ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ № 8/2008, стр. 32-40

«ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА… ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ»

Олег Растренин

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ» №5,7/2008г.

«Увеличить производство противотанковых самолетов»

О том, насколько остро стояла проблема борьбы с немецкими танками, можно судить по речи И.В. Сталина 6 ноября 1941 г. на торжественном собрании по случаю годовщины Октябрьской революции: «...Существует только одно средство, необходимое для того, чтобы свести к нулю превосходство немцев в танках и тем самым коренным образом улучшить положение нашей армии. Оно, это средство, состоит не только в том, чтобы увеличить в несколько раз производство танков в нашей стране, но также и в том, чтобы резко увеличить производство противотанковых самолетов...»

Надо полагать, И.В. Сталин, говоря о противотанковых самолетах, имел в виду опытный самолет Ил-2, вооруженный двумя пушками ШФК-37, и противотанковый вариант истребителя ЛаГГ-3 с мотор-пушкой Ш-37. Оба самолета к этому времени прошли государственные испытания, а ЛаГТ-3 еще и войсковые испытания в составе 33-го иап 43-й сад на московском направлении.

Как следует из документов, боевое применение «ЛаГТов» выявило некоторые конструктивные и производственные дефекты пушечной установки, но летный состав в целом положительно оценил работу пушки, считая ее достаточно мощным и надежным средством борьбы с бронетанковой техникой и самолетами противника. Боекомплект к пушке в 20 снарядов считался вполне достаточным.

В ходе боевых действий один ЛаГГ-3 не вернулся с боевого задания, другой был разбит на посадке по вине летчика, а третий самолет-разрушен на вынужденной посадке (в обоих случаях произошел излом фюзеляжа).

Несмотря на то, что опытное противотанковое звено действовало исключительно по воздушным целям и сбило 6-7 немецких самолетов (по докладам летчиков), Б.Г. Шпитальный доложил И.В. Сталину об уничтожении пушечным огнем за короткий срок пяти средних танков противника. Был сделан вывод о положительных результатах испытаний и необходимости расширения выпуска ЛаГГ-3 с Ш-37.

В свою очередь, СВ. Ильюшин еще в сентябре 1941 г., не дожидаясь официального окончания испытаний Ил-2 с ШФК-37, направил на имя И.В. Сталина письмо, в котором писал: «На самолет Ил-2 в августе с.г. мною были установлены 2 пушки 37 мм конструкции Шпитального с запасом снарядов 40 штук на пушку, а весь запас снарядов 80 штук. Самолет с этими пушками прошел Государственные испытания в НИПАВ ГУ ВВС. Стрельба с самолета Ил-2 из этих пушек производит сильное впечатление мощностью огня и точностью попадания. Это уже настоящая летающая артиллерия. ...Достоинство самолета Ил-2 с установленными пушками состоит в том, что можно будет вести с самолета прицельную, очень точную стрельбу, и к тому же стрельбу можно начинать с дистанции 3-х и более километров, когда вражеские войска нашего самолета не видят ине слышат».

В заключение письма Ильюшин внес предложение «поручить заводу №1 оборудовать два авиаполка самолетов Ил-2 пушками 37 мм типа конструкции Шпитального по 2 пушки на самолет с запасом снарядов по 40 штук на пушку».

К сожалению, это письмо является ничем иным, как попыткой главного конструктора самолета выдать желаемое за действительное. Дело в том, что большие габаритные размеры пушек ШФК-37 и магазинное питание определили их размещение в обтекателях под крылом самолета Ил-2. Из-за установки на пушке большого магазина ее пришлось сильно опустить вниз относительно строительной плоскости крыла (оси самолета), что не только усложнило конструкцию крепления пушки к крылу (пушка крепилась на амортизаторе и при стрельбе перемещалась вместе с магазином), но и потребовало сделать для нее громоздкие (с большим поперечным сечением) обтекатели.

В результате, из-за сильной отдачи пушек при стрельбе, несинхронности в их работе, а также малого запаса продольной устойчивости и усложнения техники пилотирования штурмовик при стрельбе в воздухе испытывал сильные «клевки», толчки и сбивался с линии прицеливания. Летчики в одной прицельной очереди могли использовать не более 3-4 снарядов. При более длинной очереди резко увеличивалось рассеивание снарядов и снижалась точность стрельбы. То есть, для того чтобы эффективно израсходовать весь боекомплект к пушкам ШФК-37, требовалось выполнить 10-13 прицельных заходов на цель, что в реальных боевых условиях того времени было практически не выполнимо.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Возможно, именно по этим причинам установка на Ил-2 «больших пушек» у летчиков 312-го шал 47-й сад ВВС Западного фронта, где, по некоторым данным, самолет зав. №1861704 в ноябре-декабре 1941 г. проходил испытания, получила отрицательную оценку. «Летный состав и ведущие сильно возражают против постановки на Ил-2 двух 37-мм пушек...», - отмечалось в одном из докладов командира 312-го шал подполковника Поморцева.

В материалах штаба ВВС КА также имеются сведения о боевом использовании этого Ил-2.

В докладе Оперативного управления штаба от 27 мая 1942 г. в качестве основных недостатков установки ШФК-37 на Ил-2 указывалось, что вследствие небольшого темпа стрельбы пушек (в среднем 169 выстрелов в минуту) летчик в реальных условиях боя не успевает «сразу использовать весь боекомплект в одном заходе». Кроме этого, увеличение полетного веса противотанкового «Ила» по сравнению с серийным самолетом Ил-2 снижало возможности по выполнению эффективного противозенитного маневра. Штурмовику явно не хватало мощности мотора. Предлагалось на Ил-2 в противотанковом варианте устанавливать восемь ракетных орудий РО-132 для стрельбы бронебойными снарядами РБС-132, которые должны были стать основным оружием самолета. Как известно, эти снаряды были с успехом испытаны в ходе битвы под Москвой.

После обсуждения результатов испытаний Ил-2 с ШФК-37 26 ноября 1941 г. вышло постановление ГКО о постройке на заводе №18 к 15 января 1942 г. 20 таких самолетов войсковой серии. Однако в связи с эвакуацией завода это задание выполнено не было.

В марте 1942 г. выпуск противотанковых Ил-2 АМ-38 поручили только что созданному московскому заводу №30, но и он не смог выполнить задание. Разворачивание производства штурмовиков при отсутствии достаточного количества станков и квалифицированной рабочей силы шло очень медленными темпами. Тогда программу войсковой серии Ил-2 с 37-мм пушками вновь «перебросили» на завод №18. К этому времени кризис производства на куйбышевских заводах в целом уже был преодолен, но сроки все равно оказались сорваны. Завод №74 Наркомата вооружения не поставил пушки. По состоянию на 2 августа авиазавод №18 получил всего шесть комплектных пушек ШФК-37 вместо 40.

Одновременно расширялся выпуск и истребителей ЛаГГ-3 с Ш-37. По некоторым данным, авиазавод №21 к концу 1941 г. успел построить 20 таких самолетов, а в следующем году (до перехода на производство Ла-5) - еще 65 машин этого типа.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Под крылом Ил-2 подвешены ракетные осколочно-фугасные снаряды РОФС-132.

Группа летчиков 312-го шап 47-й сад. Под крылом Ил-2 подвешены осколочные ракетные снаряды РС-132. Западный фронт, 1941 г.

Официальные войсковые испытания ЛаГГ-3 с Ш-37 проводились на Брянском фронте в марте 1942 г. на базе 42-го иап. Летчиками отмечалась высокая эффективность при стрельбе из Ш-37 осколочно-трассирующи-ми снарядами как по бомбардировщикам, так и по истребителям: попадание одного снаряда приводило к немедленному разрушению самолета в воздухе. Самолет устойчиво пикировал под углом до 60°, но наивыгоднейшими углами для атаки наземных целей считались 30-40°. При стрельбе из пушки по воздушной цели длина очереди ограничивалась 3-5 выстрелами. В противном случае самолет терял скорость. Стрельба на пикировании очередями длиной до 5-7 выстрелов практически не сказывалась на точности, что было особенно важно при атаке бронетанковой техники. Считалось, что можно с успехом поражать танки с толщиной брони до 40 мм. Требовалось увеличить скорость самолета на 40-50 км/ч, улучшить его маневренность, сделать более легким управление. Боекомплект к пушке предлагалось довести до 40 снарядов, так как некоторые летчики в первой же атаке расходовали все патроны. При этом рекомендовалось давать летному составу систематическую тренировку в стрельбе по малоразмерным целям.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Пробоина в корабельной броне толщиной 50 мм от попадания ракетного бронебойного снаряда РБС-82.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Учитывая положительный боевой опыт противотанковых «ЛаГГов», в апреле 1942 г. на авиазаводе № 153 был построен истребитель Як-7-37 также с пушкой Ш-37 (20 снарядов). Самолет проходил совместные заводские и государственные испытания с 15 апреля по 10 мая. Поскольку по летным данным «Як» превосходил ЛаГГ-3 с такой же пушкой, но уступал ему по живучести, то было решено выпустить сначала небольшую войсковую серию, испытать самолет в бою, и только после этого сделать вывод о целесообразности запуска его в массовое производство. Всего было построено 22 «Яка» этого типа.

Испытание на боевое применение Як-7-37 проходил в период с 17 ноября по 13 декабря 1942 г. на Северо-Западном фронте в 42-м иап. В отчете по войсковым испытаниям летчики полка указывали, что Як-7-37 «по сравнению с другими типами истребителей, кроме Як-1, является лучшим самолетом, который позволяет вести воздушный бой как на вертикали, так и на горизонтали». В ходе испытаний было учтено 42 самолето-вылета на сопровождение Ил-2 и прикрытие наземных войск, проведено шесть воздушных боев, в которых сбито четыре немецких самолета. Полеты выполнялись только над своей территорией. Перелет линии фронта категорически запрещался. Пушка Ш-37 показала себя с наилучшей стороны, работала почти без отказов и оказалась простой в эксплуатации. Вследствие сильной отдачи пушки при стрельбе отмечались случаи течи масла из заднего уплотнения редукторного вала после 200-300 выстрелов.

Систематизацией данных по эффективности авиации в борьбе с танками вермахта и оценкой реальных возможностей авиационного вооружения фактически начали заниматься лишь весной-летом 1942 г.

Приказом командующего ВВС КА генерал-лейтенанта А.А. Новикова от 27 мая 1942 г. НИП АВ ВВС КА предписывалось провести всесторонние исследования по оценке действенности стоящих на вооружении авиации средств поражения и разработать рациональную тактику и способы боевого применения истребителей ЛаГГ-3, вооруженных 37-мм пушками, и самолетов Ил-2.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Пробоины в 15-мм броне башни немецкого легкого танка Pz.38(t) в результате попадания бронебойно-зажигательного снаряда БЗ-23 к пушке ВЯ-23.

Ведущим инженером по испытаниям был назначен инженер-подполковник Чернорез от НИП АВ, а ведущим инженером по броне - инженер-подполковник Воротников от НИИ ВВС. Руководил работами известный специалист по боевому применению штурмовой авиации подполковник Н.И. Шауров. Он разрабатывал от ВВС тактико-технические требования на самолеты-штурмовики. Его заместителем на период испытаний являлся инженер-майор Лось из НИИ ВВС. В качестве специалиста по броне от ВИАМ к работе привлекался инженер-испытатель Ковалев.

Основную часть летных испытаний провел помощник начальника НИП АВ по летной подготовке майор Звонарев. Ему помогал летчик-испытатель НИИ ВВС старший политрук Лябихов. Помимо них к испытаниям привлекались строевые летчики, имевшие боевой опыт: командир эскадрильи капитан Яшанов, командир звена старший лейтенант Канюко и летчик младший лейтенант Назаров - от 245-го шал, и майор Зуб - от 7-го гшап.

Для проведения испытаний из 42-го иап были взяты два истребителя ЛаГГ-3 с пушками Ш-37. В общей сложности в ходе испытаний было выполнено 120 полетов, из них 101 на Ил-2 и 19 на ЛаГГ-3. При этом на самолетах ЛаГГ-3 летали майор Звонарев и капитан Кравченко.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

В ходе испытаний выполнялась стрельба в воздухе из пушек калибра 20,23 и 37 мм, а также ракетными снарядами типа РС-82 (осколочный), РБС-82 (бронебойный), PC-132 (осколочный), РОФС-132 (осколочно-фугасный) и РБТС-203 (бетонобойный), установленных на Ил-2, и бомбометание штатными фугасными и осколочными бомбами типа ФАБ-50, АО-25, АО-8 и АО-2,5.

Кроме того, при наземных испытаниях определялась бронестойкость немецкой танковой брони путем обстрела из пулемета УБ калибра 12,7 мм, авиапушек ШВАК, ВЯ-23 и Ш-37, а также подрывом бомб типа АО-25, ФАБ-50, ФАБ-100 и ФАБ-250 и ракетных снарядов всех типов непосредственно около трофейных танков.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Попадание бронебойно-трассирующего снаряда калибра 37 мм БТ-37 в пушку немецкого среднего танка Pz.NI.

Пробоина в бортовой броне немецкого танка Pz.III в результате попадания снаряда БТ-37. Толщина брони 30 мм.

В качестве мишеней использовались трофейные легкие и средние танки типа Pz.III, StuG.III, Pz.II, Pz.38(t) и Pz.38(t) с усиленным бронированием, а также бронемашина SdKfz 250. Восемь единиц бронетанковой техники составляли «Т»-образную колонну, что позволяло вести огонь и бомбометание под различными углами к броне танков. Кроме того, для испытания по отработке методики бомбометания и стрельб была создана специальная мишень, представляющая собой колонну из девяти танков и 200 манекенов солдат.

Атаки немецких танков самолетами Ил-2 выполнялись как вдоль колонны, так и сбоку, а также способами, имевшимися к этому времени в строевых частях ВВС КА. Помимо этого, при атаке колонны были проведены различные варианты комбинированной стрельбы из пулеметов, пушек и ракетных снарядов с одновременным бомбометанием на выходе из пикирования.

Стрельба и бомбометание производились с планирования под углами 5-10° (высота подхода 100 м) и с пикирования под углами до 25-30° (высота подхода 400 м), а также и на бреющих полетах. Огонь из пушек велся очередями по 10-15 выстрелов с дистанции 400 м и ближе. Пуск ракетных снарядов осуществлялся одиночно и залпами по два, четыре и восемь снарядов в залпе. Дистанция ведения огня для РС-82 и РБС-82 составляла 400-500 м, РС-132 и РОФС-132 - 500-600 м, а РБТС-203 - 700-800 м. Как и следовало ожидать, наиболее эффективным оружием оказались пушки калибра 37 мм: «...поражение легких танков с дистанции не более 500 м возможно при стрельбе с любых направлений, средние танки могут быть поражены стрельбой по борту или по кормовой части танка».

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Схема бронирования немецкого среднего танка Pz.III.

Схема бронирования немецкого среднего танка Pz.IV.

Однако возможности самолетов ЛаГГ-3 с пушкой калибра 37 мм по ряду причин оказались ограниченными. Во-первых, пробитие снарядом брони далеко не всегда выводило танк из строя, не говоря уже об его уничтожении. Во-вторых, вероятность попадания в танк была все же невелика. Даже в полигонных условиях при отстреле всего боекомплекта 37-мм пушки с самолета ЛаГГ-3 в среднем можно было рассчитывать только на одно попадание. Результаты стрельбы в боевых условиях по движущимся танкам, очевидно, получились бы еще хуже, так как «подавляющая масса летчиков таких целей поражать не в состоянии». Прицельная стрельба по малоразмерным целям доступна «только отлично тренированным летчикам».

За все время полигонных испытаний истребителей ЛаГГ-3 с крупнокалиберными пушками из 288 выстрелов по немецким танкам было получено 31 попадание (углы планирования от 5-10° до 25-30°): 18 прямых попаданий в Pz.III и 13 - в Pz.38(t). При этом средний процент попаданий в танк точки наводки ведущего летчика-испытателя НИПАВ майора Н.И. Зво-нарева, имевшего отличную летную и стрелковую подготовку, составлял 12% (16 попаданий из 134 выстрелов в 7 полетах) и 18% - в колонну танков. Капитан В.М. Кравченко в 12 полетах при 154 выстрелах смог обеспечить в этих же условиях лишь 2% попаданий в танк точки наводки и 6% - в колонну танков.

Стрельба с самолета Ил-2 из пушек ВЯ-23 показала, что устойчивое поражение легких танков типа Pz.II и Pz.38(t) обеспечивалось лишь при стрельбе бронебойно-зажигательными снарядами. При этом атаку следовало производить сбоку или сзади с дистанции 300-400 м и при углах пикирования до 30°.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Пролом и разрушения от прямого попадания РС-82 в среднюю часть немецкой бронемашины

Sd Kfz 250.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Пробитие и пролом 10-мм брони дверцы люка немецкой бронемашины Sd Kfz 250 в результате попадания бронебойно-зажигательного снаряда БЗ-20 пушки ШВАК.

Пробитие боковой 10- мм брони немецкой бронемашины Sd Kfz 250 в результате попадания бронебойно-зажигательного снаряда БЗ-23 к пушке ВЯ-23.

Поражение танка Pz.38(t) с усиленным бронированием при тех же условиях атаки было возможным только в борт у ходовой части танка, где устанавливалась 15-мм броня. Но поражение «чистой» брони было маловероятным, поскольку большая ее часть закрывалась катками и гусеницами, а попадания снарядов в элементы ходовой части серьезных повреждений танку не наносили.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Сквозной пролом в броне башни немецкого легкого танка Pz.ll в результате попадания снаряда БТ-37. Толщина брони 15 мм.

Броня средних танков типа Pz.IV, Pz.III и штурмовых орудий StuG III с толщиной бортовой брони 30 мм и лобовой 50 мм при стрельбе с самолета Ил-2 из пушки ВЯ-23 не поражалась ни с одного направления атаки.

Поражение надмоторной брони и брони крыши башен немецких танков всех типов при стрельбе из пушек ВЯ-23 и TTTRAK получалось лишь при углах пикирования Ил-2 более 40°. Однако пилотирование штурмовика на этих режимах было сложным, а вероятность попадания в уязвимые части танков (из-за малой их площади) - небольшой.

Другими словами, штурмовик Ил-2, вооруженный пушками ВЯ-23, мог наносить устойчивое поражение только легким танкам и бронемашинам с толщиной брони до 20 мм. Причем в среднем только 30% попаданий в броню бронебойно-зажигательных снарядов БЗ-23 обеспечивали сквозные пробоины.

В отношении пушек ШВАК в выводах по испытаниям указывалось следующее: «Самолеты Ил-2, вооруженные пушками ШВАК, по танкам использовать неэффективно, а лучше использовать их на 5-10 км в тылу по пехоте и горючему, обеспечивающему танки».

Результаты наземных подрывов ракетных снарядов подтвердили, что надежное поражение танков боеприпасами этого типа возможно лишь при прямом попадании. Во всех остальных случаях танк получал повреждения, серьезно не влиявшие на его боеспособность. При этом точность стрельбы в воздухе ракетными снарядами всех типов оказалась весьма невысокой. Вероятность попадания при стрельбе с самолета Ил-2 летчиком с отличной стрелковой и летной подготовкой (майор Звонарев) по колонне из четырех танков общей длиной 58 м оказалась всего 6,4%. Из четырех боевых летчиков в колонну танков попал только старший лейтенант Канюко. При стрельбе по отдельным танкам результаты были еще хуже. Усредненная по всем летчикам вероятность попадания в колонну танков не превысила 3,7%, а по отдельному танку - 1,1%. Эти результаты позволили специалистам НИП АВ сделать вывод, что «ведение стрельбы по отдельным танкам и целям малых размеров (или длины) с самолета Ил-2 ракетными снарядами всех калибров считать неэффективным ».

Подрывы штатных бомб показали, что для борьбы с немецкими легкими танками можно использовать только АО-25М-13, АО-25сл и ФАБ-50, которые могут нанести поражение танку с пробитием боковой брони толщиной 15-20 мм осколками при прямом попадании или в непосредственной близости от него. По средним танкам могут применяться ФАБ-ЮОцк и ФАБ-250, которые при разрыве на расстоянии 1-5 м осколками пробивают броню толщиной 30 мм, а взрывной волной разрушают заклепочные и сварные швы. Однако поскольку «прямые попадания бомб в ограниченные цели (отдельный танк и их колонны) маловероятно, то следует рассчитывать лишь на осколочное действие авиабомб и применять главным образом взрыватели мгновенного действия».

В заключение отчета специалисты НИП АВ отмечали: «..Для более рационального использования существующего вооружения самолета Ил-2 в борьбе с немецкими танками необходимо выделить штурмовые авиаполки, вооруженные Ил-2 с авиапушками ВЯ-23 мм, основной задачей которых должно быть действие по танкам. Летный состав этих частей должен пройти спецподготовку. ...Наиболее эффективным средством борьбы с немецкими танками, имеющими броню до 40 мм, показали авиапушки 37 мм. В этой связи необходимо создать специальные противотанковые части, вооруженные истребителями ЛаГГ-3 и Як с 37-мм авиапушками и усиленным бронированием. Летному составу этих частей дать специальную подготовку. ...Одновременно поручить НКАП в срочном порядке создать штурмовик, вооруженный 37 мм пушкой, расположенной в плоскости оси самолета. ...Считать необходимым создание специального центра по отработке вопросов боевого применения АВ ВВС КА, на базе которого проводить систематическую подготовку летных кадров в ведении прицельной стрельбы и бомбометания. Обратить особое внимание на повышение качества боевой подготовки летного состава штурмовых частей в ЗАП в прицельной стрельбе и бомбометании».

Кроме этого, считалось необходимым проведение работ по увеличению бронепробиваемости снарядов калибра 23 и 37 мм, а также создание «специальных противотанковых и зажигательных средств борьбы против танков».

После получения из НИП АВ отчета с материалами испытаний вооружения самолетов Ил-2 и ЛаГГ-3 при действии по немецкой бронетанковой технике специалисты 2-го отдела (отдел по использованию опыта войны) Оперативного управления штаба ВВС в конце июля выехали на участки Брянского и Западного фронтов с целью выявления эффективности действия немецкой авиации по бронетанковым частям Красной Армии.

Анализ документов и заявлений командиров частей и соединений 5-й танковой армии, подвижной механизированной группы генерал-майора Бычковского, 7-го танкового корпуса, 3-й гвардейской, 62-й и 71-й танковых бригад показал, что тяжелые и средние танки типа KB-1 и Т-34 уничтожались только при прямом попадании бомбы крупного калибра. Танк выводился из строя временно при попадании бомб крупного калибра 250-500 кг с взрывателем мгновенного действия на расстоянии 1-1,5 м от танка или при прямом попадании фугасной 50-кг бомбы.

Прямое попадание бомбы в танк было случайным явлением: «...даже бомбометание с пикирования с высоты 800- 1000 м нескольким и десятка -ми самолетов не всегда дает желаемый результат».

Легкие танки несли значительно большие потери, так как выводились из строя осколками крупных бомб на расстоянии до 10 м и, кроме того, поражались огнем авиационных пушек.

Наибольшие повреждения танкам наносились в том случае, если бомбометание осуществлялось по их плотному скоплению у перепав, в эшелонах или при выгрузке из них. Рассредоточение танков на 80-100 м вполне гарантировало их от поражения как на марше, так и при расположении на месте, поскольку в этом случае поражение могло быть только случайным.

Значительные потери от авиационных бомб и пулеметно-пушечного огня самолетов несла неокопавшаяся живая сила (в частности, мотопехота танковых бригад) и вспомогательные технические средства (автотранспорт с боеприпасами, бензоцистерны и бензозаправщики, радиостанции и походные мастерские).

Систематические массированные действия немецкой авиации по нашим танковым частям и соединениям, не нанося значительных потерь боевым машинам, тем не менее, сковывали их, отсекали от танков мотопехоту, лишали возможности сближения с противником и продвижения на поле боя до момента достижения его боевых порядков, когда авиация противника «из-за боязни поражения своих танков кончает атаковывать танки ».

Бомбардировка танковых частей авиацией оправдывалась только с точки зрения достижения тактического эффекта - задержки продвижения танков, особенно в дефиле (переправы, гати, и т.п.) и в исходных пунктах для атаки. Бомбежки с целью уничтожения боевых машин могли дать некоторый эффект только в местах скопления - в эшелонах, на погрузке и выгрузке и т.п.

Командир 3-й гвардейской танковой бригады полковник И.А. Вовченко показал: «В период с 6.7.42по 14.7.42 бригаду ежедневно бомбила немецкая авиация в среднем около 200 самолетовылетов бомбардировщиков в день (10-12 налетов продолжительностью 30 минут до 1,5 часа группами от 15до52самолетов, изкоторых1-15 истребителей, иногда без прикрытия истребителей). Можно сказать, что немцы сейчас воюют на нашем участке фронта на 50% авиацией, на 40 % артиллерией, на 9% танками и лишь на 1% пехотой. Несмотря на такие интенсивные бомбежки, бригада безвозвратных потерь от авиации не имела. За это время были два случая повреждения танков».

7 июля в корму танка КВ-1 комиссара бригады старшего батальонного комиссара Седякина попала бомба калибра 50 кг. В результате взрыва было сорвано крыло, разбиты триплекс и телескопический прицел. Экипаж остался цел, а сам танк остался на ходу и боеспособности не потерял.

В этот же день бомба калибром 500-1000 кг упала на расстоянии 0,5-0,8 м от танка командира бригады полковника Вовченко. От взрыва образовалась воронка диаметром 18 м и глубиной до 5 м. Танк основательно встряхнуло, затем он опустился в образовавшуюся воронку. У танка оказались разбитыми триплекс и телескопический прицел, сорвана гусеница. Экипаж был легко контужен. Через 5 ч исправленный танки и экипаж пошли в бой.

По заявлению командира 1-го батальона 71-й танковой бригады майора Я.И. Плисова, в марте 1942 г. в районе г. Холм в поле остался один тяжелый танк KB-1, который авиация противника пыталась уничтожить в течение двух дней. В общей сложности по танку «работало» около 60 самолетов Ju87, Ju88 и Не 111. Пилоты люфтваффе бомбили танк и с пикирования и с горизонтального полета, но безрезультатно. Вся земля вокруг танка и в непосредственной близости от него была изрыта воронками, но прямых попаданий не оказалось. Осколки поражения танку не причинили.

В этой же танковой бригаде 21 января 1942 г. в районе деревни Сопки Федулы колонна из 22 легких и средних танков, рассредоточенных на дистанции 50-100 м один от другого, была атакована немецкой авиацией. Самолеты Ju88 двумя эшелонами по 24 самолета в каждом в течение двух часов бомбили и обстреливали из пулеметов танки. Бомбили с пикирования с высоты 600 м и ниже. Зенитных средств в колонне не имелось. Истребительной авиацией колонна также не прикрывалась. Поэтому условия для бомбометания у противника были почти полигонными. Заход на цель самолеты делали с головы колонны вдоль нее. Сбрасывались фугасные бомбы калибра от 50 до 250 кг. Несмотря на то, что бомбы рвались в 2-3 м от танков, ни один из них не пострадал. Только у одного танка был пробит масляный бак.

В том же районе шесть Ju88 атаковали пять танков Т-34, которые выдвигались по дороге в сторону леса. Дистанция между танками была 50 м. Немецкие летчики бомбили с пикирования. При этом высота ввода в пикирование составляла 1000-1200 м. Заход на цель выполнялся под углом 90° к колонне. Всего было сброшено 18 бомб калибром 250 и 500 кг. Все бомбы упали точно на дорогу, но в стороне от танков. Ни один из ни не получил даже повреждений.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Танк Т-34-76, уничтоженный немецкой авиацией.

Со слов начальника штаба 71-й тбр майора Гольдберга, потери бригады от действий авиации противника в период с 6 по 8 августа составили всего два танка - 11% всех потерь, от противотанковых мин-16,6%, от противотанковой артиллерии - 72,4%. При этом все поврежденные авиацией танки к 10 августа удалось ввести в строй.

Подобное распределение потерь танков от различных средств борьбы подтверждается данными допроса пленного инженера по ремонту 1-й германской танковой дивизии (Калининский фронт). По его словам, наибольшие потери танки несли от огня нашей артиллерии и танков. На втором месте стоят потери от противотанковых мин, ручных гранат и бутылок с зажигательной смесью. Наименьшие потери танков относятся к действиям авиации: случаи вывода из строя танков советскими самолетами были единичными.

Между тем наши авиационные командиры докладывали о десятках уничтоженных танков противника. Например, штаб 8-й воздушной армии Юго-Западного фронта доложил командующему ВВС КА об уничтожении в период с 10 по 14 июня 1942 г. 202 танков вермахта, что составляло до 40% (!) от численности всех танков, действовавших в это время на харьковском направлении. И это притом, что группировка штурмовой и бомбардировочной авиации 8-й ВА к 13 июня включала 120 истребителей и только 20 штурмовиков Ил-2 и 18 дневных бомбардировщиков.

Командование ВВС КА вполне справедливо посчитало эти данные не только неправдивыми, но и неправдоподобными. Действительно, если учесть, что наземные части Юго-Западного фронта в этот период также уничтожали танки вермахта, причем в значительно большем количестве, чем авиация, то, казалось бы, из-за больших потерь в танках, близких к 90-100% от первоначального состава, немецкие войска должны были остановиться. Однако танковое наступление противника на этом направлении 14 июня и в последующие дни продолжалось с неубывающей силой.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

По поводу причин случившегося штаб ВВС КА в своих указаниях от 20 июня отмечал: «...неправдоподобность донесений штабов воздушных армий является следствием того, что результаты боевых действий авиации никем не контролируются, и донесения обычно составляются на основании докладов экипажей самолетов, летавших на выполнение задания».

Еще более характерен факт, имевший место на Западном фронте. Генералу армии Г.К. Жукову было доложено, что мехгруппа генерал-майора Бычковского в период с 4 по 9 августа потеряла 106 танков от воздействия авиации противника (8 тяжелых, 63 средних и 35 легких). На самом же деле, как показало расследование, «из 106выведенных из строя танков только два были поражены авиацией противника, и это несмотря на весьма ожесточенные бомбардировки, которые проводил противник с малых высот».

В своем докладе по результатам командировки в действующую армию помощник начальника 2-го отдела ОУ штаба ВВС КА военинженер 2-го ранга И.В. Пименов особо отмечал, что «в высших штабах танковых соединений ...данные об эффективности действия авиации по танкам (боевые донесения и оперсводки танковых соединений) носят общий характер, без указания объектов и условий бомбометания, числа самолетовылетов авиации противника непосредственно по танкам и конкретных результатов нападения». Все это «создает в высших танковых штабах явно преувеличенное представление об эффективности действия авиации по танкам».

Переоценка возможностей немецкой авиации при действии по танкам связывалась в значительной мере с массированным и целеустремленным применением немецкой авиации над полем боя.

Особенностью действий немецкой авиации на атакованных участках фронта являлось непрерывное наблюдение за передним краем и районом расположения советской артиллерии на глубину 5-6 км патрулирующими разведчиками Hsl26 и Fwl89. При этом в силу малочисленности и слабой активности наших истребителей разведчики противника буквально все время висели над районом расположения 2-го и 7-го танковых корпусов.

Как отмечал Пименов, «бросается в глаза еще одна деталь: авиация противника действовала не распыляясь, бомбила намеченный участок два-три раза подряд, а затем переносила свои действия на соседний участок, где повторяла то же самое». Над полем боя появлялись сразу большие группы бомбардировщиков, которые «работали» над целью в течение 25-65 мин. При отсутствии зенитного огня и противодействия в воздухе бомбометание производилось только с пикирования с небольших высот (900-1000 м, высота сброса бомб 500-600 м) одиночными самолетами. Выбор конкретной цели осуществлялся каждым экипажем самостоятельно, благодаря этому точность была высокой.

Если район цели был прикрыт огнем малокалиберной зенитной артиллерии или крупнокалиберных зенитных пулеметов, то бомбометание выполнялось немецкими пилотами с горизонтального полета. В случае непрерывного прикрытия целей нашими истребителями противник почти не показывался над расположением наших войск.

Бомбардировочная авиация противника «старалась не только нанести поражение живой силе и техническим средствам борьбы, но также сковать действия наших наземных войск, в первую очередь танковых, и морально подавить их длительным пребыванием самолетов над целью, дополняя бомбометание обстрелом из пулеметов».

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИМежду тем «продолжительные бомбардировки изматывают силы танковых экипажей и подрывают их моральное состояние». В 3-й гвардейской танковой бригаде, например, было зарегистрировано несколько случаев потери сознания экипажами в результате «колоссального нервного напряжения при непрерывных бомбежках немецкой авиации».

Положение усугублялось тем обстоятельством, что красноармейцы оказались совершенно не подготовленными «к отражению атак авиации пехотным оружием»: «У командного состава всех степеней имеет хождение мнение, что борьба с авиацией противника может вестись только путем прикрытия истребителями». В результате, «при отсутствии истребителей действия наземных войск во время налетов авиации противника парализуется».

Продолжение следует


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации