СТАНОВЛЕНИЕ РАЗВЕДКИ США

Обозреватель - Observer 2005 №6 (185)

СТАНОВЛЕНИЕ РАЗВЕДКИ США

М.Дундуков,

кандидат юридических наук

        Перемены, которые произошли в мире в последнее десятилетие XX в., заставили по-новому взглянуть на многие, казавшиеся уже бесспорными истины, подтолкнули к переосмыслению сути ряда явлений и процессов, самым непосредственным образом связанных с фундаментальными основами эволюции человеческой цивилизации, с закономерностями и принципами развития государств.

        Как раньше, так и теперь любое государство склонно весьма эгоистично отстаивать свои собственные интересы при разрешении каких бы то ни было международных противоречий, и при столкновении интересов двух субъектов международных отношений более выгодно положение того из них, кто обладает большей силой, большим потенциалом.

        В данном случае важны не только экономическая и военная мощь: в современном мире, отличающемся сложными многоуровневыми взаимосвязями реальная сила государства определяется не только такими исторически традиционными признаками, как численность и боеготовность его армии и размер государственной казны.

        В нынешней системе отношений, помимо базового экономического фактора и тесно связанного с ним фактора военного, немаловажное значение имеют и любые иные проявления силы и могущества государства: устойчивость его идеологии, исторические традиции государства, уровень образованности населения, научный потенциал, мощь пропагандистской машины, территориальное единство и т.д.

        В качестве одного из подобных факторов, определяющих место государства в мировой политической иерархии и отражающих политическую силу государства, можно рассматривать и такой фактор, как уровень развития и потенциал его разведывательной системы, что должно выражаться в эффективности разведывательной деятельности государства как одного из видов государственной деятельности.

        Для того, чтобы лучше понять, как более эффективно использовать потенциал российских специальных служб для укрепления нашего государства, небезынтересно проанализировать, каким образом развивалась разведка как вид государственной деятельности в других странах.

        Особый интерес в этой связи может представлять опыт Соединенных Штатов, традиционно уделяющих разведке самое пристальное внимание и ежегодно расходующих на разведывательные нужды астрономические суммы, большие, нежели весь годовой федеральный бюджет Российской Федерации в конце 90-х годов минувшего столетия.

 Становление разведывательной деятельности в США

        Разведка с незапамятных времен обычно выступала в качестве одной из составляющих военной деятельности государств. С глубокой древности сбором и добыванием разведывательной информации государства занимались не только в военное, но и в мирное время. Однако среди задач, решаемых разведкой, традиционно доминировали задачи военного характера. Это в равной степени относится как к периодам участия государств в военных конфликтах, когда собираемая информация о неприятеле носила скоре тактический, текущий характер, так и к периодам мирного времени, когда сведения о военном потенциале соседа и его военно-политических планах помогали своевременно позаботившемуся о приобретении необходимой разведывательной информации государству выработать верную стратегию своих внешнеполитических отношений, вовремя подготовиться к отражению возможной агрессии, либо же правильно оценить шансы собственной армии для успешного ведения боевых действий на чужой территории.

        Вряд ли стоит удивляться тому факту, что и в США разведка как вид деятельности зародилась именно в связи с военными потребностями, когда провозгласившие свою независимость 13 бывших колоний Англии были вынуждены ее отстаивать с оружием в руках. Практически с первых дней своего существования американская разведка возникла не только как деятельность, которую в традиционной дипломатической практике вели сотрудники дипломатических представительств, разведка США с самого начала появилась как совокупность определенных структурных подразделений, непосредственно специализирующихся на подобном виде деятельности.

        Однако, несмотря на объективные исторические обстоятельства, вызвавшие столь быстрое развитие разведки и приведшие к появлению целой группы разведывательных органов уже в тот период, когда США представляли собой лишь конфедерацию бывших английских колоний, для развития американской разведки были отнюдь не чужды те же самые исторические закономерности и этапы развития, которые разведка прошла и в других государствах. Так, хотя в период войны за независимость разведкой в США занимались не только подразделения вооруженных сил, но и специально созданные для разведывательных целей комитеты Континентального конгресса, американская разведка в тот период являлась не самостоятельным видом деятельности государства, а всего лишь разновидностью военной.

        Следует подчеркнуть, что сама цель, с которой бывшие колонии создали конфедерацию, по сути подразумевала в качестве основной задачи всех конфедеративных органов совместную оборону от Англии. Поэтому, выполняя разведывательные функции, комитеты Континентального конгресса лишь способствовали решению главной задачи, стоявшей перед Североамериканской конфедерацией.

        Не случайно и то, что практически сразу после окончания боевых действий и заключения мирного договора с Англией все наделенные полномочиями в сфере разведки органы были упразднены. В отсутствии непосредственных военных действий разведка, предназначавшаяся исключительно для решения военных задач, оказалась ненужной.

        Взгляд на разведку как на разновидность военной деятельности не претерпел существенных изменений и в течение последующего столетия американской истории.

        Например, созданные обеими противоборствующими сторонами в период Гражданской войны 1861-1865 гг. разведывательные службы были упразднены сразу же после окончания боевых действий, как это случилось и в период войны за независимость.

        Нельзя рассматривать как серьезную перемену во взглядах на разведку даже факт учреждения в конце XIX в. при военном и военно-морском министерствах постоянно действующих разведывательных служб. Хотя в большинстве других экономически развитых держав конца XIX в. именно на этом этапе исторического развития разведывательная деятельность постепенно приобретала черты самостоятельного вида деятельности государства, в США в этот период не произошло подобной трансформации. Будучи отделенными Атлантическим океаном от основной авансцены мировой политики XIX в., Соединенные Штаты в политическом плане оказались в стороне от всех тех конфликтов, которые сотрясали в этот период Европу. На самом же Североамериканском континенте США уже с первой трети XIX в. являлись бесспорным и единоличным лидером и особо не нуждались в дальнейшем закреплении своего положения.

        Поэтому появление в США действующих на постоянной основе разведывательных служб, конечно, свидетельствовало в пользу увеличения значимости разведки и добываемой разведкой информации, но сам по себе факт создания подобных служб скорее доказывал лишь то, что выросла потребность в разведывательной деятельности у военного и военно-морского министерства. Сама же разведывательная деятельность и в конце XIX в. по-прежнему оставалась в США лишь разновидностью военной деятельности.

        Пожалуй впервые в американской истории вопрос о том, что разведывательная деятельность должна являться самостоятельным видом деятельности государства, возник в период первой мировой войны. По-видимому, именно первая мировая война со всей неоспоримостью доказала, что любая крупная держава, вне зависимости от ее географического положения и намерений, не может полностью оставаться в стороне от событий мировой политики. Однако, будучи вовлеченными в события войны уже с самого ее начала, Соединенные Штаты очень долго избегали официального в нее вступления. Лишь в 1917 г., когда на европейском театре военных действий война продолжалась уже 3 года, США все же решились официально объявить войну Германии и Австро-Венгрии.

        Однако, несмотря на достаточно позднее вступление и весьма номинальное участие США в первой мировой войне, тот факт, что американская разведка и контрразведка в своем развитии серьезно отстали от спецслужб ведущих европейских держав, проявился до того, как США официально вступили в войну.

        По сути дела, в этот период в США вовсе отсутствовали службы, профессионально занимающиеся контрразведывательной деятельностью, что позволяло европейским разведкам совершенно безнаказанно действовать на территории США. Не случайно в Соединенных Штатах контрразведывательные функции в этот период оказались возложенными на малоопытные в подобных вопросах ведомства: министерства почтовой службы, финансов, труда, сельского хозяйства и незадолго до этого созданное Бюро расследований министерства юстиции (будущее ФБР), которое до этого имело лишь опыт проведения расследований в индейских резервациях и расследований, связанных с нарушением межштатной торговли.

        Стоит отметить и полнейшее отсутствие в США нормативно-правовой базы, на которой могла бы строиться деятельность разведывательных и контрразведывательных служб. До 1917 г. в США даже отсутствовало законодательство о шпионаже, а выявленных агентов противника порою привлекали к ответственности за деяния, не имеющие ничего общего с их разведывательной деятельностью.

        Но наиболее существенная причина неэффективности разведки и контрразведки США в этот период состояла не в слабости и малочисленности американских спецслужб - военное и военно-морское министерства уже к началу войны обладали известным потенциалом и в ходе войны успели несколько раз реорганизовать и укрупнить свои разведывательные и контрразведывательные службы - основной причиной неспособности американских спецслужб на равных противостоять спецслужбам европейских держав явился, пожалуй, тот факт, что разведывательная деятельность в США еще не приобрела статус одного из видов деятельности государства, хотя объективные обстоятельства исторического развития США уже требовали отношения к ней именно как к одному из видов деятельности государства.

        Фактически, определяя применительно к первой трети XX в. место разведывательной деятельности среди других видов деятельности государства, можно сказать, что разведывательная деятельность в этот период хотя еще и не стала видом деятельности государства, уже, однако, не сводилась лишь к разновидности деятельности военной. Появление разведывательных и сыскных служб при большинстве крупнейших министерств федерального правительства США неоспоримо подтверждало тот факт, что потребность государства в разведывательной деятельности уже вышла за рамки лишь потребностей военного характера.

        Впервые в американской истории отношение к разведывательной деятельности как к одному из самостоятельных видов деятельности государства проявилось лишь накануне второй мировой войны. Исторически первые попытки коренной реформы разведывательной деятельности и реформы сложившейся системы ведомственных разведывательных служб совпали по времени с эпохой глобальных реформ, инициированных Франклином Рузвельтом в 30-е годы XX в. для преодоления "великой депрессии" и вывода американской экономики из глубочайшего системного кризиса. Тем не менее, вряд ли было бы оправдано рассматривать попытки реформы системы разведывательных и контрразведывательных служб, предпринятые Рузвельтом, в качестве непосредственных элементов его политики "Нового курса". Скорее, более оправданным будет оценить подобные реформы как элемент более глобальной и значимой тенденции в развитии государственного механизма США - тенденции к усилению влияния государства в различных сферах экономической и общественной жизни.

        При этом, оценивая вклад Ф.Рузвельта в становление в США разведки как вида деятельности государства, вряд ли стоит придавать излишнее значение тому факту, что выбранные Рузвельтом методы реформирования разведки оказались не совсем удачными и не привели к ожидаемым результатам. Важен не тот факт, что проведенное Ф.Рузвельтом реформирование разведывательных и контрразведывательных служб лишь в незначительной степени повлияло на эффективность их работы, а важно то, что Ф.Рузвельт впервые в американской истории поставил проблему эффективности разведывательной деятельности в один ряд с другими общегосударственными проблемами. Именно Ф.Рузвельт заложил основу отношения к разведке как к виду деятельности государства, важному не только с точки зрения интересов отдельных министерств и ведомств федерального правительства, но и с точки зрения всего того множества задач, которые решаются государством в рамках выполнения его внешних и внутренних функций.

        Несмотря на то, что первые шаги к формированию современных представлений о разведывательной деятельности были сделаны еще до начала второй мировой войны, фактически, процесс формирования современной американской разведки начался уже после ее окончания. Катализатором бурного развития разведывательной деятельности в этот период бесспорно стали события времен "холодной войны", когда именно разведывательные службы выступали одним из основных орудий в противостоянии двух враждующих социально-политических систем. Специфика же "холодной войны", определявшая одинаковую неприемлемость прямого вооруженного столкновения двух сверхдержав, каждая из которых в отдельности обладала ядерным потенциалом, вполне достаточным для многократного уничтожения своего противника, придавала особую значимость разведке как наиболее эффективному инструменту для оказания непосредственного ослабляющего воздействия на своего противника и приобретения преимуществ и выгод для своей собственной стороны.

        Фактически, разведка США, доселе во всех вооруженных конфликтах выступавшая лишь как вспомогательное средство, во времена "холодной войны" превратилась в одно из основных и весьма эффективных боевых средств. Не случайно, что именно во времена "холодной войны" не только США и СССР, находившиеся на острие конфликта, но и все прочие государства, оказавшиеся вовлеченными в противостояние многократно нарастили потенциалы своих разведывательных служб. С одной стороны, подобный процесс был объективен и закономерен по своей природе - прогресс цивилизации и развитие государств с объективной необходимостью влекут за собой усиление роли разведки в государстве, а с другой - огромнейшее воздействие на ускорение и активизацию этого объективного процесса оказал исторически субъективный фактор - события времен "холодной войны".

        Сложись иначе ход мировой истории, быть может, процесс развития и усиления систем разведывательных служб в ведущих государствах мира шел бы не столь быстрыми темпами и затянулся бы исторически на несколько более длительный срок. Тем не менее, сам по себе процесс развития разведки как вида деятельности государства и разведывательных служб как органов государства, осуществляющих эту деятельность, объективен по своей природе, скорость его развития может предопределяться историческими обстоятельствами, ускоряться или замедляться, но сама тенденция усиления роли разведки в государстве зависима не от конкретных событий истории, а от тех же самых общих исторических закономерностей, которым подчиняется и сам процесс эволюции государства.

        Даже при самом поверхностном взгляде на развитие разведывательной системы США нельзя не заметить того факта, что за период с конца 40-х до начала 90-х годов XX в. американская разведка совершила гигантский качественный скачок:

  • были образованы практически все крупнейшие разведывательные службы США, объединившиеся в рамках разведывательного и военно-разведывательного сообществ США;

  • практически с нуля были созданы система управления разведкой и система контроля за разведывательной деятельностью;

  • сформировалась целая система нормативно-правовых актов, регламентирующих различные аспекты организации и деятельности разведывательных служб.

        Достижения США в строительстве своей национальной разведывательной системы выглядят тем более впечатляющими, если принять во внимание тот факт, что далеко не все из тех многочисленных реформ разведывательной деятельности, которым подвергалась за этот период как вся разведывательная система, так и отдельные ее службы, в действительности приводили к повышению эффективности разведки. Процесс строительства в США современной разведывательной системы был сопряжен с огромным количеством многократно повторяемых ошибок, нерациональным расходованием финансовых ресурсов, доминированием ведомственных интересов над общегосударственными. Лишь богатейшее государство мира с мощнейшей в мире экономикой могло позволить себе подобный отнюдь не рациональный путь развития системы своих разведывательных органов.

 Современные представления о разведке США

        РАЗВЕДКА КАК СИСТЕМА ОРГАНОВ. Англоязычный термин "intelligence" во многом является аналогом русского термина "разведка". Как и в Российской Федерации, в США под разведкой понимают не только определенный вид деятельности (или информацию, получаемую в результате подобной деятельности), но и систему органов, уполномоченных государством на осуществление подобной деятельности. Определив же разведку как вид деятельности, необходимо выяснить, какие органы в США правомерно называть разведывательными органами.

        В стандартной трактовке разведывательным органом можно назвать любой государственный орган, в той или иной мере решающий задачи, связанные с разведывательной деятельностью, то есть осуществляющий соответствующую государственно-властную деятельность и наделенный с этой целью необходимой компетенцией. Однако при подобном подходе круг разведывательных органов оказался бы неоправданно расширенным. Помимо того, что в современном государстве разведка приобрела статус самостоятельного вида государственной деятельности, осуществляемой уполномоченными государственными органами, она также является эффективным инструментом, используемым различными государственными органами, непосредственно не связанными с разведкой для решения узковедомственных и "неразведывательных" по своей природе задач.

        Например, в той или иной мере разведывательной деятельностью занимается любая правоохранительная служба, хотя сам по себе сбор разведывательной информации является не конечной целью, а лишь инструментом, при помощи которого подобная служба может более эффективно решать свои собственные "профильные" задачи. Естественно, такую правоохранительную службу было бы неверно относить к разведывательным органам лишь на основании того факта, что в ходе решения правоохранительных задач она осуществляет сбор и добывание разведывательной информации.

        Видится более оправданным такой подход, при котором к разведывательным органам будут отнесены лишь те государственные органы, для которых разведывательная деятельность является основной (или по крайней мере одной из основных) функциональных задач. Если не принимать в расчет некоторые исключения из правила, то с известной долей определенности следует констатировать, что сложившаяся в США практика именно подобным образом определяет те органы, которые в Соединенных Штатах относят к разведывательным органам.

        К примеру, если посмотреть на структуру разведывательного и военно-разведывательного сообществ Соединенных Штатов, то можно отметить, что для подавляющего большинства разведывательных служб-членов указанных сообществ решение разведывательных задач выступает в качестве основной функциональной задачи. В военно-разведывательном сообществе фактически все входящие в него военно-разведывательные службы занимаются разведкой как основным видом деятельности.

        Но некоторые входящие в состав разведывательного сообщества службы (например, ФБР или министерство внутренней безопасности) осуществляют разведывательную деятельность в качестве одной из нескольких основных функциональных задач.

        Для иных его членов ведение разведывательной деятельности и вовсе не является основной задачей.

        Например, входящее в состав разведывательного сообщества с начала 60-х годов XX в. Национальное управление воздушно-космической разведки непосредственно вообще не занимается ведением разведывательной деятельности, а решает лишь вспомогательные задачи в сфере разведки.

        Также весьма условно можно отнести к разведывательным службам такого члена разведывательного сообщества, как Береговая охрана США. Включение Береговой охраны в состав сообщества в конце 2001 г. в значительной мере стало выражением тенденций последнего десятилетия, когда в США потенциал разведывательных служб со свойственными разведке приемами и методами работы стал активно использоваться для решения задач, напрямую не связанных с разведкой.

        РАЗВЕДКА КАК ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. Анализ современных представлений о том, что же в США понимается под разведывательной деятельностью, отчасти упрощается тем фактом, что с начала 90-х годов XX в. ряд основных терминов, связанных с разведывательной деятельностью, был закреплен в американском законодательстве.

        Так, в 1992 г. в рамках Закона о полномочиях разведки на 1993 г. был принят Закон об организации разведки 1992 г., закрепивший серьезные поправки и дополнения к Закону о национальной безопасности 1947 г.

        Закон об организации разведки 1992 г. впервые в американской нормотворческой практике в законодательном порядке определил такие понятия как "разведка", "внешняя разведка", "контрразведка", "национальная разведка".

        Под разведкой в законе понимается внешняя разведка и контрразведка.

        Термин "контрразведка" определен как информация, собираемая, и деятельность, осуществляемая для защиты от шпионажа, другой разведывательной деятельности, саботажа или покушений на должностных лиц при условии, что данные акции направляются или совершаются от имени иностранных правительств, их элементов, иностранных организаций, иностранных граждан или международных террористических групп.

        Достаточно своеобразно определен в законе термин "внешняя разведка". Американский законодатель, по сути дела, попытался определить внешнюю разведку не как деятельность уполномоченных государственных органов, а лишь как информацию, добываемую посредством подобной деятельности.

        То есть, с точки зрения американского законодателя под внешней разведкой следует понимать "…информацию, относящуюся к потенциалу, намерениям или деятельности иностранных правительств и их элементов, иностранных организаций, и граждан, а также к международной террористической деятельности".

        Весьма показательно включение в число законодательно определенных терминов такого термина, как "национальная разведка". Закон определил национальную разведку (или разведку в интересах национальной безопасности) как разведывательную деятельность, осуществляемую в интересах более чем одного федерального министерства или ведомства и не относящуюся к контрразведывательной или правоприменительной деятельности, осуществляемой ФБР, за исключением той ее части, которая осуществляется в соответствии с процедурами, совместно согласованными директором центральной разведки и министром юстиции.

        На первый взгляд, формулируя определение национальной разведки, исходя не из цели подобной деятельности и даже не из специфики информации, добываемой в результате подобной деятельности, а из того, каким образом будет использована добытая в результате подобной деятельности информация, американский законодатель нарушает общую логику рассуждений и отклоняется от единого классифицирующего основания. Однако можно назвать по крайней мере две веские причины, объясняющие то, почему именно на способы возможного использования добытой разведывательной информации обращает основное внимание американский законодатель в определении термина "национальная разведка".

        Первая причина связана с исторической раздробленностью национальной разведывательной системы США. Несмотря на огромный прогресс, достигнутый на пути создания единой централизованной системы разведки, американская разведывательная организация пока еще далеко не свободна от влияния предыдущей эпохи ведомственной разведки. Поныне большинство членов разведывательного сообщества США - это ведомственные разведки, крайне тесно связанные с потребностями и интересами своих головных ведомств. Поэтому по сей день значительная часть разведывательной информации, получаемой ведомствами, входящими в состав разведывательного сообщества США, добывается ими не в интересах всего государства или федерального правительства в целом, а лишь в интересах отдельных министерств или ведомств.

        Вводя же понятие "национальной разведки", законодатель обособляет ту часть разведывательной деятельности, которая осуществляется в интересах всего государства или хотя бы какой-то части государственных органов от той части, которую ведомственные разведывательные службы ведут в интересах своих собственных министерств, как бы показывая этим особую значимость для государства именно подобной деятельности. Бесспорно, такое разделение носит весьма условный характер, так как в зависимости от конкретных обстоятельств одна и та же информация может иметь или узковедомственную востребованность, или же быть полезной для всего федерального правительства.

        Вторая причина введения законодательного определения термина "национальная разведка" сугубо прагматична и связана с особенностями финансирования разведывательной деятельности США. В зависимости от того, в чьих интересах ведется разведывательная деятельность, ее финансирование в США осуществляется либо в рамках общенациональных разведывательных программ, либо же в рамках бюджета того министерства, функциональным подразделением которого является соответствующая разведывательная служба. Поэтому, определяя в текстах бюджетных законопроектов, в иных правовых документах разведывательную деятельность как национальную разведку, законодатель косвенно указывает на то, из какого источника будет финансироваться подобная деятельность.

        В целом же, несмотря на то, что Закон об организации разведки 1992 г. законодательно закрепляет ряд ключевых понятий, относящихся к разведке, он не позволяет получить исчерпывающие представления о том, что же сегодня в США понимают под разведкой. Очевидно, что содержащееся в законе определение разведки лишь как внешней разведки и контрразведки не исчерпывают всего того спектра задач, которые традиционно в США решаются разведкой.

        Бесспорно, современную разведывательную деятельность в США нельзя сводить лишь к деятельности по сбору разведывательной информации. Однако, несмотря на то, что даже с точки зрения американского законодателя современная разведывательная деятельность не исчерпывается лишь подобной деятельностью, вряд ли можно отрицать тот факт, что основным направлением деятельности разведки всегда была (и остается по сей день) именно деятельность, предполагающее сбор и добывание разведывательной информации, а также ее последующую аналитическую обработку.

        Вместе с тем, научно-технический прогресс открыл новые возможности для разведки и привел к появлению новых способов добывания разведывательной информации. Если еще до второй мировой войны вся деятельность разведки по сбору и добыванию разведывательной информации, по существу, сводилась к агентурной разведке и получению информации из открытых источников (по американской терминологии - разведка с использованием "человеческого фактора" - "Human Intelligence", то в современной классификации "Human Intelligence" является лишь одним из четырех видов разведывательной деятельности в сфере сбора и добывания разведывательной информации.

        На сегодняшний день основная часть деятельности разведки в США (по крайней мере, если проводить оценку с точки зрения бюджетных затрат) приходится на добывание разведывательной информации при помощи технических средств. При этом в США выделяют три самостоятельных направления деятельности технической разведки:

  • разведку на каналах связи и каналах передачи информации (Signal Intelligence);

  • аэрокосмическую разведку (Imagery Intelligence);

  • научно-техническую разведку (Measurement and Signature Intelligence).

        Кроме того, частью разведывательной деятельности в США являются "тайные операции" разведки, по сути, аккумулирующие в себе всю иную деятельность, осуществляемую разведкой за пределами США и выходящую за рамки сбора и добывания разведывательной информации. "Тайные операции" осуществляются разведывательными службами (преимущественно ЦРУ), финансируются из бюджета разведки, контроль за ними осуществляют комитеты по разведке обеих палат конгресса, правовые стандарты, определяющие порядок проведения, финансирования и контроля за тайными операциями также обычно инкорпорируются в нормативные акты, регламентирующие отношения в сфере разведки.

        Существенно труднее решить вопрос о том, следует ли относить к разведывательной деятельности политический сыск или, используя американскую терминологию, деятельность в сфере обеспечения "внутренней безопасности". Бесспорно, в основе подобной деятельности лежит деятельность, предполагающая сбор и добывание разведывательной информации. Однако сбор и добывание разведывательной информации предполагает и полицейская деятельность.

        Но в случае с полицейской, правоохранительной деятельностью (в отличие от деятельности разведывательной) принципиальную важность имеет не сама по себе добытая информация, а возможность и допустимость ее использования в судебном процессе для доказательства противоправной деятельности виновных лиц. Кроме этого, правоохранительные органы ведут свою деятельность в рамках жестких процессуальных требований, установленных конституцией и национальным законодательством.

        Для деятельности же разведки лишь в последние десятилетия в США были установлены определенные процессуальные ограничения, действующие, как правило, лишь в том случае, если разведка осуществляет свою деятельность на территории собственного государства.

        Именно различие в целях, преследуемых разведывательными службами и правоохранительными органами, а также различие в приемах и методах, используемых для добывания разведывательной информации, может служить критерием, позволяющим с известной степенью определенности разграничить разведывательную деятельность и ту часть правоохранительной деятельности, которая также связана со сбором и добыванием разведывательной информации.

        Подходя с подобных позиций к анализу деятельности в сфере обеспечения "внутренней безопасности", необходимо отметить, что на различных этапах истории США подобная деятельность имела сходство как с полицейской, правоохранительной деятельностью, так и с деятельностью разведывательной.

        Определенный отпечаток на деятельность в сфере обеспечения "внутренней безопасности" (политического сыска) наложили особенности американской истории периода "холодной войны". Во времена "холодной войны" в США практически была размыта грань между политическим сыском и контрразведкой.

        Небезызвестное законодательство о "внутренней безопасности" 50-х годов (Закон о внутренней безопасности 1950 г. 1, Закон о контроле над коммунистами 1954 г. 2 и т.д.) позволяло на основе весьма формальных признаков квалифицировать, например, различные проявления экстремизма на территории США не как сугубо внутренние угрозы, а как угрозы внешние, исходящие от "мирового коммунистического движения".

        Соответственно противодействие подобной "внешней угрозе" осуществлялось контрразведывательными органами с использованием приемов и методов работы, свойственных контрразведке. Например, в рамках известной контрразведывательной программы ФБР (сокращенно "Cointelpro") американская контрразведка вплоть до 1971 г. боролась не только с американскими коммунистами, но и с социалистами, Ку-клукс-кланом, черными националистами, студентами-противниками войны во Вьетнаме и даже с отдельными сотрудниками администрации президента Никсона.

        Однако уже с начала 70-х годов прошлого века деятельность ФБР в сфере политического сыска постепенно начала выстраиваться на основе требований, предъявляемых к правоохранительной деятельности, а в 1972 г. появились и первые правовые стандарты, жестко разграничивающие контрразведывательную и правоохранительную деятельность эти стандарты в отсутствии законодательного урегулирования данного вопроса были установлены решением Верховного Суда США. После того же как Специальный следственный комитет конгресса в 1975 г. рекомендовал ФБР разграничить политический сыск и контрразведывательную деятельность, министром юстиции США для ФБР в 1976 г. были изданы новые инструкции, согласно которым деятельность ФБР в сфере обеспечения "внутренней безопасности" фактически была приравнена к правоохранительной деятельности.

        Таким образом, деятельность в сфере обеспечения "внутренней безопасности" в США лишь в общеисторическом плане может рассматриваться как деятельность разведывательная. Поэтому после 1976 г. деятельность ФБР в сфере обеспечения "внутренней безопасности" вряд ли целесообразно и оправданно относить к разведывательной деятельности.

        Дополнительным аргументом в пользу того, что ныне осуществляемую в США деятельность в сфере политического сыска не следует относить к разведывательной деятельности, может служить то, что подобная деятельность не финансируется из бюджета национальных разведывательных программ.

        Итак, можно сделать вывод о том, что к разведывательной деятельности в США целесообразно отнести следующую деятельность:

  • внешнюю разведывательную деятельность, связанную со сбором и добыванием разведывательной информации и последующей ее аналитической обработкой.

  • контрразведывательную деятельность. Деятельность в сфере внутренней безопасности (до 70-х годов XX в.).

  • деятельность в сфере осуществления "тайных операций" разведки.

        РОЛЬ И МЕСТО РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Определив разведывательную деятельность в США как деятельность, связанную со сбором и добыванием разведывательной информации в сфере внешней разведки, контрразведки, политического сыска, а также как деятельность, связанную с осуществлением тайных операций разведки, целесообразно провести анализ разведывательной деятельности как одного из видов деятельности американского государства. Бесспорно, лишь констатации того факта, что разведывательная деятельность является одним из видов государственной деятельности, отнюдь недостаточно для понимания современной ее природы и ее значения для эффективного функционирования механизма государства.

        С точки зрения своей специфики разведывательная деятельность, бесспорно, самым существеннейшим образом отличается от любых других видов деятельности государства. Силы и средства, формы и методы деятельности, используемые разведкой для решения стоящих перед нею задач совершенно несходны с теми силами и средствами, которые используются другими органами государства при осуществлении иной государственной деятельности. Разведка, как правило, осуществляет свою деятельность тайно, не раскрывая перед потенциальным противником свои намерения, задействованные силы и средства. Столь же скрыты от непосвященного взора и результаты, получаемые в результате разведывательной деятельности. Подобные особенности разведывательной деятельности предъявляют специфичные требования к защите информации, добываемой разведкой, источников приобретения этой информации, иных документов, циркулирующих в недрах разведывательных служб.

        С другой стороны, будучи видом деятельности государства, разведывательная деятельность обладает достаточно большим числом признаков, сближающих ее с иными видами государственной деятельности. Как и любая другая деятельность государства она осуществляется государственными органами, регламентируется законами и подзаконными нормативными актами, финансируется из государственного бюджета, управляется и контролируется уполномоченными органами государства.

        Современный этап разведывательной деятельности в США со всей очевидностью демонстрирует определенное нивелирование тех различий, которые традиционно отличали разведывательную деятельность от других видов государственной деятельности и, напротив, усиление тех черт, которые сближают разведывательную деятельность с другими видами деятельности государства.

        Например, такое принципиальное отличие разведки от других видов деятельности как использование скрытых методов добывания информации справедливо сегодня лишь отчасти. Из четырех упомянутых видов разведывательной деятельности, направленной на сбор и добывание разведывательной информации лишь разведка с использованием "человеческого фактора" (Human Intelligence), частично разведка на каналах связи и каналах передачи информации, а также научно-техническая разведка по-прежнему осуществляются тайно. Сбор же разведывательной информации при помощи аэрокосмических разведывательных систем или стационарных измерительных станций, используемых научно-технической разведкой, проводится открыто, и американская разведка совершенно не отрицает использование ею подобных способов приобретения разведывательной информации.

        В последние годы более открытой стала разведка и для американского общества, хотя подобная открытость не затрагивает той части информации разведки, которая требует особой защиты и вряд ли станет общедоступной вне зависимости от того, в каком направлении будет эволюционировать разведка как вид деятельности государства. Однако, расходуя на разведывательные цели порядка 2% федерального бюджета, американское государство вынуждено отчитываться перед обществом на что и как расходуются средства американских налогоплательщиков. Например, в США уже давно не является секретом, в рамках каких программ и на решение каких задач расходуют разведывательные службы выделенные бюджетные ресурсы.

        Конечно, в сравнении с другими видами деятельности государства информация о финансировании разведывательной деятельности носит достаточно общий характер, а многие статьи разведывательного бюджета скрыты в огромном бюджете министерства обороны США, но общая тенденция к большей прозрачности бюджета разведки достаточно очевидна, и, видимо, в ближайшее время можно ожидать полного официального раскрытия общих сумм, ежегодно расходуемых в США на разведку.

        Как подтверждение тенденции к постепенному нивелированию ряда различий между разведывательной деятельностью и другими видами деятельности государства можно, например, рассматривать рекомендации, высказанные в 1996 г. в докладе Комитета по разведке Палаты представителей "Разведывательное сообщество в XXI веке". Члены Комитета предложили преобразовать комитеты по разведке обеих палат конгресса из "особых" (подобный статус разведывательные комитеты приобрели еще в момент своего образования в конце 70-х годов) в постоянные, то есть такие же обычные комитеты, как например комитеты по бюджету, юридическим вопросам или обороне. Доказывая необходимость подобного шага, члены Комитета ссылаются на тот факт, что разведывательная деятельность является обычной функцией федерального правительства, и изменение статуса комитетов стало бы лишь фактическим признанием уже сложившихся реалий3.

Примечания

       1 Internal Security. Act of Sept. 23, 1950. Ch. 1024. 64 Stat. 987.

       2 Communist Control. Act of Aug. 24, 1954. Ch. 886. 68 Stat. 775.

       3 The Intelligence Community in the 21-st Century. Staff Study Permanent Select Committee on Intelligence. House of Representatives. 104-th Congress. Chapter XV Congressional Oversight. P. 5-10.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации