САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ № 7/2009, стр. 32-42

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

А.Ф. Рябец,

ведущий инженер ФГУП«ЦКБ «Титан».

Фото и схемы предоставлены ФГУП «ЦКБ «Титан»

Артиллерия наибольших калибров

Прежде чем приступить к рассказу об уникальной разработке в СКБ-221 650-мм орудия для испытаний авиабомб, необходимо напомнить о предшествующих событиях, напрямую с ней связанных.

В начале 1950-х гг. существовало несколько систем, достойных внимания конструкторов по сути вопроса: немецкая 800-мм пушка на железнодорожной установке («Тяжелый Густав» - по имени директора фирмы «Крупп», замененное на «Дора» - имя местечка, где стоял гарнизон с этой пушкой), американское стационарное 914-мм орудие «Маленький Давид»1, а также варианты орудий большого калибра в СССР.

После победы в СССР были организованы многочисленные инженерные комиссия для изучения оружия и техники поверженной фашистской Германии. Многое затем пригодилось, хотя мнения были различные. Так, гвардии генерал-лейтенант артиллерии В.И. Вознюк, являвшийся председателем комиссии по изучению реактивного оружия, докладывал: «Ничего нового для нас нет!» Аналогичный вывод сделала комиссия с полигона «Ржевка» под руководством полковника Н.Д. Федюшина после изучения доставленных в СССР узлов одного из 800-мм железнодорожных орудий.

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

Узлы взорванной «Доры» и захваченные заряды к ней.

Почти четыре года части трофейного орудия провалялись под Ленинградом. В 1950 г., по распоряжению Д.Ф. Устинова, эти узлы были перевезены в Сталинград на завод «Баррикады» для изучения и применения ствола в новых разработках.

О разработках в ЦНИИ-58

В.Г. Грабин в перечень своих проектов на 1947 г. включил тему 09-25 «650-мм гладкоствольная пушка для испытания авиабомб»2. В этой связи он приступил к изучению материалов по «Доре» и американской 914-мм мортире «Литтл Дэвид».

Пристальное внимание Грабина к способам доставки авиабомб к целям не было случайным. Сразу после Великой Отечественной войны США приступили к созданию огромного океанского флота, в состав которого планировалось ввести десятки авианосцев, линкоров и крейсеров. Для борьбы с ними могли быть использованы крепостные орудия, стреляющие бронебойными авиабомбами.

После проработки темы 09-25 последовало постановление Совета Министров СССР №968-371 от 9 марта 1949 г., согласно которому ЦНИИ-58 поручалось разработать гладкоствольное орудие со сменным стволом калибра 650 и 400 мм, а «боеприпасному» ГСКБ-47 Министерства сельскохозяйственного машиностроения - 15 00-кило граммовую авиабомбу «Альбатрос-3» и 650-килограммовую бомбу «Альбатрос-1».

Чертежи эскизных проработок 650-мм орудия имели индекс С-76, а 400-мм орудие шло под индексом С-773. Проект предусматривал изготовление двух отдельных стволов - 400-мм (для БРАБ 1500) и 650-мм (для БРАБ 3000), наглухо закрытых с казны. Заряжание должно было производиться с дула. Через специальную шаровую опору в казенной части ствол опирался на массивный железобетонный фундамент. На защите эскизного проекта представители Управления инженерно-авиационной службы ВМС и НИИ-13 забраковали проект грабинцев в связи «со сложностью изготовления». Впоследствии, уже в 1968 г., на вопрос, заданный В.Г. Грабину журналистом журнала «Смена» Е. Месяцевым, «были ли на вооружении в советских артиллерийских войсках сверхдальнобойные орудия типа «Толстой Берты» или «Доры»?», прославленный конструктор ответил так: «...Нашему конструкторскому бюро приходилось проектировать 650-мм орудие. Должен сказать, что очень сложно изготовить такие пушки - для одного орудия нужен целый завод, а потребность в них, как показала практика, невелика»4.

Тема БР-101

Но бомбометание с помощью орудий большого калибра не было забыто. В конце 1940-х гг. этим способом заинтересовался начальник подотдела Морского артиллерийского центрального конструкторского бюро (МАЦКБ, с 1948 г. - ЦКБ-34), будущий начальник СКБ-221 Г.И. Сергеев.

Работая в Ленинграде, он неоднократно встречался со своим товарищем по Таганрогу Е.Н. Преображенским (они вместе проходили практику в КБ Г.М. Бериева). К этому времени Евгений Николаевич был Героем Советского Союза (удостоен за бомбовые удары по Берлину в 1941 г.), в звании генерал-полковника авиации являлся Главнокомандующим авиации ВМС (1950 г.). Он интересовался качеством авиаметания новых модификаций авиационных бомб, советовался с Георгием Ивановичем по вопросу использования для испытательного бомбометания обыкновенных сухопутных орудий, так как сброс бомб с самолетов в этом случае гораздо затратнее. Но главное - на испытаниях нужно точно попасть в бронецель и пробить ее, а поразить точечную цель даже с небольшой высоты - это проблема серьезная5. А нужно еще тщательно осмотреть и обмерить мишень после каждого пробития, определить характер взаимодействия боеприпасов проникающего типа с преградой. При отсутствии каких-либо теоретических работ, в том числе и теории подобия, единственным способом смоделировать ситуацию в те годы был отстрел из артсистем.

Справка редакции

800-мм железнодорожное орудие «Дора» («Тяжелый Густав»)

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

В 1936 г. фирма «Крупп» начала разработку сверхмощной пушки для борьбы с укреплениями французской линии Мажино. Утверждалось, что это личный заказ Гитлера. Верховное командование вермахта оформило заказ по готовности эскизного проекта в 1937 г. Дальнобойность должна была достигать 35-45 км, что отвечало требованиям к дальнобойной артиллерии, но к «сверхдальнобойным» орудие не относилось. Густав Крупп (формально, его жена Берта, которой принадлежал главный пакет акций) выделил на реализацию заказа 10 млн. рейхсмарок. Руководил разработкой Эрих Мюллер, прозванный «Мюллер Пушка». Орудие получило неофициальное название «Тяжелый Густав» (Schwerer Gustaw). К моменту сборки первой 80-см железнодорожной установки (80-cm Kanone (Eisenbahn) в 1941 г. линия Мажино, как и укрепления Бельгии и Чехословакии, были в германских руках. Хотели было использовать орудие против британских укреплений Гибралтара, но нужно было провести установку через Испанию, что не отвечало ни грузоподъемности мостов, ни намерениям диктатора Франко. Полигонные стрельбы первого орудия (еще без некоторых механизмов) провели на полигоне в Хил-лерслебене (Саксония) в сентябре-октябре 1941 г., полностью собранного орудия - в ноябре-декабре в Рюгенвальде (Померания).

Длина ствола пушки - 40,6 калибра (32,48 м), масса ствола - 400 т. Заряжание раздельное - основной заряд в металлической гильзе (для обтюрации), дополнительные в картузах. Фугасный снаряд массой 4,8 т нес 700 кг ВВ, бетонобойный массой 7,1 т - 250 кг, заряды к ним весили 2 и 1,85 т. Начальная скорость снарядов - соответственно 820 и 710 м/с, дальность стрельбы - до 47 и до 38 км. Бетонобойный снаряд пробивал стальную броню толщиной до 1 м, 8 м железобетона плюс слой земли толщиной до 32 м. Снаряд имел корпус из хромоникелевой стали, ведущий поясок, баллистический наконечник. Длина бетонобойного снаряда без баллистического наконечника - 2,54 м, длина наконечника - 1,54 м. Затвор - клиновый горизонтальный. Открывание затвора и досылка снарядов осуществлялись гидравлическими устройствами. Противооткатные устройства - пневмогидравлические. Люлька под ствол монтировалась между двумя опорами, каждая из которых занимала одну железнодорожную колею и опиралась на четыре пятиосных платформы. Механизм вертикального наведения имел электрический привод. Для подачи снарядов и зарядов служили два электроподъемника с тележками: левый - для снарядов, правый - для зарядов. Для перевозки всех частей требовались три поезда (ствол перевозили на трех платформах).

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

Узлы взорванной «Доры» на заводе «Баррикады».

Для монтажа орудия на позиции железнодорожный путь разветвляли через стрелки, прокладывая четыре изогнутые параллельные ветки. Изгиб допускал горизонтальную наводку. На две внутренние ветки загоняли опоры орудия, по внешним двигались два 110-тонных мостовых крана «Ардельт», необходимые для сборки орудия. Позиция занимала участок длиной 4120-4370 м. Перемещали собранное орудие два дизельных локомотива мощностью в 1050 л.с. каждый. Подготовка позиции и сборка орудия занимала от полутора до шести с половиной недель. Общая масса собранной установки -1350 т, длина - 47,97 м, ширина - 7,1 м, высота (при угле возвышения ствола 0°) - 11,6 м. Угол возвышения - до 53°. Скорострельность - до 3 выстрелов в час.

В феврале 1942 г. первое орудие, известное под именем «Дора» (или D-Great), направили для боевых испытаний в Крым в распоряжение 11 -й армии. Главной задачей стал обстрел советских 305-мм бронебашенных береговых батарей №30 и №35, осажденного Севастополя, портовых сооружений города, укрытых в скалах складов боеприпасов.

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

«Дора» на огневой позиции.

Эксплуатацией орудия занимался отдельный 672-й тяжелый железнодорожный артдивизион (Schwere Artillerie-Abteilung (E) 672), сформированный в январе 1942 г. Расчет орудия составлял около 500 человек, но с батальоном охраны, транспортным батальоном, двумя составами для подвоза боеприпасов, энергопоездом, полевым хлебозаводом, комендатурой на установку приходилось до 1420 человек. В Крыму установке придали группу военной полиции, химподразделение для постановки дымовых завес и усиленный зенитный дивизион - авиация считалась главным врагом железнодорожной артиллерии. Всего работу орудия обеспечивали 4 370 человек. Позицию оборудовали к июню под Бахчисараем в 20 км от Севастополя.

В дневнике боевых действий 54-го армейского корпуса 6 июня появилась запись: «Дора» обстреляла форт «Молотов» семью снарядами, Сухарную балку-восемью снарядами. Наблюдались сильный всплеск огня и облако дыма». Другая запись: «Из штаба группы «Юг» последовал звонок. Фюрер заметил, что стрельба по складу боеприпасов «Сухарная балка» не цель для «Доры», так как она предназначена прежде всего для разрушения железобетонных сооружений. «Доре» фюрер разрешает стрелять только по таким целям. Штаб 11-й армии не докладывал о стрельбе по складу боеприпасов. Возможно, в штаб сухопутных войск об этом доложил кто-то из господ, представляющих этот штаб».

С 5 по 17 июня орудие сделало 48 выстрелов, в основном бето-нобойными снарядами (по другим данным, 48 - бетонобойными и пять - фугасными снарядами). Вместе с полигонными испытаниями это составило около 300 выстрелов и исчерпало ресурс ствола. Орудие увезли. В некоторых источниках указывается, что в планируемые цели попали пять снарядов. О результативности стрельбы исследователи спорят, но сходятся на том, что она не соответствовала размерам и стоимости 80-см «монстра», и что старые удлиненные полевые 21 -см мортиры сыграли бы большую роль. Орудие намеревались перебросить под Ленинград, но сделать этого не успели.

Густав фон Болен унд Гальбах Крупп поспешил проявить верноподданнические чувства и 24 июля 1942 г. писал Гитлеру: «Мой фюрер! Большое орудие, которое было создано по Вашему личному распоряжению, доказало теперь свою эффективность. Оно вписывает славную страницу в историю заводов Круппа... Следуя примеру, показанному Альфредом Крупном в 1870 г., моя жена и я просим как об одолжении, чтобы заводам Круппа было разрешено не брать оплаты за этот первый экземпляр». «Бескорыстие» не могло длиться долго: за следующие экземпляры фирма «Крупп» получала по семь миллионов рейхсмарок. Генерал Гудериан вспоминал, что на показе 19 марта 1943 г. в Рюгенвальде орудия «Тяжелый Густав 2» (или Gerat 2) высшему руководству вермахта и министерства вооружений доктор Мюллер сказал, что из него «можно стрелять также по танкам». Гудериан парировал: «Стрелять - да, но не попадать!»

Сообщения об использовании 80-см пушки при подавлении Варшавского восстания 1944 г. подвергаются сомнению многими исследователями (хотя Варшава, как и Севастополь, обстреливались 60-см самоходной мортирой типа «Карл»). «Крупп» успела изготовить узлы для третьей заказанной установки, но собирать ее не начинали. Дальнейшие работы по сверхмощным пушкам утратили смысл.

914-мм мортира «Литлл Дэвид»

Основой мортиры «Литтл Дэвид» (Little David) стал проект 914-мм «устройстваП «для испытания отстрелом фугасных, бронебойных и бетонобойных авиабомб - попытки использовать для этого расточенные стволы британской 234-мм и американской 305-мм гаубиц не отвечали растущим калибрам авиабомб.

В марте 1944 г. «устройство» начали перерабатывать в боевое оружие, предполагая использовать его против японских укреплений в случае высадки на Японские острова. Разрабатывался фугасный снаряде готовыми выступами. Испытания начались наАбердинском полигоне. После отказа от операции по высадке планировалось передать мортиру Береговой артиллерии, но ее применению там препятствовала плохая кучность стрельбы. Проект приостановили, а в конце 1946 г. закрыли.

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

Орудие имело нарезной ствол длиной 7,79 калибров (7,12 м) с правосторонними нарезами крутизной 1/30. Длина ствола с укрепленным на его казенной части сектором механизма вертикального наведения - 8,53 м, масса - 40 т. Дальность стрельбы снарядом массой 1690 кг (заряд ВВ - 726,5 кг) - 8,68 км. Масса полного заряда - 160 кг (набирался из картузов по 62 и 18 кг). Коробчатая установка (габариты 5,5x3,36x3 м) с подъемным и поворотным механизмами заглублялась в грунт. Для установки и снятия артиллерийской части служили шесть гидравлических домкратов. Углы наведения по вертикали - от +45 до +65°, по горизонтали - по 13° вправо и влево. Гидравлический тормоз отката - концентрический, накатника не было, и после каждого выстрела ствол возвращался в исходное положение с помощью насоса. Масса собранного орудия - 82,8 т. Для перемещения был специально доработан танковый тягач М26 - один тягач с двухосным прицепом транспортировал мортиру, другой - ее установку. Установка мортиры на позиции требовала около 12 часов. Заряжание - раздельное картузное, с дульного среза. Снаряд подавался краном при нулевом угле возвышения, продвигался на некоторое расстояние, после чего ствол поднимался, и дальнейшее заряжание производилось действием силы тяжести. Капсюль-воспламенитель вставлялся в гнездо в казенной части ствола. Ныне мортира и снаряд к ней хранится в музее Абердинского полигона, который они так и не покинули.

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

Ствол «Доры», доставленный на «Ржевку», а затем на завод «Баррикады».

Испытания с помощью отстрелов из артсистем проводились еще до Великой Отечественной войны. Так, в 1936-1939 гг. на вооружение морской авиации были приняты бронебойные авиабомбы БРАБ-220, БРАБ-500 и БРАБ-1000. Правда, с помощью артиллерийских систем испытывалась только БРАБ-220. Этим способом заинтересовались и специалисты ГСКБ-47, где создавались новые бронебойные бомбы по ТТЗ ВВС от 18 марта 1948 г. Работы проводились в отделе, руководителем которого был А.Ф. Турахин6, а ведущим инженером был назначен С.А. Древлев. Требовалась специальная артсистема калибра 380 мм, соответствующего диаметру бомбы БРАБ-500.

С начала 1950-х гг. этой темой занялись в СКБ-221, которое возглавил Г.И. Сергеев. Предстояла самостоятельная разработка, а к этому молодой главный конструктор стремился всегда. Тема была зарегистрирована 30 августа 1951 г. подиндексомБР-1017. Интересно, что это произошло в день рождения Г.И. Сергеева, как будто после звонка Е.Н. Преображенского с поздравлением с 40-летием, а может, так просто получилось.

К сожалению, инициатива главного конструктора СКБ-221 поначалу не получила одобрения у директора завода «Баррикады» Р.А. Туркова. Он справедливо считал, что единичный заказ для столь мощного завода не интересен. Пришлось доказывать возможную выгоду от решения этой проблемы, а также напоминать о немалой сумме, обещанной за каждый выстрел... В результате Р.А. Турков согласился. В дальнейшем судьба этой темы легла на плечи главного инженера завода А.С. Жихарева и главного инженера 6-го ГУ MB E.B. Россиуса. Через пять лет они продолжат свою деятельность в СНХ Сталинградской области, где вновь примут участие в разработках Сергеева.

Конструкторы предложили использовать для проекта БР-101 ствол ранее созданного на заводе «Баррикады» 356-мм орудия (ТПШ - «триста пятьдесят шесть») с расточкой его до диаметра 380 мм. По задумке конструкторов, гладкоствольное орудие устанавливалось на стенд 406-мм пушки Б-37 (морская пушка, разработанная накануне войны для линкоров типа «Советский Союз» и находившаяся на полигоне «Ржевка»). Чертежи, вся необходимая документация, а также техпроцессы, разработанные под руководством заместителя главного технолога А.Ф. Кострюкова, были выданы в производство в конце сентября 1951 г. В октябре изготовили ствол БР-101. Начались его заводские испытания на полигоне №55 («Ржевка»).

Состоялись отстрелы авиабомб конструкции ГСКБ-47 по бронещиту. Одновременно в составе авиабомб испытывались новые взрыватели НИИ-22 МСХМ. Результаты превзошли все ожидания, и бомба была допущена на Госиспытания. В дальнейшем она была принята на вооружение и вошла в серию под наименованием БРАБ-500М-55. В войсках эта бомба стала известна под индексом 4-Б-060.

Тема БР-105

Успешно проведенные работы по бомбометанию из ствола БР-101 вдохновили авиаторов ВМС на выдачу нового более сложного задания, которое получило название «Ястреб».

Но теперь Г.И. Сергеев не сразу дал согласие. Задание было посерьезнее предыдущего. Выбросить из канала ствола три тонны - такого в СССР еще никто не делал! К тому же, даже проекта ТТЗ еще не существовало. Авиаторы тему «Ястреб» обрисовали в общих чертах. Поэтому только 5 апреля 1952 г. была зарегистрирована тема БР-105 под названием «Проектирование ненарезного 650-мм ствола установки для отстрела и испытания авиабомб БРАБ-1500 и БРАБ-3000». Регистрацию провел начальник научно-исследовательского отдела №6 В.И. Хейфец. Ему поручалась и дальнейшая разработка.

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССРНа первом же заседании в Министерстве вооружения СССР по теме «Ястреб» разработчикам было предложено использовать узлы вышеупомянутой немецкой 800-мм «Доры» и проект В.Г. Грабина.

Как уже говорилось, узлы «Доры» массой около 500 т (из общей массы 1345 т) хранились на территории завода «Баррикады». Разместили их по разным углам. 800-мм ствол, например, находился в цехе №6. В 1954 г. его там видел Ю.А. Журкин, которого отец приводил в цех для знакомства с будущим местом работы.

Из воспоминаний ветерана АА Жарова: «Я принимал участие в исследовании узлов немецкой пушки. Нам, конструкторам, выделили отдельную комнату, вынесли из нее всю мебель и настелили гладкий пол. На нем мы проводили прочерчивание и вскоре поняли, что эти узлы нам не пригодятся».

То же случилось и с проработкой ЦНИИ-58. Изучение присланной оттуда 15 декабря 1952 г. «Объяснительной записки к 650/400 проекту»8 подсказало, что возвращаться к этому варианту не стоит.

Только летом 1952 г. появляется проект ТТЗ, которое было выполнено в 9-м Управлении авиации ВМС (начальник генерал-майор ИТС М.И. Круг-лов) . К разработке темы привлекались следующие организации:

- ГСКБ-47 - разработчик БРАВ. Начальник - С.А. Бунин9;

- СКБ-221 - разработчик качающейся части. Главный конструктор - Г.И. Сергеев;

- Завод «Баррикады» -изготовитель качающейся части. Директор - Р.А. Турков;

- Полигон №55 ВМС - проведение испытаний и обеспечение поставки заводу «Баррикады» люльки МК-1 и казенника с затвором Б-37 для спаривания со стволом БР-105. Командир полигона - инженер капитан 1 ранга И.А. Яхненко;

- НИИ-6 МСХМ - расчет баллистики и подбор зарядов. Директор - Т.И. Агафин;

- В/ч 27210 - обеспечение необходимыми порохами и зарядами. Командир - контр-адмирал В.Н. Мельников (в последствии эта в/ч была преобразована в АНИМИ, затем в АНИОЛМИ, 28 НИИ МО, 1 ЦНИИ МО);

- НИИ-13 - выбор обтюрации. Директор - Ф.А. Куприянов;

- ЦКБ-34 - доработка (при необходимости) люльки МК-1 и казенника с затвором Б-37. Начальник-главный конструктор - И.И. Иванов.

После согласования с перечисленными исполнителями 10 ноября 1952 г. 9-е Управление авиации ВМС направило в СКБ-221 тактико-техническое задание по теме «Ястреб» под названием «Разработка и изготовление ненарезного ствола для отстрела по бро-неплитам бронебойных авиабомб БРАБ-1500 и БРАБ-3000 и наложение его на полигонный станок МП-10 полигона №55 ВМС». В документе оговаривались следующие сроки:

- Защита эскизного проекта - в I квартале 1953 г.;

- Выдача технического проекта - в III квартале 1953 г.;

- Изготовление и поставка - во II квартале 1954 г.

Изучение систем «Дора», С-76 и С-77 закончилось.

И, как говорится, «пошли своим путем!» В разработке участвовали конструкторы: АИ. Богров, НА. Васильев, В.И. Жуненков, В.Г. Новожилов, Л.Н. Ткаченко, Н.И. Еланский, Л.П. Цыган, А.И. Васьков, В.А. Петров, Т. Куличева В.Г. Челюканов, А.И. Чернова; расчетчики: А.Б. Шкарин, В.Г. Баринов, Е.П. Шиляева, Л.А. Анохина, Е.И. Фомина, Е.В. Орлова.

Подробности их деятельности выясняются из «Протокола заседания технического совета СКБ-221» от 23 июня 1953 г. Приведем его с небольшими сокращениями10.

«Протокол заседания технического совета СКБ от 23 июня 1953 г.

Повестка дня:

1. Обсуждение технического проекта 650-мм ненарезного ствола БР-105.

Докладчик - начальник 6-го отдела СКБ В.И. Хейфец;

Содокладчик-оппонент- старший инженер-конструктор А.Б.Шкарин.

«Заказчик выдал нам основные требования, предъявленные к стволу: ствол должен обеспечить начальную скорость бомбы 400 м/с при давлении в канале не свыше 600 кг/см2.

В результате проведенных нами предварительных расчетов было установлено, что при заданных условиях длина ствола должна получиться порядка 23-24 м и, так как по металлургическим возможностям завода изготовить цельный ствол такой длины не представлялось возможным, в ТТЗ был внесен пункт о том, что разрешается проектирование и изготовление составного ствола.

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

Разработанный нами, в соответствии с выданным ТТЗ, эскизный проект ствола предусматривал изготовление составной трубы длиной 23 м. Части ствола соединялись между собой при помощи резьбовой муфты или с помощью термической муфты.

Заряжание производилось целиком с казны, для чего в заряжающие устройства станка МП-10 вносились серьезные переделки. Для ствола изготовлялся новый казенник и затвор. Для монтажа на позиции предусматривался 150-т кран11.

Особую трудность в разработке проекта представляло выполнение баллистических расчетов, так как никакой проверенной на практике методики для расчета ненарезных стволов такого калибра не существовало.

Применяемая СКБ MB (где начальником Герой Социалистического труда тов. Б.И. Шавырин) методика баллистического расчета минометов была проверена для калибров до 320 мм, для которых она дала хорошее совпадение теоретических расчетов с практикой.

В курсе профессора Н.Е. Серебрякова «Внутренняя баллистика» приведенная им методика баллистического расчета минометов иллюстрирована примером расчета 82-мм миномета.

Естественно, что применить механически, без надлежащей проверки методику расчета 82-мм миномета или методику СКБ MB мы не могли, так как мог получиться совершенно искаженный результат. Поэтому нами было принято решение проверить эти методики по результатам отстрела БРАБ-500.

Проведенные расчеты для БРАБ-500 дали большое расхождение с фактическими данными отстрелов. Как потом выяснилось, это расхождение получилось вследствие того, что полигон сообщил нам неправильные баллистические характеристики порохов, примененных для отстрела, а также потому, что при отстреле БРАБ-500 на всех выстрелах отмечалось не полное сгорание пороха.

Так как проверки методики расчета путем обработки данных отстрела БРАБ-500 мы не получили, то был сделан баллистический расчет для БРАБ-3000 и БРАБ-1500 по методике СКБ MB профессора Н.Е. Серебрякова и по методике, примененной НИИ-58.

Полученная таким образом длина ствола была еще увеличена на 1,2 м.

В целях дополнительной проверки полученных нами результатов Министерством рекомендовано к участию в баллистических расчетах привлечь специализированный институт НИИ-6. Баллистический расчет для нашего ствола производил профессор, доктор технических наук Г.В. Оппоков. Однако каких-либо новых результатов, отличных от наших, им не было получено и изменений в проект на основе расчетов НИИ-6 не было внесено.

Эскизный проект, представленный заводом, рассматривался НИИ-13, ЦКБ-34, 9-м Управлением авиации ВМС и Министерством Вооружения. По баллистическим расчетам все указанные организации отказались дать какое-либо заключение ввиду отсутствия проверенной методики расчетов...

... Критически проработав все замечания по эскизному проекту ствола, мы пришли к следующим выводам:

1. По узлу заряжания

Взамен первой схемы заряжания в техническом проекте разработана новая схема заряжания.

По этой схеме бомба заряжается с дула, а заряд с казны. Габариты заряда позволяют полностью использовать все механизмы заряжающих устройств станка МП-10 без каких-либо переделок. Для заряжания бомбы спроектирован специальный лоток, устанавливавшийся на железнодорожной платформе.

Затаскивание бомбы в канал ствола производится с помощью ручной лебедки...

Разработанная вновь схема заряжания рассматривалась в Министерстве оборонной промышленности с участием представителей АУ-ВМС, 9 Управления авиации ВМС, ГСКБ-47, НИИ-13 1 -го апреля 1953 г. и была одобрена.

В новом ТТЗ указано, что схема заряжания должна соответствовать разработанной схеме эскизного проекта.

2. По стволу

...Нами был поставлен перед заказчиком вопрос о повышении максимального давления или о снижении начальной скорости бомбы. Дело в том, что скорость бомбы 400 м/с соответствует такой высоте бомбометания, при которой практическая вероятность попадания в корабль или другую броневую цель равна нулю. Заказчик вынужден был согласиться с нашими доводами, и скорость бомбы была снижена до 325 м/с, при Р мак.= 600 кг/см2.

Как показал баллистический расчет при рациональном выборе марки пороха, в этом случае можно ограничиться длиной ствола 18-18,5 м, при которой становится возможным изготовление цельного ствола.

В связи с этим в техническом проекте был разработан новый ствол длиной 18,5 м. Ствол состоит из внутренней трубы 01-1, имеющей толщину стенок почти на всей длине 50 мм и лишь в казенной части на длине около 1,5 м толщина стенок достигает 120-130 мм.

Сравнительно небольшая толщина стенок трубы объясняется ограниченностью возможностей металлургического производства завода, так как даже для такой трубы необходим слиток 145 тн.

На трубу в горячем состоянии надеваются два цилиндра 01-2 и 01-3, образующие второй слой...

... Камора ствола БР-105 имеет диаметр 464 мм при диаметре канала ствола 650 мм. Переход плавный на длине 575 мм. Такая конструкция каморы возникла в результате принятого нами решения об использовании для ствола БР-105 затвора Б-37. Обтюраторный скат унифицирован с Б-37.

Все наружные размеры ствола подобраны таким образом, что обеспечивается полное уравновешивание качающейся части без каких-либо дополнительных грузов.

Наружный контур ствола, сопрягаемый с казенником и люлькой, одинаков с Б-37, благодаря этому возможно спаривание с казенником Б-37 и люлькой МК-1...

3. По казеннику с затвором

Для ствола БР-105 применяется полностью без каких-либо переделок казенник с затвором 406-мм орудия Б-37, использованный в 1950 г. для 305-мм баллистического ствола СМ-Э50.

При этом все детали Б-37, снятые с казенника и затвора и замененные деталями СМ-Э50, должны быть вновь поставлены на место, и затвор приведен в тот вид, в котором он стоял на орудии Б-37. Такое конструктивное решение вопроса позволит значительно облегчить и удешевить изготовление ствола.

Вопрос использования для ствола БР-105 казенника с затвором Б-37, использованных ранее для ствола СМ-Э50, согласован с АУ ВМС (письмо зам. начальника АУ ВМС инженер-капитана 1 ранга В.А. Сычева).

Что касается рекомендации НИИ-13 об изготовлении для ствола БР-105 новой обтюрации из массы РК-9 в связи с низким давлением в канале ствола, то СКБ-221 не может согласиться с этой рекомендацией. Бомбы БРАБ-500 отстреливались из стволов Б-37 и ТПШ, снабженных обычными обтюраторами, давление при отстреле не превышало 300-400 кг/см2 и каких-либо замечаний по функционированию обтюрации не было. Поэтому у нас нет оснований сомневаться в надежности работы обтюрации из массы М-66 при давлении в канале ствола до 600 кг/см2.

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

Таблица зарядов для выстреливания авиабомб БРАБ-3000 и БРАБ-1500.

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

4. По наложению ствола БР-105 на качающуюся часть 406 мм орудия МК-1 и полигонный станок МП-10

Для проверки возможности наложения ствола БР-105 на качающуюся часть МК-1 и станок МП-10 потребовалось произвести тщательный расчет противооткатных устройств. Расчет показал, что при начальной скорости бомбы 325 м/с можно будет уложиться в длину отката ствола Б-37 и в максимальную величину силы сопротивления откату этой системы, не заменяя веретен. Потребуется только повысить начальное давление в накатниках с 115 кг/см2 до 140 кг/см2.Такое повышение может быть допущено...

Заключение Сергеева Г.И. - начальника СКБ

Технологические трудности при изготовлении ствола будут, но они здесь не являются решающими, так как изделие единичное, уникальное.

В целом направление в проектировании принято правильное. Нужно продумать вопрос уменьшения диаметра ствола и числа слоев. Нужно в кратчайший срок внести уточнения на основании высказанных здесь замечаний и отправить проект на утверждение.

Секретарь техсовета

В.И.Хейфец (14.08.1953 г.)».

Судя по дате защиты технического проекта, конструкторы укладывались в сроки графика, утвержденного министром и руководителем АУ ВМС. Этого удалось достичь не так легко. Одна только переписка составила несколько томов. Они сохранились в ГАВО и дают возможность напомнить несколько принципиальных разногласий между ведомствами и пути их разрешения.

В качестве примера приведем решение вопросов по баллистике12.

Предполагаемый вариант заряжания можно увидеть на приведенном фрагменте технического проекта (см. рис. вверху)13.

Как пойдет процесс горения пороха, никто не знал. Как уже говорилось, министерство рекомендовало привлечь к решению проблемы одного из видных ученых в области баллистики - Г.В. Оппокова. Списались с ним. Он подготовил целый труд на эту тему под названием «Проблема прогноза» (!). Но в нем не было никаких конкретных рекомендаций. Автор писал: «...Основная трудность задачи заключается в том, что предстояло выполнить баллистическое проектирование гладкоствольного ствола очень большого калибра при отсутствии теории решения прямой задачи внутренней баллистики и достаточно надежных экспериментальных данных, необходимых для точного расчета ствола и заряда».

Но трудность, по мнению специалистов ОКБ-221, состояла не в этом. Дело в том, что во всех современных на тот момент орудиях диаметр каморы был больше диаметра ствола, а здесь наоборот. «Постарались» в свое время ленинградцы, когда «перекроили» проект. Пришлось Г.И. Сергееву и его помощникам все решать самим, т.е. брать ответственность на себя.

Пришли к выводу, что требуемая баллистика обеспечивается при условии заряжания с казны. Такая схема и была представлена в эскизном проекте БР-105. В Ленинграде, куда был направлен эскизный проект на согласование в НИИ-13 и ЦКБ-34, главные инженеры, соответственно, Л. Г. Шершень и А. Г. Гаврилов немедленно собрали совещание, на котором было принято решение, направленное «...против переделок в механизмах подачи и заряжания станка МП-10». Предлагали: «...диаметр канала ствола принимается 464 мм (таким же, как в стволе Б-37). Бомба заряжается с дула, а заряд с казны»14.

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

Однако Г.И. Сергеев возражал против таких изменений, справедливо считая, что при заряжании с дульного среза баллистики вообще не обеспечат нужной скорости. Но хозяева станка МП-10 настаивали на своем и чуть было не поставили крест на этой теме. А когда их замечание было учтено в техническом проекте, то при его рассмотрении уже разработчики заряда в НИИ-6 были категорически против такой схемы заряжания, так как это могло привести к «...повышению давления и увеличению прочности бомб». Стали задавать вопросы: «На каком основании завод принял длину ствола 18,5 м вместо 23,24 м?», «Почему завод отказался от самого выгодного типа каморы (уширенной) ?» и многие другие.

С этого момента начались бесконечные встречи в НИИ-6. И если в НИИ-13 обошлись одним совещанием, то здесь, в Москве, по адресу Ногинское шоссе, дом 8, оставили след семь протоколов бурных совещаний.

О значимости момента говорят должности и фамилии представителей разных организаций, участвующих в этих совещаниях.

От НИИ-6 МСХМ: замдиректора М.И. Воротовов, замдиректора по научной части А.К. Вострухин, А.С. Владимиров, доктор технических наук профессор Г.В. Оппоков, доктор технических наук профессор М.Е. Серебряков, начальник лаборатории №7 СТ. Муд-рак, Б.П. Фомин, Н.П. Воробьева, химики Л.В. Дубнов, начальник отдела К.И. Баженов, военпредАН. Кузьмина.

От ГСКБ-47 МОП: начальники отдела А.Ф. Турахин, В.В. Яковлев, С.Д. Древалев.

От в/ч 27210: инженеры-полковники АП. Петров, СВ. Соловьев.

От ОСАТ ГАУ ВМС: инженеры-полковники А. Захарьянц, Н.М. Кулыбин, В.П. Селецкий, инженер-капитан 1 ранга Н.Г. Румянцев, А. Филимонов, Е.П. Иванов.

От 9-го Управления Авиации ВМС: инженеры-полковники СМ. Кандыкин, А.Г. Криштопа, Ш.К. Рахматулин, инженер-капитан 2 ранга С.Н. Соколов, П.Ф. Майков, инженер-майор В.И. Лоськов.

От МОП: Г.П. Волосатов, АС Спиридонов, Лапекин, В.А. Тюрин, И.В. Печерникова, И.М. Маркович, В.И. Кутейников, ведущая темы - Е.И. Козлова.

От СКБ-221 и завода «Баррикады»: Г.И. Сергеев, В.И. Хейфец, Р.А. Турков, Е.П. Шиляева15.

На заключительном этапе в совещании принимали участие начальник ГАУ ВМС контр-адмирал В.Н. Осико, заместитель командующего авиацией ВМС генерал-майор Д. Шушнин, заместитель министра МОП А.В. Домрачев.

Можно отметить некую закономерность в этих совещаниях. На каждом присутствовал старший военпред ОСАТ ВМС К.Н. Пожилков (так было положено) и представитель СКБ-221 Е.П. Шиляева. В переписке того времени встречаются одни и те же фразы: «Пригласить расчетчицу по баллистике Е.П. Шиляеву»; «Прошу переслать рабочую тетрадь Шиляевой».

Где только не побывала эта ее рабочая тетрадь! В НИИ-6, в министерстве, у авиаторов, в ГСКБ-47. Неоднократно возвращалась в Сталинград, потом опять отправлялась фельдсвязью в Москву. Расчеты, проведенные Екатериной Петровной, оказались самыми востребованными. По ним принимались и отменялись многие решения.

К декабрю 1954 г. был утвержден подбор зарядов16. Длину ствола приняли равной 18463 мм. За свой расчет Е.П. Шиляева получила благодарность от министерства.

Из воспоминаний В.И. Хейфеца: «Защита техпроекта 650-мм ствола в 1953 г. стала первой защитой самостоятельно выполненной работы молодого коллектива. После этого в МОП стали считаться с нами, как с серьезной проектной организацией».

К этому времени на заводе «Баррикады» сменился директор. Р.А. Турков ушел работать в ОКБ-1 к СП. Королеву. 26 ноября 1953 г. министр Д.Ф. Устинов обратился к Секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву: «...Прошу утвердить тов. Атрощенко Сергея Николаевича директором завода №221 Министерства оборонной промышленности»". Назначение состоялось 6 января 1954 г.

В ГСКБ-47 усовершенствовали авиабомбы БРАБ-3000 под новые требования темы «Ястреб-1 (М-107)». Хорошо, что эти изменения не коснулись СКБ-221. Отдел В.И. Хейфеца занимался новыми темами: проектировались, например, колесные хода для 203-мм гаубицы, открывались и другие важные направления. Так что тема «Ястреб» («Ястреб-1»), откровенно говоря, поднадоела. Но Г.И. Сергеев всегда все доводил до логического конца и не терпел расслабления. Требовал все внимание уделить производству ствола БР-105. Это основное, остальные узлы были не в счет - на неделю работы.

Изготовление основного узла было запланировано на I квартал 1955 г. Все необходимые чертежи, в том числе и «Инструкция по снятию температурных напряжений гидравлическим способом», техпроцессы, были направлены в цеха. По-видимому, подготовку производства провели очень слабо или совсем не готовили. Посыпались вопросы и объяснения!

Выбор марок сталей для изготовления деталей ствола оказался затруднен. Помощник директора завода по металлургии Чумаков запросил многие предприятия страны изготовить слиток массой 190-200 т. Отовсюду пришел отказ. Пришлось металлургическому бюро разработать свою технологию, ориентированную на мощности завода «Баррикады».

Здесь также целесообразно привести некоторые примеры напряженной работы специалистов завода.

«В связи с ремонтом 6000-тонного пресса, а также выполнением заказов для стран народной демократии цех 12 вынужден выполнить крупные поковки БР-105 с отставанием от графика»18.

«В связи с тем, что стол БР-105 весит более ста тонн, кран цеха 14 необходимо доработать в части замены тросов...» и т.д.

Поставленные вопросы решали, но больше административными мерами. Например, сохранилось такое указание начальника механического производства Г.А. Шипулина: «Исполняющий обязанности начальника цеха 1 тов. А.Я. Миронов, заместитель начальника цеха тов. М.П. Полянский, старший мастер М.В. Овчаров лично отвечают за выполнение всех операций механической обработки ствола БР-105...»

Окончательную механическую обработку канала ствола производили после скрепления трубы с цилиндрами и кожухом (т.е. сборка к этому моменту была более 18 м длиной) и после завертывания гайки упорной в оболочку. Токари-умельцы 1 -го цеха обеспечили требуемую чистоту обработки внутреннего канала ствола. На точной доводке тогда работали Е.А. Курганов, М.И. Потапов, П.О. Юров. Расточкой занимались И.А. Милюков, И.С. Калугин, П.И. Рыкунов.

Сварку двух цилиндров производили по специальной технологии после нагрева скрепляющих элементов до температуры 500°С. Для выполнения этой операции пришлось долбить фундамент пола и углубляться на два метра, так как высота узла не позволяла вставить ствол в печь. Здесь же производили снятие осевых температурных напряжений.

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

Чертежи трех бронебойных авиабомб, находившихся к 1955 г.

в стадии отработки или государственных испытаний (сверху вниз):

БРАБ-3000, БРАБ-1500, БРАБ-6000.

Летом 1955 г. ствол БР-105 был готов и «...выполнен на очень высоком уровне». Что ж, оборудование и специалисты отвечали требованиям того времени, и такие задачи были осуществимы. В завершении оставались две задачи - соединить ствол с казенником и затвором, заимствованными у орудия Б-37, и с люлькой станка МК-1 и отправить всю это громаду под Ленинград.

И вновь начались сбои. В/ч 31331, где находились необходимые для скрепления узлы, категорически отказывалась их прислать, так как они постоянно использовались для испытаний других опытных систем. Их в этом безоговорочно поддерживали ЦКБ-34, НИИ-13, завод «Большевик».

И только с ведома заместителя начальника АУ ВМС А. Филимонова люлька МК-1 и казенник с затвором Б-37 поступили на сборку в Сталинград. Спаривание произвели быстро.

Теперь требовалось ствол, люльку, казенник, затвор и другие узлы доставить на полигон. К этому моменту готовились давно. Схему загрузки, разработанную В.И. Жуненковым, согласовали с управлением железных дорог еще в 1953 г.19 Но железнодорожники отказывались доставить на завод большегрузную платформу, ведь они уже не раз присылали ее, но из-за задержки производства ствола БР-105 остродефицитный 230-тонный транспортер всякий раз простаивал.

Накал страстей по отправке был так велик, что даже предполагали воспользоваться железнодорожными платформами «Доры», которые после трехлетнего пребывания на заводе были отправлены со всеми узлами на хранение в Прудбой на заводской полигон. Но до этого не дошло. В декабре 1955 г. ствол БР-105 с узлами от Б-37 и МК-1 все же доставили по назначению. Но монтировать доставленные узлы на станок МП-10 стали не сразу. Как докладывали летом 1957 г., «...Ввиду занятости станка МП-10 согласно постановлению Совета Министров СССР, испытания авиабомб не проводились»20.

Неслыханное дело! Продукцию, которую с таким трудом и затратами произвели на свет, почти 1,5 года держали под замками. За это время баррикадцами были испытаны следующие системы: БР-104 - «320-мм баллистический ствол для отработки советских снарядов для итальянского орудия главного калибра линкора «Новороссийск» (бывшего итальянского линкора «Джулио Чезаре»); СМ-9 - «152-мм береговая пушка»; СМ-4-1 - «130-мм артустановка на мехтяге с новой ходовой частью БР-100».

Только в августе 1957 г. бригада завода «Баррикады» приступила к перемонтажу станков для подготовки системы БР-105 к сдаче. Необходимо было произвести проверку на прочность путем отстрела авиабомб при угле возвышения 0°. Условия заряжания (вес заряда, марка пороха, длина каморы) для каждого последующего выстрела до сдачи ствола для отстрела штатными авиабомбами подбирались военными специалистами.

Испытания закончились успешно с одним единственным замечанием: «Имеется увеличение скорости по накату». В журнале испытаний сохранилась запись, выполненная В.И. Хейфецом: «Ввиду того, что скорости на участке наката для машин БР-105 и Б-37 практически одинаковы, доработок не требуется ».

Период испытаний авиабомб БРАБ-3000 и БРАБ-1500, который ждали почти четыре года, оказался очень коротким - сентябрь-ноябрь 1957 г. Но даже он на долгие годы был оценен как самый интересный период военной службы инженерами-испытателями СМ. Рейдманом, Р.И. Бирманом, Л.Н. Афанасьевым и другими. Били по бронещиту в три смены - наверстывали упущенное. Испытания оказались опасными. По воспоминаниям ветеранов полигона, «осколки от авиабомб разлетались далеко вокруг. Даже пришлось на трамвайной остановке, далеко за пределами полигона, строить укрепленный навес, чтобы обезопасить людей. О начале каждого выстрела извещала оглушающая сирена».

Прошло много лет. Необходимых документов по испытанию пока найдено очень мало. Из бывшего ГСКБ-47 (ныне ГМПП «Базальт») сообщили: «БРАБ-1500 не вышла из стадии заводской отработки. Никаких сведений о ее испытании не сохранилось»21.

Что касается БРАБ-3000, то о ней рассказывается следующее: «БРАБ-3000 прошла заводские испытания. Выполнили сравнительные испытания, а затем штатные, т.е. бомбометание с самолета с высоты 1200 м на скорости 750 км/ч. Устойчивость полета в этих условиях была обеспечена. Партию авиабомб стали готовить к Государственным испытаниям. Но последовали события, когда и бомбардировочную авиацию, и бомбометание заменяли на ракеты. Многолетний труд сотен людей оказался невостребованным» 22.

В ЦКБ «Титан» сохранились несколько томов книг, которые здесь называют «Труды Г.И. Сергеева». В одном из них, «Иллюстрации изделий. 1950- 1984 гг.», наряду со знаковыми изделиями хранится рисунок под названием «Ствол БР-105»23. В свои труды автор включал самые значимые разработки. Отсюда следует, что для него работы над 650-мм стволом БР-105 не были такими уж плачевными!

Для испытаний ПРС

В 1958 г. орудие БР-105 перешло под наблюдение начальника серийного артиллерийского КБ С.Н. Курдева-нидзе. Как он вспоминал, ему пришлось еще несколько лет подряд поддерживать системы БР-105 в полной боевой готовности. И вот почему.

К этому моменту Д. Ф. Устинов был назначен на должности заместителя Председателя Совета Министров СССР и Председателя ВПК. Вся взаимосвязь многочисленных предприятий страны, привлекаемых к той или другой теме, была в его руках. Как рачительный хозяин, он не мог просто так расстаться с уникальным 650-мм стволом БР-105.

Например, одно из московских СКБ наметило целую серию испытаний парашютно-реактивной системы ПРС-3500 с применением уникального ствола. Масса будущих средств и объектов десантирования возрастала. И было принято решение произвести пробный выстрел из орудия БР-105 изделием БРАБ-6000, т.е. «шеститонником» (без головного кольца и ушка).

Заряжание проводили с дула при угле возвышения 0°, затем угол возвышения увеличивали до 15°, благо конструкция системы позволяла это делать. После успешного отстрела имитации бомбы весом в 6 т со скоростью 417 м/с приступили к проведению испытаний утяжеленных ПРС. Специальный груз поднимался на высоту до 500-560 м, на которой раскрывался парашют. Восходящая часть траектории проходила по баллистической кривой, на вершине траектория резко обрывалась. Груз устремлялся к земле полигона под углом. А это главное. Перед землей ПРС срабатывала или не срабатывала. И так раз за разом, пока не были получены положительные результаты.

САМЫЙ КРУПНЫЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ КАЛИБР В СССР

Ствол БР-105 связан также с испытаниями по отработке катапультируемых кресел для летчиков и космонавтов24. При этом вновь специалистами НИИ-6 (ныне ФГУП ЦНИИХМ) был определен оптимальный вес заряда ракетно-порохового двигателя, обеспечивающего необходимые условия катапультирования, не опасные для человека.

Идея использования артиллерийского выстрела для отработки мягкой посадки парашютных систем была близка к реализации еще раз. С 1969 г. волгоградское ОКБ было привлечено к участию в теме «Водопад» для обеспечения НИР по отработке мягкой посадки. Заместитель главного конструктора Н.К. Семенов регистрирует тему БР-635 «Изделие калибра 320 мм «Яуза» (06.06.1969 г.). В 1972 г. к этой теме добавляется еще одна - БР-645 «Изделие калибра 700 мм «Волга» (10.02.1972 г.). В согласовательном документе о намерениях говорилось: «...Пневмосистемы БР-635 и БР-645 предназначались для испытания парашютных систем с использованием макетов массой от 30 до 15000 кг»25.

Обе системы, к сожалению, не получили развития.

И все-таки - неужели стрельба дешевле, чем бомбометание? Врядли. Особенно, когда требуется ствол такого громадного калибра, как 650 мм. Но в той ситуации его нужно было спроектировать и изготовить, так как другого решения не виделось.

И снова о «Доре»

А что же случилось с останками немецкой «Доры»?

С 1954 по 1960 г. они хранились на заводском полигоне на ст. Прудбой. Длинный ствол высовывался из местного сарайчика наполовину. Охрана была, но местные мальчишки почти ежедневно играли на нем в «войнушку», как вспоминает житель тех мест, начальник отдела ЦКБ «Титан» И.Н. Вереницин. Солдаты местного полигона охотно фотографировались на фоне экзотического орудия. И рассылались по Союзу сотни фотографий. Такое положение не устраивало ни охрану, ни руководителей полигона.

4 апреля директор завода С.Н. Ат-рощенко написал председателю Сталинградского СНХ ходатайство следующего содержания: «...В 1953 г. завод обратился к бывшему Министру оборонной промышленности тов. Устинову Д.Ф. с просьбой списать 600-мм пушку весом 450-500 тн. в шихту. В просьбе нам было отказано и предложено хранить систему до особого распоряжения.

В настоящее время система находится на полигоне завода, ржавеет и занимает много крайне нужного места.

Ввиду острого недостатка на заводе углеродистого лома, прошу Вас решить вопрос об использовании указанной системы на переплавку»26.

Завертелась писанина. Куда бы ни писали совнархозовцы Е.В. Россиус и А.С. Жихарев, одно только упоминание фамилии Устинова диктовало ответ: «...Обращайтесь лично к тов. Устинову Д.Ф.», хотя он давно уже занимал другую должность. И пришлось обратиться! Заместитель Председателя Совета Министров СССР поручает Министерству обороны и Государственному комитету по оборонной технике разобраться о целесообразности хранения трофейной «Доры».

Разобрались! 27 июля 1959 г. заместитель министра обороны Маршал Советского Союза А.А. Гречко и заместитель Председателя ГКОТ СМ СССР С.А. Зверев доложили, что «считают возможным списать и сдать эту систему в лом, так как она не представляет какой-либо ценности»27. Резолюция Д.Ф. Устинова: «...Принять предложение МО СССР и ГКОТ о списании в металлолом трофейной немецкой железнодорожной системы. Ж.д. платформы использовать для нужд местного Совнархоза»28.

Утилизация была осуществлена в 1960 г. Артиллерийская часть порезана и переплавлена в мартене цеха №11, заряды и снаряды взорваны в Прудбое. Что касается четырех железнодорожных платформ, то судьбу их решал замначальника МТС и сбыта СНХ г. Волгограда (1957-1963) И.Г. Воробьев. Как он распорядился трофеем, не известно. Зато известна одна находка в Прудбое, к которой имел отношение ЦКБ «Титан».

В 1982 г. в Прудбое проходили испытания нового орудия. Конструктор И.В. Ковшов и измеритель-испытатель Н.Л. Турков обратили внимание на две противопожарные бочки. Они были нестандартной конструкции, в 200 мм от днища имелись вваренные краны. А еще любопытные пушкари обратили внимание на капсульный поясок, который обрамлял каждую бочку снизу.

О находке сообщили мне (автор статьи в то время исполнял обязанности начальника КБ по испытаниям). Доложил главному конструктору, и тот немедленно приказал написать письмо на имя директора музея-обороны А.В. Иванкина с просьбой принять на хранение немецкие гильзы. Реакция Анатолия Васильевича была мгновенной. Он побывал на месте находки, согласился принять гильзы на хранение и попросил Г.И. Сергеева привести их в порядок. В цехе 10 гильзы обточили, срезав краны, заварили отверстия и покрасили. На панораму их доставил руководитель группы Н.Б. Скориков.

Когда панорама «Сталинградская битва» была готова к открытию (1982 г.), в высотный зал приглашали именитых горожан. Приглашен был и Г.И. Сергеев. Первый вопрос его был о судьбе гильз «Доры». Ему сказали, что одна сохранилась в штатном варианте, другую передали ленинградским реставраторам для изготовления оригинального экспоната. В 1984 г., когда открылись залы для предварительного просмотра музея-панорамы, первые посетители, среди которых был Г.И. Сергеев со своей дочерью и внуком, увидели этот экспонат. Гильза была разрезана под углом. В образовавшийся эллипс реставраторы вписали карту гитлеровского плана «Барбаросса».

В таком состоянии эти гильзы от «Доры» демонстрируются в начале первого смотрового зала по сей день.

Судьба распорядилась так, что пока гнила и исчезала в мартенах завода «Баррикады» 800-мм «Дора», конструкторы ОКБ создали уникальный ствол для пользы отработки новых элементов вооружения.

Список сокращений

АУ ВМС-Артиллерийское управление ВМС БРАБ - бронебойная авиационная бомба ГАВО - Государственный архив Волгоградской области

ГСКБ - Государственное специальное конструкторское бюро

КПА- Контрольно-проверочный аппарат МСХМ - Министерство сельскохозяйственного машиностроения СССР

MB - Министерство вооружения СССР ОСАТ ГАУ ВМС - Отдел специальной авиационной техники Главного артиллерийского управления Военно-Морских Сил

ПРС - Парашютно-реактивная система СНХ - Совнархоз

Примечания:

1. Из письма в/ч 27177 исх.23в/1541 от 8 мая 2008 г. и ШирокорадА.Б. Россия и Германия. История военного сотрудничества. - М., 2007, с.234.

2. Худяковы А.П. и С.А. Гений артиллерии. - М., 2007, с. 568.

3. ШирокорадА.Б. Гений советской артиллерии. - М., 2002, с.297.

4. Журнал «Смена» № 24-928, декабрь 1968 г. 4. Из рассказа Г.И. Сергеева.

6. Турахин Алексей Федорович родился 22.02.1896 г. Образование высшее. Закончил Артиллерийскую академию и Высшие академические авиационные курсы. В ГСКБ-47 (ФГУП «ГНПП «Базальт») с 1930 по 1970 г. А.Ф. Турахин является одним из первых организаторов проектирования советских авиационных бомб БРАБ-220, БРАБ-500, БРАБ-1000. Известен как талантливый конструктор, занимавший на протяжении многих лет ведущее место в советском авиабомбостроении, автор первых советских сварных фугасных авиабомб ФАБ-50, ФАБ-250, ФАБ-1000 (1932), зажигательной авиабомбы ЗАБ-1-Э (1935), бронебойных авиабомб БРАБ-250, БРАБ-500, БРАБ-1000 (1941), авиационной гранаты АГ-2 (1941), противолодочной авиабомбы ПЛАБ-100 (1941).

Удостоен звания лауреата Сталинской премии (1943). Награжден орденами Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, Знак Почета и медалями.

7. Как присваивался индекс БР? В 1951 г. Г.И. Сергеев решил возродить присвоение «баррикадского» индекса вновь разрабатываемым изделиям. Был заведен специальный журнал с выдачей только по его разрешению, в который вносили очередной номер, название, указывалось число, подразделение и подпись.

8. Был зарегистрирован под №972 от 15.12.1952 г. (не сохранилось).

9. Бунин Сергей Алексеевич родился 09.03.1907 г. Окончил Тульский механический институт (1936 г.). Трудовую деятельность начал в 1926 г. учеником слесаря на заводе №6 в г. Тула. С 1937 г. на заводе №68. Работал заместителем начальника цеха, начальником технического отдела, главным инженером. С 1939 г. - директор завода №68. В 1945 г. назначен директором завода №77, а через два года - директором СТЗ. Из Сталинграда направлен на пост заместителя министра сельскохозяйственного машиностроения. С 1952 г. С.А. Бунин работал начальником ГСКБ-47. Награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны 1 -й степени, медалями.

10. ГАВО, ф. 127, оп. 4, д. 770.

11. Из фондов ЦКБ «Титан», №1757 (рулон 49), эскизный проект.

12. Копия решения по тех совету, ГАВО, ф. 127, оп. 4, д. 770.

13. Из фондов ЦКБ «Титан», №2713 (рулон 49), тех. проект.

14. ГАВО, ф. 127, оп. 4, д. 772, л.32. На этом совещании присутствовали:

От ЦКБ-34: главный инженер А.Г. Гаврилов, руководитель темы А.И. Ухов, начальник 22-го отдела В.М. Ковальчук, начальник 20-го отдела А.В. Черенков, ведущие конструкторы В.Е. Соколов и М.Е. Дорфман.

От НИИ-13: главный инженер Л.Г. Шершень, главный конструктор А.В. Дмитриев, главный технолог В.П. Мясников, руководитель КБ-2 B.C. Красногорский, руководитель лаборатории №25 В.В. Рождественский, старший научный сотрудник 3.3. Гуревич.

15. ГАВО, Ф. 127, оп.4,Д.554.

16. Материалы ЦКБ «Титан» № 1925, л.20 (п.4, пор. 14)

17. ГАВО, Ф. 6575, оп.38, д.7, л.35.

18. ГАВО, Ф. 127, оп.4, Д.869, л. 115.

19. Из фондов ЦКБ «Титан», № 3464 (рулон 49)

20. ГАВО, Ф.6575, оп.9, Д.5, л.2.

21. Из письма ГНПП «Базальт» исх.3118 - 8/300 от 31.01.2008 г. за подписью начальника музея В.Г. Бойченко.

22. Там же.

23. Из фондов ЦКБ «Титан», №6234. рис. 20.

24. Долгое время о применении ствола БР-105 после испытаний авиабомб ходили легенды. И только из переданных рассказов С.Н. Курдева-нидзе стало известно о дополнительном применении ствола из системы «Ястреб».

25. Из фондов ЦКБ «Титан», №8000.

26. ГАВО, Ф.6575, оп.9, д.25, л.29.

27. ГАВО, Ф.6575, оп.9, д.25, л.83.

28. ГАВО, Ф.6575, оп.9, д.25, л.82.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации