ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ № 7/2008, стр. 18-25

«ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ»

Олег Растренин

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ» № 5/2008

«Возможности авиации... переоцениваются»

К началу 1941 г. военные специалисты практически всех стран мира пришли к выводу, что основной ударной силой в будущей войне должны стать мощные танковые соединения, вводимые в сражение на узких участках фронта. «Бронированный таран» при активной поддержке авиации и пехоты должен пробить брешь в обороне противника и широким охватом тылов окружить, а затем и уничтожить его войска.

Именно такие условия создал осенью 1940 г. первый заместитель начальника Генерального штаба Красной Армии генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин, руководивший оперативно-стратегической игрой на местности в Западном военном округе.

Согласно вводной Ватутина, в тыл 13-й армии на глубину до 80 км прорвался танковый корпус условного противника. Оказалось, что у командующего армией сил в тылу недостаточно, чтобы "парализовать действия этих танков. Подсчеты, что может дать в этом случае авиация, показали: «2 истребительных полка с PC, 2 пушечных полка, 2 пикирующих полка» (около 360-370 самолетов), брошенных на 500-600 танков, могли, по самым оптимистичным подсчетам, вывести из строя не более 110 танков.

Заместитель генерал-инспектора ВВС КА генерал-майор Т.Т. Хрюкин на совещании высшего руководящего состава Красной Армии в декабре 1940 г. указывал, что такой плохой результат получается «потому, что мы имеем на вооружении пушку 20мм, она имеет очень маленький калибр и мало пробивает, если считать калибр снаряда на толщину брони. Поэтому самым эффективным средством для борьбы с танками противника, прорвавшимися в наш тыл, будут пушечные штурмовики и истребители, вооруженные пушкой в 37 мм. У нас есть такие летчики, которые могут одну пулю зарядить в пулемет и эту пулю положат, куда им скажут. Поэтому каждый снаряд сможет вывести танк из строя. Самым действенным противотанковым вооружением будет пушка на самолете».

Действительно, как показали более поздние полигонные испытания, танковая броня толщиной 30 мм пробивалась бронебойно-зажигательным снарядом калибра 37 мм с дистанций до 500 м при углах встречи в пределах 45°. При этом снаряд выдавливал броню по своему калибру и делал глубокую вмятину на противоположной внутренней стенке корпуса танка. Выдавленная броня и оставшиеся части снаряда производили сильные разрушения внутри танка. Броня толщиной 50 мм пробивалась с дистанций не более 200 м при углах встречи, не превышающих 5°. Попадания 37-мм снарядов в элементы ходовой части производили существенные разрушения, выводящие танк из строя.

То есть, 37-мм пушка являлась весьма эффективным оружием против легких и средних танков. Однако самолетов с такими пушками на вооружении ВВС КА в то время не было.

Собственно говоря, такой результат вполне закономерен, так как в предвоенный период советская военная стратегия вопросам оборонительных действий войск в будущей войне должного внимания не уделяла. «Мы не имеем современной, обоснованной теории обороны, которую мы могли бы противопоставить современной теории и практике глубокой наступательной операции», -так характеризовал сложившуюся ситуацию генерал армии И.В. Тюленев в своем выступлении на том же декабрьском совещании.

Положение усугублялось еще и низким уровнем оперативной подготовки командиров авиационных соединений и их штабов, а также руководящего состава ВВС. «В отношении использования ВВС в операциях мы имеем большой накопленный опыт, но ...этот опыт до сих пор не обобщен и не изучен. Больше того, а это может быть особенно чревато тяжелыми последствиями, у нашего руководящего состава ВВС нет единства взглядов на такие вопросы, как построение и планирование операций, оценка противника, методика ведения воздушной войны и навязывание противнику своей воли, выбор целей и т.д.», - констатировал в своем докладе нарком обороны маршал С.К. Тимошенко.

Соответственно, задача борьбы с наступающими бронетанковыми силами противника в качестве основной для самолета-штурмовика, как, впрочем, и для авиации в целом, общевойсковыми и авиационными командирами не ставилась. Поиском оптимальной тактики боевого применения авиации применительно к решаемым армейскими группировками боевым задачам специалисты ВВС в это время совершенно не занимались. Вследствие этого не получили развития и работы по определению оптимального облика перспективного самолета поля боя (конструктивная схема машины, число и тип моторов, состав экипажа, состав вооружения и схема его размещения на самолете, минимально необходимый размер боекомплекта и т.д.), способного эффективно решать боевые задачи непосредственной авиационной поддержки войск.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Схема пикирующего бомбардировщика ОПБ АМ-37 С.Д. Кочеригина.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Воздушный истребитель танков ВИТ-1 2М-103 с двумя пушками калибра 37 мм конструкции Б.Г. Шпитального.

«Воздушный истребитель самолетов и танков» Та-3 2М-89 В.К. Таирова.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Пушечная батарея Та-3 (вид спереди).

Во многом по этим причинам перед войной не уделялось должного внимания со стороны военных и правительства созданию противотанковых самолетов и эффективных авиационных средств поражения бронетанковой техники.

Воздушный истребитель танков конструкции Н.Н. Поликарпова ВИТ-1 2М-103, имеющий мощное наступательное вооружение -две фюзеляжно-крыльевые пушки Б.Г. Шпитального ШФК-37 калибра 37 мм и 600 кг бомб (в перегрузку 1000 кг), как противотанковый самолет не доводился и на вооружение принят не был.

Не был доведен и двухмоторный «истребитель самолетов и танков» Та-3 2М-89 конструкции ОКБ В.К. Таирова, который с противотанковым вариантом вооружения (например, одна ШФК-37, две ШВАК или две ВЯ-23, плюс 6-8 PC) был бы весьма эффективен против легких и средних танков вермахта, не говоря уже о небронированных целях.

Не получил развития и такой интересный самолет, как ОПБ М-89 (М-90, АМ-37) С.А. Кочеригина. ОПБ имел все шансы стать оптимальным самолетом поля боя, сочетающим в себе качества пикирующего бомбардировщика и штурмовика - точность бомбовых ударов и способность «утюжить» позиции противника под ураганным огнем средств ПВО.

Пытаясь исправить положение, Комитет обороны при СНК СССР постановлением от 1 марта 1941 г. поручил М.И. Гудкову и СВ. Ильюшину создать противотанковые варианты истребителя ЛаГГ-3 и штурмовика Ил-2, вооружив их 37-мм авиационными пушками. На «ЛаГТах» требовалось отработать установку мотор-пушек БМА-37 ОКБ-16 и Ш-37 (или МПШ-37) ОКБ-15, а на самолете Ил-2 - двух пушек ШФК-37.

К сожалению, время было упущено. Оба самолета к началу войны на вооружение ВВС КА не поступили.

По поводу эффективности ВВС КА при отражении ударов танковых «клиньев» германского вермахта в директиве Ставки Верховного Командования от 11 июля 1941 г. отмечалось: «В истекшие 20 дней войны наша авиация действовала главным образом по механизированным и танковым войскам немцев. В бой с танками вступали сотни самолетов, но должного эффекта достигнуто не было...»

Основной ударной силой против танков и мотомеханизированных колонн вермахта оказались бронированные штурмовики Ил-2. Однако их вооружение (две пушки ШВАК или ВЯ-23, два пулемета ШКАС, 8 PC и 400 кг бомб) не отвечало требованиям надежного поражения бронетанковой техники.

Ил-2, вооруженный пушками ВЯ-23 калибра 23 мм, мог наносить устойчивое поражение только легким танкам и бронемашинам, а с 20-мм пушками ШВАК - оказался совершенно неэффективным против бронетанковой техники.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Что же касается применения ракетных снарядов против танков, то среди летного и командного состава ВВС КА существовали прямо противоположные тючки зрения. Одни считали, что ракетные снаряды всех типов неэффективны в бою вследствие их большого рассеивания. Другие, немало постреляв ими на фронте, наоборот, полагали, что ракетные снаряды весьма эффективны, и в этой связи настаивали на увеличении числа ракетных орудий РО-132 или РО-82 до 10-12 на каждом самолете: «...Нерационально хорошую, дорогую машину посылать на штурмовку с малым числом PC».

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Отрицательное мнение об эффективности PC объясняется повышенными дальностями пуска (600-700 м) и не использованием всего комплекта снарядов в одном залпе. При грамотном применении PC, т.е. залпом с предельно допустимых по условиям безопасности дистанций (300-400 м), результаты стрельб оказались бы на порядок лучше.

Поражение танков ракетными снарядами с боевой частью осколочного типа (РС-82 и PC-132) было возможно лишь при прямом попадании. Ракетные снаряды с бронебойной и осколочно-фугасной боевой частью РБС-82, РБС-132 и РОФС-132 имели существенно лучшие показатели рассеивания при стрельбе и значительно превосходили РСы по бронепробиваемости. Например, при прямом попадании РОФС-132 в борт StuG IV 30-мм броня пробивалась, а орудие, оборудование и экипаж внутри самоходки выводились из строя. Фактически попадание в танк РОФС-132 приводило к его потере. Бронепробиваемость РБС-82 достигала 50 мм, а РБС-132 - 75 мм. Поэтому при прямом попадании в любой танк вермахта обеспечивалось его поражение.

Вполне успешным было применение экипажами Ил-2 ампул АЖ-2 с самовоспламеняющейся жидкостью КС. Для поражения танка было достаточно одного попадания ампулы. При попадании на танк ампула разрушалась, жидкость КС прилипала к броне, залепляла смотровые щели и приборы наблюдения и вызывала пожар такой силы, что потушить его было невозможно - все, что находилось внутри танка, выжигалось. При этом, как следует из материалов полигонных испытаний и боевого опыта, любой «горевший танк является безвозвратной потерей». В этом состояло весьма важное преимущество АЖ-2 перед другими средствами поражения танков. В случае массового сброса АЖ-2 (в кассеты мелких бомб Ил-2 вмещалось 216 ампул) получалась вполне приемлемая вероятность поражения целей. Однако действие АЖ-2 находилось в сильной зависимости от погодных условий и наличия легковоспламеняющихся материалов в районе целей.

Основным же средством поражения бронетанковой техники в первом периоде войны оставались авиабомбы.

Лучшие результаты при действии по танкам в то время показывали фугасные 100-кг бомбы, осколки которых пробивали броню толщиной до30 мм при подрыве на расстоянии 1-5 м от танка. Кроме этого, от взрывной волны разрушались заклепочные и сварные швы танков.

Фугасные авиабомбы калибра 50 кг и осколочные калибра 25 кг обеспечивали поражение осколками танковой брони толщиной 15-20 мм лишь при разрыве в непосредственной близости (0,5-1 м) или же при прямом попадании.

Однако вероятность попадания авиабомбы в танк даже с небольшой высоты была невысокой, особенно в реальных условиях боя, когда цели рассредоточивались на значительной площади и, как правило, хорошо маскировались, вследствие чего трудно обнаруживались с воздуха.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Первый серийный экземпляр Пе-2 на испытаниях в НИИ ВВС.

Ар-2 на испытаниях в НИИ ВВС. На держателях под цетропланом подвешены бомбы ФАБ-250.

На основе боевого опыта первого периода войны Оперативное Управление штаба ВВС КА в ориентировочных расчетах боевых возможностей самолета Ил-2 указывало, что для выведения из строя на поле боя одного легкого танка необходимо выделять наряд в 4-5 Ил-2, а одного среднего танка - 12-15 Ил-2. Очевидно, что такой результат нельзя признать высоким и отвечающим требованиям войны.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Подвеска бомб ФАБ-250 на наружные держатели самолета Пе-2.

Установка десяти РО-132 на самолете Су-2.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Самолет Су-2 с мотором М-82.

Эффективность действия по танкам фронтовых бомбардировщиков (СБ, Ар-2, Пе-2 и Су-2) была еще ниже из-за больших высот бомбометания. Применение же истребителей, вооруженных 6-8 РС-82, для борьбы с танками оправдало себя лишь отчасти. Хорошие результаты отмечались только у истребителей старого типа - И-16, И-15бис и И-153, которые, помимо высокой маневренности на низких высотах, имели еще и моторы воздушного охлаждения. «Яки», «ЛаГГи» и «МиГи» несли большие потери от огня малокалиберной зенитной артиллерии, так как на них использовались моторы жидкостного охлаждения, обладавшие низкой боевой живучестью. Несмотря на отдельные высокие результаты бомбоштурмовых ударов, авиация оказалась все же наименее эффективным из всех существующих средств борьбы с танками. Как отмечалось в одном из докладов штаба ВВС КА, «...возможности авиации, как средства борьбы непосредственно с танками, в значительной мере переоцениваются. Фактически достигаемые результаты, как правило, не оправдывают затраченных сил и средств. Это в равной мере относится как к нашей авиации, так и к авиации противника». В качестве основных причин этого указывались, прежде всего, небольшие размеры танков, их значительная прочность и живучесть: «особенно живучи танки среднего и тяжелого типа, поражения которых можно достигнуть лишь прямыми попаданиями бомб и снарядов крупных калибров».

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Истребитель И-153 с ракетными снарядами.

Истребитель И-16 с пушечным вооружением.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

В сентябре 1941 г. в полосе Калининского фронта появились первые предсерийные бронированные двухмоторные штурмовики люфтваффе Hs 129B-0. Шесть таких самолетов поступили в II (She) /LG2 для проведения войсковых испытаний.

Этот самолет был разработан в конце 1930-х гг. на основе боевого опыта применения авиации на поле боя в Испании. Однако в связи с успехами пикировщика Ju87 в польской и французской компаниях руководство люфтваффе потеряло интерес к программе создания бронированных штурмовиков. Все работы по Hs 129 практически остановились. Вскоре после начала войны против Советского Союза руководству люфтваффе стало ясно, что танков в Красной Армии много и с ними нужно как-то бороться. Дело в том, что использование для этих целей на поле боя истребителей-бомбардировщиков Bf109E-4/B и пикировщиков Hs 123A себя не оправдало.

Бомбовая нагрузка Bf109E-4/B составляла 250 кг, но реально не превышала 100 кг. Hs 123 обычно нес на четырех подкрыльевых узлах или 4 бомбы SC50, или два контейнера либо с осколочными бомбами (каждый по 92 бомбы калибра 2 кг типа SD2), либо с двумя 20-мм авиапушками MG FF. Под фюзеляжем на качающейся раме могла подвешиваться 250-кг авиабомба SC250. Ракетного вооружения ни у «хеншеля», ни у «мессера» не было.

Бронирование самолетов для действий на поле боя было откровенно слабым: на большей части Hs 123 бронировались борта кабины пилота и устанавливался бронезаголовник, а на Bf 109E-4/B помимо бронезаголовника имелись 8-мм бронеплиты, которые защищали пилота снизу и сзади.

В то же время скоростной «мессер-шмитт» мог выполнять атаки на высокой скорости под большими углами пикирования, что обеспечивало высокие угловые скорости перемещения в вертикальной плоскости и в совокупности с небольшими размерами самолета резко снижало точность стрельбы расчетов как малокалиберной, так и среднекалиберной зенитной артиллерии. Кроме того, «мессер» находился в зоне действия зенитных средств непродолжительное время за счет высокой скорости атаки. После сброса бомб Bf 109E-4/B превращался в чистый истребитель и вполне мог постоять за себя в бою с советскими истребителями, а при случае атаковать бомбардировщики.

Однако именно за счет своей скоротечности и практической невозможности точного прицеливания при бомбометании и стрельбе из пулеметно-пушечного вооружения, особенно на малых высотах, скоростные атаки далеко не всегда были эффективными.

Нескоростной Hs 123, в отличие от «мессершмитта», имел прекрасную маневренность у земли и мог выполнять весьма интенсивные маневры в вертикальной и горизонтальной плоскостях, что, помимо снижения точности огня зенитный расчетов, обеспечивало и лучшие условия для прицеливания и стрельбы из стрелково-пушечного вооружения. Кроме того, «хеншель» оснащался мотором воздушного охлаждения и имел очень прочную конструкцию - мог пикировать до 60° и выдерживал даже прямые попадания зенитных снарядов.

Наилучшие результаты «хеншели» и «мессершмитты» показывали при атаках с пикирования в отсутствии сильного истребительного и огневого зенитного прикрытия боевых порядков войск противника. При этом наиболее впечатляющим у «хеншелей» оказалось не столько вооружение, сколько психологический эффект от рева мотора и звуков, издаваемых при пикировании.

Основными типовыми целями на поле боя для Hs 123 и Bf 109E-4/B являлись танки, бронемашины и автотранспорт, артиллерия и минометы в непрочных полевых укреплениях и на открытых позициях, огневые точки (пулеметные и зенитные), а также неукрытая живая сила.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Штурмовики Hs123 на полевом аэродроме

Оказалось, что пушка MG FF совершенно неэффективна при действии по советским танкам всех типов (даже БТ-7, БТ-7М), а бомбовое вооружение не обеспечивает требуемые вероятности поражения малоразмерных сильно защищенных наземных целей, таких как долговременные огневые точки и танки. Хороший результат был лишь по автомашинам, повозкам, артиллерии на позиции, зенитным орудиям и т.д., а также по пехоте и беженцам на дорогах.

Вооружение Hs 129B-0 состояло из двух 20-мм пушек MG151 /20, двух пулеметов нормального калибра MG17 и максимальной (в перегрузку) бомбовой нагрузки до 350 кг (четыре бомбы SD50 под фюзеляжем, 2 SD50 под консолями крыла и 25 штук 2-кг осколочных бомб SD2 в фюзеляжном бомбовом отсеке). Вместо двух 50-кг бомб под консолями крыла имелась возможность подвески двух контейнеров АВ24 на 24 бомбы SD2 каждый.

По докладам немецких пилотов, штурмовики Hs 129B-0 проявили себя как эффективное авиационное средство поражения бронетанковой техники и других наземных целей. Так, в один из дней шестерка «хеншелей» атаковала восточнее Вязьмы прорвавшиеся через немецкие позиции советские танки. По словам участников вылета, им удалось в нескольких заходах с высоты 60 м уничтожить 15 советских танков. Стрельба велась по моторному отсеку танков. Командир эскадрильи майор Вейсс только за десять октябрьских дней уничтожил в районе Калинина 18 советских танков.

Достоверность докладов немецких пилотов вызывает очень большие сомнения. Дело в том, что бронебойный снаряд к MG151 /20 в типовых условиях боев не обеспечивал пробитие брони как средних и тяжелых советских танков - Т-34-76 и KB-1, так и легких - типа Т-60 и Т-70 при атаках с любого направления и под любым углом пикирования...

Надмоторная броня и броня крыши советских танков всех типов поражалась бронебойным снарядом к пушке MG151/20 лишь при углах пикирования не менее 50°. При меньших углах пикирования при любых дистанциях стрельбы горизонтальная броня не поражалась.

В то же время угол пикирования «хеншеля» ограничивался 30°. Дело в том, что летные характеристики штурмовика были откровенно плохими, а управление Hs 129B настолько тяжелым, что делало очень сложным прицеливание и удерживание линии визирования на цели во время стрельбы на пикировании. По воспоминаниям немецких летчиков, ввести поправки в прицеливание удавалось далеко не всегда. Короткая ручка управления совершенно не учитывала анатомическое строение человека, и вывод машины даже из пологого пикирования был затруднительным. Более того, если угол пикирования превышал 30°, то усилия на ручке управления становились настолько большими, что летчикам просто не хватало сил для вывода штурмовика в горизонтальный полет.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Самолеты Bf 109 в варианте истребителя-бомбардировщика также активно задействовались в борьбе с бронетанковой техникой.

Пикирующие бомбардировщики Ju87B-2.

Вероятность поражения танков с использованием бомбового вооружения Hs 129B-0 (6 SC50) как с горизонтального полета, так и на выходе из пикирования под углами 25-30° была все же небольшой. Более или менее эффективными могли быть атаки «хеншелей» только по советским бронеавтомобилям всех типов, толщина бортовой брони которых не превышала 10 мм, по автомашинам и другим небронированным целям.

Очевидно, что состав и огневая мощь вооружения Hs 129B-0, а также пилотажные свойства самолета не позволяли эффективно бороться с бронетанковой техникой Красной Армии.

Тем не менее после победных реляций с Восточного фронта германским командованием было принято решение о срочном запуске Hs 129B в серию. Первый серийный экземпляр Hs 129B-l покинул сборочный цех 21 декабря, а с 3 января 1942 г. началась их регулярная приемка люфтваффе.

Здесь следует сказать несколько слов о тактике применения ударной авиации люфтваффе при прорыве советской обороны. В этот период времени она принципиально отличалась от тактики штурмовой авиации ВВС Красной Армии. Если советское командование сделало ставку на эшелонированные действия небольших групп (не более 3-6 самолетов) Ил-2, то командование люфтваффе первоочередное внимание уделяло массированным действиям.

Централизация управления авиацией и высокая мобильность авиачастей позволяли командованию люфтваффе оперативно маневрировать силами и средствами между операционными направлениями, создавая численное превосходство над авиацией Красной Армии, и добиваться успеха. В то же время низкие оперативные плотности построения советских войск совершенно не обеспечивали устойчивость обороны в условиях массированного применения авиации и бронетанковых сил на узких участках фронта.

Как правило, обеспечивая атаку своих наземных войск, немецкие экипажи действовали группами по 25-30 самолетов и более. Пилоты люфтваффе «работали» главным образом по вызову, выполняя в день до 5-6 боевых вылетов.

Основной ударной силой при обеспечении непосредственной поддержки войск являлись пикирующие бомбардировщики Ju87B. Атаки «юнкерсы» выполняли с высоты 2000-3000 м с пикирования под углом 60-80°, сбрасывая бомбы с высоты 700-1000 м по пулеметным точкам, артиллерии на позициях, окопам, зенитным огневым точкам и т.д. на расстоянии 200-300 м впереди своих танков.

Удары Ju87B дополняли истребители-бомбардировщики Bf 109E-4/B и штурмовики Hsl23A, которые атаковали позиции красноармейцев, пикируя с высоты 800-900 м и с бреющего полета пулеметно-пушечным огнем и противопехотными бомбами.

Целеуказание немецким пилотам давали офицеры наведения, находящиеся на передовых танках, оборудованных средствами радиосвязи.

Надо сказать, немцы к началу войны с СССР имели прекрасно отлаженную в боях систему управления авиацией над полем боя,и взаимодействия с наземными войсками. Штабы работали как часы, практически не давая никаких сбоев. Летный состав в совершенстве владел навыками использования радио в воздухе для целей управления и наведения на поле боя,. Авианаводчики, тесно взаимодействуя с наземными командирами, имели опыт организации управления авиацией над полем боя и наведения на наземные цели. Авиагруппы люфтваффе обладали немалым опытом боевых действий в составе больших групп самолетов и организации массированных ударов.

Учитывая, что в первый период войны оперативные плотности войск Красной Армии в обороне в среднем были крайне низкими (на 1 км фронта приходилось до 0,6 стрелкового батальона, 5-8 орудий и минометов, 2-5 орудий ПТО, 0,2-0,7 танков), оборона красноармейцев легко «протыкалась» немецкими танковыми «клиньями» и массированными действиями авиации.

На направлениях главных ударов немцы создавали такие мощные ударные «кулаки», что сдержать их части Красной Армии были просто не в состоянии.

Например, в октябре 1941 г. в стык 30-й и 19-й армий Западного фронта, оборонявшийся 45-й кавалерийской дивизией генерал-майора Дреера, немцы бросили 12 (!) полноценных дивизий и почти всю авиацию. Это обеспечило немцам подавляющее превосходство в живой силе и боевой технике на участке прорыва: на каждые 4 км фронта прорыва в среднем приходилось две полевые дивизии, до 50-60 танков и 25-30 самолетов. Генерал Дреер мог «выставить» нате же 4 км лишь два стрелковых батальонов, шесть танков, шесть противотанковых и 18 76-мм орудий.

Оценки показывают, что в первом периоде войны пилоты люфтваффе могли уничтожить и вывести из строя до 12-14% общего количества целей на поле боя, приходящихся на один километр фронта.

Совершенно очевидно, что при авиационной поддержке войск такая результативность немецких самолетов была более чем достаточной для успешных действий наземных войск по прорыву тактической зоны обороны советских войск. Именно в ее пределах и в ближайшей оперативной глубине обычно и решался исход операции. Как правило, после прорыва тактической зоны обороны сопротивление войск противника резко снижалось...

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА... - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Момент сброса бомбы с пикирующего бомбардировщика Ju87.

Горит советский танк Т-34-76, пораженный авиабомбой.

После прорыва немецкими ударными группами тактической зоны обороны войск Красной Армии и выхода на оперативный простор начинал действовать закон «положительной обратной связи», который проявлялся в следующем: чем стремительнее продвигались немецкие войска вглубь советской территории,

тем труднее оказывалась организация эффективного противодействия, а потери обороняющихся росли значительно быстрее, чем наступающей стороны. При этом с каждым днем ситуация становилась все более благоприятной для немцев.

«..Для нас оказалась неожиданной ударная мощь немецкой армии. Неожиданностью было 6-8-кратное превосходство в силах на решающих направлениях. Это и есть то главное, что предопределило наши потери первого периода войны», - так высказался об этих тяжелых днях выдающийся полководец нашей современности маршал Г.К. Жуков.

Продолжение следует


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации