ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ № 11/2008, стр. 17-31

«ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА…- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ»

Олег Растренин

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» №5,6-9/2008г.

Боевой дебют «истребителей танков»

Из числа заказанных ВВС противотанковых Ил-2 с 37-мм пушками восемь самолетов с ШФК-37 к середине декабря 1942 г. поступили в 688-й шап 16-й ВА Донского фронта, а опытное звено Ил-2 с пушками 1Ш прибыло в 289-й шал 1 -й ВА Западного фронта в январе 1943 г.

Как следует из документов, летный состав 289-го шал оценил новый вариант штурмовика положительно, отметив, однако, что для успешного применения самолета в бою требуется повышенная подготовка в пилотировании и прицельной стрельбе из пушек короткими очередями. При этом сами пушки показали достаточную надежность в работе и живучесть. Материалы отчета по испытаниям вооружения опытного Ил-2 с пушками 11П, проведенным в НИП АВ в январе- феврале 1943 г., в целом соответствовали оценке строевых летчиков.

Мнение летчиков 688-го шал оказалось прямо противоположным: «...Самолеты Ил-2 с пушкой ШФК-37 при испытании на боевое применение не дали должной эффективности в связи с недоработкой пушек, невозможностью ведения прицельного огня поточечным целям, большим рассеиванием снарядов и ухудшением маневренности самолета».

Здесь стоит отметить, что условия боевого применения Ил-2 с «большой пушкой» на Западном и Донском фронтах имели существенные отличия. Это обстоятельство, несомненно, повлияло на оценку боевых свойств нового штурмовика.

Действительно, если под Сталинградом экипажи 688-го шал 16-й ВА действовали главным образом по самолетам на аэродромах и автотранспорту противника и в отдельных случаях - по огневым точкам на поле боя, бронемашинам и танкам, то летчики 289-го шал 1-й ВА на западе работали в основном по железнодорожным составам на перегонах и станциях. Очевидно, что видимый эффект от атак по таким различным по степени уязвимости от снарядов калибра 37 мм целям отличался весьма сильно.

Действие Ил-2 с пушками калибра 37 мм по железнодорожным составам сводилось к поражению паровозов и грузов на платформах и в вагонах. Прекрасные результаты получались, если в составе эшелона находились цистерны с горючим. Как правило, после атаки звена штурмовиков эшелон останавливался - паровоз выходил из строя, иногда со взрывом котла, два-три вагона загорались. Появлялась возможность быстрого уничтожения эшелона ударами других групп Ил-2.

С другой стороны, при стрельбе по рассредоточенным малоразмерным целям на поле боя видимый эффект был не настолько заметным, поскольку точное попадание практически обеспечить было сложно. Еще сложнее было визуально проконтролировать результаты стрельбы из пушек.

Кроме этого, летчики 289-го шал прошли специальную подготовку для действий на предельном радиусе и в сложных метеоусловиях и имели значительный налет на Ил-2 и боевой опыт, тогда как основную массу летного состава 688-го шал составляли летчики-сержанты военного выпуска. Очевидно, это сказалось и на оценке боевых возможностей Ил-2 с «большими пушками».

Это вывод подтверждают и материалы полигонных стрельб из ШФК-37 с Ил-2 в воздухе. К испытаниям привлекались пять летчиков разной квалификации от 688-го шал. Оказалось, что кучность стрельбы из пушек была довольно приличной, хотя сама стрельба - неточной. Большая часть снарядов (из 153 штук) легла в 4-5 м в стороне от цели (щит в виде квадрата со стороной 6 м), остальные - в 12- 15 м. Только командиру полка капитану Склярову удалось поразить щит двумя снарядами. Вторым по результативности оказался капитан Копаев. Низкий процент попадания в щит объясняется большими дистанциями стрельбы (начало стрельбы 800-900 м и окончание 500-400 м), а также «недостатками освоения техники пилотирования этим самолетом и ведения огня из пушек калибра 37мм». Надо полагать, условия стрельбы в реальном бою были такими же или хуже.

В выводах отчета летчики отмечали, что для поражения наземных целей из ШФК-37 прицельный огонь должен открываться на дистанции не более 500 м и вестись до 200-250 м очередями в 5-7 выстрелов. При этом «стрельба с самолетов Ил-2, вооруженных 37-мм пушками, производит большое моральное действие», а «применение огня из этих пушек против танков даст лучший эффект нежели авиабомбы».

Как следует из документов, основной причиной негативного отношения летчиков 688-го шал к противотанковому Ил-2 стала все же ненадежная работа автоматики пушки. Почти каждый второй вылет на боевое задание Ил-2 с ШФК-37 сопровождался отказом хотя бы одной из пушек. Это обстоятельство нарушало нормальную боевую работу полка.

«Большое количество поломок, задержек и отказов в работе пушек вызвало у летчиков неприятное чувство неуверенности в безотказной работе, и летчики поэтому часто с неохотой садились на эти самолеты», -докладывал своему руководству ст. техник военного представительства 18-го авиазавода ст. техник-лейтенант А.Г. Тишевский.

Здесь необходимо отметить, что ненадежная работа пушек в 688-м шал объясняется не столько недостатками самой ШФК-37, сколько отсутствием ухода за пушками до их прибытия в полк. Дело в том, что после сборки на авиазаводе № 18 самолеты сначала попали на аэродром 1 -й запасной авиабригады Кряж, а затем были перегнаны на аэродром Толкай, где базировался 5-й запасной авиаполк бригады. Этими самолетами планировали вооружить 617-й штурмовой авиаполк, который проходил там переформирование и пополнение матчастью.

Насколько удалось установить, на аэродроме Кряж за самолеты никто не отвечал, и они стояли бесхозными. Даже поставленными на баланс 617-го шал самолетами в течение месяца также никто не занимался и за оружием не следил. В результате, к началу подготовки летного состава полка пушки оказались в крайне запущенном состоянии: «...подвижные части и каналы стволов и снаружи пушки были ржавые». После «разбора полетов» пушками, наконец, занялись и в течение 10 дней привели в надлежащий вид. Однако «от сильного ржавения на многих деталях пушек остались неустранимые следы ржавчины и раковины».

Когда же выяснилось, что 617-й шал укомплектован исключительно молодыми летчиками прямо из школ, то решили отправить самолеты в действующий полк под Сталинград. При этом один Ил-2 с ШФК-37 (зав. №1129) из-за течи маслобака не смог вылететь вместе с основной группой с аэродрома Разбойщина и попал на фронт только 18 января 1943 г. Десятый противотанковый Ил-2 (зав. №6123) из-за полного израсходования горючего вынужденно сел в глубокий снег вдали от посадочной полосы аэродрома Маркштад. На этом аэродроме самолет находился, по крайней мере, до 15 февраля 1943 г. Что стало с ним в дальнейшем, установить не удалось.

Ко времени окончания войсковых испытаний противотанковых вариантов Ил-2 стало известно о применении противником на фронте тяжелых танков Pz.VI «Тигр». От Главного разведывательного управления ГШ КА были получены сведения о поступлении на вооружение немецкой армии новых образцов бронетанковой техники - танков Pz.V «Пантера» и Pz.IVH «Тигр», а также штурмового орудия Jgd Pz Tiger(P) «Фердинанд». Все они имели усиленную броневую защиту и мощное вооружение. Массовое появление на фронте этих образцов ожидалось летом 1943 г. Вопрос о резком повышении противотанковых возможностей ВВС КА встал со всей остротой.

После обмена мнениями по результатам войсковых испытаний Ил-2 с 37-мм пушками было решено серийно выпускать вариант с двумя пушками 1Ш. К тому же производство пушки Б.Г. Шпитального к этому времени уже было прекращено, а вместо нее постановлением ГОКО от 30 декабря 1942 г. на вооружение ВВС принималась пушка 11П (всерииНС-37).

Согласно постановлению ГОКО от 8 апреля 1943 г., серийный выпуск Ил-2 с НС-37 разворачивался на московском авиазаводе №30. Уже в мае завод должен был изготовить 50 самолетов этого типа, в июне - 125, в июле - 175 и с августа перейти на выпуск Ил-2 только с крупнокалиберными пушками.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Ил-2 АМ-38ф с пушками НС-37 на государственных испытаниях в НИИ ВВС. Май 1943 г.

Боекомплект пушек НС-37 на Ил-2 устанавливался по 50 снарядов на ствол, бомбовая нагрузка - 100 кг в нормальном варианте и 200 кг в перегрузочном. Два пулемета ШКАС в крыле и пулемет УБТ у стрелка сохранялись, а ракетные орудия с самолета снимались.

К концу апреля заводчанам удалось построить пять Ил-2 АМ-38ф с пушками НС-37, один из которых (зав. №302349) 27 мая поступил в НИИ ВВС для проведения государственных испытаний.

Значительно раньше, 25 декабря 1942 г., аналогичное задание получил и А.С. Яковлев. Вместо Як-7-37 предлагалось построить и затем внедрить в массовую серию противотанковый вариант более совершенного истребителя Як-9 М-105пф с лучшими, чем у «семерки», летными данными. Опытный экземпляр такого самолета (боекомплект к пушке 30-32 снарядов) в период с 10 января по 4 марта 1943 г. успешно прошел полигонные и летные испытания, после чего под обозначением Як-9Т (танковый) был запущен в серийное производство на авиазаводе №153 в Новосибирске.

Кроме этого, 21-й авиазавод к концу 1942 г. построил 15 самолетов ЛаГГ-3 с пушкой НС-37. Войсковые испытания истребителя проходили на Калининском фронте с 21 апреля по 5 июня 1943 г. в составе 21-го иап майора И.М. Нестоянова. В 174 самолето-вылетах летчики полка провели 12 воздушных боев и 15 штурмовок. Было уничтожено три самолета в воздухе, три паровоза и восемь автомашин. Летчики отмечали, что при стрельбе из НС-37 в воздухе самолет раскачивается, а «после 4-5 выстрелов наведение самолета сбивается». В отчете по испытаниям делался вывод, что боевое применение ЛаГГ-3 с 37-мм пушками НС-37 еще раз подтвердило эффективность использования истребителей, вооруженных крупнокалиберными пушками, для уничтожения бомбардировщиков и других самолетов противника, а также для действий по наземным целям (железнодорожные эшелоны, паровозы, мотомехколонны, автотранспорт и т.д.).

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Пушечная установка НС-37 на самолете Ил-2 АМ-38ф.

Истребитель ЛаГГ-3 с пушкой НС-37

Поставив на вооружение противотанковые варианты истребителей и штурмовиков Ил-2, советское командование всерьез рассчитывало в летней кампании 1943 г. сокрушить бронированный «зверинец» вермахта. Однако реальность оказалась более чем приземленной.

Проведенные в НИИ АВ полигонные испытания показали, что стрельбу с самолета Ил-2 из пушек НС-37 можно было вести только очередями длиной не более 3-4 выстрелов, так как из-за несинхронности в работе пушек и сильной отдачи самолет сбивался с линии прицеливания. Поправка в прицеливание была возможна только после короткой очереди в 2-3 снаряда.

При стрельбе из одной пушки попасть в цель можно было только первым выстрелом, так как штурмовик разворачивался в сторону стреляющей пушки, и поправка в прицеливание становилась практически невозможной.

Эффективность стрельбы в воздухе из НС-37 с самолета Ил-2 по немецким танкам характеризовалась тем, что 52% попадании снарядов по среднему танку и 73% попаданий по легкому танку выводили последние из строя. При этом попадания в танки были получены лишь в 43% вылетов, а число попаданий к израсходованному боекомплекту составило 3%.

Полигонные стрельбы с самолетов Ил-2 и ЛаГГ-3 с НС-37 в воздухе по тяжелому немецкому танку Pz.VI, проведенные 11 мая 1943 г. на танковом полигоне НИИ БТ КА в Кубинке, показали низкую эффективность снарядов этой пушки против новейшего танка вермахта. Летали летчики-испытатели НИИ АВ капитаны Кусакин и Кравченко.

В 35 выстрелах с ЛаГГ-3 было зафиксировано три попадания, из которых зачетным оказалось лишь одно - снарядом была пробита крыша. С самолета Ил-2 осуществили 55 выстрелов и получили одно единственное попадание, признанное зачетным (разбита гусеница).

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Установка пушки НС-37

на самолете Як-9Т.

Истребитель Як-9Т, 1943 г.

В выводах отчета по результатам стрельб указывалось, что поражение тяжелых танков возможно только в крышу башни и надмоторную броню. Для этого требовалось атаковать тяжелый танк «Тигр» под углами пикирования 45-50°. Именно при этих условиях атаки летчику ЛаГГ-3 удалось поразить броню немецкого танка. Однако пилотирование Ил-2 и стрельба на этих режимах были очень сложными и недоступными для большинства строевых летчиков.

Летчики-испытатели, проводившие полигонные испытания Ил-2 с НС-37, особо обращали внимание на то, что летный состав, летающий на этих самолетах, должен пройти специальную подготовку в ведении прицельной стрельбы короткими очередями по отдельным танкам, автомашинам, и т.д.

Как и в случае с ШФК-37, основная проблема при установке на Ил-2 пушек НС-37 состояла в обеспечении точной стрельбы по малоразмерным целям. Двухместный Ил-2 был неустойчив в продольном отношении в еще большей степени, чем одноместный «Ил», и в силу этого стрельба из 37-мм пушек сказывалась на полете самолета значительно сильнее.

В выводах отчета по испытаниям Ил-2 с НС-37, утвержденного командующим ВВС КА маршалом А.А. Новиковым 26 июля 1943 г., авиазаводу №30 НКАП и ОКБ-16 НКВ рекомендовалось срочно установить на пушку дульный тормоз для уменьшения силы отдачи и обеспечить синхронность в работе пушек. Кроме этого, предлагалось выделять отдельные штурмовые авиаполки на Ил-2 с 37-мм авиапушками НС-37 как противотанковые.

На основании результатов полигонных испытаний и боевого опыта применения противотанковых «Илов» в НИИ ВВС в июле-августе 1943 г. были разработаны «Указания по боевому применению самолета Ил-2 АМ-38ф, вооруженного пушками 37 мм». Эти «Указания...» являлись временными и предназначались для «руководства и проверки при проведении войсковых испытаний».

Для стрельбы по наземным целям предлагались две основные схемы атаки: с пикирования под углом 20-30° с высоты 500-600 м и с планирования под углом 5-10° с высоты 100-150 м сзади или сбоку по направлению движения танков. Дистанция открытия огня во всех случаях не должна была превышать 400-600 м. Прицеливаться следовало только по отдельному танку вне зависимости от их числа.

Пределы сквозного пробития немецкой танковой брони при обстреле штатными авиационными пушками Красной Армии.

(по материалам полигонных испытаний в НИП АВ ВВС КА, предел сквозного пробития определяет максимальный угол для фиксированной дальности, при котором броня пробивается)

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Основной боевой единицей противотанковых Ил-2 являлась группа 6-9 самолетов. Считалось, что такая группа обладает достаточной силой удара и одновременно достаточно гибка для управления в воздухе. Группы могли быть однородными или смешанными, т.е. с пушками НС-37 и ВЯ-23. При этом ведущим в паре обязательно должен быть самолет с пушками НС-37, а ведомым - с пушками ВЯ-23. В задачу ведомых входило подавление огневых средств ПВО танковых колонн, мест скопления танков и т.д., а при отражении атак истребителей противника ведение с ними воздушного боя, прикрывая остальные самолеты из состава группы. Истребительное прикрытие групп Ил-2 с пушками НС-37 должно быть более сильным в сравнении с общепринятыми нормами.

Надо сказать, немецкое командование к началу 1943 г. окончательно убедилось в неэффективности снарядов пушек МК101 при действии по советским танкам Т-34 и КВ. Оперативный офицер Генерального штаба люфтваффе в своем отчете о боевом применении авиации в районе Сталинграда и на среднем Дону отмечал: «МК101 во многих случаях проявили себя как недостаточно эффективное оружие. Вражеские танки часто сохраняли подвижность и боеспособность даже после нескольких прямых попаданий. Необходимо оснастить Hs 129 более мощным оружием, способным вывести из строя вражеский танк с одного-двух попаданий».

К тому же автоматика пушки МК101 на морозе часто отказывала. Отказывала пушка и из-за попадания снега и грязи на взлете. При проверке на земле после чистки и регулировки пушки стреляли нормально, но в воздухе после взлета замолкали после первых же выстрелов. Специалисты 5-й инспекции Генштаба люфтваффе только и могли что разводить руками.

Оперативно связавшись с инспекцией истребительной авиации, комиссия Генштаба, несмотря на явную неэффективность пушек МК101 в бою и их неготовность к боевой эксплуатации, получила категоричное указание: немедленно снять бомбодержатели и установить МК101...

Противотанковые «хеншели» оказались совершенно не приспособленными к русским морозам. От морозов лопалась резина на колесах шасси, смазка каменела, маслопроводы замерзали и т.д. Поршневая группа настолько быстро изнашивалась, что моторы уже через 40 ч налета требовали полной переборки и капитального ремонта. В то же время в нормальных условиях эксплуатации «Гном-Роны» отрабатывали до 200 ч.

Совершенно очевидно, что в сложившихся условиях все попытки немецких пилотов сдержать мощные удары советских танков оказались безуспешными, хотя в ряде случаев, видимо по инерции, они продолжали докладывать об уничтожении десятков советских танков.

Опыт боевого использования Hs 129B в условиях воздушных боев на Восточном фронте со всей очевидностью продемонстрировал, что система бронирования самолета совершенно не обеспечивает надежную защиту от снарядов и крупнокалиберных пуль штатного авиационного и зенитного стрелково-пушечного вооружения Красной Армии. При этом отсутствие оборонительного вооружения в совокупности с невысокими летными данными (без внешних подвесок штурмовик имел максимальную скорость у земли 385 км/ч, а с 30-мм пушкой и пилонами ЕТС50 - 305 км/ч) лишь усугубляло положение.

В выводах НИИ ВВС КА, изучившего ряд трофейных образцов самолета Hs 129B, отмечалось: «Вследствие отсутствия огневой защиты самолет может легко сбиваться воздушным противником». Указывалось также, что слабое бронирование делает его весьма уязвимым для огня пехотного оружия. В немецкой инструкции по использованию этого самолета отмечалось, что «...попадание в мотор и несущие поверхности в большинстве случаев приводит к потере самолета вследствие пожара», а при отказе одного мотора самолет летит со снижением, и посадку в этом случае можно производить только с убранным шасси.

По показаниям пленных немецких летчиков, на один потерянный в бою Hs 129B-l летом 1942 г. приходилось около 20 боевых вылетов. И это в условиях полного господства люфтваффе в воздухе. Для сравнения: живучесть советского штурмовика Ил-2 в это же время составляла примерно 15-17 боевых самолето-вылетов на одну потерю.

Зимой 1942 г. немецкому командованию стало окончательно ясно, что ни Hs 123, ни бомбардировочные варианты ВИ09, ни специальный бронированный Hs 129B не в состоянии в полной мере выполнять задачи по непосредственной авиационной поддержке войск.

Не мог похвастаться высокой результативностью на поле боя и чистый пикировщик Ju87, который нес серьезные потери. Так, боевые безвозвратные потери Ju87 на сталинградском направлении во втором полугодии 1942 г. только от огня зенитной артиллерии составили 493 самолета. К началу ноября во всех пяти авиагруппах пикировщиков 1-й, 2-й и 77-й эскадр насчитывалось всего 43 Ju87.

Усиление противодействия истребителей и зенитных средств ПВО Красной Армии, а также неспособность истребителей люфтваффе обеспечить эффективное прикрытие авиагрупп непосредственной поддержки войск потребовали радикального пересмотра тактики боевого применения Ju87. Немцы были вынуждены наносить удары с малых и предельно малых высот. Как следствие, резко возросли потери Ju87 от огня всех видов стрелкового оружия.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Кроме того, стало совершенно очевидно, что даже при большой плотности бронетанковой техники, приходящейся на 1 км фронта, Ju87 даже самым точным попаданием бомбы может уничтожить или вывести из строя лишь один танк, израсходовав при этом весь запас бомб. Требовалось либо увеличивать плотность самолетов на один км фронта, либо разрабатывать новые тактические приемы использования Ju87. Фактически уже к январю 1943 г. «восемьдесят седьмые юнкерсы» из классических пикировщиков превратились в штурмовики, которые не самым лучшим образом соответствовали требованиям, предъявляемым к самолету такого класса.

Уже в декабре 1942 г. немецкое командование принимает решение о срочной реорганизации всех эскадр непосредственной поддержки войск и перевооружении их на матчасть, наилучшим образом отвечающую требованиям войны и производящуюся на германских авиазаводах в достаточных количествах.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Истребитель-бомбардировщик Fw190A-5/U3 с бомбой SC 500

По мнению известного немецкого летчика командира II./StG2 майора Купфера, основной задачей «оптимального» самолета-штурмовика должна быть борьба с прорывающимися танковыми группами. Для этого Купфер предложил уничтожать не столько сами танки, сколько более уязвимые от ударов с воздуха колонны с топливом, боеприпасами и запчастями.

Решение этой задачи вполне было под силу скоростному самолету-штурмовику, вооруженному 20-мм пушками, обеспечивавшими необходимую вероятность поражения (выведения из строя) легкобронированных и небронированных целей.

Скоростной штурмовик должен был иметь небольшие размеры, быть одноместным (недостаток летных кадров в люфтваффе становился критическим) и обладать высокой вертикальной и горизонтальной маневренностью. Максимальный калибр авиабомб не должен превышать 250 кг (целями, неуязвимыми для таких бомб, должны были заниматься бомбардировщики). Кроме того, считалось, что скорость и маневренность штурмовика позволят при выполнении боевых задач обойтись без истребительного сопровождения.

Лучшим кандидатом на роль скоростного штурмовика в условиях неспособности германской авиапромышленности быстро создать специальный бронированный скоростной самолет-штурмовик оказался истребитель Fw190. Сыграло роль и то, что уже были разработаны заводские модификации U1 и U3, позволявшие переоборудовать стандартный истребитель в истребитель-бомбардировщик.

В соответствии с концепцией Купфера, в конце 1942 г. появился первый штурмовой «фоккер» - Fw190F-l, a весной 1943 г. - вариант F-2. Оба варианта представляли собой переобозначенные Fwl90A-4/U3 и A-5/U3 соответственно. С лета 1943 г. в серию «пошла» самая массовая модификация - F-3. В марте 1944 г. началось производство версии F-8.

Вооружение Fwl90F состояло из двух фюзеляжных пулеметов MG17, двух синхронных крыльевых пушек MG151 /20 и бомбового вооружения в составе четырех 50-кг бомб на фюзеляжном бомбодержателе ETC 501 с переходником ER4 и двух бомб до 250 кг на подкрыльевых держателях. На ETC 501 можно было подвешивать одну 500-кг бомбу SC500. На F-2 был немного улучшен обзор из кабины пилота вперед-вниз, на недостаток которого жаловались пилоты первых серий, а на F-3 держатель ETC 501 приспособили для подвески дополнительного бензобака. Самолеты версии F-8 отличались от собратьев фюзеляжными пулеметами MG131 калибра 13 мм и установкой четырех под-крыльевых держателей ETC 50 под 50-кг бомбы SC50.

Бронирование ударных Fw 190F по сравнению с «чистыми» истребителями было усилено: общий вес бронедеталей на самолете вырос до 310 кг (по данным НИИ ВВС КА).

В каждой эскадре немецкое командование планировало иметь три группы, вооруженные Fw190 в варианте истребителя-штурмовика, и одну специальную противотанковую эскадрилью на Hs129B. Считалось, что именно такое сочетание боевых сил позволит серьезно повысить эффективность непосредственной авиационной поддержки войск как в обороне, так и в наступлении.

В феврале 1943 г. в Рехлине успешно прошел испытания Hs129B-2, модернизированный по опыту боевого использования своего предшественника. Новый «хеншель» был вооружен 30-мм пушкой МК103, которая имела большую скорострельность, чем МК101 (420 выстрелов в минуту против 240). Боекомплект к пушке был увеличен до 100 снарядов. За счет увеличенной скорострельности МК103 обеспечивалась несколько большая вероятность поражения наземных целей.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ПушкаМКЮЗ.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Установка пушки МК103 на штурмовике Hs129B-2.

Примерно в это же время с целью повышения эффективности стрельбы по бронетанковой технике немцы пытались использовать на Hsl29B-2 пулеметы MG151/15 калибра 15 мм, в боекомплект которых входили бронебойные пули с вольфрамовым углеродистым сердечником. Предполагалось, что установка на «хеншель» крупнокалиберных «маузеров» обеспечит значительное повышение вероятности поражения танков в бою по сравнению с результатом, получаемым пушками. Расчет строился на лучших бронепробивных свойствах 15-мм бронебойной пули (с дистанции 100 м при угле встречи с броней 0° пуля пробивала бронеплиту толщиной 49 мм), меньшей отдаче при стрельбе в воздухе и большей скорострельности пулемета MG151/15. Однако, судя по имеющимся сведениям, эта пуля успеха все же не имела.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Специализированная ударная версия истребителя Fw190 - F-8.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Четыре 50-кг бомбы на фюзеляжном бомбодержателе ETC 501 с переходником ER4

на штурмовике Fw190F.

Одновременно с новым вариантом бронированного «хеншеля» в испытательный центр в Рехлине поступили и три Ju87D-3, главной особенностью которых являлась установка под крылом двух 37-мм пушек ВК 3,7 с боекомплектом по 12 снарядов. ВК 3,7 представляла собой зенитную пушку Flak 18, адаптированную для установки на самолет. В отличие от стандартного Ju87D-3, на противотанковом «юнкерсе» отсутствовали крыльевые пулеметы и бомбовое вооружение. Толщина задней бронеспинки летчика была увеличена до 20 мм. Воздушный стрелок, центропланные бензобаки и водорадиатор не бронировались. Штурмовик получил обозначение Ju87G-1.

На испытаниях Ju87G-1 показал себя медлительным и очень неповоротливым, что в сочетании с уменьшенным бронированием и слабым оборонительным вооружением делали машину идеальной мишенью для истребителей. Максимальная скорость самолета снизилась на 30-40 км/ч. Ju87G-1 уже не пикировал (хотя на проходивших испытания опытных машинах имелись тормозные щитки), атака целей производилась с планирования под углами не более 10-12°. Кроме этого, по показаниям пленных немецких летчиков, ввод в планирование был затруднительным. Сложным было и прицеливание вследствие плохой путевой устойчивости самолета, обусловленной аэродинамическим влиянием пушечных установок, большими разнесенными массами (вес одной пушки с лафетом без учета веса магазина и снарядов составлял 473 кг) и возросшим полетным весом.

Пушки ВК 3,7 имели довольно невысокую скорострельность и низкую надежность автоматики. По немецким данным, пушка имела скорострельность до 70 выстрелов в минуту. Однако, как следует из документов НИИ ВВС КА, вследствие низкой надежности автоматики пушки ее боевая скорострельность ограничивалась в среднем одним выстрелом в две секунды. Это приводило к весьма ограниченному числу выстрелов (не более двух) в одной атаке.

Положение усугублялось еще и сильной отдачей пушек при стрельбе. Вследствие этого при стрельбе в воздухе штурмовик испытывал сильный пикирующий момент, появлялась раскачка самолета в продольной плоскости. Удерживание линии визирования на цели во время стрельбы и ввод поправок в прицеливание было очень сложной задачей и практически невыполнимой. Поэтому прицельным мог быть только первый выстрел.

В то же время, подкалиберный снаряд к ВК 3,7, имея при стрельбе в воздухе начальную скорость около 1170 м/с (по данным НИИ ВВС КА), с дистанции до 400 м мог пробить советскую танковую броню толщиной до 52 мм при угле встречи 0°. Бронебойный снаряд из боекомплекта к этой пушке с дистанции 400 м пробивал лишь 40-мм броню.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Казалось бы, Ju87G-l - эффективное средство поражения советских «тридцатьчетверок». В действительности же это оказалось не совсем так.

Анализ схемы бронирования советского танка Т-34-76 и возможностей немецкой пушки ВК 3,7 показывает, что при углах планирования Ju87G-1 около 5-10° подкалиберный снаряд к пушке мог пробить 52-мм броню башни «тридцатьчетверки» только при стрельбе с дистанции не более 180 м, а бортовую 40-мм броню - до 400 м. Однако время ведения эффективной стрельбы составляло 1,3 и 4,4 с соответственно (минимально допустимая высота для маневра на выводе - 15-20 м, дистанция прекращения огня - около 90 м). То есть, «эффективным» при поражении башни мог быть лишь один снаряд, а при поражении борта - максимум два снаряда. Но попасть в уязвимые части танка, учитывая их малые площади, хотя бы и одним выстрелом, не так просто, как кажется. В то же время одного-двух попаданий с пробитием брони, как известно, недостаточно для надежного выведения танка из строя.

Поражение имевшего усиленное бронирование танка Т-34-85 при атаке со стороны борта (борт - 45 мм, башня-75 мм) не обеспечивалось при любых дистанциях стрельбы. При атаке сзади поражение Т-34-85 было возможным только в случае попадания снаряда в заднюю часть башни (толщина брони 52 мм) с дистанций до 400 м.

Надмоторная броня и броня крыши башни советских «тридцатьчетверок» всех вариантов поражалась подкалиберным снарядом к пушке ВК 3,7 при стрельбе с 300 м только при углах пикирования не менее 30°. При углах планирования до 10° стрельба с любых дистанций давала сплошные рикошеты. Оценки показывают, что в реальных боевых условиях для гарантированного поражения советской «тридцатьчетверки» на поле боя требовался наряд сил в полсотни Ju87G...

То есть, успешное применение пушечного Ju87G на поле боя было возможным лишь в руках высококлассного, пилота и в условиях слабого зенитного и истребительного противодействия. Но, несмотря на целый «букет» недостатков Ju87G-l, испытания признали успешными, и был сделан вывод о целесообразности его боевого использования.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Самолет Ju87D-3, оснащенный 37-мм пушками ВК 3,7.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА- ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Снаряжение пушки ВК 3,7.

После завершения испытаний пушечных «юнкерсов» было решено сформировать специальную противотанковую группу Panzerversuchs-kommando для проведения войсковых испытаний на фронте.

По показаниям пленного немецкого летчика обер-лейтенанта Ганса Тренкмана, эта группа уже к 16 марта сосредоточилась на аэродроме Брянск в составе 18 самолетов. Сам Тренкман был сбит советской зенитной артиллерией 18 марта в районе Атажа (в 20 км южнее Локоть) во втором боевом вылете на фронте. На выходе из атаки на высоте 250 м в крыло его Ju87G-l попал зенитный снаряд, самолет потерял управление, задел плоскостью о землю и упал на нашей территории. Практическую стрельбу по танкам в этом боевом вылете Тренкман вел с высоты 50-100 м.

На допросе Тренкман рассказал, что их учили атаковать танки сбоку с пологого планирования, открывая огонь с дистанции 300-200 м. Стрельба ведется одиночными выстрелами одновременно из двух пушек. При выполнении прицеливания самолет немного рыскает, но при небольших скоростях полета (около 300-310 км/ч) ввод поправок в прицеливание возможен. Перед отправкой на Восточный фронт Тренкман дважды вылетал на полигон для отработки стрельбы по танкам.

Использование устаревшего типа пикирующего бомбардировщика с новой авиационной пушкой пленный немецкий летчик объяснил «общим недостатком материальной части». Кроме того, по его мнению, «если эта пушка оправдает себя, то она может быть использована на самолете Ме-210».

В феврале 1943 г. в Хортице в составе 4-го ВФ была сформирована специальная противотанковая группа Weiss, на вооружении которой стояли толькоHs129B.

В апреле-мае группы Weiss и Panzerversuchskommando приняли участие в боях на Кубани, где практически проверялись отработанные на полигоне тактические приемы борьбы с советскими танками и способы организации тесного взаимодействия с наземными войсками.

По результатам «работы» противотанковых авиагрупп был сделан вывод, что при условии низкой эффективности одиночных противотанковых «юнкерсов» и бронированных «хеншелей» какой-либо реальный эффект на поле боя можно получить только при массированном применении этих самолетов на узких участках фронта. Было решено создать специальную противотанковую авиагруппу FuPz на Hs129B, а в составе каждой эскадры пикировщиков - формировать отдельные противотанковые эскадрильи на Ju87G. При этом в FuPz включались все имевшиеся в наличии противотанковые эскадрильи из 1 -й и 2-й эскадр непосредственной поддержки войск.

Переоборудование серийных Ju87D-3 в вариант G-1 производилось в строевых частях и выполнялось таким образом, чтобы оставалась возможность вернуть машинам их первоначальный облик. На всех машинах тормозные щитки отсутствовали, но кронштейны их крепления оставались. Всего подобным образом было переделано около 100 машин.

Кроме G-1, непосредственно на серийных авиазаводах в 1943-1944 гг. выпускалась противотанковая модификация Ju87G-2, также с двумя пуш-камиВКЗ,7. Базовой машиной для этого варианта послужил Ju87D-5, поэтому Ju87G-2 отличался от модификации G-1 увеличенным размахом крыла. Тормозные щитки и кронштейны их крепления отсутствовали на всех машинах. Часть машин в варианте G-2 сохранила 20-мм крыльевые пушки MG151 /20, на других - пушки снимались. Основным назначением пушек являлась пристрелка перед открытием огня из ВК 3,7. Всего было выпущено 208 самолетов этого типа.

В преддверии крупных танковых боев в районе Курского выступа FuPz перебросили на аэродром Микояновка в 20 км северо-западнее Харькова. Накануне немецкого наступления в четырех эскадрильях противотанковой группы имелось 60 боеспособных Hs129 модификаций В-1 и В-2. Противотанковые Ju87G-l состояли на вооружении двух эскадрильей - 10.(Pz)/StG2n 10.(Pz)/StGl.

Продолжение следует


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации