РАЗВИТИЕ БМП В 1970-1980-е гг.

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ № 1/2009, стр. 23-34

РАЗВИТИЕ БМП В 1970-1980-е гг.

На страницах нашего журнала мы не раз обращались к истории и перспективам развития отечественных БМП и БМД. В данной статье рассказывается о том, как именно происходил переход от БМП-1 к БМП-2, а затем - и к принципиально новой БМП-3. Это взгляд изнутри, точка зрения специалиста, много лет непосредственно занимавшегося этими вопросами.

Геннадий Пастернак,

полковник в отставке,

ветеран ГАБТУ

Боевая машина пехоты БМП-1 появилась как логическое продолжение технической политики в области развития бронетанкового вооружения и техники, когда в конструкции танков уже было реализовано важнейшее требование времени - противоатомная защита, а мотострелковые войска имели практически открытые бронетранспортеры. Принятие на вооружение Советской Армии БМП-1 послужило толчком бурных опытно-конструкторских работ в этом направлении во всех развитых зарубежных странах, завершившихся также принятием на вооружение машин такого класса.

Десятилетний период серийного производства и эксплуатации БМП-1 в войсках, потребности войск в ее различных модификациях (наличие в мотострелковых частях многочисленных подразделений с резко отличающимся вооружением, командирских и командно-штабных машин, машин технического обеспечения, боевых разведывательных машин и т.п.) поставил вопрос о ее глубокой модернизации. Этому способствовало также то, что установленный на ней комплекс вооружения - гладкоствольное 73-мм противотанковое орудие и противотанковый комплекс «Малютка» с ручным наведением - в наступательном бою не могли оказать поддержку ни своим танкам, ни мотострелкам. Введенная впоследствии осколочная граната существенно ничего не изменила, замена «Малютки» на «Конкурс» с полуавтоматическим наведением (БМП-1П) облегчила задачу подготовки наводчиков, но никак не приблизила в целом к решению имеющихся проблем.

Необходимо оговориться по поводу установки на БМП-1 такого вроде бы «несуразного» для мотострелковых подразделений вооружения: появление этой машины совпало с крутым решением Первого секретаря ЦК КПСС Н.С.Хрущева «порезать всю ствольную артиллерию», что оставляло бы мотострелковые и танковые соединения вообще без противотанковой обороны.

Глубокая модернизация машины потребовалась для размещения на ней стабилизированного комплекса с 30-мм автоматической пушкой тульского КБП, существенно изменившего боевые возможности машины. Так появилась БМП-2. В реализацию высоких показателей вооружения огромный вклад внесли специалисты Курганского машиностроительного завода (главные конструкторы Б.Н. Яковлев и А.А. Благонравов, В.М. Аксентьев и др.), а также ковровчане - в части отработки уникального стабилизатора. На БМП-2 появилось двухплоскостное целеуказание от командира, дублированное управление огнем (чего не было даже на танках) , возможность достаточно эффективной стрельбы по вертолетам. Необходимо также подчеркнуть, что очередь 30-мм автоматической пушки по танку при комбинированном снаряжении ленты может оказаться предельно роковой для его боеспособности: любой танк остается без наружного оборудования, приборов наблюдения и прицеливания, с большой вероятностью заклинивания пушки и башни.

Нельзя забыть и того, что конструкторы 73-мм «Грома» сделали все возможное, чтобы модернизировать это орудие и боеприпасы к нему. Несмотря на активную поддержку ГРАУ, считавшего, что появление БМП с автоматической пушкой лишь дань защите от воздушных средств вероятного противника и количественно она не может составлять в войсках более трети от всего парка, БМП с 73-мм орудием «Гром-М» не смогла оказать достойную конкуренцию БМП с 30-мм автоматической пушкой при стрельбе по реальным целям.

События в Афганистане, куда по указанию Генштаба были поставлены всего 12 БМП-2, окончательно поставили точку в этом вопросе. Боевые свойства 30-мм автоматической пушки и некоторые другие улучшенные качества машины привели к тому, что 40-я армия срочно запросила о замене всех БМП-1 на БМП-2.

РАЗВИТИЕ БМП В 1970-1980-е гг.

Кстати, наряду с вооружением, одним из первых отмеченных преимуществ БМП-2 перед БМП-1 специалисты 40-й армий назвали такое ее свойство, как отсутствие укачивания мотострелков, что явилось следствием смещения башни в сторону кормы.

Одновременно стало очевидным, что с приходом нового вооружения база машины вышла на свой технический предел: любые усилия по модернизации приводили к потере каких-либо важных свойств. А известно, что длительность существования массовых машин бронетанковой техники в войсках определяется наличием технических запасов их модернизации под более быстро развивающиеся средства поражения и защиты от них. Тупиковым на БМП-2 оставался вопрос замены движителя на плаву: гусеничный движитель не позволял форсировать водные преграды без инженерной подготовки берега и ограничивал возможность форсирования по величине скорости течения. Встал вопрос выхода из создавшегося положения: модернизировать существующую базу за счет установки пары дополнительных катков или разрабатывать новую базу с реализацией всех возможностей машин легкой категории по массе. Накопленный опыт эксплуатации БМП-1, БМП-2, БМД-1, БМД-2, БТР-60, БТР-70, известные результаты боевого применения такого «долгожителя», как легкий танк ПТ-76, ожидаемые условия макро- и микроизменений рельефа от воздействия современных массовых средств поражения склоняли к радикальному решению - созданию новой машины.

Необходимо особо подчеркнуть, что создание, производство и эксплуатация принципиально новой массовой машины - весьма ответственное решение, приводящее к значительным государственным затратам, необходимости модернизации всей инфраструктуры войск, связанной с эксплуатацией нового образца (обслуживание, все виды ремонта и хранения). К тому же напрашивалось не такое простое решение, как переход на броневые материалы из алюминиевых сплавов, что самым кардинальным образом отражалось на необходимости полной реконструкции броневого производства головного завода плюс непоощряемое вмешательство в сферу Минавиопрома. Переход на алюминий был связан не только с уровнем защиты машины, но и с механической прочностью корпуса, которой нельзя было достигнуть на стальных броневых материалах при ограниченной массе плавающей машины (достаточно сказать, что даже на танках при движении по пересеченной местности относительное смещение бортов может достигать 50 мм).

Новая машина должна была максимально учесть требования военной доктрины, и было принято решение, прежде всего, отработать концепцию на ее создание. Практики отработки концепции на создание других образцов БТВТ не существовало (приводимые в справочниках и другой технической литературе ссылки на наличие таковой по различным образцам ошибочны). Поскольку машина предназначалась, в основном, для Сухопутных войск, концепция на новую боевую машину пехоты была представлена на утверждение Главкому СВ.

Одновременно в ТТЗ на нее были заложены все требования, выполнение которых позволило бы применять машину в ВДВ, поскольку она обеспечивала превосходство над БМД-1 и БМД-2 по запасу хода, вооружению, возимому боекомплекту и по количеству перевозимых десантников. В те времена считалось, что Ан-12 не являлся последним словом в транспортной авиации и разрабатывавшиеся транспортные самолеты предоставят возможность десантировать машины массой до 20 т. Но вернемся к концепции новой БМП.

К сожалению, концепция новой БМП, направленная Главкому СВ, не только не была утверждена, но и, возможно, даже не рассматривалась.

Предполагаемых причин этому могло быть две. Одна из них - полное отсутствие такого опыта и необходимого аппарата в системе СВ, а также имеющееся практика: никакие технические управления Министерства обороны с такими документами к ним не выходили. Другая возможная причина - появление нового Главкома СВ В.И. Петрова, весьма своеобразного, обратившего на себя внимание военной решительностью. Однако эта черта на деле, в решении технических вопросов, оказалась далеко не однозначной: сегодня твердо скажет одно, а завтра не менее твердо - противоположное, что могло объясняться, видимо, только отсутствием представлений о некоторых технических характеристиках БТВТ и средств поражения. Так, будучи на заводе в Кургане, он заявил главному конструктору в присутствии руководителей области, что машины, пробиваемые кумулятивными снарядами, ему вообще в армии не нужны, а других машин в армии на тот момент и не было. Это заявление, к счастью, осталось без последствий для войск и технических управлений МО.

Надо сказать, что, видимо, на всех этапах своей службы Петров оставлял глубокий след в сердцах и в судьбах своих подчиненных некой непредсказуемостью, сочетавшейся с нетерпимостью. Позже эту точку зрения мне подтвердил один отставник, бывший командир полка, с которым мне пришлось работать. Он получал от него команды, мягко говоря, не совсем осмысленные, но доводимые до обязательного исполнения. А один из войсковых генералов, проходивший ранее службу под его руководством, будучи председателем комиссии по испытаниям опытного образца БМП-2, почувствовал такой дискомфорт и волнение перед входом в его кабинет, что когда вошел, не смог доложить результаты испытаний, сбивался, нес чушь или молчал. Петров, естественно, посадил его на место.

В конечном счете, пришлось до конца разработки руководствоваться этим неутвержденным документом. В результате указанная концепция была полностью реализована в характеристиках принятой на вооружение новой машины, получившей индекс БМП-3.

Таким образом, БМП-3 - единственная машина БТВТ, для которой была разработана концепция на создание. Это оказалось в каком-то смысле и определенной поддержкой, так как специалистами бронетанкового института (Кубинка) сведения о ведущихся разработках БМП за рубежом трактовались в пользу последних. В связи с этим наше ТТЗ на разработку новой БМП и все проведенные опытно-экспериментальные работы оценивались вышестоящими организациями как неудовлетворительные. Камнем преткновения был и выбор 500-сильного двигателя. Институт настаивал на наддувном двигателе ЧТЗ, который на тот момент не имел технологии (для реализации массы не более 500 кг требовалось обеспечить литье чугунного блока двигателя с 3-мм стенками при достигнутом уровне 10-12 мм) и соответствующей производственной базы.

В Советском Союзе в отношении бронетанковой техники существовала практика принятия ее на вооружение совместными постановлениями ЦК КПСС и СМ СССР. Ни министр обороны СССР, ни тем более ГК СВ таким правом не обладали. Им предоставлялась возможность принимать на вооружение только вспомогательные средства и средства обеспечения. Такой порядок подчеркивал роль БТВТ в реализации государственной военной доктрины по Сухопутным и Воздушно-десантным войскам, при этом особо подчеркну слово «государственной», а не доктрины МО или ГШ. Поэтому наличие концепции на новые разработки боевых объектов БТВТ надо было бы считать обязательными.

Концепция новой БМП возникла не случайно, а в результате бесконечных доработок БМП-1(2), которые нельзя было выполнить в полном объеме из-за превышения веса, потери и без того проблематичной плавучести, бесперспективности применения базы под другие машины СВ и невозможности обеспечения условий для пребывания в ней мотострелков. Положения направленной в СВ концепции новой БМП явились антиподами тех свойств, которые отражали накопившиеся недостатки. Собственно, предпосылки к ее созданию появились с началом разработки БМП-2 главным конструктором Б.Н. Яковлевым (еще до прихода в КБ Курганмаша А.А. Благонравова). Кратко напомним, что в БМП-1 и даже в БМП-2 тогда не устраивало. На БМП-1, прежде всего, ее основное оружие, никакого отношения не имевшее к поддержке мотострелков. Бесплодные попытки исправить положение введением осколочной гранаты (ОГ) эффекта не дали. Мало того, для БМД-1 не было найдено решение по предотвращению самоликвидации ОГ при подрыве на минах, в связи с чем эти машины были выведены из Афганистана.

При отработке БМП-2 вплотную столкнулись с недостаточной «грузоподъемностью» базы для обеспечения установки вооружения, повышения защищенности (в том числе средств пассивной и активной защиты), размещения большего боекомплекта, оружия и штатного имущества мотострелков. Перечислим кратко и другие «минусы» этой машины:

- отсутствие оружия, позволяющего вести автономную поддержку спешенной пехоты;

- неудовлетворительная плотность огня в переднем секторе;

- не полностью реализованные возможности управляемого вооружения «Конкурс»: его длительное заряжание и наличие опасной термической зоны за машиной (для спешенной пехоты), а также вылетающей заглушки вы-шибного заряда;

- неудобства использования автоматов изнутри машины (мотострелки мешали друг другу).

К сожалению, в конструкцию автомата Калашникова не были внесены изменения, касающиеся обращения ГБТУ в ГРАУ о необходимости стыковки с узлами отсоса пороховых газов и приема стреляных гильз. Мало того, был принят на вооружение укороченный автомат, который не стыкуется с герметичными бойницами машин БМД, БМП и БТР-80.

Кроме того, совершенно неудовлетворительными в этих машинах были условия длительного (до 24 ч) пребывания мотострелков в замкнутом объеме: на каждого приходилось около 0,5 м3 (представьте себе, что в комнату средних размеров, типа кухоньки, площадью 8 м2 должны были бы набиться и пребывать в ней сравнительно длительное время 48 человек; о стрельбе из автоматов и естественных потребностях не приходится и думать). Как обеспечить им необходимую замену воздуха для дыхания? Требуемая скорость обмена воздуха при такой плотности гарантирует получение простудного заболевания вплоть до воспаления легких (то, что называют «сквозняком») . Солдаты, прижатые друг к другу как шпроты в банке, находясь в машине несколько часов, к тому же укачиваемые в БМП-1 как в люльке (она все время «всбрыкивает» кормой из-за смещения ее центра тяжести к носу: мотострелки являются для нее незакрепленным грузом), при спешивании не в состоянии не только идти в атаку, а порой с места сдвинуться не способны. Даже плановые привалы в полной мере не могут спасти от того, чтобы кому-то не «приспичило» в ходе марша, а для этого в машине нет ничего. Люди порой теряли сознание от безысходности. Все эти вопросы должны были найти свое решение в новой машине.

Количество мотострелков крайне желательно было сохранить, так как это соответствовало существующей структуре мотострелковых частей и подразделений. Но при отработке новой машины появилась возможность иметь в машине дополнительно два лежачих места, которые оказались не лишними: наличие раненых или необходимости кратковременного отдыха оправдывало их наличие. Для легко раненых были предусмотрены рекомендованные медиками ремни крепления.

Может ни к месту тут будет сказано, но вспомнилась часто упоминаемая в литературе так называемая «тяжелая БМП», обладающая теми же свойствами подвижности и защиты, что и танки. Почему «так называемая»? Да потому, что она возит не мотострелков, а что-то непонятное - от трех до пяти спешиваемых бойцов, из них, видимо, кто-то командир, только чего? Подотделения или полотделения? Придется поломать голову над штатной структурой такой задумки, зная, что мотострелковая рота состоит далеко не из одних автоматчиков (там их меньшинство). Кстати, даже для разработки боевых машин пехоты и их существования в войсках этот вопрос всегда являлся большой головной болью: в мотострелковой роте имеется огромное разнообразие переносимого вооружения и не только вооружения, при этом отделения разительно отличаются между собой. Когда отделение садится в БМП, большая часть носимого снаряжения находится в специальных укладках (не держать же на коленях «Иглу» или «Стрелу», гранатомет или боекомплект к нему - все это предельного веса для носимых средств). Но БМП должны быть обезличены: какое отделение сядет в нее, с гранатометом или зенитным комплексом или с чем-то другим, неизвестно, однако каждое из них должно быть обеспечено укладкой. Мало того, переносное вооружение более динамично совершенствуется, принятие на вооружение очередных средств для мотострелков приводит к необходимости доработки и установки новых укладок в войсках на каждой БМП, даже если оно появилось хотя бы в одном отделении.

А вот чтобы перевезти мотострелковую роту штатной комплектации, потребуется свыше 20 тяжелых машин и столько же экипажей из двух человек (то есть еще половина роты) плюс огромный избыток вооружения, не использующегося при спешивании (например: в роте сейчас два автоматических гранатомета, а надо добавить на каждую роту еще 20 стационарных) - предельная нерациональность на которую, думаю, не пойдет ни один здравомыслящий начальник. Кстати, довести десант мотострелков с их вооружением (а не в плавках) до 8-10 человек в такой машине, как это предлагается отдельными специалистами, не удастся и по условиям обитания, и по обеспечению их активности из-за потери танкового уровня бронезащиты. Видимо, еще недостаточно критично оцениваются проблемы, которые принесет тяжелая БМП на том же производстве, что и танки (т.е. вместо них).

Возможно, есть такие частные задачи: куда ее - «тяжелую» - можно приткнуть, подумав, чем вооружить и кого оснастить. Зачем она нужна для войск? Эта машина дороже танка и делаться будет за счет количества танков. Дополнительных танковых производств не предвидится. Вооружение тяжелой БМП, как представляют его в публикуемой литературе, ничем танк не поддерживает. Ведь танкам для поддержки, как и раньше, нужны только САУ, а их, к сожалению, уже РАЗВИТИЕ БМП В 1970-1980-е гг.давно нет. Если даже танков-то государство на год заказывает всего батальон, кто решится вместо них сделать тяжелые БМП для транспортировки каких-то, видимо, избранных 40-60 бойцов в роте? Можно предполагать, что пять-десять из них окажутся с автоматами - и это на 100 м фронта? Смогут ля они поддержать танковую атаку? Даже сейчас при наличии БМП со спешиваемым десантом в роте (с 11 машин) до 80-90 человек только 18 из них с автоматом Калашникова участвуют в подавлении массовых ручных противотанковых средств, что также недостаточно. Остальные вооружены отнюдь не наступательным оружием (зенитные ракеты, противотанковые гранаты, автоматические гранатометы и т.д.). Это - «несуны», как их назвал в 1976 г. вновь назначенный начальник танковых войск Ю.М. Потапов на совещании у заместителя министра обороны по вооружению. Одним словом, о «тяжелой» БПМ лучше думать в целях вооружения ОМОНа, «Альфы», «Беты» или какой-нибудь «Гаммы».

Вернемся к создаваемой БМП. В ней на мотострелка пришелся вдвое увеличенный объем. Была предусмотрена возможность реализации естественных нужд, хотя практика показала, что отсутствие изолированного помещения для исполнения нужды «по-большому» создавало психологические трудности и в условиях суточного пребывания в машине приводило даже к потере сознания у отдельных мотострелков. Отделения мотострелков не формируются по психологической совместимости, как это реализуется в космических экипажах, да это и невозможно. Мечтой было сделать БМП подвижным домом, где можно укрыться, оставить часть пожитков, разместить дополнительный боекомплект, дозаправиться сухим пайком, удобно отдохнуть, может, вздремнуть, легко спешиться и т.д.

Особое внимание было обращено на то обстоятельство, что возможности плавания БМП-1 и БМП-2 совершенно недостаточны. Поясню, почему такая жестокая оценка. На фоне ПТ-76, машин ВДВ и колесных БТР с водометами машины с гусеничными движителями требовали не только простой инженерной разведки водной преграды, но и инженерного оборудования берегов. Уже при скорости течения более 0,2 м/с становится проблематичным их выход на берег: сцепление передней наклонной ветви гусеницы с грунтом недостаточно, а скорость машины мала и при этом корму разворачивает по течению. Узкую реку еще тяжелее форсировать из-за отсутствия скорости (если только «с разбега»!). При скорости течения свыше 0,5 м/с мало поможет и инженерное обеспечение. Водометные же движители успешно справляются с большинством водных преград. К тому же из-за наличия поднимающегося водоотражательного щитка на БМП исчезла возможность ведения огня по береговым целям. КБ КМЗ отработало принципиально новую конструкцию щитка, не выходящую за габариты носового броневого листа.

Что такое разливы рек и наводнения даже в мирное время - можно вдосталь насмотреться по телевизору. Какие разливы могут быть в военное время - трудно представить: существует столько плотин, дамб, разрушение которых на месяцы превратит любую местность в танконедоступ-ную. Катастрофичными окажутся цунами, вызванные искусственными причинами (например, ядерными взрывами в морях) - даже не сами цунами, а их последствия: зоны затопления, изменения русел рек и т.д. Мы не настолько мощны, чтобы перебрасывать стратегически весомые силы (танки и другие машины СВ) авиацией (где самолеты, аэродромы?) или Морфлотом (где флот, десантные суда, причалы?) - тягаться в таких десантах нам с кем-то не по зубам. А вот «израильские» ПТ-76 в 1973 г. через «гнилые» болота (Большое Горькое озеро) чуть Каир не захватили и решили исход хоть и локальной, но все же войны. А у нас, кроме колесных БТР со сравнительно слабым вооружением, ничего подобного в армии не осталось. Кстати, в Кургане в летное политическое училище при разливе реки Тобол хлеб-то на колесном БТР с водометом возили, а не на БМП-2. Так что установка двух мощных водометов сняла бы много вопросов, расширив понятие «танкодоступная» местность, и предоставила возможность некоторой автономности применения в той или иной боевой ситуации.

О броневой защите машин легкой категории по массе (до 20 т) можно сказать, что она достаточно условна. Скажем мягче: кое-что держит. А вот жесткость корпуса это - вопрос вопРАЗВИТИЕ БМП В 1970-1980-е гг.росов. Наличие кормовых дверей для десанта выдвигает проблему надежности их уплотнения вследствие недостаточной жесткости корпуса именно в кормовой части. БМП нуждается в «лопате» для самоокапывания и уменьшении клиренса-это ее реальная защита в обороне. Кстати, когда-то считалось, что возможность уменьшения клиренса увеличивает устойчивость при прохождении ударной волны ядерного взрыва - опыт полностью опроверг этот домысел: машины, посаженные на землю, опрокидывались даже чаще.

Основная защита БМП-3 - оружие (в простонародье «тройчатка»): стабилизированные в едином блоке 100-мм мортира под танковый ОФ выстрел с возможностью стрельбы противотанковой ракетой с полуавтоматической системой управления по лучу, оправдавшая себя 30-мм автоматическая пушка с улучшенными эксплуатационными характеристиками и 7,62-мм пулемет. Для компенсации ошибок крена на машине предусматривалась возможность управления наклоном корпуса за счет оригинальных решений в конструкции подвески. Примененный в выстреле орудия-мортиры танковый 100-мм ОФ снаряд в сочетании с крутой траекторией в значительной степени реализовал свои неплохие возможности. Кстати, это и есть единственная поддержка пехоте, спешенной перед БМП, так как низкая линия огня не позволяет в полной мере применять для этих целей 30-мм пушку. Это удачное решение Тульского КБП (В.П. Грязев, А.Г. Шипунов) и есть основа защиты от многих опасных целей.

Много возлагалось надежд на гидравлическую трансмиссию, и они полностью оправдались - вот в этом полностью заслуга главного конструктора машины А.А. Благонравова: он практически дал безошибочную рабочую кинематическую схему, под которую Трансмаш и КМЗ изготовили достаточно убедительную конструкцию. Если бы еще нам хотя бы небольшую культуру производства и эксплуатации, ведь у нас могут залить любую непроверенную «жижу», оставить стружку в трубопроводах, даже носовой платок находили в гидросистеме на опытных образцах!

С гидравлической трансмиссией БМП получила вторую жизнь. Двукратное увеличение объема обитаемого отделения, наличие двух лежачих мест над МТО, введенные в индивидуальные перископы десанта световые отметки направления канала ствола автоматов Калашникова, ремней крепления раненых, возможность стрельбы по противоположному берегу на плаву и преодоления водных преград сходу без подготовки, «лопата» для самоокапывания, впервые реализованный в БТВТ самолетный принцип управления элементами трансмиссии с помощью тросиковых приводов - все это привело к заметному улучшению свойств машины.

Новые свойства БМП-3 значительно расширили понятие «танкодоступная местность». Кроме того, это обеспечивает возможность использования таких машин в самостоятельных маневрах, в том числе для высадки десантов. На БМП-3 практически была реализована дистанционная система подготовки и пуска двигателя от дежурного по парку в случае боевой тревоги - пока экипажи выдвигаются к машинам. Это способствовало обеспечению максимальной боеготовности при переходе к боевым действиям.

Несмотря на существенные положительные изменения в подобном классе машин, БМП-3 на всем протяжении разработки испытывала противодействие как по существу закладываемых свойств, так и по отдельным ее агрегатам со стороны вышестоящих инстанций МО, ВПК и НИИ. Даже условное наименование ОКР - «Басня» - не понравилось министру обороны А.А. Гречко. Вплоть до принятия ее на вооружение разработку сопровождали бесконечные нападки со стороны вышестоящих инстанций, так что даже председатель НТК ГБТУ B.C. Бочков посоветовал не «вылазить» с материалами для принятия ее на вооружение, полностью отстранившись от этого непростого мероприятия.

Даже оформление принятия БМП-3 на вооружение, занявшее более года (хотя это не исключение, а скорее система того времени), могло стать ее надмогильным памятником, если бы не помощь отдельных руководящих сотрудников ГШ МО (например, таких как В. Костюнин) и лично начальника ГБТУ Ю.М. Потапова.

Техника техникой, но нельзя забывать, что она находится в руках людей и чем она сложней, тем организованней должен быть человек и способы управления им. Как известно по всем армейским анекдотам, «командирский» язык - синоним матерному, а в боевых условиях - это потери личного состава и боевых машин. Для «шагистики» и парадов существует набор уставных команд. Для боя - ничего подобного. Несколько раз, принимая участие в войсковых учениях в составе танкового батальона в качестве рядового члена экипажа (наводчика), будучи офицером, связанным с испытательными и исследовательскими работами, я прошел курс «командирского» языка, достаточно невнятного для управления боем.

Впоследствии, на этапе сравнительной оценки вооружения будущей БМП-2 (30-мм автоматическая пушка) и модернизированного 73-мм орудия «Гром» в качестве основного вооружения, с большим трудом удалось на базе Таманской дивизии в районе попросту называемой «Деголльевской» вышки построить макет обороны вероятного противника глубиной 8 км с установкой реальных целей (танков в окопах, орудий, огневых точек и т.д.) с тем, чтобы хоть как-то оценить конкурирующие комплексы вооружения БМП. Возник вопрос, каким образом определить кто, куда, с какого расстояния, какое вооружение применял и по какой цели, в каком объеме боекомплекта стрелял. Быстро оснастить несколько БМП какими-либо датчиками не представлялось возможным. Было принято предложение ленинградского института ВНИИТрансмаш: оборудовать все машины переносными магнитофонами с последующей расшифровкой в Ленинграде искомых сведений.

Не будем вспоминать результаты, подтвердившие низкие возможности 73-мм орудия, а лишь отметим тот факт, что при включении в институте магнитофонов находившиеся там сотрудницы пулей вылетали из помещения: все команды производились исключительно междометиями и «командирским» языком, то бишь - матерным. Простых, коротких, доступных для понимания команд, подаваемых в условиях практически отсутствующего визуального общения и реального стресса, которым должны были бы учить в «учебках», нет. Легко представить, какой жестикуляцией все это сопровождалось и как усиливало и без того ненужный стресс, увеличивало время выполнения боевых задач. Экипажи и десант являлись обученными «срочниками» дивизии, а если бы это были отмобилизованные воины? Язык управления в экипаже, язык управления взводом, ротой должен быть построен и принят «на вооружение» как элемент используемого вооружения и техники.

РАЗВИТИЕ БМП В 1970-1980-е гг.Не причастные к этому могут удивиться, но даже в СМ СССР для написания постановлений существовал свой язык, избегающий применения возможных многочисленных синонимов, различных, хотя и допущенных стандартами, обозначений мер и др. От постановления к постановлению за этим тщательно следили юристы аппарата Совмина (консультант - известный специалист в области русского правописания Д.Э. Розенталь; существовали даже его специальные лекции для Совмина). Неужели в Сухопутных войсках нельзя разработать четкий язык команд в противовес надрывно-эмоциональному «командирскому» языку?

Явилась ли БМП-3 верхом желаний или совершенства? Конечно, нет. Многое не осуществилось. Важнейшие из неосуществленных мероприятий на момент принятия машины на вооружение: Муромский завод не смог отработать компактный кондиционер, не были в полной мере реализованы некоторые решения, воплощенные на опытных образцах, так и не появился тепловизионный прицел и др. Нуждались в повышении надежности ряд узлов, однако без организации серийного производства реализовать часть этих законных желаний не представлялось возможным. Не удалось в должной мере привлечь к вопросам серийного производства киевский Институт электросварки им. Е.О. Патона и лично его руководителя, в то время как невозможность автоматизации процессов сварки броневого алюминия ставила под вопрос серийное производство на Курганмашзаводе. Однако важный шаг по созданию боевой машины нового поколения был сделан. То, чего сделать не успели, еще можно наверстать на новых машинах при их серийном производстве. Пока еще не поздно.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации