ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... -ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ № 9/2008, стр. 32-37

«ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... -ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ»

Олег Растренин

Продолжение. Началл см. в «ТиВ» 5,7,8/2008 г.

В июне в руки советского командования попал экземпляр отчета №210/42 от 5 июня 1942 г. на имя командующего истребительной авиации люфтваффе о проведении полигонных испытаний 30-мм авиационных пушек МК101 стрельбой в воздухе с самолета Hs 129B-l по тяжелым советским танкам KB-1.

Из отчетных материалов следует, что к 27 мая на самолетах Hs 129B 4-й эскадрильи П./She.G.I были смонтированы подфюзеляжные контейнеры с 30-мм пушкой МК101 (30 снарядов) - так называемый второй «рустзатц» R2. Бомбовая нагрузка самолетов в этом случае ограничивалась 100 кг - 2 SC50 или два контейнера АВ24 с осколочными бомбами SD2 под консолями крыла на бомбодержателях ЕТС50.

В это время в 4./Sch.G. 1 (аэродром Барвенково в 60 км северо-западнее Константиновки) находилась группа специалистов Генерального штаба люфтваффе в составе инспектирующего капитана Майнардуса (летчика, имеющего опыт применения пушек МК101), штабного инженера Гецнера из 3-й инспекции и главного инженера Шиллинга из 5-й инспекции. В их задачу входило оказание помощи личному составу 4-й эскадрильи в практическом применении для борьбы с советскими танками пушек МК101 и снарядов к ним. Пушки МК101 и снаряды к ней были поставлены в группу по распоряжению начальника 5-й инспекции Генерального штаба люфтваффе №959/42 от 31 марта 1942 г.

26 мая было проведено теоретическое занятие для летного и технического состава эскадрильи основам эксплуатации и боевого применения пушек МК 101 по танкам. Особое внимание обращалось на изучение применения и снаряжения 30-мм снарядов из боекомплекта к пушке, включая и специальные подкалиберные снаряды с вольфрамовым сердечником (тип «101»). При обучении использовались макеты танков, схемы и рисунки самой пушки и снарядов к ней в разрезах.

27 и 28 мая была организована практическая стрельба по находящимся недалеко от аэродрома танкам KB-1, подбитым немецкими танкистами в ходе операции по окружению советских войск в районе Барвенковского выступа.

27 мая в течение дня четырьмя экипажами было выполнено 12 самолетовылетов. Атаки выполнялись с пикирования под углами 10-30° строго поперек танка. Стрельба велась подкалиберными снарядами короткими очередями с дистанций 400-800 м по боковой части башни и корпуса танка (площадь цели примерно 15 м2). Минимальная высота над землей после выхода из атаки составляла 30-60 м.

Результаты испытаний оказались удручающими. В идеальных полигонных условиях, когда никто не мешал, ни в одном из вылетов «...не было достигнуто ни одного попадания из пушки МК 101, так как обнаружилось, что при недостаточной тренировке и малой скорострельности пушки МК101 очень трудно добиться попаданий по небольшой цели».

В первой половине дня 28 мая те же четыре пилота выполнили на обстрел KB-1 по три самолето-вылета каждый. «Снова выяснилось, что при углах пикирования 10-30°, без достаточной тренировки, добиться попаданий очень трудно» - при расходе 102 снарядов не было получено ни одного попадания в танк.

Видимо, посчитав, что стоящий в поле у Барвенково советский танк заколдован и «расстрелу» не подвержен, немецкие летчики решили попытать счастье и «расстрелять» другой КВ-1, подбитый немецкими танкистами недалеко от Очеретино.

После обеда того же дня четверка немецких летчиков выполнила по очеретиновскому KB 12 самолето-вылетов. Углы пикирования остались прежними. Дистанция стрельбы была уменьшена до 300-500 м, а минимальная допустимая высота для маневра после выхода из атаки - до 15-25 м. В результате при расходе 94 снарядов было получено 12 попаданий в КВ-1. При этом в танк попали только три пилота, четвертому так и не удалось открыть счет.

Из 12 попаданий в КВ-1 шесть пришлись на боковую броню башни, одно - в сварной шов соединения задней и боковой стенок башни, два - в боковую броню корпуса танка, одно - в левый подкрылок и два попадания - в элементы ходовой части (гусеница и направляющее колесо). При этом ни один из попавших в башню и корпус танка 30-мм снарядов броню не пробил и серьезных разрушений элементам конструкции танка не нанес. Во всех случаях снаряды разрушались и застревали в броне, образовывая выбоины и вмятины разной глубины.

В одном случае имелась сквозная пробоина при попадании снаряда в левый подкрылок. Однако каких-либо разрушений вертикальной броне корпуса танка, расположенной за подкрылком, осколки снаряда не нанесли. В трех случаях наблюдались рикошеты - от башни, гусеницы и направляющего колеса.

Самое интересное, что вышестоящему немецкому командованию смело докладывалось: «С уверенностью можно сказать, что броня в 100 мм пробивается. ...30-мм бронебойный снаряд 101 обладает достаточной бронепробиваемостью и может быть с успехом использован на Hs 129 из МК101 для подавления тяжелых русских танков...».

Анализ фотографий «расстрелянного» КВ-1 позволяет сделать вывод, что специалисты Генштаба люфтваффе и летный состав 4./Sch.G.l, прямо скажем, «втирали очки» своему начальству и выдавали желаемое за действительное.

Свои выводы они построили на том факте, что один из снарядов попал в сварной шов соединения кормового бронелиста башни и прошел по шву на глубину около 120 мм. Ясно, что это весьма и весьма редкий случай. Никаких разрушений внутри танка быть не могло и потерять боеспособность он не мог. То, что в других случаях не имелось и намека на сквозные пробоины и серьезные повреждения элементов конструкции танка, немцами почему-то не принималось в расчет.

Оценки показывают, что подкалиберный снаряд к МК101 при стрельбе с самолета Hs 129B-l мог пробить советскую танковую броню толщиной до 52 мм с дистанции не более 300 м при угле встречи 0° (угол между направлением полета снаряда и нормалью к поверхности брони), а броню 45 мм - при угле встречи около 25°.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... -ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Попадания в танк КВ-1 в результате обстрела с самолета Hs129 из пушки МК-101.

Бронебойный снаряд из боекомплекта к этой пушке таким результатом похвастаться не мог: с 300 м при угле встречи 30° снаряд пробивал только 36-мм броню, а при нормальном попадании - броню толщиной до 44 мм. То есть, при стрельбе подкалиберными снарядами к пушке МК101 с Hs 129B-l тяжелые советские танки типа KB-1 не поражались ни при каких условиях атаки.

В то же время при стрельбе с пикирования под углами 10-30° поражение бортовой и башенной брони советских легких танков типа Т-60 и Т-70 подкалиберными снарядами было возможно с дистанций стрельбы до 400-500 м практически с любого направления атаки. При этом надмоторная броня и броня крыши башни не поражались.

Анализ схемы бронирования советского среднего танка Т-34-76 (образца 1942 г.) и возможностей пушки МК101 показывает, что при углах пикирования Hsl29B-2/R2 около 25-30° подкалиберный снаряд к пушке мог пробить 52-мм броню башни «тридцатьчетверки» (площадь около 1,4 м2- при стрельбе сбоку и не более 0,6 м2 - при стрельбе сзади) только при стрельбе с дистанции не более 250 м, а бортовую 40-мм броню (площадь брони, не закрытой опорными катками и направляющими колесами, около 1,5 м2) - не более 600 м.

Очевидно, что в уязвимые части танка еще надо попасть, хотя бы и одним выстрелом, а это не так просто, учитывая их малые площади и весьма небольшое время действительной стрельбы. Необходимо отметить, что время действительной стрельбы - это время, в течение которого выпущенные из пушки снаряды в случае их попадания в танк могли пробить броню. В нашем случае такое время не превышает 2,2 и 3,6 с соответственно. При этом минимально допустимая высота для маневра на выводе из пикирования составляет 20-25 м.

Стрельба по надмоторной броне и крыше башен «тридцатьчетверок» подкалиберным снарядом к пушке МК101 при углах пикирования «хен-шеля» до 30° была неэффективной, так как давала сплошные рикошеты.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... -ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... -ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Башня КВ-1 после обстрела с самолета Hs 129. Броня не пробита.

Попадание в сварной шов башни танка КВ-1.

Анализ результатов полигонных испытаний авиационного пушечного вооружения по бронетанковой технике позволяет сделать предположение, что сквозные пробоины в броне легких танков могли обеспечить только около 60% попаданий 30-мм подкалиберных снарядов, а в средний танк - около 40%. Кроме того, при оценке эффективности атаки самолетов по танкам и другим типовым наземным целям необходимо учитывать следующие факторы.

Если начинать стрельбу сразу же после разворота на цель, не выдерживая самолет в прямолинейном полете, то снаряды в очереди будут отнесены от цели во внешнюю сторону разворота. Оценки, основанные на результатах полигонных испытаний, показывают, что относ снарядов в типовых условиях атаки для Hs 129B мог составлять 11-14 м. Это в 2-3 раза больше размеров любого советского танка и не могло быть скомпенсировано рассеиванием выстрелов. Для устранения этого явления требовалось в течение 1,5-2 с «задержать» крен и выдержать самолет в прямолинейном полете.

На прицеливание и исправление наводки между очередями летчику с хорошей квалификацией требовалось в среднем 1,5-2 с. То есть, при «правильном» выполнении атаки наземной цели открытие огня должно было происходить не раньше, чем через 3-4 с.

Поскольку ведение стрельбы из МК101 очередью свыше 4-5 снарядов, из-за влияния силы отдачи пушки на самолет, приводило к нарушению наводки самолета на цель и к значительному увеличению рассеивания снарядов (примерно в 2-3 раза), то длина одной очереди ограничивалась 1 с.

Расчеты методами теории воздушной стрельбы показывают, что для гарантированного выведения из строя одного Т-34-76 командованию люфтваффе необходимо было выделять не менее четырех-пяти десятков бронированных «хеншелей», а для поражения одного Т-70 - не менее полутора-двух десятков.

Надо признать, немецкое командование сделало в целом правильные выводы в отношении противотанковой эффективности своей штурмовой и бомбардировочной авиации. В «Основных указаниях по использованию германской штурмовой авиации для действий по танкам» от 3 июня 1942 г. указывается: «Для действий по танкам используются специально подготовленные экипажи. Использование малоопытных летчиков запрещается в связи с необходимостью экономить боеприпасы. Специальные экипажи должны путем постоянных тренировок непрерывно повышать свою стрелковую подготовку». Кроме этого, директивой Генерального штаба люфтваффе от 13 мая 1942 г. в каждой истребительной эскадре создавались по одной противотанковой эскадрилье на Hs 129B-1 /R2.

Основываясь на материалах отчета НИП АВ, специального исследования 2-го отдела ОУ штаба ВВС КА по оценке результативности немецкой авиации по нашим танкам, а также, надо полагать, и на трофейных материалах по эффективности авиационного вооружения, к концу августа 1942 г. были разработаны предложения по повышению «эффективности средств ВВС КА в борьбе с танковыми частями противника».

Офицеры Оперативного управления штаба ВВС считали необходимым «дать указания командующим фронтам и командующим воздушных армий, что основными целями авиации при действии по танковым соединениям во всех видах боя и операции должны быть не танки, а моторизованные войска и средства обеспечения танков». Кроме этого, требовалось «запретить атаки танков самолетами, вооруженных БС, пушками ШВАК, а также применение осколочно-фугасных бомб калибра менее 100 кг».

Для борьбы непосредственно с танками предлагалось сформировать специализированную авиадивизию, вооруженную самолетами с 37-мм и 23-мм пушками, укомплектовав ее хорошо подготовленными для выполнения этой задачи летчиками и командирами. Оснащенность дивизии средствами переброски и управления должна была обеспечивать быстрое перебазирование ее на угрожаемый участок фронта, организацию тесного взаимодействия с войсками и непрерывное управление самолетами, группами и частями в бою.

В качестве основного назначения такой дивизии указывалось уничтожение прорвавшихся танков. Считалось, что именно эти действия дадут наибольший эффект, «так как прорвавшиеся танки не имеют обычно надежных средств прикрытия с воздуха, поэтому наши самолеты могут атаковывать вражеские танки с предельно коротких дистанций, обеспечивающих их действительное поражение».

Необходимость формирования дивизии объяснялась еще и тем обстоятельством, что у наземных войск, расположенных в глубине обороны, в большинстве случаев не имелось достаточного количества противотанковых средств. При этом выдвижение противотанковых резервов и огневых средств из тыла и с других направлений требовало значительного времени, между тем как переброска противотанковой авиадивизии в район прорыва могла быть выполнена очень быстро.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... -ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Наносить удары по танкам, когда они сильно прикрыты зенитными средствами и истребительной авиацией, считалось нецелесообразным: «...кроме неоправданных потерь это ничего не даст». Привлекать противотанковую авиадивизию к выполнению каких-либо иных задач, кроме борьбы с танками, запрещалось категорически.

Помимо этого, начальник Оперативного управления штаба ВВС КА генерал-майор Н.А. Журавлев потребовал срочно организовать опытные работы по созданию новых авиационных средств поражения для борьбы с танками. В частности, предлагалось повысить эффективность действия снарядов калибра 23 и 37 мм, увеличить у авиационных пушек начальную скорость полета снаряда до 1300-1400 м/с, а также изыскать «новые надежно действующие зажигательные средства и новые методы их широкого и эффективного применения по танкам».

Было решено вооружить Ил-2 пушками калибра 37 мм «даже за счет вооруженного такой же пушкой ЛаГГ-3, так как последний без брони будет нести большие потери от средств ПВО противника», снять ракетные орудия РО-82, установив вместо них РО-132, и запустить в массовое производство двухместный вариант самолета. При этом с началом серийного выпуска противотанковых самолетов Ил-2 предполагалось сформировать на их основе специальные «штурмовые авиадивизии истребления танков, прикрыв их ЛаГГ-3, вооруженными также 37-мм пушками».

До тех пор, пока не будет отработано противотанковое вооружение штурмовиков, «основной задачей авиации в борьбе с танковыми частями противника считать уничтожение моторизованных частей, артиллерии и средств обеспечения (транспортеры и бензоцистерны)».

Командующий ВВС КА генерал-лейтенант А. А. Новиков в целом согласился со всеми предложениями своего штаба, заметив, однако, что вопрос о формировании противотанковых штурмовых авиадивизий необходимо «проработать и обсудить на Военном Совете».

К этому времени уже было принято решение о постройке двухместного варианта Ил-2. В конце сентября 1942 г. два таких самолета (один с оборонительным крупнокалиберным пулеметом УБТ, а другой с пулеметом ШКАС) поступили в НИИ ВВС для прохождения государственных летных испытаний. Постановлением ГОКО от 5 октября 1942 г. в массовое производство был запущен вариант Ил-2 с УБТ. В связи с ухудшением взлетных свойств и летных данных двухместного Ил-2 вопрос об установке на самолет восьми ракетных орудий РО-132 отпал сам собой. Наоборот, ракетное вооружение штурмовика сокращалось до четырех РО-82.

Одновременно от наркомов авиапромышленности и вооружения потребовали скорейшего завершения работ по постройке войсковой серии самолетов Ил-2, вооруженных пушками ШФК-37, согласно постановлению ГОКО от 26 ноября 1941 г.

Форсировалась отработка 37-мм авиапушки 11П ОКБ-16 конструкции А.Э. Нудельмана и А.С. Суранова. Пушка 11П имела ленточное питание и неподвижное крепление, в силу чего появилась возможность разместить ее непосредственно у нижней кромки крыла в обтекателях небольших размеров, а при установке на моторе - увеличить боекомплект. Считалось, что эта пушка более надежна в работе, чем пушка ОКБ-15. В связи с этим предполагали получить и значительно лучшие результаты боевого применения. Кроме этого, 1Ш имела очень удачную технологичную конструкцию и лучше подходила для массового производства.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... -ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

В период с 21 июля по 17 августа 1942 г. 11П успешно прошла государственные летные испытания на самолете ЛаГГ-3. Боекомплект к пушке составлял 36 снарядов.

Государственной комиссией был сделан следующий вывод: «...Из двух систем 37-мм пушек (ОКБ-15 и ОКБ-16)лучшей системой по данным полигонных испытаний является 37-мм пушка

ОКБ-16 НКВ». На испытаниях пушка продемонстрировала высокую надежность в работе: отмечалось всего 0,54% задержек. Из 3359 выстрелов (из них 492 - в заводских условиях), произведенных на испытаниях, 1314 было выполнено в воздухе в 42 полетах, остальные - на земле. Причем в 27 полетах боекомплект был расстрелян полностью без задержек. Живучесть пушки лимитировалась поломкой затыльника после 1657 выстрелов и хвостовика ударника после 2231 выстрела.

В решении Управления опытного строительства ГУ ИАС ВВС КА по результатам испытаний в частности предлагалось: «...2. Просить Народного Комиссара вооружения СССР - изготовить в 1942г. 60 шт. 37-ммпушек ОКБ-16.3. Просить Народного Комиссара авиационной промышленности СССР вооружить в 1942 г. 37-мм пушками ОКБ-16 20 самолетов ЛаГГ-3 и 20 самолетов Ил-2 в счет программы выпускаемых самолетов для ВВС Красной Армии. ...5. Учитывая, что наиболее эффективным снарядом в авиации для борьбы с танками является снаряд калибра 37 мм и что в настоящее время удовлетворение запросов фронта по этому калибру можно быстро осуществить путем восстановления налаженного производства 37-мм пушек ОКБ-15, Управление Опытного Строительства ГУ ИАС ВВС КА считает необходимым продолжать производство пушек ОКБ-15. 6. Вопрос о вводе на вооружение ВВС КА пушек калибра 37 мм решить после сравнения результатов боевого применения пушек ОКБ-15 и ОКБ-16».

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... -ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... -ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

С целью принятия решения в пользу одной из пушек 1 сентября 1942 г. на полигоне НИП АВ в Ногинске было проведено сравнительное ознакомление с пушками Ш-37 и 11 П. В этих испытаниях участвовали три боевых самолета ЛаГГ-3 с пушками Ш-37 из 42-го иап и один ЛаГГ-3, вооруженный пушкой 11П.

ЛаГГ-3 с 11П выполнил три вылета. Все три боекомплекта (всего 108 снарядов) пушка отстреляла без задержек. На каждом из трех «ЛаГТов» с Ш-37 при стрельбе из пушки был отказ.

Справедливости ради следует отметить, что пушки Ш-37, стоящие на «ЛаГГах» 42-го иап, были серийные, имели большой настрел и продолжительное время эксплуатировались в полевых условиях, соответственно, обладали полным «букетом» неприятностей в отношении надежности работы автоматики. Пушка 11П являлась опытной, отсюда и лучшие результаты при стрельбе.

3 сентября 1942 г. по указанию наркома вооружения Д.Ф. Устинова опытный образец пушки 11П был отправлен в Ижевск на завод №34 НКВ, которому была поставлена задача выпуска установочной партии новой пушки для проведения войсковых испытаний, как предлагалось в решении УОС ГУ НАС ВВС.

В октябре приказом по НКАП СВ. Ильюшин обязывался к 5 ноября подготовить чертежи установки на Ил-2 двух пушек 11П, а директор авиазавода №30 - построить войсковую серию в количестве 10 таких самолетов со сроком сдачи 1 января 1943 г. Предполагалось испытать самолеты в бою, после чего сделать вывод о целесообразности установки на Ил-2 пушек ОКБ-16.

В это же время с целью повышения противотанковых свойств Ил-2 по инициативе СВ. Ильюшина рассматривался вопрос о создании на базе пушки ВЯ-23 авиационного пулемета под патрон 14,5-мм противотанкового ружья, который обладал прекрасными бронепробивными свойствами. Приказом по НКАП от 17 ноября СВ. Ильюшину поручалось к 25 ноября «спроектировать на самолет Ил-2 новое боепитание пушки Волкова Ярцева под бронеснаряд калибром 14,5мм», а директору авиазавода №18 А.А. Белянскому - «выпустить два самолета Ил-2 к 15.12.1942 г. с новым боепитанием». Никаких других сведений по этой системе пока найти не удалось.

К сожалению, к концу 1942 г. пришлось прекратить массовый выпуск мощной осколочной авиабомбы АО-50-ЮОсл со стальным корпусом, хотя бомба была освоена в производстве только летом. Осколки этой бомбы пробивали немецкую танковую броню толщиной 30 мм при подрыве на удалении до 5 м от танка. Из-за необходимости экономии стали перешли к более технологичным конструкциям бомб из серого чугуна, которые значительно уступали стальным по бронепробиваемости.

Тем временем резко активизировались работы по оснащению Ил-2 новыми средствами поражения, обеспечивавшими большую площадь накрытия цели и эффективно действующими по танкам. Уже 6 октября 1942 г. в НИИ ВВС для прохождения повторных государственных испытаний поступил Ил-2, оснащенный авиационным огнеметом (АОГ) конструкции ГСКБ-47. Впервые АОГ испытывался в августе 1941 г. и показал плохие результаты.

АОГ предназначался «для огнеметания с самолета по наземным объектам с целью создания пожаров, уничтожения матчасти вооружения и поражения живой силы».

Огнемет для Ил-2 представлял собой серийный универсальный химический прибор УХАП-250 с встроенной системой зажигания. В УХАП-250 заливалось 100 л бензина, смешанного с 4,2 кг нафтената алюминия. Снаряжение производилось вручную, с помощью воронки и ведра. При боевом применении огнесмесь вытеснялась из корпуса прибора газами пиротехнического заряда (инициировался при нажатии боевой кнопки) через калиброванное отверстие, на выходе которого смесь воспламенялась от факела системы зажигания.

В ходе наземных испытаний конструкция АОГ обеспечила вполне приличную дальность огнеметания - до 150 м. Однако результаты испытаний АОГ в воздухе показали его низкую эффективность. Дело в том, что при скорости полета «Ила» у земли порядка 320-340 км/ч плотность распыленной огнесмеси у земли была низкой, так как большая часть смеси сгорала еще в воздухе из-за избытка окислителя, а часть не воспламенялась вовсе. Огнеметание было возможным только до высоты полета самолета 10 м, хотя и в этом случае до земли долетало не более одной трети распыляемой огнесмеси. При этом полоса разлета огнесмеси от каждого АОГ в ширину не превышала 5- 10 м, а концентрация огнесмеси внутри полосы не обеспечивала гарантированного поражения целей.

В отчете по испытаниям указывалось: «...1. Огнемет обладает малой эффективностью... г) боевой эффект ничтожен... Предъявленный ГСКБ-47 АОГ на самолете Ил-2 полигонных испытаний не выдержал ввиду непригодности к боевому применению».

К 6 августа 1942 г. в целом успешно завершились полигонные испытания первого образца мелкокалиберной кумулятивной авиационной бомбы.

Напомним, в чем заключалось действие кумулятивного боеприпаса. В заряде взрывчатого вещества боеприпаса имелась кумулятивная выемка. За счет этого при подрыве формировалась направленная от вершины выемки к ее основанию кумулятивная струя из металла облицовки выемки и продуктов взрыва боевого заряда. Мощный удар такой струи по броне танка приводил к образованию пробоины. Заброневое действие сводилось к поражению экипажа, инициированию детонации боеприпасов, воспламенению горючего или его паров.

Оказалось, что «жестяная граната, снаряженная 100 граммами ВВ, пробивает в 30-мм цементированной броне отверстие диаметром около 50 мм». При увеличении заряда в 2 раза толщина пробиваемой брони возрастала до 40 мм.

Стало ясно, что кумулятивные бомбы открывают широкие возможности по поражению бронетанковой техники с воздуха. При малом весе и габаритах их количество на борту самолета Ил-2 могло быть увеличено в несколько раз по сравнению с основными типами осколочных и фугасных бомб, применяемых в штурмовой авиации при действии против танков. За счет этого достигалась высокая вероятность попадания бомб в танк.

Практическая отработка надежных конструкций кумулятивных авиабомб, пригодных для массового производства, развернулась одновременно в ГСКБ-47, ЦКБ-22 и СКБ-35. К концу года было испытано десять различных вариантов кумулятивных бомб. Наилучшей из всех оказалась бомба в габаритах калибра 10 кг, спроектированная в ЦКБ-22 под руководством И.А. Ларионова. По результатам испытаний комиссия рекомендовала уменьшить габариты бомбы до калибра 2,5 кг. Это позволяло почти в 4 раза увеличить количество таких бомб на борту Ил-2.

В кратчайшие сроки бомбу перепроектировали и испытали. В январе 1943 г. новой авиабомбе присвоили наименование ПТАБ-2,5-1,5. Вес неокончательно снаряженной (без взрывателя) бомбы составлял 1,37 кг. Корпус ПТАБ-2,5-1,5 изготавливался из жести и состоял из жесткого цилиндра и штампованной сферической головки. Кумулятивная выемка бомбы была конической формы с диаметром у основания 56 мм при высоте 32 мм, т.е. фактор кумуляции (отношение высоты конуса к его диаметру у основания) составлял 0,57. Толщина металлической облицовки кумулятивной выемки была всего 1 мм. Для увеличения осколочного действия на цилиндрическую часть бомбы дополнительно надевалась стальная 1,5-мм рубашка.

Бомба снаряжалась мощным взрывчатым веществом ТГА - смесью тротила и гексогена с добавлением 15% алюминия. Алюминий добавлялся для усиления зажигательных свойств кумулятивной струи. Во всяком случае, так в то время считали.

Минимальная высота, обеспечивающая выравнивание бомбы до встречи с поверхностью брони танка и безотказность ее действия, равнялась 70 м.

Эффект от действия ПТАБ-2,5-1,5 по бронетанковой технике вермахта превзошел все ожидания. Бомба легко пробивала немецкую танковую броню толщиной до 60 мм при углах встречи от 90 до 30°, а при меньших углах - 30 мм. При этом в большинстве случаев пробитие брони сопровождалось отколом брони вокруг выходного отверстия. Во время испытаний при попадании ПТАБ в немецкое штурмовое орудие StuG III выломало угол брони размерами 200x300 мм и пробило отверстие 55x110 мм.

В результате ПТАБ-2,5-1,5 рекомендовалась «к срочному запуску в серийное производство». Отчет по испытаниям начальник НИП АВ ВВС генерал-майор М.В. Гуревич утвердил 23 апреля 1943 г. Уже на следующий день постановлением ГОКО бомба была принята на вооружение ВВС КА. Соответствующий приказ командующего ВВС маршала А.А. Новикова вышел 6 мая.

Несмотря на высокие бронепробивные свойсва ПТАБ, детальный анализ поражающего действия авиабомбы показывает, что для уничтожения танка необходимо было попасть в район боеукладки или бензобака. В остальных случаях танк лишь временно выводился из строя. Однако, поскольку кассеты мелких бомб Ил-2 вмещали до 280 ПТАБ-2,5-1,5, то обеспечивалась довольно высокая вероятность прямого попадания в танки даже в рассредоточенных боевых порядках.

При сбрасывании ПТАБ с высоты 200 м с горизонтального полета при скорости полета 340-360 км/ч общая область разрывов в зависимости от бомбовой загрузки занимала полосу 15х(260-280) м. При этом одна бомба попадала в площадь, равную в среднем 15 м2, тогда как площадь, занимаемая одним танком, составляла величину порядка 20-22 м2. То есть, в танк, находящийся в полосе разрывов ПТАБ, практически гарантированно попадала хотя бы одна бомба.

К сожалению, как показали более поздние исследования, параметры конструкции ПТАБ-2,5-1,5 были выбраны далеко не лучшим образом.

Оказалось, что добавление алюминия в смесь тротила и гексогена ослабляет бронепробивные свойства кумулятивной струи, не усиливая при этом ее зажигающие свойства. Жестяной корпус ПТАБ-2,5-1,5 при ударе о броню танка сминался, вследствие чего кумулятивная струя начинала формироваться на неоптимальном (примерно 50-60%) расстоянии до поверхности брони, что существенно снижало ее эффективность. Оптимальная толщина металлической облицовки кумулятивной выемки была в 2 раза выше, поэтому мощность кумулятивной струи оказывалась заметно сниженной. Более того, из-за неверно выбранной высоты заряда (диаметр заряда плюс высота выемки) около 40% взрывчатого вещества вообще не участвовало в формировании кумулятивной струи.

Если бы ПТАБ-2,5-1,5 имела хотя бы оптимальную толщину металлической облицовки кумулятивной выемки и действовала с оптимального расстояния от брони, то ее бронепро-биваемость была бы выше в 1,6 раза. Тем не менее для своего времени ПТАБ-2,5-1,5 представляла собой довольно грозное оружие. К слову сказать, И.А. Ларионов за создание ПТАБ-2,5-1,5 и взрывателя к ней АД-А в январе 1944 г. был награжден орденом Ленина.

Продолжение следует


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации