ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ В ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ ГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ СССР В 1946-1991 гг. ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИОГРАФИИ

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

№ 2(19)/2007

Капитан С.В. ГАЛДОБИНА,

кандидат исторических наук,

доцент, профессор АВН

ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ В ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ ГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ СССР В 1946-1991 гг.: ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИОГРАФИИ

Изучение исторической литературы середины 40-х гг. XX - начала XXI вв. и архивных источников показывает, что успех военно-патриотического воспитания во многом зависел от участия в этой работе структур армии и флота. В рассматриваемый период методологической основой этой деятельности был ленинский принцип нерасторжимого единства народа и армии, мысль В.И. Ленина о том, что армия не оторвана от народа, а теснейшим образом с ним связана1. В силу этого подготовка населения СССР к выполнению своего долга по защите Отечества являлась одной из задач командиров, политорганов, организаций КПСС и ВЛКСМ Вооруженных Сил. Их обязанности по оказанию действенной практической помощи местным органам в развертывании военно-патриотической работы среди населения в 1946-1991 гг. закреплены в ряде постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР, в приказах и директивах министра обороны СССР и начальника Главного политического управления Советской Армии и Военно-Морского Флота.

О необходимости более широкого участия Вооруженных Сил в военно-патриотическом воспитании гражданского населения говорилось на Всеармейских совещаниях секретарей организаций КПСС и ВЛКСМ и идеологических работников, состоявшихся в эти годы.

Изучение процесса прироста исторических знаний по военно-патриотическому воспитанию позволяет сделать вывод о том, что данная деятельность армейских и флотских структур получила широкий размах сразу после окончания Великой Отечественной войны. Особенно широкий всплеск исследований проблемы отмечается с середины 60-х гг. XX в. Именно тогда появились первые работы с прямой постановкой вопроса армейского участия в военно-патриотическом воспитании гражданского населения. В тот период наметились элементы перестройки всей системы военно-патриотического воспитания, что обусловливалось введением нового закона СССР «О Всеобщей воинской обязанности».

Анализ литературы показывает, что в ходе исследования проблем главными вопросами для авторов стали вопросы о возможностях, необходимости, направлениях и формах участия армии и флота в военно-патриотическом воспитании населения.

Исследователи вполне справедливо считают, что таковыми возможностями являлись хорошо подготовленные в политическом и военном отношении кадры, хорошая учебно-материальная база, которая без ущерба для поддержания постоянной боевой готовности войск могла предоставляться в распоряжение учебных заведений, предприятий и учреждений.

В частности, в статье В. Попова, в журнале «Коммунист Вооруженных Сил» № 6 за 1967 год, остро ставился вопрос о максимальном использовании в интересах военно-патриотического воспитания молодежи имевшихся в армии и на флоте возможностей. При этом В. Попов правильно сформулировал и необходимость такой работы, которая заключалась в том, что: во-первых, надо воспитывать тех, кто «идет за нами следом», чтобы в Вооруженные Силы приходило хорошо подготовленное пополнение; во-вторых, происходит воспитание самих воспитателей, и после увольнения в запас многие из военнослужащих срочной службы становятся организаторами военно-патриотического воспитания. Словом, эта деятельность носит двухсторонний взаимозначимый характер. В данном случае проявляется одна из функций Советских Вооруженных Сил - воспитательная.

Другими авторами (Л.А. Бублик, В.К. Новик) выделена необходимость формирования у гражданской молодежи высоких идейно-политических и морально-боевых качеств будущих защитников Родины; оказание помощи в начальном военном обучении молодежи, подготовке специалистов для Вооруженных Сил СССР из числа призывников в учебных организациях ДОСААФ и средних профессионально-технических училищах и специалистов двойного назначения для народного хозяйства; участие в активизации профессиональной ориентации юношей на военные специальности, пропаганде среди них значения и особенностей военных профессий, умения преодолевать трудности воинской службы; оказание помощи по совершенствованию и повышению эффективности форм и методов военно-патриотического воспитания населения.

Нетрудно заметить тесное заимствование между собой этих положений. Вместе с тем каждое из них представляло собой часть единой системы военно-патриотической деятельности и реализовывалось только присущими ему формами и методами. Думается, что этот опыт заслуживает внимания и сегодня.

Нельзя не отметить и типичное для исследований 60-80-х годов стремление авторов учесть общее и особенное в процессе воспитания будущих защитников страны в эти годы, специфическое, типичное для того или иного региона и на этой основе выявить общие формы работы, характерные в целом для соответствующих армейских структур того времени.

Характерным недостатком научных проработок этого периода явилась недостаточно глубокая исследованность действенности проводимой работы, направленной на повышение общеобразовательного уровня, технической и физической подготовки молодежи, что отмечалось и в более поздних работах второй половины 80-х гг. (В.Д. Кадышев и И.А. Зосименко), в которых меньше недостатков, подобных отмеченным выше. Налицо учет опыта, уроков предыдущих исследований.

Каковы же были основные формы участия личного состава армии и флота в военно-патриотическом воспитании населения? Что позволяет сказать на этот счет историографический анализ?

Ученые и практики, прежде всего, отмечали активное участие военнослужащих в разъяснении различным поколениям граждан СССР идей марксизма-ленинизма о защите социалистического Отечества, пропаганде героической истории Советских Вооруженных Сил, боевых традиций народа и армии. С этой целью для гражданского населения читались лекции и доклады на военно-патриотические темы, проводились тематические вечера, кинофестивали, читательские конференции; организовывались экскурсии в воинские части и на корабли. Интересной формой считались встречи с ветеранами войны и труда, прославленными полководцами, участниками боевых действий в Республике Афганистан. Такие встречи проводились в Домах офицеров и в клубах частей с исполнением воинских ритуалов, выносом боевых знамен. Широкое распространение в 60-80-е годы также получили такие формы совместной работы, как проведение вечеров воинской славы, разбивка парков и аллей имени Героев Советского Союза, строительство обелисков, возведение курганов боевой славы, оборудование музеев, проведение месячников и недель, посвященных Вооруженным Силам.

Установки государственного и военного руководства в 1946-1991 гг., требовавшие повышения качественного уровня подготовки офицерских кадров, вызвали необходимость уделять командирам, политорганам, организациям КПСС и ВЛКСМ Вооруженных Сил неослабное внимание вопросам проведения разнообразной работы по привитию молодежи любви к почетной профессии офицера, по подготовке юношей для поступления в военные училища2. Это не осталось незамеченным и исследователями, которые сосредоточили свое внимание на показе специфических форм такой деятельности.

В частности, среди них авторы3 выделили такие, как организация в военно-учебных заведениях Дней открытых дверей; разъяснение юношам правил приема в училища и требований к абитуриентам; выступления курсантов, офицеров перед выпускниками школ, техникумов с лекциями, беседами, докладами о профессии офицера. На примере Смоленского высшего зенитно-ракетного инженерного училища можно показать работу по привлечению молодежи в военные училища, военно-патриотическому воспитанию. С этой целью группы курсантов во главе с офицерами выезжали в средние школы области, проводили агитационные пробеги личного состава и офицеров училища; во многих школах, ПТУ и техникумах были созданы секции по военно-прикладным видам спорта; проводились лекции, беседы, викторины, тематические вечера, способствовавшие развитию у молодежи любви к Вооруженным Силам, стремления стать кадровыми военными. Немаловажное значение имела и возможность практической отработки учащимися некоторых вопросов огневой подготовки, изучение общевоинских уставов и организации службы войск, наличие верного представления о курсантской жизни.

О положительных результатах такой работы на местах говорят факты возрастания числа юношей Азербайджана и Грузии, желавших поступить и поступавших в военные училища. Так, например, по сравнению с 1980 г. количество абитуриентов из Грузинской ССР в Тбилисском высшем артиллерийском командном Краснознаменном училище имени 26 Бакинских комиссаров в 1982 г. возросло почти на 40%, количество зачисленных курсантами - в 1,5 раза. Количество юношей коренной национальности, желавших поступать в Бакинское высшее общевойсковое командное училище имени Верховного Совета Азербайджанской ССР, в эти годы возросло на 20%, количество зачисленных курсантами - почти в 2 раза4. Вызывает интерес и то, что рост желающих стать офицерами происходил за счет все более широкого круга не только городов, но и сел названных республик, тогда как раньше абсолютное большинство поступающих составляли жители их столичных городов. Отметим и примеры негативного характера (в Алма-Атинском гарнизоне Казахстана)5.

В целом эта проблема требовала более пристального внимания ученых-историков, т. к. более подробно все вопросы военно-профессиональной ориентации молодежи все-таки исследовались в рассматриваемый период психологами и социологами6.

Со второй половины 60-х годов пристальное внимание в исторической литературе по проблемам военно-патриотического воспитания уделялось патриотическим начинаниям курсантов Оренбургского высшего военного авиационного училища летчиков, воинов Рязанского гарнизона и Приволжского военного округа. В июле 1964 г бюро ЦК ВЛКСМ одобрило инициативу Оренбургского обкома комсомола и командования Оренбургского высшего военного авиационного училища летчиков: в декабре 1963 г они на общественных началах создали школу «Юных космонавтов». Инициатива была поддержана Главкомом ВВС, коллегией Министерства гражданской авиации, ЦК ДОСААФ СССР. Результатом их совместных действий стало то, что в 1965 г. в школах «Юных космонавтов» и «Юных летчиков» при училищах ВВС обучалось 867 школьников 8-11 классов. В организации учебного процесса было занято 124 офицера-преподавателя7. Большинство первых выпускников школ, годных по состоянию здоровья к военной службе, поступили в военные училища.

Образцом единства армии и народа стал в конце 60-х годов почин курсантов военных училищ г. Рязани «Курсантское шефство - в каждый класс!», переросшее в массовое движение «Армейское шефство - юным патриотам!». Курсанты, солдаты, сержанты и офицеры приняли решение установить шефство над всеми школами, техникумами и профессионально-техническими училищами города. С их помощью было оборудовано 57 военных кабинетов, 30 технических классов для кружковой работы, 15 комнат для занятий спортивных секций, построено 10 спортивных и 13 игровых площадок. При школе № 25 воины помогли оборудовать военный кабинет, зал боевой славы, кабинет военно-технической подготовке по профилю водителя автомобиля, кабинеты гражданской обороны и медико-санитарной защиты, военно-исторический кабинет, плац-площадку для строевых занятий, военно-спортивное школьное учебное поле для занятий по тактике и спортивным полевым играм, школьный автодром для первичного обучения учащихся вождению автомобиля, стрелковый тир закрытого типа с 50-метровой огневой зоной, хранилище для оружия и кладовую для военной техники и учебных пособий.

Широкое распространение получила в начале 70-х гг. инициатива организаций ВЛКСМ Приволжского военного округа и Куйбышевской области по созданию и совершенствованию спортивной базы в общеобразовательных школах. Комсомольские организации воинских частей округа совместно с комсомольскими и органами народного образования области разработали и осуществили мероприятия по развитию спортивной базы в школах: в 133 из них была проведена планировка спортивных городков, изготовлены спортивные снаряды, в 70 школах осуществлены строительство и реконструкция спортивных сооружений.

Было также построено девять футбольных полей, сорок волейбольных площадок, два школьных стрелковых тира, оборудовано девятнадцать кабинетов для начальной военной подготовки.

Историографический анализ показывает, что исследователи на большом фактическом материале раскрывали работу общественных организаций других регионов страны по поддержке и претворению в жизнь этих ценных инициатив. Вопрос об участии комсомола в создании в учебных заведениях спортивных сооружений обсуждался на совместных совещаниях комсомольских работников воинских частей и соединений, представителей ЦК ВЛКСМ республик, окружных, городских и районных комитетов комсомола8. В ряде округов были изданы директивы командующих и членов военных советов-начальников политических управлений по оказанию помощи местным органам в организации военно-патриотической работы. Приказами начальников гарнизонов за воинскими частями были закреплены общеобразовательные школы, профучилища и техникумы. Проводились молодежные субботники и воскресники.

В частности, как отмечает Э.В. Офицеров, в подшефных школах Дальневосточного военного округа в 70-е годы было создано и работало 657 отрядов «Юный друг Советской Армии», 484 военно-прикладных кружка, более 300 технических кружков, 219 спортивных секций, в которых занималось 180 тысяч молодых людей.

Руководителями кружков работали 2935 военнослужащих, свыше 850 военнослужащих являлись отрядными пионервожатыми.

Следует сказать, что всего в стране в 1967 г было создано при помощи Вооруженных Сил 1200 военно-спортивных лагерей, в 1968 - 1500, 1970 - более 2000. В том же году существовало около ста юношеских военно-патриотических школ и клубов по изучению авиации, объединявших 6,5 тысяч человек. За 1968-1969 гг. более 5000 гражданских делегаций посетили воинские части и погранзаставы9.

Анализ показывает, что проводимая работа положительно сказывалась на результатах учебы, повышении организованности, укреплении дисциплины учащихся. В 1970-1971 гг. успеваемость в г. Рязани повысилась на двадцать один процент и составила 98 %. В 1971 г. на 25% сократилось количество правонарушений среди детей и подростков. Актуальность задачи требует пристального внимания ученых и сегодня.

Исследователи отмечают также огромную роль и ответственность в военно-патриотическом воспитании населения в рассматриваемые годы военных советов и военкоматов, т.к. они выступали координаторами этой деятельности. Особая роль отводилась военным советам, которые разрабатывали и проводили в жизнь комплекс мероприятий по улучшению военно-патриотической работы, повышению качества подготовки юношей к службе в Вооруженных Силах.

Трижды поднимались проблемы военно-патриотического воспитания и семь раз - начальной военной подготовки в 1969-1970 гг. военным советом Уральского военного округа. Подобная работа отмечалась по Дальневосточному военному округу и Краснознаменному Тихоокеанскому флоту, по Уральскому, Приволжскому, Московскому, Прибалтийскому и Сибирскому военным округам.

Важные задачи в области военно-патриотического воспитания в исследуемые годы решали военные комиссариаты различных регионов СССР от районного до республиканского звена, которые несли на себе в этой области весьма широкие и ответственные обязанности. Военкомат являлся своеобразным центром, организующим вместе с другими организациями и ведомствами работу по подготовке молодежи к службе в армии и на флоте, отбору лучшей части молодежи для поступления в военные училища, мобилизационной работе с приписным контингентом. На военные комиссариаты возлагалась обязанность осуществлять контроль за точным соблюдением закона «О всеобщей воинской обязанности», по начальной военной подготовке. О возрастающем значении этой работы говорилось на сборе руководителей военных комиссариатов в октябре 1987 г.10

Отметим: некоторые военкоматы, в частности ряда областей Украины, очень мало проводили военно-патриотических мероприятий; недостаточно уделяли внимания воспитанию населения в духе любви и уважения к службе в Вооруженных Силах и всесторонней подготовке к ней; не был достигнут высокий уровень идейно-воспитательных мероприятий; в ряде случаев слабо велась лечебно-оздоровительная работа среди призывников; отдельные военкоматы вопросы военно-патриотического воспитания пытались решать в отрыве от местных органов власти; не всегда обобщался и распространялся передовой опыт: работа с юношами иногда носила кампанейский характер; слабо организовывалось военно-патриотическое воспитание в сельской местности; не везде уделялось должное внимание военно-технической и спортивной подготовке; слабая антирелигиозная работа военкоматов.

Многочисленные факты приписок и очковтирательства отмечались в Хмельницком, Ростовском, Львовском областных, Алтайском краевом военкоматах. Это настоятельно заставляло говорить о необходимости активизации исследовательской работы, показывающей место и роль военных комиссариатов в военно-патриотическом воспитании, поиске возможностей повышения эффективности их функционирования в общей системе подготовки защитников Родины. Но успех деятельности ученых во многом зависел от их взаимосвязи с практиками, от информированности об истинном состоянии дел. Однако, именно последняя чрезмерная закрытость информации, связанной с функционированием военных комиссариатов, не давала возможности не только исследовать, но и предполагать, планировать исследования по этой теме.

И в этой связи заслуживал внимания, с точки зрения того времени, поиск путей устранения недостатков по опыту стран Организации Варшавского Договора. Таких, например, как ЧССР, где воинские части совместно с местными военными органами превращали принятие присяги в большой праздник не только для военнослужащих, но и всех трудящихся. Например, прием присяги в одной из дивизий Чехословацкой армии осуществлялся на стадионе в присутствии 20 тысяч человек.

Характерное направление в середине 40-80-х гг. - разработки проблемы участия армейских структур в военно-патриотическом воспитании гражданского населения, прослеживается поиск условий достижения успеха. Таковыми исследователи, авторы различных публикаций считали, и, что особо важно подчеркнуть, - тесную координацию работы по военно-патриотическому воспитанию командирами, политическими органами с воспитательными мероприятиями местных органов11. Так, в Белоруссии организацией военно-патриотического воспитания занималась рабочая группа Центрального Комитета Компартии республики, возглавлявшаяся одним из секретарей. Здесь было правилом - секретари, члены военного совета, руководящий командно-политический состав Белорусского военного округа обязаны активно участвовать в организации и проведении массовых молодежных мероприятий, работать по подготовке молодежи к военной службе в производственных коллективах и учебных заведениях, на призывных участках и учебных пунктах ДОСААФ.

Историографическая оценка развития исторической мысли в 1946-1991 гг. дает основание сказать и о том, что с расширением исследований они были неглубоки и носили нередко некритический характер анализа деятельности различных структур Вооруженных Сил по военно-патриотическому воспитанию гражданского населения. Если и предпринималась попытка как-то критически ее оценить, то она сводилась лишь к перечислению негативных моментов. Однако изучение архивных документов показывает, что эти недостатки имели глубокие причинные и временные корни. Таковыми причинами, на наш взгляд, являлись: отсутствие тесной связи командиров и политорганов с местными органами и общественными организациями, предприятиями и учебными заведениями, в результате чего эта работа велась разобщенно, без единого продуманного плана; в некоторых местах военно-патриотическое воспитание проводилось не систематически, компанейски, приурочивалось к определенным датам и событиям, а в остальное время затихало; встречались факты, когда отдельные командиры и политработники считали военно-патриотическому работу среди гражданской молодежи второстепенной, мирились с недостатками в ней; не во всех местах правильно решались вопросы о широком привлечении к военно-патриотическому воспитанию наиболее подготовленного личного состава; иногда к этой работе привлекались лишь офицеры запаса и в отставке, а кадровые командиры и политработники, в том числе служившие в Афганистане, активного участия в ней не принимали.

Все это еще раз и настоятельно требовало более критичного подхода исследователей к разработке проблемы участия Вооруженных Сил в военно-патриотическом воспитании, что помогло бы быстрейшему разрешению важных задач и вооружило бы командный состав научными рекомендациями по организации и проведению воспитательной работы с местным населением.

Дальнейшее исследование изучения и освещения в литературе проблем участия Вооруженных Сил в военно-патриотическом воспитании граждан СССР показывает, что после 1991 г. эта тема оказалась не очень востребованной.

Прежде всего, это связано с усилением в 90-е гг. XX века негативных факторов, среди которых особенно выделилось усиление негативного отношения ко всему советскому, связанному с деятельностью КПСС, ВЛКСМ, политорганами Вооруженных Сил. Эти годы отмечены небывалым ростом пацифизма, падением авторитета армейской службы. Немалый «вклад» здесь внесла война в Чечне. Сказались также и развал СССР, перестройка органов воспитательной работы армии и флота, отсутствие координирующего органа, нехватка средств.

Вместе с тем, в середине 90-х гг. появилось фундаментальное историографическое исследование С.Д. Половецкого «Армия и советское общество 1918-1991 гг.», в котором рассмотрены как методологические, так и практические аспекты историографии заявленной проблемы, есть фрагменты, раскрывающие участие армии в военно-патриотическом воспитании. Частично эти вопросы поднимаются в трудах А.П. Волкова12.

Надо сказать, что именно в те годы были сделаны попытки законодательного утверждения военно-патриотической работы с населением13. Однако, полной, в т.ч. финансовой, поддержки со стороны государственных органов эти начинания не получили.

Новый всплеск активности ученых в вопросах взаимодействия армии и общества, обращения к опыту прошлого отмечен на рубеже XX-XXI вв. Принятие государственной программы патриотического воспитания граждан СССР в 2001 г. подвигло ученых на новые исследования14.

Объективная, без идеологических штампов и нетерпимости к прошлому, оценка роли армии и флота в военно-патриотическом воспитании населения дана в работах А. Азаровой, В. Азарова, С. Кужилина и других.

Интересными являются работы С. Кужилина и Ю. Юдахина, в которых подчеркивается роль военных комиссариатов в военно-патриотическом воспитании населения с учетом того, что в нынешних условиях именно они стали основными организующими звеньями в этом процессе.

В целом следует отметить, что историографический анализ показывает недостаточность исследования участия Вооруженных Сил в военно-патриотическом воспитании населения СССР, особенно в период с 1974 по 1991 год, хотя архивные и опубликованные материалы говорят о проделанной громадной работе, ценном опыте15.

Наряду с временной заметна и определенная территориальная локальность значительной части исследований и литературы. Эти труды, как правило, не выходят за рамки разработки вопроса по какому-то региону.

Безусловно, кроме названных, имеется целый ряд аспектов, которые ждут своего освещения. Нужен обобщающий исторический труд, раскрывающий все составные звенья деятельности Советских Вооруженных Сил по военно-патриотическому воспитанию населения страны в тесной связи с современным днем армейской и флотской жизни. Актуальность всесторонней разработки данной темы и создание крупного монографического исследования в названных хронологических и региональных рамках совпадает с современными требованиями к исторической науке - писать об исторической правде, дабы извлекать уроки для настоящего и будущего.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1.  См.: Ленин В.И. Удержат ли большевики государственную власть? // Поли. Собр. соч. - Т.34. - С.304.

2. Пленум ЦК КПСС в феврале 1988 г. потребовал «повышения престижа военно-учебных заведений, профессии офицера». (См.: Материалы Пленума ЦК КПСС 17-18 февраля 1988 г. - М., 1988. - С. 46).

3. См., например: Андрейко А.Ф. Указ. диссертация. - С. 180; Михайлов В.А. Деятельность партийных организаций Украины по интернациональному и патриотическому воспитанию трудящихся (1959-1965 гг. На материалах западных областей УССР): Дис. ...канд. ист. наук. - ЛЬВОВ, 1970. - с. 260-262.

4. Кузнецов В. И. Некоторые проблемы военно-профессиональной ориентации советской молодежи // Вопросы формирования у молодежи готовности к защите Родины. - С. 102.

5. Ладин А. Ждали большего (Что мешает специальным школам-интернатам Казахстана готовить качественное пополнение для военных училищ) // «Красная звезда». - 1988. - 11 декабря.

6. См.: Дерюгин Ю.И., Пузик В.М., Смык Е.Т. Роль военно-патриотического воспитания в подготовке молодежи к службе в Советских Вооруженных Силах. (По материалам конкретно-социологического исследования среди призывников молодежи Курской области) // Социологические проблемы образования и воспитания. - М.: Педагогика, 1973. -С. 161-172; Блях В. Г., Кандыбович Л. А., Ростунов А. Т. Ориентация школьников на военные профессии. - Минск: Нар. савета, 1978; Егоров В. И. Социальная ориентация молодежи в сфере воинской службы как критерий эффективности военно-патриотического воспитания // Проблемы войны и мира и защиты завоеваний социализма в свете решений XXVI съезда КПСС: Материалы Всесоюзной научной конференции. - М.: ВПА, 1983. - С. 313-315 и др.

7. РГАСПИ, ф.1,оп.38,д. 4, л. 134.

8. РГАСПИ, ф.6, оп. 12, д. 69, л. 76.

9. См.: От съезда к съезду: ВЛКСМ в цифрах и фактах// Молодой коммунист. - 1970. - № 5 С. 67-68.

10.См.: Миранович Г. Воспитывать патриотов: Сбор руководителей военных комиссариатов // «Красная звезда». - 1987. - 17 октября.

11.См.: Шалов А. Ф. В единой семье. - М.: ДОСААФ, 1982. - С. 25-26; Чуйков В. И. Защита Родины - первейшая обязанность // Агитатор. - 1965. - № 22. - С. 27-30.

12.См.: Волков А.П. Деятельность государственных органов и общественных организаций СССР по подготовке молодежи к защите Родины в 1961-1991 гг.: Дис. ... докт. ист. наук. - М., 1995.

13.См., например: О мерах государственной поддержки общественных объединений, ведущих работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи: Указ Президента РФ от 16.05.1996 г. // Собрание законодательств РФ. - 1996. - № 21. - Ст. 2470; О днях воинской славы (победных днях) России. Федеральный закон от 15.03.1995 г. - М., 1995.

14.См.: Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001-2005 гг.». -М., 2001.

15.Например, в 1974 г. в подшефных школах и ПТУ воинскими частями и учреждениями было создано 18,5 тыс. военно-прикладных, технических и спортивных кружков и секций, около 23 тыс. военнослужащих работали пионервожатыми. На базе воинских частей и военно-учебных заведений Сухопутных войск работало 300 юношеских военно-патриотических школ (РГАСПИ, ф. 6, оп. 12, д. 67, д. 40). В первой половине 80-х годов в военно-шефской работе принимали участие 130 тыс. воинов (см.: Епишев А.А. Священный долг, почетная обязанность. - М.: ДОСААФ, 1983. - С. 63), в стране функционировало более 1300 военно-патриотических школ (в которых занималось около 40 тыс. человек), около 3 тыс. оборонно-спортивных оздоровительных лагерей (РГАСПИ, ф. 1,оп. 116, д. 6, л. 130, 131). Только в Московском военном округе в 1981 г. работали 416 военно-спортивных лагерей, в которых прошли подготовку 31 тыс. подростков, в том числе 12 тыс. - трудновоспитуемых (там же, д. 20, л. 75).


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации