ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ № 12/2008, стр. 15-21

«ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА … - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ»

Олег Растренин

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ» №5,6-9,11/2008г.

«Летчики.. .в восхищении от результатов действия этих бомб»

Несмотря на спешность, выполнить программу поставок в строевые части противотанковых «Яков» и «Илов» и переучить на них летный состав советскому командованию все же не удалось. К началу сражения в районе Курского выступа Як-9Т поступили лишь в полки 16-й ВА Центрального фронта. Противотанковых Ил-2 с пушками НС-37 в частях и соединениях не было ни одного. Однако незадолго до этого в штурмовые авиачасти воздушных армий удалось завезти большое количество ПТАБ-2,5-1,5.

Войсковые испытания на боевое применение Як-9Т проходил с 5 июля по 6 августа в составе 1-й гвардейской и 273-й истребительных авиадивизий. Всего было задействовано 34 танковых «Яков». Основную же массу самолетов дивизий составляли истребители Як-1 иЯк-7Б.

Поскольку начало испытаний Як-9Т совпало с переходом немецких войск в наступление, то это определило и характер боевого применения самолета. Как следует из документов соединений, новые «Яки» действовали исключительно против истребителей и бомбардировщиков противника. По наземным целям Як-9Т почти не работали. Поэтому боевые свойства противотанковых «Яков» в полном объеме выявить не удалось.

Как следует из документов, безвозвратные потери шести полков двух дивизий за июль составили 93 самолета (или 55% к самолетному парку на 20.00 4 июля), в том числе: 8 - Р-39 «Аэрокобра», 12- Як-9Т, 16 - Як-9, 57 - Як-1 и Як-7. Несмотря на столь неважные итоги июльских боев, отчет по результатам войсковых испытаний Як-9Т был составлен в довольно оптимистичной тональности.

Отмечалось, что на самолетах Як-9Т было выполнено 518 самолетовылетов, проведено 78 воздушных боев, из которых 31 бой оказался результативным. При суммарном расходе 1503 снарядов к пушке НС-37 летчики заявили о 49 сбитых немецких самолетах. Средний расход боеприпасов на один сбитый самолет составил 147 снарядов к пушкам ШВАК и 123 патрона к крупнокалиберным пулеметам БС.

Воздушные бои в очередной раз подтвердили высокую эффективность 37-мм осколочно-зажигательного снаряда при действии по истребителям и бомбардировщикам противника. Для поражения самолета было достаточно одного-двух попаданий. Прицельный огонь получался только при очереди не более 1-2 снарядов. Стрельба более длинными очередями приводила к непроизводительной трате боеприпасов, так как после двух-трех выстрелов, вследствие сильной отдачи, самолет сбивался с линии прицеливания, опускал нос, что вызывало недолеты при стрельбе по наземным целям и снижение трассы при стрельбе по воздушным целям.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Для продолжения стрельбы необходимо было восстанавливать прицеливание. Летчики отмечали исключительно неудачный кольцевой прицел, что не позволяло в полной мере воспользоваться преимуществами крупнокалиберного оружия в бою. В то же время сама пушка показала себя с наилучшей стороны: в 54-м гиап за все время испытаний (свыше 150 самолето-вылетов) было отмечено всего две задержки в стрельбе.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Делался вывод, что пушка НС-37 выдержала испытание на боевое применение и может быть рекомендована для принятия на вооружение ВВС КА. При этом считалось целесообразным вооружать полки истребительной авиации из расчета 30-50% самолетов с обычным составом вооружения и 70-50% с пушкой калибра 37 мм. Летчикам, летающим на Як-9Т, требовалось давать систематическую специальную тренировку в воздушной стрельбе: «летчик ...должен быть своего рода воздушным снайпером и уметь поражать врага наверняка - с первого выстрела ».

Более интересными представляются материалы 11-го сак (4-й, 293-й и 148-й иап) по результатам войсковых испытаний и оценке эффективности самолетов Як-9Т и его вооружения, поскольку и боевое применение, и составление отчета проходило в более спокойной обстановке - с 31 июля по 26 августа 1943 г.

По мнению летчиков корпуса, пушка НС-37 в воздушном бою с истребителями противника оказалась все же малоэффективной из-за небольшой скорострельности. По этой же причине диапазон направлений возможных атак по бомбардировщикам при дистанции стрельбы 400-600 м (а по истребителям при дистанции открытия огня 200-400 м) ограничивался ракурсом в 2/4. При этом наилучшими считались ракурсы 0/4-1/4. В этой связи в каждой группе необходимо было иметь самолеты с разным составом вооружения: Як-9Т - ударная группа (ведущие), Як-9 - прикрывающая группа (ведомые). От летчиков требовалась высокая стрелковая подготовка - умение прицеливаться и вести стрельбу короткими очередями.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Исходя из высоких ударных возможностей самолета, предлагалось применять танковые «девятки» главным образом для действий в тылу противника методом свободной «охоты» на глубину до 25-80 км от линии фронта, освободив их от задачи сопровождения своих штурмовиков и бомбардировщиков. Использовать противотанковые «Яки» на поле боя из-за их низкой живучести не рекомендовалось.

Основными объектами «охоты» должны были стать автомашины, обозы, малые и средние танки, полевая и самоходная артиллерия на подходе, паровозы, речные катера.

Атаку малоразмерных целей (танки, артиллерия и минбатареи и т.д.) лучше всего было выполнять с пикирования под углами 30-40°, которые обеспечивали наибольшую точность стрельбы. Дальность начала стрельбы не должна была превышать 400- 600 м. На пикировании становилось возможным вести более продолжительный огонь как короткими очередями в 2-3 снаряда, так и длинной очередью в 6-8 снарядов без значительных отклонений на рассеивание. При этом хорошо видимая красная трасса снаряда позволяла корректировать огонь.

Боевой опыт показал, что при действии по большинству наземных целей результат был исключительно высокий. Например, при попадании осколочно-зажигательного снаряда практически в любую часть автомашины сразу же возникал пожар, а разрывы снарядов рядом с ней выводили ее из строя, поражая осколками ходовую часть (покрышки). При стрельбе по артиллерийским и зенитным батареям они, как правило, временно прекращали огонь.

Для остановки железнодорожного эшелона на перегоне и нанесения ему серьезного поражения достаточно было выделить группу в составе 4-6 самолетов Як-9Т. Отмечалось, что бронебойно-зажигательные снаряды поражали котел паровоза в первой очереди, а после двух пробоин паровоз останавливался. Осколочно-зажигательные снаряды разрушали верхнюю обшивку (кожух) и асбестовую прокладку котла паровоза, но сам котел не пробивали. Попадания 37-мм снарядов в тендер паровоза производили сильные разрушения приборов управления и наносили поражения личному составу бригады, что также приводило к остановке эшелона, хотя сам паровоз в этом случае выводился из строя лишь в редких случаях.

Специальная комиссия штаба 15-й ВА обнаружила в 1 км южнее Жудре (район ст. Хотынец) скопление немецких танков Pz.V «Пантера», один из которых предположительно был поражен огнем пушек НС-37. Этот танк имел три сквозные эллипсоидальные пробоины размерами 35-50 мм в 45-мм броне наклонного броневого пояса корпуса под основанием орудийной башни. По оперативным сводкам штаба армии было установлено, что в этом районе танки подверглись ударам Як-9Т из состава 11-го сак.

Особенно интересным представлялось применение Як-9Т при совместных действиях с Ил-2 по уничтожению самолетов противника на аэродромах. Помимо уничтожения матчасти на аэродроме, «Яки» должны были подавлять огонь зенитной артиллерии, обеспечивая выход из атаки штурмовиков. Как известно, именно в этот момент немецкие зенитчики открывали сильный огонь, и Ил-2 несли основные потери. «...Истребители находятся выше и лучше видят, плюс мощь огня пушки », - отмечалось в отчете корпуса.

Командование корпуса особо указывало, что: «Свободная охота в тех масштабах, какое она имела место, в данное время большого оперативного и даже тактического успеха не приносит и не принесет, а является лишь небольшим «приработком» к общему активу боевой работы полка, если процент вылетов на охоту составляет только 0,8 % к суммарному числу боевых вылетов». Опыт показал, что в каждом боевом вылете истребителей Як-9Т на «охоту» противник терял в среднем не менее 1-2 автомашин, а то и больше. При этом количество самолето-вылетов на одну боевую потерю во много раз превышало этот показатель при действии на поле боя. По мнению штаба, если бы корпус выполнял на охоту 80% боевых вылетов от их общего числа, то «это был бы выигрыш целой операции по срыву ж.д. перевозок, и много бы немцу пришлось потрудиться, чтобы растащить и восстановить поврежденное...»

Противотанковые авиабомбы ПТАБ-2,5-1,5 впервые были применены ранним утром 5 июля 1943 г. Счет боевому применению этих бомб открыли летчики 617-го шап 291-й шад 2-й воздушной армии Воронежского фронта. Под удар восьми экипажей этого полка попали немецкие танки из 48-го танкового корпуса, выдвигавшиеся из Бутово на Черкасское, и скопление танков в 2 км севернее Бутово. После возвращения с боевого задания экипажи доложили, что они «наблюдали в районе взрывов авиабомб сильный огонь и дым, на фоне чего выделялось до 15 горящих танков». Кроме этого, было уничтожено шесть автомашин и создано 12 очагов пожаров. Всего было израсходовано 1248 ПТАБ, 8 АО-25, 28 РС-82 и 890 снарядов к пушкам ВЯ-23. Экипажи 61-го шал из этой же дивизии, также вылетали для уничтожения танков, но новые авиабомбы они не применяли.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Немецкий танк Pz.IV, разбитый в результате штурмового налета Ил-2 в 7 км от Бутово. Белгородское направление, июль 1943 г.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

В этот же день ПТАБы с большим эффектом применили и летчики 266-й шад 1-го штурмового авиакорпуса. Группа в составе 10 Ил-2 от 673-го шал (ведущий комполка майор Матиков) атаковали немецкие танки, стоявшие на месте в районе Яковлеве Погорелово. В результате удара было уничтожено и повреждено до 10 танков и 10 автомашин, наблюдался один взрыв большой силы. Помимо осколочных и фугасных авиабомб, было сброшено 491 ПТАБ.

Как следует из документов, штурмовики 17-й ВА Юго-Западного фронта, действовавшие в полосе Воронежского фронта, новые противотанковые авиабомбы не применяли.

Не отмечается применение ПТАБ и в полосе Центрального фронта. Для борьбы с танками противника экипажи 2-й гвардейской и 299-й штурмовых авиадивизий 16-й ВА использовали 5 июля в основном фугасные авиабомбы калибра 100 и 50 кг, осколочные авиабомбы АО-25, а также ампулы АЖ-2 с зажигательной смесью КС.

По поводу первого боевого применения ПТАБ летчиками 291-й шад генерал-полковник С.А. Худяков в донесении на имя командующего ВВС маршала А. А. Новикова о действиях авиации 5 июля сообщал: «..летчики полковника Витрука в восхищении от результатов действия этих бомб».

Учитывая отличные результаты действия ПТАБ, советское командование приняло решение 6 июля применить эти бомбы массированно одновременно на Центральном и Воронежском фронтах. В этот день штурмовики 2-й ВА сбросили по танкам противника 11703 ПТАБ, а 16-й ВА - 1784 таких бомб. На следующий день масштабы боевого применения ПТАБ возросли: их расход во 2-й воздушной армии составил 14272 штуки и 7585 в 16-й ВА. Причем главными противотанкистами оказались 299-я шад 16-й ВА и 291-я шад 2-й ВА. На полки этих дивизий пришлась львиная доля расхода ПТАБ. Начиная с 9 июля, ПТАБы начали использовать и в 17-й воздушной армии. Еще через три дня новые авиабомбы в большом количестве были применены штурмовиками 1-й и 15-й воздушных армий Западного и Брянского фронтов, войска которых проводили орловскую наступательную операцию.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Массовое применение ПТАБ имело ошеломляющий эффект тактической неожиданности и оказало сильное моральное воздействие на противника. Немецкие танкисты, как, впрочем, и советские, за два года войны привыкли к относительно низкой эффективности ударов авиации. Поэтому на первых порах немцы совершенно не практиковали рассредоточенные походные и предбоевые порядки, за что и были наказаны.

Бывший начальник штаба 48-го германского танкового корпуса генерал фон Меллентин впоследствии писал: «...многие танки стали жертвой советской авиации - в ходе этого сражения русские летчики, несмотря на превосходство в воздухе немецкой авиации, проявляли исключительную смелость».

Во всех случаях экипажи докладывали, что от прямых попаданий ПТАБ танки и автомашины горят, на местности все загорается, а при повторных налетах танки сходят с дороги и рассредоточиваются.

Многочисленные доклады летчиков об уничтожении ПТАБами большого количества бронетанковой техники противника вызывали вполне законное недоверие вышестоящего командования. «Данные, полненные отлетного состава, не могут являться объективными, так как летный состав штурмовиков падения своих бомб не видит и судит о поражении танков по косвенным признакам, например, столбам дыма, выделяющимся из общего облака пыли, ...или по очагам взрыва, которые при смешанной бомбовой зарядке в группах, практикующейся в частях, могут являться следствием взрыва своих бомб крупного калибра», - указывал старший помощник начальника 2-го отдела Оперативного управления штаба ВВС инженер-майор И.В. Пименов в своем отчете о командировке в части и соединения 16-й ВА.

По этой причине в ряде случаев для контроля результатов ударов стали вылетать офицеры штабов дивизий и лично командиры полков, а в войска выехали спецгруппы штабов воздушных армий.

Например, 7 июля заместитель командира 299-й шад по воздушно-стрелковой службе военный инженер 2-го ранга Щербина вылетал в составе группы из семи самолетов Ил-2 от 217-го шап (ведущий ст. лейтенант Рыжков) для контроля результатов удара по танкам противника на высоте 255.0 в 1 км севернее ст. Поныри. В этом районе было обнаружено до 35 немецких танков, вкопанных в землю, и около 15 танков в движении. Группа нанесла удар с высоты 800-900 м с пикирования под углом 20-25°. Бомбовая зарядка двух самолетов состояла из ПТАБ, у остальных - из ФАБ-50. Штурмовики выполнили два захода на цель. Сброшенные ПТАБ накрыли разрывами танки, три из которых загорелись - экипажи отчетливо наблюдали пламя и черный дым.

8 июля командир 617-го шап майор Д.Л. Ломовцев возглавил группу в составе шести Ил-2. Штурмовики нанесли удар по скоплению танков в районе Покровка, Яковлево, Козьмо-Демьяновка. Экипажи выполнили две атаки: первая с высоты 600-800 м со сбросом ПТАБ и вторая - с обстрелом целей из PC и пушек с высоты 200- 150 м. На отходе группы было зафиксировано до 15 горящих танков и четыре больших взрыва.

Контрольные вылеты «ответственных командиров» и поездки офицеров штабов на передовую с целью установления действительной эффективности ПТАБ позволили командованию воздушных армий заявить, что «приведенные цифры потерь противника ... являются правильными» и заслуживают доверия.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Немецкий танк после прямого попадания ФАБ-100. Орловско-Курское направление, 1943 г.

Оперативное управление штаба ВВС КА в своей справке от 12 июля указывало: «...В шифровке от 11.07.43 генерал-полковника тов. Ворожейкина на имя тов. СТАЛИНА сообщается, что по наблюдениям наземных войск на высоте 255.1 (Центральный фронт) 6 Ил-2 атаковали 15танков «тигр», из которых 6 загорелось. ...10 июля на одной из высот восточнее Кашары (Центральный фронт) было замечено большое скопление танков. Был нанесен сосредоточенный удар штурмовиками. На месте осталось 30 подбитых и 14 танков горело, а остальные рассыпались и в беспорядке стали уходить в северном направлении...»

Как следует из документов, при массированных ударах 10 июля 16-й воздушной армии в районах север-нееПоныри, 1-е Поныри ивыс.238.1, а также в районе Кашара, сев. Кутыр-ки, вые. 257.0, штабы 2-й танковой и 13-й армий в своих донесениях отметили до 48 сожженных и подбитых немецких танков. Противник был вынужден прекратить атаки, а «остатки своих сил оттянуть к северу от Кашара...»

По данным штаба 16-й ВА, авиацией в указанных районах было уничтожено и повреждено 44 танка. Из этого числа пять танков были уничтожены бомбардировщиками (летали экипажи 3-го бак), а остальные - штурмовиками Ил-2, применявшими противотанковые авиабомбы, «таккакпо скоплениям танков сбрасывались только ПТАБы ».

Справедливости ради следует сказать, что в этих ударах штурмовики помимо ПТАБ широко применяли ампулы АЖ-2, которые показали прекрасные результаты не только при действии по танкам и автомашинам, но и по зенитным батареям противника.

Так, контролирующий от штаба 299-й шад военный инженер 2-го ранга Щербина докладывал об отличных действиях восьми Ил-2 из 218-го шал (ведущий ст. лейтенант Славицкий) по скоплению автомашин, танков и батареям МЗА у Ржавец и в 1 км западнее от 1 -е Поныри. Два самолета из состава группы разрядили свои кассеты с АЖ-2 по позициям немецких зенитчиков. По наблюдению Щербины, действие ампул сводилось к следующему: «сначала видно несколько десятков вспышек ярко-красного цвета, через 20 секунд пораженный участок покрывается густым белым дымом, упавшие ампулы вблизи батарей ЗА огненными брызгами поразили прислугу, в результате зенитный огонь в районе Ржавец заметно ослаб...»

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА - ВЫБИВАТЬ У ПРОТИВНИКА ТАНКИ

Впоследствии специальная комиссия, обследовав район вые. 257.0, Ка-шара, вые.231.8, обнаружила шесть танков и 16 самоходных орудий, из которых четыре были уничтожены ПТАБами.

Осмотр подбитой и сожженной бронетанковой техники показал, что после попадания ПТАБ в танк в большинстве случаев его нельзя восстановить: «В результате пожара уничтожается все оборудование, броня получает отжиг и теряет свои защитные свойства, а взрыв боеприпасов довершает уничтожение танка».

В 5 км северо-восточнее ст. Поныри находилась немецкая САУ «Фердинанд», уничтоженная ПТАБ. Бомба попала в броневую крышку левого бензобака, пробила 20-мм броню, разрушила бензобак и воспламенила бензин. Самоходка сгорела. Пожаром уничтожено все оборудование, взорваны боеприпасы, казенная часть орудия разрушена (снаряд остался в стволе) , провалился пол корпуса. От высокой температуры броня покрылась розовой окалиной, что говорило о безвозвратных изменениях ее физико-химических свойств. «Самоходная пушка представляет собой безвозвратную потерю, так как восстановить ее невозможно», - констатировали члены комиссии.

Еще два сгоревших «Фердинанда» были найдены в 1,5 км восточнее Бу-зулук ив 1,5 км севернее ст. Поныри, а в районе вые. 257.1 восточнее ст. Поныри обнаружено разрушенное в результате взрыва боекомплекта штурмовое орудие на базе танка Pz.IV. Вокруг самоходок имелось много мелких воронок от разрывов ПТАБ.

Относительно малое количество легких и средних танков, оставшихся на поле боя, объяснялось хорошо налаженной у противника службой эвакуации подбитых танков. «...Немцы увозят с поля боя не только те танки, которые можно восстановить, но и те, которые не подлежат восстановлению, но могут быть использованы на запчасти или просто в качестве металлолома, поэтому на осмотренных участках остались только те танки и пушки, которые противник не смог эвакуировать», - утверждал заместитель командующего 2-й ТА по технической части инженер-полковник Крупенин.

Учитывая, что авиация действовала в основном по танкам, находившимся главным образом в районах сосредоточения для атаки, в местах заправки горючим, на марше при перегруппировке и на подходе из глубины обороны, то эвакуация подбитой бронетанковой техники для противника не представляла большой трудности. Поэтому комиссия сделала вывод: «...фактический процент танков и самоходных орудий, уничтоженных ПТАБами, должен быть значительно больше».

Высокая эффективность действия ПТАБ по бронетанковой технике получила и совершенно неожиданное подтверждение. В полосе наступления 380-й сд Брянского фронта в районе д. Подмаслово наша танковая рота по ошибке попала под удар своих штурмовиков Ил-2. В результате один танк Т-34 от прямого попадания ПТАБ был полностью уничтожен: оказался разбитым «на несколько частей». Работавшая на месте удара комиссия зафиксировала «вокруг танка ...семь воронок, а также… контрящие вилки отПТАБ-2,5-1,5».

Как следует из документов, штурмовиками в этом же районе были подбиты и два тяжелых танка Pz.VI «Тигр». По всей видимости, отличились летчики из состава четверки Ил-2 от 614-го шал (ведущий капитан Чубук) 225-й шад, которые 15 июля штурмовали контратакующие немецкие танки - до 25 машин, в том числе около 10 «Тигров». Бомбометание производилась с горизонтального полета с высоты 130-150 м. Всего было сброшено 1190 ПТАБ. Экипажи доложили об уничтожении семи танков, в том числе четырех тяжелых.

Победные реляции и превосходные отзывы из действующей армии позволили инженер-майору И.В. Пименову доложить командованию: «Бомбометание ПТАБ устранило основную причину низкой эффективности действия авиации по танкам фугасными и осколочными бомбами - малую вероятность попадания в приведенную площадь танка (площадь цели с учетом радиуса поражения бомбы). Полоса разрывов ПТАБ перекрывает 2-3 танка на удалении 60-75 м друг от друга, то есть создается высокая плотность разрывов. Поэтому в результате действия авиации по рассредоточенным боевым порядкам и колоннам танков противника последние обычно несли большие потери».

«...Нужно перейти к массовому их изготовлению и самому широкому применению при нападениях на мото-мехвойска противника, на его ж.д. транспорт, при ударах по переправам, по огневым позициям артиллерии и т.п. целям; все эти цели с успехом поражаются ПТАБами», - делал вывод начальник Оперативного управления штаба ВВС КА генерал-майор Н.А. Журавлев.

К сожалению, без недостатков не обошлось. Взрыватель ПТАБ оказался очень чувствительным и срабатывал при ударе о вершины и сучья деревьев и другие легкие преграды. При этом стоявшая под ними бронетанковая техника не поражалась, чем собственно и стали пользоваться немецкие танкисты в дальнейшем, располагая свои танки в густом лесу или под навесами. Уже с августа месяца в документах частей и соединений стали отмечаться случаи использования противником для защиты своих танков обычной металлической сетки, натянутой поверх танка. При попадании в сетку ПТАБ подрывалась, и кумулятивная струя формировалась на большом удалении от брони, не нанося ей никакого поражения.

Выявились недостатки кассет мелких бомб самолетов Ил-2: имелись случаи зависания ПТАБ в отсеках с последующим выпадением их при посадке и взрывом под фюзеляжем, приводившим к тяжелым последствиям. Кроме этого, при загрузке в каждую кассету 78 бомб, согласно инструкции по эксплуатации, «концы створок, смотрящие к хвосту самолета, провисают от неравномерного расположения на них груза, ...при плохом же аэродроме ...отдельные авиабомбы могут выпасть».

Принятая укладка бомб горизонтально, вперед стабилизатором приводила к тому, что до 20% бомб не взрывалось. Отмечались случаи столкновений бомб в воздухе, преждевременных взрывов из-за деформаций стабилизаторов, несвертывания ветрянок и другие конструктивные дефекты. Имелись и недочеты тактического характера, также «снижающие эффективность авиации при действии по танкам».

Выделяемый наряд сил самолетов с ПТАБ для удара по установленному разведкой скоплению танков не всегда был достаточным для надежного поражения цели. Это приводило к необходимости нанесения повторных ударов. Но танки к этому времени успевали рассредоточиться - «отсюда большой расход средств при минимальной эффективности».

Высота сброса нередко оказывалась 500-600 м и выше, тогда как инструкцией по боевому применению ПТАБ рекомендовались высоты 100-300 м. В результате отмечалась низкая плотность разрывов.

Оправившись от шока, немецкие танкисты вскоре перешли к рассредоточенным походным и предбоевым порядкам. Естественно, это затруднило управление танковыми частями, увеличило сроки их развертывания, сосредоточения, усложнило взаимодействие между ними.

Эффективность ударов Ил-2 с применением ПТАБ снизилась примерно в 4-4,5 раза, оставаясь, тем не менее, в среднем в 2-3 раза выше, чем при использовании фугасных и осколочно-фугасных авиабомб. В этой связи, в строевых частях укоренились следующие два варианта бомбовой загрузки штурмовиков. Когда удар наносился по крупным танковым группам, «Илы» полностью снаряжались ПТАБ, а при атаках танков, непосредственно поддерживающих пехоту на поле боя (то есть в рассредоточенных боевых порядках), боекомплект Ил-2 по весу состоял из 50% ПТАБ и 50% ФАБ-50, ОФАБ-50 или ФАБ-100.

Во всех случаях атаки танков выполнялись со средних высот (500-700 м) с пикирования под углами 25-30°. Удар наносился сзади или по бортам танков. В каждом заходе применялся только один вид оружия. Например, в первом заходе осуществляется пуск PC, затем, во втором заходе, на выводе из пикирования сбрасывались бомбы, и, начиная с третьего захода, цель обстреливалась пушечно-пулеметным огнем с дальности не более 300-400 м.

Когда немецкие танки были сосредоточены сравнительно плотной группой на небольшой площади, то летчики прицеливались по среднему танку. ПТАБ сбрасывались на выводе из пикирования с высоты 200-300 м по две кассеты, с расчетом перекрытия всей группы танков. При низкой облачности бомбометание производилось с высоты 100-150 м с горизонтального полета. Если же танки были рассредоточены на большой площади, то летчики прицеливались по отдельным танкам. При этом высота сброса ПТАБ на выходе из пикирования была несколько меньше - 150-200 м, и за один заход расходовалась только одна кассета.

Боевой опыт показал, что потери танков в среднем до 15% от общего числа, подвергшихся удару, достигались в тех случаях, когда на каждые 10-20 танков выделялся наряд сил около 3-5 групп Ил-2 (по шесть машин в каждой группе), которые действовали последовательно одна за другой или по две одновременно.

Продолжение следует


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации