвимых мест были определены направления главных ударов.

В ходе оборонительных сражений удалось подготовить, сосредоточить и сохранить крупные резервы, добиться массированного использования сил и средств на избранных для контрнаступления направлениях, применить в полной мере артиллерийское и авиационное наступление.

В 1943 г., при подготовке Курской битвы, в отличие от 1941-1942 гг. значительно лучше сработала разведка, которая своевременно вскрыла замысел германского командования, сосредоточение на курском направлении главных группировок войск противника и сроки перехода немецко-фашистских войск в наступление. На основе хорошего знания состояния и предвидения возможного развития обстановки были приняты адекватные ей стратегические и оперативные решения.

Замысел советского командования заключался в следующем. Силами Центрального, Воронежского, частично Степного фронтов перейти к преднамеренной стратегической обороне, отразить летнее наступление немецко-фашистских войск, обескровить их и затем, перейдя в контрнаступление, нанести поражение их главным группировкам. Таким образом, планировалась и проводилась ярко выраженная стратегическая оборонительная операция силами нескольких фронтов под общим руководством Ставки ВГК и ее представителей при фронтах (Г.К.Жуков - на Центральном, А.М.Василевский - на Воронежском).

Организация обороны под Курском в стратегическом и оперативно-тактическом отношении являет собою непревзойденный образец построения обороны и применения рациональных способов действий. Общая глубина обороны фронтов доходила до 150-190 км, а с учетом Степного фронта - до 250-300 км. В основу всей обороны была положена ее способность отражать массированные атаки танков противника, то есть оборона была, прежде всего, противотанковой. Серьезное внимание уделялось и противовоздушной обороне.

Оборона носила исключительно активный и маневренный характер. Это нашло выражение в массированных ударах авиации по аэродромам и войскам противника еще до его перехода в наступление. Большую роль сыграла и артиллерийская контрподготовка, проведенная на направлениях предполагаемых действий врага. Вторые эшелоны и резервы, в том числе танковые армии и корпуса, использовались для нанесения контратак и контрударов по прорвавшимся бронетанковым группировкам противника.

Перейдя 5 июля в наступление под Курском, гитлеровская армия не смогла прорвать нашу оборону и вклинилась только в ее тактическую зону. Задача по срыву наступления, для которой в 1941-1942 годах требовалось несколько месяцев, в данном случае была выполнена без оставления занимаемого оборонительного рубежа всего за 6-7 суток. Окончательный крах операции «Цитадель» был предопределен не только успешными оборонительными действиями, но и переходом в наступление 12 июля войск Западного и Брянского фронтов на орловском направлении и войск Степного и Юго-Западного фронтов на Белгород-Харьковском направлении. После Курской битвы и до конца войны немецко-фашистские войска уже не смогли предпринять ни одного крупного наступления оперативно-стратегического масштаба.

В 1944-1945 гг., составляющих заключительный период Великой Отечественной войны, немецко-фашистская армия окончательно перешла к жесткой стратегической обороне. Предпринимались и сильные контрудары, отдельные наступательные операции (как, например, в районе озера Балатон, Арденнах в начале 1945 года), но эти активные действия носили уже частный характер, подчиненный интересам ведения обороны с целью затягивания войны и заключения сепаратного или многостороннего мира на приемлемых для Германии условиях.

В целом, военно-политическая и стратегическая обстановка коренным образом изменилась в пользу СССР и его союзников. В 1942-1944 годах в восточных районах нашей страны было вновь построено 2250 и восстановлено в освобожденных районах свыше 6 тысяч предприятий. Оборонная промышленность в 1944 году ежемесячно производила танков и самолетов в 5 раз больше, чем в 1941 году.

Перед советскими вооруженными силами стояла задача не дать возможности немецко-фашистской армии закрепиться на занимаемых рубежах и затянуть войну, завершить освобождение территории своей страны, освободить другие народы Европы от фашистской оккупации и закончить войну полным разгромом фашистской Германии совместно с западными союзниками. Решить эти задачи можно было только активными наступательными действиями.

В 1944 году Красная Армия провела 10 крупных наступательных операций, начав с наступления по освобождению правобережной Украины и снятия блокады Ленинграда зимой 1944 года.

Последовательно проводимые на разных направлениях наступательные операции (операции на новых направлениях начинались, как правило, в то время, когда еще продолжались операции на других направлениях) дезориентировали германское командование, вынуждали распылять силы и лишали его возможности отразить или сорвать наступательные действия советских войск. Причем последовательные наступательные операции чередовались не только по фронту, но и в глубину, когда с момента завершения одних, без существенных оперативных пауз, предпринимались новые наступательные операции с целью дальнейшего их развития.

Зимой и весной 1945 года продолжалось стратегическое наступление на всем советско-германском фронте при одновременных наступательных операциях англо-американских войск с Запада, в результате которых фашистская Германия оказалась в тисках общих согласованных ударов союзников. Советскими Вооруженными Силами в этот период были проведены Восточно-Прусская, Висло-Одерская, Венская, Восточно-Померанская, Нижнесилезская, Верхнесилезская, Берлинская и Пражская наступательные операции, приведшие к полному краху фашистской Германии и ее безоговорочной капитуляции.

Это были грандиозные, небывалые по своим масштабам наступательные операции, развернувшиеся на фронте от 2 до 4,5 тыс. км и на глубину до 800 км, в которых участвовало от 9 до 11 фронтов при активном содействии ВМФ, дальней авиации и войск ПВО страны. Только в кампании 1945 года участвовало 6,7 млн человек, 107,3 тысячи орудий и минометов, 12,1 тыс. танков и самоходных орудий, 14,7 тыс. самолетов. Повысились уровень стратегического руководства, оперативно-тактическое мастерство командных кадров, штабов, в целом военное искусство Советских Вооруженных Сил достигло наибольшего расцвета.

Стратегические наступательные операции осуществлялись на фронте от 400 до 1100 км и на глубину до 500-600 км. При этом достигались более успешные результаты не только по глубине продвижения, но и по разгрому более крупных группировок противника. Например, в контрнаступлении под Сталинградом было разгромлено 50 дивизий немецко-фашистских войск, в Белорусской операции - 68, в Берлинской - 90 дивизий.

Для наступательных операций 1944-1945 гг. характерно также более смелое и решительное массирование сил и средств на направлениях главных ударов. На этих направлениях, составлявших примерно 1/3 общей протяженности фронта, обычно сосредоточивалось до 50% личного состава, 60-65% артиллерии и танков, основная часть авиации.

Смелое и скрытное массирование сил и средств в третьем периоде войны обеспечивало огромную мощь первого удара и быстрое развитие успеха в глубину и в стороны флангов.

Дальнейшее развитие получили формы проведения стратегических операций. Если в Первую мировую и Гражданскую войну (1918-1920 гг.) стратегические наступательные операции проводились силами отдельных фронтов, то во время Великой Отечественной войны основной формой проведения стратегических наступательных операций стали операции групп фронтов. Всего во время войны было проведено 37 стратегических наступательных операций, из них силами групп фронтов - 30. К их проведению привлекались от 2 до 5 фронтовых объединений, соединения авиации дальнего действия, войск ПВО страны, а на приморских направлениях и силы флотов.

Ставка ВГК, Генштаб, командующие и штабы фронтов стали уделять больше внимания тщательной разведке противника, скрытности подготовки наступления и дезинформации противника. Мероприятия по введению противника в заблуждение относительно направления главного удара проводились с большим размахом и убедительностью. Например, 3-й Украинский фронт в целях дезинформации произвел в районе севернее Кишинева сосредоточение десяти стрелковых дивизий. Умело и скрытно совершались также крупные перегруппировки общевойсковых, танковых и артиллерийских соединений с одних направлений на другие.

Разработка и практическое применение новых способов вооруженной борьбы, таких, как подготовка и ведение оборонительных операций с последующим переходом в контрнаступление, стратегической наступательной операции, в том числе и операций групп фронтов, решение проблемы стратегического и оперативного прорыва с последующим развитием успеха в глубину путем ввода мощных подвижных групп, окружением и уничтожением крупных группировок противника, форсирование с ходу водных преград; способов боевого применения и взаимодействия различных видов ВС и родов войск, изыскание такой эффективной формы огневого поражения, как артиллерийское и авиационное наступление, более совершенных форм и способов построения боевых порядков; создание новой системы боевого, тылового и технического обеспечения, как и новаторское решение многих других проблем военного искусства, явились результатом творчества представителей Ставки ВГК, Генштаба, командующих видами ВС и родов войск, командующих, командиров и штабов фронтов, армий, соединений, частей и подразделений.

Силами флотов было высажено более 100 морских оперативных и тактических десантов общей численностью свыше 250 тыс. человек.

На протяжении всей войны важнейшей стратегической задачей оставалась борьба за господство в воздухе. До 1943 г. преимущество в этом отношении было на стороне противника. Затем до конца войны оно было на нашей стороне.

В результате четырехлетнего противоборства двух стратегических линий, военных школ советское военное искусство продемонстрировало свое превосходство и обеспечило достижение победы над немецко-фашистской армией. Поэтому нет никаких оснований ставить под сомнение высокий уровень советского военного искусства.

Сталин в марте 1945 г. в беседе с главными редакторами военных журналов говорил: «Самое лучшее, самое важное, что мы добились в этой войне - это наша армия... В этой войне мы получили современную армию и это важнее многих других приобретений»1.

Как армия, которая еще в 1941 г. терпела неудачи и потеряла основную часть кадрового состава и вооружения, превратилась в 1945 г. в такую отлаженную силу, победоносно завершившую войну, которой никто уже в Европе противостоять не мог, - это один из тех таинственных секретов войны, который историческая наука до конца еще не постигла.

Ред.: То, что Вы говорите, подтверждает сама достигнутая победа. Однако после войны прошло уже более 60 лет, а разногласия о причинах возникновения войны, о ее важнейших событиях и итогах не только не угасают, но и разгораются с новой силой. За рубежом и в нашем Отечестве появляется все больше литературы, где извращаются многие события, ставится под сомнение сама достигнутая победа. Чем, по Вашему мнению, все это можно объяснить?

М.Г.: Мне уже приходилось отвечать на подобные вопросы. Конечно, ложь и клевета об истории войны наносят большой вред, самое опасное, что они отравляют сознание молодого поколения. И со всем этим нельзя не считаться. Но, как Вы справедливо заметили, объективно Победа, одержанная в Великой Отечественной войне и в целом во Второй мировой войне, - это совершенно очевидный свершившийся исторический факт, который никогда, никому отменить, ниспровергнуть не удастся. Память о Победе в Великой Отечественной войне вечна и священна. Можно ее окутать туманом лжи и фальсификаций, но попытки отрицать или принизить ее значение - дело пустое и невежественное. Когда в популярной молодежной газете пишут: «Нет, мы не победили... А вдруг было бы лучше, если бы не Сталин Гитлера победил, а Гитлер Сталина?»2, то они по своему невежеству или из-за чрезмерной «независимости» от тех, кто их содержит, не считают нужным сказать читателям, какая ужасная участь, какая катастрофа ожидала наши народы согласно известному гитлеровскому плану «Ост». Не менее 30-40 млн человек должны были быть уничтоженными, оставшихся в живых предполагалось не учить даже грамоте и обречь на самое унизительное рабское существование, страна была под угрозой лишения всякой государственности и национального достоинства. В случае победы Гитлера в союзе с Японией не только наша страна, Европа, Азия, весь мир оказывались под угрозой фашистского порабощения и растоптания основ человеческой цивилизации.

В свете всего этого не трудно понять, насколько кощунственно, когда отдают предпочтение победе фашизма, и какой страшный грех берут на душу люди, пытающиеся дискредитировать победу нашего народа, спасшего от смертельной опасности народы Европы и Азии.

К тому же абсурдные, бессовестные утверждения о том, что никакой победы не было и что мы потерпели поражение в минувшей войне, лишены элементарной логики. Веками в исторической практике, была ли победа или поражение, определяли тем, какие цели преследовали стороны и как они достигнуты. Гитлеровская Германия ставила целью разгромить нашу армию, захватить, поработить Советский Союз, прийти в Ленинград и Москву. Нашей целью было разгромить оккупантов, освободить свои земли и другие страны. Чем все это кончилось, очевидно для каждого нормального человека, не состоящего в какой-либо спонсируемой извне или своими ультралибералами «неправительственной организации».

Во всяком случае, фашистская армия была полностью разгромлена и перестала существовать и не она пришла в Ленинград и Москву, а ставшая действительно могучей Советская Армия водрузила Знамя Победы над рейхстагом. Как же можно после этого свершившегося акта не разглядеть, где победа и где поражение?

В свете всего этого совершенно очевидно, какое великое дело сделали советский народ и его Вооруженные Силы, одержав победу в столь суровой войне с самыми заклятыми врагами нашей Родины. Это событие всемирно исторического масштаба, предопределившее судьбу человечества. Если подходить с такими мерками, ветераны Великой Отечественной войны - это святые люди, на которых надо молиться, а не ущемлять их всякими монетизациями.

По крайней мере, надо всемерно заботиться о них, пытаться не осквернять знамя Победы, а беречь память о нем, как о самой дорогой святыне. Тем более огорчительно, когда инициатором фальсификации Знамени Победы выступает ветеран военной службы генерал А.Сигуткин.

На высоком международном уровне сделаны непререкаемыми факты «Холокоста» или «геноцида армян», приняты законы об ответственности лиц, пытающихся отрицать их. Но то же самое надо сделать относительно победы над фашизмом в Великой Отечественной и в целом во Второй мировой войне и установить соответствующую ответственность за отрицание и поношение этого исторического факта. День Победы в Великой Отечественной войне должен стать главным государственным и общенародным праздником.

Ред.: С вами трудно не согласиться. Но почему, с какой целью, несмотря на очевидность того, что Вы говорите, за рубежом и в нашей стране продолжается явно скоординированная кампания по извращению истории Великой Отечественной войны?

М.Г.: Просто людей, занимающихся этим зловредным делом, научная историография мало интересует. Когда-то говорили, что история - это политика, обращенная в прошлое. И в наше время происходят беспардонная политизация и идеологизация исторических событий в угоду современным глобалистским воззрениям. Дают о себе знать и исторические, геополитические причины, о которых писал еще Н.Я.Данилевский в своей статье «Почему Европа враждебна России». Россия, - говорили на западе, - давит на нас своей массою, как повисшая туча, как какой-то грозный кошмар»3. Искажается и изображается в перевернутом виде не только история Великой Отечественной войны, но и вся отечественная история. Уже Минин и Пожарский объявляются реакционерами, сорвавшими 400 лет назад присоединение России к Западу. Пересматривается и новейшая история.

В.В.Путин справедливо подчеркнул, что распад Советского Союза стал крупнейшей геополитической катастрофой XX столетия. Однако директор Московского центра Карнеги, как и многие другие западные политологи на Западе, оценивают все это на свой лад. «Для Запада, - считают они, - крах СССР... означал величайший триумф XX века... Отказ от суверенитета ради безопасности является признаком Европы эпохи постмодерна, будучи сегодня основополагающим принципом Евросоюза»4. Появились книги, где утверждается, что вступление США и Великобритании в антигитлеровскую коалицию было ошибкой, а борьба советского народа против фашизма за свою свободу и независимость объявляется бессмысленной.

Если признать всемирно-историческое значение победы во Второй мировой войне, а следовательно и решающую роль нашей страны в разгроме фашизма, то нужно отвести ей соответствующее место в Европе и в мире, закрепленное Ялтинскими, Потсдамскими 1945 г. и Хельсинкскими соглашениями 1975 г. Но это не устраивает определенные круги. Расширением НАТО все эти международные договоры растаптываются.

Понятно, что для оправдания такой исторической концепции и современной политики нужна переиначенная история, которая призвана внушить людям, что, если в прошлом у России ничего, кроме поражений и позора не было, она не может рассчитывать ни на что путное ни сегодня, ни в будущем. Национальные интересы и суверенитет, в т.ч. и суверенная демократия - это все пережитки прошлого.

Ред.: Какие же аспекты истории войны, какие события больше всего искажаются? Кстати, чем объяснить, что больше всего наветов и клеветы распространяются в адрес ГК. Жукова.

М.Г.: О некоторых из них мы уже вели речь. Если говорить в целом, то по существу фальсифицируется вся история войны. Вопреки хорошо известным историческим фактам, Советский Союз объявляется виновником и зачинщиком войны. Извращаются подлинные причины наших неудач в начале войны.

Утверждается, например, что Тимошенко, Жуков, Павлов, Кирпонос и другие командующие были предателями и вопреки Сталину осуществляли «план Тухачевского по поражению Советского Союза». Или, что Советский Союз в 1939-1940 гг. планировал вместе с германскими войсками высаживаться на Британских островах.

Распространяются и другие небылицы и сенсационные «версии». Например, по мнению Г.Х. Попова, Курской битвы, как таковой, вообще не было, так как после высадки союзников в Сицилии Гитлер увел все свои танковые дивизии на запад5. Даже выдающиеся наступательные операции 1944-1945 гг., в частности, Берлинская, объявляются бездарными, а отечественное вооружение и военное искусство никудышными. Приводятся надуманные данные о наших военных и гражданских потерях во время войны. Называются числа и 40, и 50, и 60 млн человек - кому сколько заблагорассудится.

А что касается клеветнических нападок на маршала Жукова, то один из идеологов (царство ему небесное) антижуковской кампании прямо заявил: «Нам надо обрушить ореол славы Жукова, тогда остальные сами обвалятся».

Но все это противоречит действительным фактам и самой логике исторических событий. Например, в одной из газет было написано, что в Прохоровском сражении в 1943 г. германские войска потеряли 5 танков, а советские войска 334. Спрашивается, почему же тогда они не продолжали наступать, а наоборот начали отступать, а советские войска, перейдя в наступление, вышли к Днепру и с ходу форсировали эту крупную водную преграду? Ответа на этот вопрос нет и не может быть.

Да и вообще так же не может быть, чтобы гитлеровские генералы и войска все делали «правильно» и потерпели сокрушительное поражение, а советские полководцы и войска совершали одни ошибки, воевали бездарно и вдруг каким-то чудом победили. Все это рассчитано на простаков или людей, которые по разным причинам заинтересованы в разного рода фальсификациях и зарабатывают на этом свой хлеб.

Ред.: В последнее время вновь поднимается и муссируется вопрос о так называемом пакте Молотова - Риббентропа. Дело изображается так, что именно этот пакт развязал руки Гитлеру и спровоцировал дальнейшую эскалацию Второй мировой войны. В ряде стран (Эстонии, Венгрии, к сожалению, даже в некоторых странах СНГ) совершаются надругательства над могилами и памятниками советским воинам. Ставится под сомнение освободительная миссия Советской Армии, наши войска кое-где стали называть оккупантами. Вместе с тем реанимируются и прославляются войска «СС», бандеровцы и власовцы и прочие фашистские прихвостни. Как Вы все это оцениваете?

М.Г.: Оценка всего этого для меня, как и других ветеранов войны, однозначна. Все это мерзопакостные деяния и писания, лишенные каких-либо научно-исторических и жизненных основ. В связи с этим, на мой взгляд, не имеют достаточных научных основ и исторических подтверждений и решения Верховного Совета СССР с осуждением заключенного в 1939 г. договора с Германией.

В 30-е годы задачи обеспечения безопасности и подготовки страны к отражению агрессии на Западе и Востоке пришлось решать в невероятно сложных условиях. Если отвлечься от многих частностей и лукавства, главная их суть состояла в том, что весь капиталистический мир должен был объединиться в борьбе против Советского Союза с тем, чтобы уничтожить первое в мире социалистическое государство. С этой целью в 1938 г. было заключено и Мюнхенское соглашение, рассчитанное на подталкивание Гитлера к нападению на СССР. Если бы эти планы не удалось расстроить политико-дипломатическими средствами, реальных шансов на спасение не было.

Советскому правительству путем заключения договоров о ненападении с Германией в 1939 г. и нейтралитете с Японией удалось расколоть единый антисоветский фронт потенциальных противников и добиться того, что западные страны, толкавшие Гитлера на Восток, впоследствии сами вынуждены были выступить на стороне Советского Союза.

Создание антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны было величайшей дипломатической победой, во многом предопределившей течение и исход войны. Конечно, этому способствовали и некоторые объективные международные обстоятельства, но факт остается фактом: Советскому Союзу удалось вырваться из кольца вражеского окружения. Когда В. Резун в «Ледоколе» и некоторые историки задним числом протягивают версию о том, что Сталин готовился первым напасть на Германию, а Гитлер просто упредил его, они не учитывают именно это обстоятельство. Сталин ни при каких обстоятельствах не мог пойти на такое, ибо СССР тогда мог остаться в полной международной изоляции, что было бы для нашей страны самоубийственным шагом.

Обвинения Сталина в заключении пакта о ненападении с Германией, освобождении Западной Белоруссии и Западной Украины, вводе войск в Прибалтийские страны также являются недостаточно обоснованными. Державные амбиции Сталина в принципе отрицать нельзя. Перед большой войной это было вызвано и серьезными геополитическими интересами: нельзя было дать возможности фашистам захватить эти огромные территории и превратить их в выгодный плацдарм для нападения на нашу страну.

В 20-е и 30-е годы правительство Польши проводило враждебную антисоветскую политику и в сговоре с Гитлером вынашивало планы захвата остальной части Украины. Заключение в 1934 г. польско-германской декларации даже в западной историографии считается первой брешью, пробитой в деле создания системы коллективной безопасности в Европе и, в частности, в системе восточно-европейских союзов Франции. Правители Польши вместе с Германией участвовали в разделе Чехословакии и, в конечном счете, своей авантюристской политикой привели польский народ к катастрофе 1939 года.

Поход Советской Армии в Западную Белоруссию и на Западную Украину был предпринят только после того, когда стало очевидным окончательное поражение Польши. Польский историк В.Т.Ковальский в книге «Последний год Европы» справедливо отмечает, что «Польша не могла уже ни воспрепятствовать захвату этих земель немцами, ни позднее освободить эти территории, если бы их заняла Германия»6.

Бывший британский премьер-министр Ллойд Джордж 28 сентября 1939 г. писал польскому послу в Лондоне: «Русские армии вошли на территории, которые не являются польскими и которые были аннексированы Польшей силой после Первой мировой войны... Различие между двумя событиями (т.е. германским нападением на Польшу и вводом советских войск - М.Г.) становится все более очевидным для британского и французского общественного мнения. Было бы преступным безумием ставить их на одну доску»7.

Примерно так оценивали эту акцию Советского Союза и другие трезвомыслящие государственные деятели. Так, У.Черчилль даже в период наиболее напряженных советско-британских отношений 1 октября 1939 г. в своем выступлении по радио говорил: «...То, что русские армии должны были находиться на этой линии, было совершенно необходимо для безопасности России против немецкой угрозы. Во всяком случае, позиции заняты и создан восточный фронт, на который нацистская Германия не осмеливается напасть»8.

Можно еще раз выразить сожаление и осуждение действий советского руководства, которое после начала германо-польской войны допускало совершенно недопустимые оценки и высказывания по отношению к польскому государству. Но хорошо известно и то, что они были решительно исправлены.

США в 1942 г. высадились в Марокко, не спросив разрешения ни у марокканского султана, ни у правительства Виши, с которым они поддерживали дипломатические отношения. Американское командование оправдывало это соображениями обеспечения скрытности и внезапности действий с тем, чтобы упредить возможные контрмеры противника и уменьшить потери своих войск. И сегодня американцы, где хотят, там и высаживаются.

После войны прошло более 60 лет, а американские войска остаются в Европе и они не считаются оккупационными.

Когда в 1941 г. возникла угроза проникновения фашистских сил в Иран, Англия и СССР (стратегически вполне оправданно) договорились о вводе своих войск на территорию Ирана. В противном случае наносился большой ущерб общим интересам антигитлеровской коалиции. Много было и других подобных действий, которые в ряде случаев носили вынужденный характер и были вызваны интересами достижения победы над противником. Разговоры о «секретных протоколах» к договору 1939 г. рассчитаны на неосведомленных людей.

В телепередачах «Времена» и у В.Соловьева их участники все свели к разговорам вокруг секретных протоколов. Суть их состояла в том, что раз были секретные соглашения - значит и сама война и все действия нашей страны нелегитимны и преступны. Но в этих протоколах нет ничего небывалого.

Секретные переговоры с заключением соответствующих соглашений велись между Англией и Германией. Польско-английский договор от 25 августа 1939 г. также имел секретное приложение, в котором, в частности, Литва объявлялась принадлежащей сфере интересов Польши, а Бельгия и Голландия - Великобритании9. Латвия и Эстония в августе 1938 г. подписали секретные соглашения о гарантиях их границ с Германией. Сталина обличают в заключении тайных «аморальных» секретных протоколов с Гитлером, об установлении сфер влияния в Восточной Европе, но при этом забывают о тайных соглашениях с Рузвельтом и Черчиллем о разделе Европы в Ялте и с Трумэном в Потсдаме в 1945 г., которые предопределили послевоенное устройство мира. Двойные стандарты не сегодня родились. До сих пор действуют секретные дополнения к американо-японскому договору о безопасности 1951 г. и т.д.

Английское правительство до сих пор держит в секрете документы, связанные с полетом Гесса в Британию в мае 1941 г.

Заклинатели «секретных протоколов» забывают и о том, что если бы страны Прибалтики в 1940 г. не были в составе СССР, их бы Гитлер заставил неизбежно воевать на стороне Германии и они оказались бы в стане побежденных со всеми вытекающими отсюда последствиями. Например, при всех обстоятельствах, Литва сегодня не владела бы ни Вильнюсом, ни Клайпедой. А Латвия и Эстония по существу никогда не были самостоятельными государствами и свой суверенитет они обрели только благодаря революции в России в 1917 г.

Неприлично даже как-то, что некоторые восточно-европейские страны, веками боровшиеся за свою свободу и независимость, сегодня мирятся с ролью сателлитов, располагая на своей территории натовские войска и посылая по прихоти своих спонсоров войска в Ирак, Африку и вообще куда прикажут. Поэтому, видимо, прав В.Сурков, когда он говорит, что в наше время для уважающего себя государства важна не только демократия сама по себе, а именно «суверенная демократия», без чего отвлеченная демократия превращается в насмешку.

Так что все причитания вокруг секретных протоколов - это демагогия. И они не могут поколебать право нашего народа защищать свою Родину всеми имеющимися силами и средствами и бить противника всюду, где бы он ни находился.

Мы действовали по законам военного времени, как это делали и все другие страны.

Ред.: Как Вы относитесь к измышлениям Г.Х.Попова и других деятелей, которые заявляют, что Советская Армия после освобождения своей страны и выхода на государственные границы должна была остановиться и не вступать на территории Прибалтийских и других восточно-европейских стран?

М.Г.: Г.Х.Попов называет это «третьей войной Сталина». Мягко говоря, подобные рассуждения просто несерьезны и не выдерживают критики. Могло ли советское правительство в 1944 г. принять решение остановить войска у государственных границ и закончить на этом войну? Если бы даже кто-то этого пожелал, сделать это было невозможно.

Во-первых, советское правительство было связано соответствующими международными соглашениями с США, Великобританией, другими государствами о полном разгроме фашистской Германии и ее сателлитов, добиваясь безоговорочной капитуляции, их дефашизации и демилитаризации.

Во-вторых, с точки зрения военно-политической, при отказе СССР переходить границы союзникам пришлось бы одним воевать против Германии, Италии, Венгрии и других стран гитлеровской коалиции, в том числе против всех войск, освободившихся на советско-германском фронте.

Перед завершающей кампанией 1945 г. против советских войск действовали 179 немецких и 16 дивизий ее союзников, а против американо-английских войск - 107 дивизий. Нетрудно себе представить, особенно, если вспомнить арденнские события, в какое положение попали бы союзники, если бы против них было переброшено еще 150-200 дивизий. Это означало бы катастрофу для союзников или они наверняка пошли бы на заключение сепаратного мира. Оставались бы германская империя и соответствующая потенциальная угроза для нашей страны.

Госсекретарь США Хелл вынужден был признать: «Только героическое сопротивление Советского Союза спасло союзников от позорного сепаратного мира с Германией. Это сепаратное соглашение открыло бы дверь для следующей 30-летней войны».

Пусть любой здравомыслящий читатель прикинет, как с учетом всего изложенного можно было Сталину остановить войска у наших западных границ и отказаться от освобождения других стран, находящихся под фашистской оккупацией, а главное - дать возможность разбитому, но еще сильному противнику отступить в глубь своей территории и снова собраться с силами. Не говоря уже о том, что впереди были лагеря военнопленных, угнанные в рабство наши соотечественники.

Далее Г.Х.Попов пишет: «Наша власть должна сказать нашим ветеранам: да, вы победили фашизм. Честь вам за это и хвала. Но у вас не хватило ни интеллекта, ни мужества выступить за реформы сталинского социализма. За путь, который Сталин навязал стране и миру, вы тоже несете личную ответственность. Среди вас не нашлось тех, кто был бы подобен декабристам, которые после 1812 года извлекли уроки из той Отечественной войны и выступили против уже отжившей социальной системы России10.

Поэтому демократическим силам России в 1989-1991 годах пришлось делать то, что гораздо легче могли сделать вы, - ведь у вас в руках было оружие... Если всего этого нынешняя российская власть сказать не готова, возникают сомнения в ее готовности и ее способности вести демократические реформы».

Но думаю, что мы, ветераны, об этом особенно сожалеть не будем. Что же нам дали «демократические силы» после 1991-го? Свободу слова? Но одни имели возможность каждый день клеветать на нашу Победу, а другие, имеющие иное мнение, были лишены возможности им ответить. Не говоря уже о том, что большинство людей живет в крайней бедности и многие вымирают.

А некоторые соратники господина Попова теперь говорят: мы-де не этого хотели.

В связи с этим уместно еще раз напомнить слова Антонио Грамши: «Революции, - говорил он, - нужны люди с ясным умом, люди дела, которые позаботились бы, чтобы в булочных всегда был хлеб, чтобы движение поездов происходило точно по расписанию; люди, которые снабдили бы предприятия сырьем, сумели наладить в стране обмен промышленной и сельскохозяйственной продукцией, обеспечили свободу и личную безопасность граждан, защитили их от нападений бандитов, обеспечили правильное развитие всей общественной жизни страны, а не обрекали народ на отчаяние, на безумную междоусобную резню. Смех и слезы вызывают попытки разрешить какую-либо из этих проблем хотя бы в масштабах одной деревни, насчитывающей сотню жителей, посредством показного воодушевления и безудержной фразеологии. Тот, чья деятельность сводится лишь к напыщенной фразеологии, к неудержимому словоизлиянию, к романтическому воодушевлению, тот - демагог, а не революционер»11. Это относится и ко всякого рода реформам и реформаторам.

Народу, в том числе и нам, ветеранам, нужны нормальная политическая система и работающая экономика. Мы продолжаем надеяться на главу государства. При всех недочетах в работе государственной машины сегодня высшая власть не дает на мировой арене обращаться с нашей Россией так, как это происходило в 1990-е годы. Нам нужны свои, а не чужие национальные интересы, которые пытаются навязать России.

Давайте зададимся вопросом, какая может быть у России новая национальная идея, если позволить украсть у народа память о его прошлом. Думается, в ответе на этот вопрос можно согласиться с Олегом Попцовым, который говорит, что «прежде чем предложить обществу такую идею, нужно прекратить обливать грязью наше прошлое. Оно никогда и никому не прощает своего поругания. Настоящее - лишь миг, постоянны только прошлое и будущее... Ведь это прошлое не чье-нибудь, а наше. Это жизнь наших отцов и матерей, наших дедов. И никто не давал нам права оценивать ее как напрасно прожитую».

Ред.: Что же сейчас делается и что, на Ваш взгляд, нужно еще предпринять, чтобы более активно и эффективно противодействовать фальсификации истории Великой Отечественной войны и утверждать подлинную правду о войне и нашей Великой Победе?

М.Г.: Справедливости ради надо сказать, что в целом в масштабе государства и в ветеранских организациях немало делается для утверждения правды о войне и патриотического воспитания граждан.

На достойном уровне было отмечено 60-летие Победы с участием впервые глав более 50 иностранных государств. Президент РФ В.В. Путин со всей определенностью заявил, что мы будем защищать правду о войне и бороться с любыми попытками исказить эту правду, унизить и оскорбить память о тех, кто пал.

На заседаниях Российского Оргкомитета «Победа» неоднократно обращалось внимание на необходимость более активного противодействия фальсификации истории Великой Отечественной войны. 27 апреля с.г. состоялось заседание рабочей группы Оргкомитета «Победа», где были основательно рассмотрены состояние разработки учебников и преподавания военно-исторических аспектов отечественной истории в школах и высших учебных заведениях и выработаны соответствующие предложения для Министерства образования и науки и других ведомств, имеющих учебные заведения. Издаются некоторые добротные книги и статьи о войне. Например, порадовала честная и убедительная книга молодого историка Алексея Исаева «Георгий Жуков», где довольно обоснованно опровергаются некоторые нелепые наветы на маршала Жукова. Она получила высокую оценку и при обсуждении на заседании Ассоциации историков Второй мировой войны. Это говорит о том, что есть кому продолжить наше дело. Начинает прозревать и часть творческой интеллигенции. Чему свидетельство - мужественный гражданский поступок В.Меньшова, отказавшегося вручать приз за фильм «Сволочи», позорящий нашу страну. Активно работают в этой области Институт военной истории МО, ветеранские организации, в том числе Академия военных наук, объединяющая ветеранов военной науки.

Вместе с тем, следует признать, что силы, стремящиеся перечеркнуть наше прошлое, в ряде случаев опережают нас и действуют более активно и агрессивно. Они по сравнению с патриотически настроенными людьми обладают большими финансовыми возможностями и огромными тиражами заваливают книжный рынок лживой, зловредной исторической литературой. Даже в книжных киосках государственных органов, в военных учебных заведениях превалируют книги В.Резуна, Гудериана, Глэнца, Бешанова и других фальсификаторов. Издание и распространение честных книг, написанных с объективных позиций, крайне затруднено.

В этих условиях становится более сложным и патриотическое воспитание молодежи и особенно воинов Вооруженных Сил. В свое время в основном на объективных позициях стояли все государственные средства массовой информации, литературы, театры, кино, большинство историков, практически все общество, кроме некоторых диссидентов. Теперь большинство СМИ, школьные и вузовские учебники и особенно телевидение почти полностью переключились на искажение важнейших событий и пересмотр итогов Второй мировой войны в целом.

В литературе и искусстве исчезают положительные герои. Если сравнить широко известный фильм «Офицеры» и одноименный фильм, который показали недавно, то нетрудно заметить, что в последнем и замечательный Лановой есть и еще кое-что, а настоящего офицера уже нет. Ясно, что на таких фальшивых фильмах, как «Враг у ворот», «Штрафбат», «Сволочи» или книг типа «Отцы-командиры» А.Лебединцева и Ю.Мухина, «Разгром Советского Союза» Б.Н. Красильникова достойного гражданина или солдата воспитать невозможно.

Чего стоит построенная лишь на коммерческой основе так называемая «профессиональная армия» западного типа с точки зрения морально-психологической стойкости, можно судить по поведению 15 британских солдат, побывавших в иранском плену или по тому, как воюют некоторые натовские войска в Афганистане или Ираке. Для Российской армии все это совершенно неприемлемо.

Дело еще и в том, что в Правительстве РФ и некоторых государственных органах формально, бюрократически относятся к запросам и предложениям ветеранских организаций.

Исходя из всего сказанного, и следует ответ на Ваш вопрос: что нам надо делать в дальнейшем? Кстати, об этом не раз уже говорилось.

Прежде всего, здесь важна принципиальная позиция властных структур, соответствующих государственных органов и официальных лиц. Трудно понять, когда, несмотря на четкую позицию главы государства, некоторые ответственные лица, находящиеся на государственной службе, некоторые институты РАН, государственные теле- и радиоканалы проводят совсем другую линию относительно истории Великой Отечественной войны. Необходимо активизировать деятельность научных учреждений, историков, ветеранских организаций по предотвращению искажения отечественной истории и, прежде всего, относительно Великой Отечественной войны. Сделать главным содержанием работы Оргкомитета «Победа», государственных, ветеранских и других общественных организаций убедительное, научно обоснованное, отстаивание значения и важности Великой Победы как важнейшего исторического фундамента для утверждения достоинства нашей страны и патриотического воспитания нового поколения.

Желательно Указом Президента РФ или постановлением Правительства РФ создать комиссию по выработке концепции национальной истории, где должно быть отведено достойное место и истории Великой Отечественной войны.

Группа ветеранов (маршалов и генералов армии) еще 4 года назад обратилась к Президенту РФ с предложением организовать подготовку нового издания многотомной истории Великой Отечественной войны, где с объективных позиций (с преодолением и прежней однобокости) освещалась бы история Великой Отечественной войны. В.В.Путин оперативно рассмотрел это предложение и принял по нему положительное решение. Однако в правительстве и некоторых других ведомствах реализация решения затормозилась. Такой труд нужно создавать. Он послужил бы ориентиром и для создания учебников по истории.

В Оргкомитете «Победа» обращалось внимание на наведение порядка с изданием школьных и вузовских учебников по отечественной истории. Но и в этой области мы не видим должных и конкретных мер. К сожалению, и в военных вузах до предела свернуто изучение военной истории. И здесь мы сталкиваемся не только с проблемой уровня образования, одним из источников воинского воспитания, но и развития творческого военного мышления офицера.

В ветеранских организациях неоднократно ставился вопрос о создании фонда, который оказывал бы помощь в издании мемуаров участников войны и правдивой исторической литературы. Но эти, как и другие предложения ветеранов, никак не реализуются.

Все это не отвлеченные вопросы, а проблемы, имеющие прямое отношение к формированию морального духа воинов, их отношения к военной службе, формируемого на примере защитников Родины старших поколений. Когда мы говорим сегодня о человеческом факторе в строительстве и подготовке Вооруженных Сил, главной, коренной проблемой становится престиж военной службы в стране и авторитет и положение офицера в обществе. И ни для кого не является секретом, какие разрушительные силы, какая мощная пятая колонна в этой области орудуют. По телевидению был задан вопрос известным политическим деятелям: что они будут делать, если начнется агрессия против России? Некоторые из них отвечали: «Если это будут войска НАТО, я встречу их с букетом цветов».

Все вы знаете о том, что открыто издаются и распространяются инструкции для молодежи как лучше уклониться от военной службы.

В свете всего этого можно себе представить, в какое сложное положение поставлены сегодня командиры подразделений и частей с точки зрения воинского воспитания личного состава по сравнению с тем, когда мы служили. Если к этому добавить, что в некоторых малых городах, где царит безработица, бывшие командиры полков вынуждены устраиваться гражданскими охранниками и нести службу в расположении бывших своих полков, то не трудно понять, что престиж кадрового офицера, находящегося в строю, и офицера запаса отделить друг от друга невозможно, они взаимозависимы и их нужно решать в органическом единстве. Ущемляя пенсионера, вы показываете молодому офицеру, что его ждет в будущем.

Юбилейные торжества, определенные Указом Президента Российской Федерации В.В.Путина, призваны дать новый толчок оживлению военно-исторической и патриотической работы и она должна продолжаться и наращиваться по всем направлениям, способствуя сплочению общества в наше трудное время.

Интервью провел

заместитель главного редактора журнала

«Вестник Академии военных наук» С. Белоконь

ПРИМЕЧАНИЯ:

1.ИАОГШ,ф.19, оп.653, д.1,с.86-89.

2.  МК 22.06.2005 г.

3.  Гибель России. М, 1999, с.5.

4. Профиль, 9.05.2005 г.

5.  Попов Г.Х. Три войны Сталина. М., 2005, с.49-53, 88-91.

6. Военно-исторический журнал, 1990, № 10, с.22.

7. Там же, с.23.

8. Черчилль У. Вторая мировая война. Т. 1, с. 449.

9. Военно-исторический журнал, 1990, № 10, с. 19.

10.Попов Г.Х. Три войны Сталина. М, 2005, с. 6.

11.Ломбардо-Радиче Л., Карбоне Дж. Жизнь Антонио Грамши. М., Изд-во иностранной литературы, 1953, С.75-76.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации