ПОЛИТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ РОССИИ И ГЕРМАНИИ СХОДСТВА И РАЗЛИЧИЯ

Обозреватель - Observer 2005 №1 (180)

ПОЛИТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ РОССИИ И ГЕРМАНИИ: СХОДСТВА И РАЗЛИЧИЯ

Т.Семыкина,

кандидат философских наук, доцент

        6-7 октября 2004 г. в Финансовой академии при Правительстве РФ прошли заседания российско-германского "круглого стола", посвященные теме "Формирование демократической политической системы в современной России и послевоенной Германии - важнейший фактор успешной модернизации государственной и общественной жизни". В его работе приняли участие ученые-политологи из различных вузов и исследовательских центров г. Москвы, Саратова, Ростова-на-Дону, а также германские исследователи: глава представительства Фонда им. Фридриха Эберта (ФРГ) в РФ, доктор политологии Маттес Бубе и научный сотрудник Геттингенского университета Михаэль Косс. 

        О высокой актуальности темы "круглого стола" говорят не только те поиски новой модели политического переустройства, которыми занималось руководство России все последние годы, но и определенные закономерности, свойственные преобразованиям, происходящим в транзитных странах. Их политические системы, требующие модернизации, оказываются под воздействием целого ряда противоречивых тенденций и сил. Основные из них - консервативные, умеренно и радикально реформаторские - не только по-разному представляют себе цели и задачи преобразований, но и их методологию, этапы, инструменты, ресурсы и т.д. Дискуссия касалась различных аспектов одной большой темы, как: трансформация государственного устройства и федерализма, взаимодействие партий и партийных систем с государством и обществом.

        Со вступительным словом к участникам "круглого стола" обратилась ректор Финансовой академии, заслуженный деятель науки РФ, доктор экономических наук, профессор Грязнова А.Г. Отметив, что это уже второй российско-германский "круглый стол", проводимый в Академии при содействии Фонда им. Фридриха Эберта (ФРГ), она обратила особое внимание на то, что он проходит во время германского года культуры в России. 

        А.Г.Грязнова заметила, что проблема формирования новой, демократической политической системы в России волнует российских граждан, и не случайно Президент РФ В.В. Путин особо подчеркнул, что мы живем в условиях переходной экономики и "не соответствующей состоянию и уровню развития общества политической системы"1.

        Профессор Пляйс Я.А. посвятил свой доклад теме: "Диалектика взаимодействия различных типов политических и партийных систем". Подчеркнув, что для каждого типа политической системы характерен особый тип взаимоотношений и взаимодействий с партийной системой, докладчик рассмотрел вопрос о характере взаимоотношений тоталитарного государственного политического устройства и соответствующей ему партийной системы. Но тоталитаризм, как система, запрограммирован на самоликвидацию, поскольку он сковывает инициативу и предприимчивость отдельных индивидов и общества в целом. Однако как показывает практика, у тоталитарной политической модели, есть свои достоинства. В ситуациях, когда требуется максимальная мобилизация сил и ресурсов, тоталитарная система оказывается весьма эффективной. Концентрируя и направляя весь потенциал страны на решение наиболее важных задач, она способна в кратчайшие исторические сроки достичь успехов, при наличии, как минимум, двух условий. Во-первых, у страны должно быть достаточное количество людских и иных ресурсов. Во-вторых, господствующая партия во главе с вождем, должна выдвинуть такую идею, ради которой население было бы готово не только терпеть всевозможные лишения, но и, если потребуется, жертвовать собой. 

        Но отмеченные достоинства тоталитаризма со временем оборачиваются серьезными недостатками. Монополия партии-государства на все и вся превращает народ в пассивного наблюдателя, ждущего команды сверху, и это тормозит развитие страны. Кроме того, поставленные цели обычно достигаются очень высокой ценой и, как правило, в ущерб решению других проблем, в том числе социальных. Это наносит большой урон, и когда общество обнаруживает, что движется в неверном направлении, что огромные ресурсы расходуются впустую или с минимальной отдачей, то наступают растерянность, разочарование, апатия, а затем - социальное брожение и смута. Переход к более гуманному режиму, а затем и демократии становится неизбежным.

        Этот переход неизбежно влечет за собой изменение типа взаимоотношений и взаимодействий между государством и партиями. Если партия способна адекватно реагировать на изменения в запросах общества, понимает особенности времени и состояние развитого внешнего мира, она будет способна возглавить трансформацию и самообновиться. Если же она не способна на это, ее ждет катастрофа.

        При этом, чем выше уровень развития общества, тем оно восприимчивее к цене преобразований и потерям и требовательнее к действиям властей.

         Сформулировав вывод, что "мы можем и должны продвигаться к полноценной демократии и в соответствии с этой целью формировать и политическую, и партийную систему", докладчик заключил свое выступление тем, что "постепенно, шаг за шагом, мы, закончим все классы демократии, а не только первый; освоим всю азбуку демократии, а не только первые буквы, и научимся говорить на языке социально-политического прогресса не хуже передовых стран".

        Тему взаимоотношений партий и политической системы развивал в своем докладе доктор политических наук, профессор Матвеев Р.Ф. В центре его темы "Партия и политическая система (политологический анализ)" оказались новые методологии исследования современной политической системы. Трудность анализа в этой области объясняется тем, что сама политическая система, её подсистемы и составные элементы представляют собой сложнейшие, неопределенные и динамические образования. Политическая система имеет многие характеристики энергетического поля. Поэтому о многих свойствах и процессах мы можем судить по результатам их развития и взаимодействия. Законам случайности и хаоса подчиняется не только в целом политическая система, но и её компоненты, например, политическая партия. Для политологии политическая партия есть неравновесная система, в которой происходит соединение, по крайней мере, трех элементов - политической активности, политической идеологии и организации. Партия - это многомерная система, форма политического представительства интересов и организации различных социальных групп, важный элемент парламентской системы, элемент современного гражданского общества и одновременно средство формирования политической культуры. Докладчик делает вывод: "История доказала, что не партия определяет судьбу общественной системы, а общественная система определяет свойства и судьбу партий". И в то же самое время, партия, являясь составной частью политической системы, во многом зависит от её особенностей и свойств, представляет собой сложную саморегулирующуюся систему, от деятельности которой в некоторых условиях может зависеть судьба государства и общества в целом.

        Иллюстрацией к двум предыдущим выступлениям были доклады немецких коллег. Первый из них Маттес Бубе представил развернутую картину о роли партий в формировании политической системы Федеративной Республики Германия.

        Г-н Бубе проанализировал четыре этапа в развитии партийной системы в ФРГ:

        - этап формирования партийной системы: 1945-1953 гг.;

        - этап концентрации на уровне трехпартийной системы: 1953-1976 гг.;

        - этап трансформации в открытую многопартийную систему: 1976-1989 гг.;

        - интеграционный этап в ходе объединения двух германских государств, начиная с 1989 г. по настоящий момент.

        Новые партии формировались, начиная с 1945 г., под контролем западных союзников, которые отслеживали процесс регистрации вплоть до первых выборов в германский бундестаг в 1949 г. Вскоре после этого оккупационные власти разрешили проведение первых свободных выборов в городах и регионах, в которых участвовали самые разнообразные политики, представлявшие различные политические течения. "Политики первого часа" переработали Веймарскую конституцию, приняв новый основной закон, определявший Германию в качестве демократического федерального государства с двухпалатным парламентом. Депутаты первого избранного парламента на федеральном уровне, бундестага образца 1949 г., являлись представителями 12 различных политических партий. Однако только три партии смогли получить фактически 3 четверти всех мандатов в парламенте: СДПГ, являясь самым традиционным политическим движением рабочего класса, Свободная демократическая партия, как преемница либеральных партий времен кайзеровской Германии и Веймарской республики, а также христианские партии-союзницы ХДС и ХСС, как новые образования католически настроенного пролетариата и буржуазного центра, состоящего из представителей католических и протестантских регионов страны.

        В последующие годы и особенно после введения 5% барьера на выборах в бундестаг количество малых партий сократилось. В 1953 г. в бундестаге второго созыва осталось лишь 6 партий, а 3 выше названные партии смогли объединить более 83% голосов избирателей. Если в 1953 г. в бундестаг были избраны 6 партий, то в 1957 г. их осталось лишь четыре.

        В последующих 5 избирательных кампаниях (1961, 1965, 1969, 1972 и 1976 гг.) в бундестаг попадали лишь три партии: ХДС/ХСС, СвДП и СДПГ.

        На этапе 1953-1976 гг. наряду с концентрацией партийной системы параллельно возрастало и влияние партий на все сферы общества. Чтобы быть избранным на пост бургомистра какого-либо города, стать депутатом земельного или федерального парламента и даже для того, чтобы занять достаточно влиятельный пост в административном аппарате или в муниципальном учреждении, почти обязательным условием стало наличие партийного билета одной из крупных партий.

        На этапе трансформации (1976-1989 гг.) сформировалось протестное движение против всесилия крупных партий. Оно было направлено против консенсуса, достигнутого между крупными партиями, включавшего в себя прочную интеграцию в НАТО, построение социального государства на основе капиталистической рыночной экономики и абсолютное главенство промышленности над экологией. На этой основе возникло движение "зеленых" - объединение экологических, пацифистских, антикапиталистических, феминистских и прочих программных идей. В федеральных выборах "зеленые" впервые приняли участие в 1980 г.

        С тех пор они стали третьей по значению силой в рамках партийной системы. В избирательных кампаниях 1994, 1998 и 2002 гг. им удавалось получить больше голосов, чем СвДП, однако их максимальный показатель, также как и у либералов, едва превысил 8%.

        Интеграционный этап (с 1989 г. и по настоящее время) характеризуется трансформацией политической системы ГДР.

        Восточногерманский ХДС и небольшие партии правее центра были поглощены западногерманским ХДС. Восточногерманская ЛДП вошла в состав СвДП на правах её земельных организаций на востоке объединенной Германии, а восточногерманская СДПГ в аналогичные структуры общегерманской СДПГ. "Союз 90" вошел в состав партии "зеленых". Лишь ПДС - партия-преемница СЕПГ - сохранила свою самостоятельность, сумев завоевать устойчивые симпатии избирателей во всех избирательных кампаниях, начиная с 1990 г., в новых федеральных землях Германии и став, таким образом, пятой партией в федеральной многопартийной системе страны. Её избиратели живут преимущественно на территории бывшей ГДР, однако и этого оказалось достаточно, чтобы быть представленной в федеральном парламенте по итогам избирательных кампаний 1990, 1994, 1998 и 2002 гг. 

        Опыту взаимодействия партийной системы с государственным механизмом был посвящен доклад Михаэля Косса: "Межпартийная конкуренция и федерализм в Германии".

        По убеждению докладчика, "конкуренция между партиями являлась неотъемлемым условием успешной консолидации демократических структур в послевоенной Германии". Межпартийная конкуренция в первые годы существования ФРГ характеризовалась двумя признаками. 

        - Концентрация: крупные партии смогли поглотить или вытеснить с политической арены небольших конкурентов. Если в немецком бундестаге первого созыва были представлены двенадцать партий, то, начиная с 1961 г., их осталось всего лишь три.

        - Поляризация: обе крупнейшие партии СДПГ и ХДС/ХСС стремились, начиная где-то с 1947 г., к единоличной власти: эта тенденция в значительной мере являлась следствием конфронтационной стратегии проводимой в жизнь обоими представителями этих партий - Конрадом Аденауэром (ХДС) и Куртом Шумахером (СДПГ).

        Если СДПГ в 1959 г. выступала за создание федерации из двух германских государств, то уже в 1960 г. эта партия, в конце концов, заявила о том, что признаёт (как и ХДС) западную интеграцию Федеративной Республики в качестве единственно верной стратегии. Эти изменения в позиции СДПГ демонстрируют ещё одну функцию межпартийной конкуренции, играющую центральную роль в условиях молодых демократий: легитимация и интеграция политических систем.

        Одной из главных составляющих новой Восточной политики СДПГ во времена канцлерства Вилли Брандта, начиная с 1969 г., стала гармонизация отношений Федеративной Республики с ГДР и другими государствами Восточного блока. По данному вопросу СДПГ представляла позицию общественного большинства, в то время как ХДС оказывал существенное сопротивление до тех пор, пока не исчезла сама основа для подобного противостояния.

        В целом же партии в своей организационной структуре адаптировались к федеральной структуре ФРГ. За исключением ХСС в Германии (в отличие, например, от Швейцарии) нет каких-либо серьёзных региональных партий. 

        Федерализм также служил обузданию общественных конфликтов в первые годы существования Федеративной Республики. Эту функцию, в принципе, он выполняет и до настоящего момента.

        Опыт послевоенной Германии был предметом анализа доктора юридических наук, профессора Акопова Л.В. В докладе: "Принцип правозаконности: его роль в формировании политической системы послевоенной Германии и необходимость использования в модернизации государственного строительства России" охватила проблему правового государства в теоретическом плане. Отметив, что Основной закон ФРГ стал первой в мире конституцией, закрепляющей в своем тексте социальный тип государства как норму - цель, профессор Акопов подчеркнул, что опыт Германии в создании концепции социально ориентированной рыночной экономики, ставшей базисом социального правового государства в послевоенной Германии, должен быть востребован в сегодняшней российской модернизации. В заключение докладчик обратил внимание на то, что в рамках опыта формирования государственно-политической системы послевоенной Германии были выработаны следующие универсальные юридические концепции и механизмы:

        - признание и законодательное закрепление принципов правового государства, включая принцип правозаконности в качестве одного из ключевых;

        - эффективная реализация принципа разделения и взаимного уравновешивания ветвей власти;

        - гарантирование конституционного правосудия и обеспечение действенного конституционного контроля и т.д.

        Теме: "Российская политическая система в контексте теории самоорганизации" был посвящен доклад доцента Завьялова В.Т. Рассмотрев роль политического режима в самоорганизации российской политической системы, выступавший отметил такие особенности неорганизованной модели политической системы, как отсутствие целостности, преобладание авторитарно-олигархического политического режима, неразвитость гражданского общества и партийной системы.

        Становление организованной политической системы соотносится с прогрессом общества, который ускоряет процессы самоорганизации и эффективное управление обществом, гарантированность прав и свобод граждан, контроль гражданского общества над политикой власти. Регресс же характеризуется возникновением новых элементов в политической и экономической системах, политической культуре общества, но низкого качества, не обеспечивающих стимулирование прогрессивных изменений в самоорганизации, а также оживлением отживших форм сознания и поведения людей, ограничивающих права и свободы граждан и сосредоточением власти у одной и той же "группы интересов".

        Регрессивные политические процессы вызывают расстройство политической системы, потерю эффективности управления обществом, попрание прав и свобод граждан, бесконтрольность органов власти, ограничение возможностей развития гражданского общества и партийной системы. В целом они порождают неорганизованную политическую систему.

        Проблему самоорганизации общества исследовал в своем докладе: "Государственная власть и процессы общественной самоорганизации (к вопросу о государственном строительстве в современной России)" доцент Кулинченко А.В. Анализируя тему повышения эффективности власти, выступавший отметил односторонность её решения сведением лишь к обеспечению единства системы властных органов и центров управления. Сила может обернуться бессилием, если единство власти трактовать исключительно как централизацию и укрепление иерархии властных органов.

        Нарушение меры централизации ведет к перегрузке управляющего центра, парализующей процесс управления системой. Эффективное управление основано на соблюдении меры централизации и децентрализации. В процессе управления централизация важнейших функций предполагает децентрализацию более конкретных, второстепенных функций.

        Действенность власти обусловлена не только единством и эффективным взаимодействием государственных органов, но и её неразрывной связью и единством с народом, политикой реализации общенародных интересов, существованием действенных механизмов общественного контроля за властью, поддержкой её действий народом.

        Проблеме - "Общественно-политическая инженерия российских неореформаторов (2000-2004 гг.)" - был посвящен доклад доктора исторических наук, профессора Кривогуза И.М.

        Анализируя процессы формирования гражданского общества, докладчик подчеркнул, что, в конечном счете, судьба партийной системы, как и формирование гражданского общества в целом, зависит от модернизации - либерализации сознания и поведения населения, его гражданской консолидации. Масштабы и темпы этого процесса определяются не столько общественно-политической инженерией, сколько эффективностью социально-экономических преобразований и их идеологической поддержкой. Поставив вопрос: сможет ли государство создать гражданское общество, способное это государство контролировать, докладчик ответил на него так: "Без контроля общества над государством может получиться только имитация гражданского общества".

        Тему политических технологий продолжил доктор политических наук, профессор Соловьев А.И. В докладе: "Технологии администрирования: политические резонансы в системе власти современной России" рассмотрена проблема управления государством как атрибутом осуществления политической власти. "Тот режим, который лучше управляет, тот и политически более устойчив и стабилен", - убежден Соловьев.

        Рассмотрев основные причины необходимости совершенствования деятельности структур государственного управления, докладчик в первую очередь обратил внимание на следующие положения:

        1. Высокий рейтинг Президента РФ и, как минимум, четырехлетний лаг для его правления позволяют упрочившей своё положение власти решать крупные социальные вопросы.

        2. Повышение качества управленческой подсистемы или, как минимум, снижение её коррупционных перегрузок само становится политической задачей, от решения которой начинает зависеть и имидж государства, и судьбы всей политической команды.

        3. Необходимость выбора правильной для правящего слоя конфигурации политической и административной элиты. Другими словами, в связи с интенсивно меняющимися обстоятельствами власти просто необходимо провести внутрикорпоративный передел в этой сфере влияния.

        Профессор Соловьев обратил внимание и на некоторые негативные стороны в процессе реформирования государственного механизма, в том числе на тенденцию к закрытости правящего слоя и задавленного административным гнетом гражданского общества, узость предлагаемых гражданам каналов политической коммуникации с властью.

        Тему совершенствования работы государственного механизма исследовал доктор философских наук, профессор Богатырев Е.Д. В докладе "Реформа государственной службы в Российской Федерации в контексте демократизации политической системы и формирования гражданского общества".

        Отметив, что государственная служба в силу исторических условий России становится ключевым звеном в реформировании политической системы общества, Богатырев далее подробно рассмотрел два аспекта проблемы реформирования государственной службы:

        1. Государственная служба в ходе своего функционирования и развития (реформирования) с тем, чтобы быть полезной обществу и эффективной, должна ориентироваться на принципы демократии. 

        2. Государственная служба, как социальный и правовой институт, оказывает значительное влияние на процесс демократизации всех общественных отношений, формирование и развитие гражданского общества.

        Докладчик делает вывод, что основными направлениями укрепления государства в интересах развития гражданского общества являются следующие: признание неустранимости политической роли бюрократии и поиск новых форм контроля над ней со стороны гражданского общества; оптимальное сочетание политических и профессиональных начал в администрации; уменьшение роли вертикальной иерархии, развитие функциональных органов, "плоских" структур, организаций; децентрализация, стремление к удешевлению, сокращению госаппарата.

        Анализу проблем реформирования государственного и общественного устройства России посвятил свой доклад "Риски административной реформы в современной России" доктор философских наук, профессор Капустин В.С. 

        Капустин выделил четыре типа рисков административного реформирования, которые должны решаться применением четырех различных методик. К последним были отнесены постнеклассическая философия, нелинейная динамика, теория катастроф и социология управления.

        Говоря о рисках, докладчик ранжировал их следующим образом:

        - Риски, связанные с противоречием между генетической сущностью российской государственности и характеристиками современного мира (генные риски).

        - Риски, доставшиеся в наследство в результате стремительного и властного преобразования российской государственности в начале 90-х годов (заложенные или постбифуркационные риски).

        - Риски власти, связанные со спецификой современных мировых процессов и особенностью нынешней геополитической ситуации (онтологические риски).

        - Риски, объективно возникающие в самом процессе изменения или реформирования систем любого вида (технологические риски).

        Для устранения рисков и минимизации социально-экономических ущербов необходимо использовать эффективный менеджмент управления рисками.

        Экономические реформы в современной России и их обеспечение рассмотрены в докладе доктора экономических наук, профессора Полуниной Г.В. Ее доклад "Нормативно-правовое обеспечение проведения экономических реформ как показатель качества политической системы общества". Исходя из характеристик институциональной подсистемы российской политической системы, а также нормативно-правовой системы общества, автор отметила, что один из наиболее существенных изъянов нормативно-правовой системы общества, обеспечивающей условия экономического развития в нашей стране - это почти полное отсутствие преград для "дикой монополизации". Если бы было иначе, то у специалистов Всемирного Банка не было бы оснований для вывода о том, что по состоянию на 2004 г. концентрация собственности в России является одной из самых высоких в мире. Большинство российских менеджеров являются собственниками тех предприятий, на которых они работают. По статистике, разработку и освоение инноваций в России осуществляют лишь 10% предприятий. Это означает, что всё большая часть ресурсов бизнес-структур уходит в сферу спекулятивного бизнеса. ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 г. породил "волну" лжебанкротств и, соответственно, обеспечил поглощение "обанкротившихся" предприятий крупным капиталом. В последние годы в российской экономике получили распространение так называемые "враждебные поглощения" предприятий крупными корпорациями. Речь идет о приобретении контроля одной бизнес-структуры над другой вопреки воле руководства последней.

        В бывшем Министерстве по антимонопольной политике (с 2004 г. - Федеральная антимонопольная служба) насчитали около 20 вполне законных способов "враждебных поглощений", то есть речь идет о том, как на законном основании обойти закон.

        Теме "Роль парламента в политической системе современной России" посвятила свой доклад доцент Карамышева Н.А., где рассмотрены особенности и функции парламента как политического института, их взаимосвязь с политическими режимами, партийными системами, политическими традициями государственности и другими факторами. Карамышева отметила превращение Госдумы РФ в более управляемый и контролируемый орган власти со стороны Президента страны. Роль Совета Федерации после реформы 2000 г. заметно снизилась, так как снизился уровень его представительности и влияния в обществе. "В итоге, - заметила докладчица,- можно констатировать заметное усиление авторитарных тенденций в деятельности исполнительной власти по отношению к законодательной в современной России".

        Доцент Пшизова С.Н. посвятила свой доклад теме "Бизнес как группа интересов в политической системе современной России". В нем были проанализированы условия формирования и развития российского бизнеса, особенности его влияния на власть. Особо подчеркнув, что бизнес-элита и политическая элита взаимно переплелись, а государственная бюрократия получила рычаги эффективного воздействия на частный капитал, Пшизова выдвинула и обосновала тезис о том, что новая экономическая элита сформировалась главным образом в экспортных отраслях. Главное направление отношений государства и бизнеса - крупные корпорации. Мелкий и средний бизнес в политической системе представлен слабо. Представительство интересов корпораций сводится к интересам узкого круга собственников и руководителей компаний (олигархический корпоративизм). Влияние ассоциаций среднего бизнеса ("Деловая Россия") и малого ("Опора") бизнеса вряд ли сопоставимо с мощью РСПП и стоящих за ним корпораций.

        В сходном с малым и средним бизнесом положении оказались и представители трудовых коллективов, некоммерческие объединения и гражданские ассоциации, связи которых с государством крайне слабы.

        Доцент Варбузов А.В. посвятил свое выступление теме "Влияние политической системы на культуру правовых и нравственных норм личности". Отметив в нем нежелание власти идти на открытый диалог с обществом и отсутствие эффективных каналов связи, форм влияния и контроля граждан над государственными институтами, Варбузов подчеркнул: "В сознании большинства россиян всё явственнее стало укрепляться убеждение в том, что в делах страны ничего не зависит от простых граждан, что обществом управляют те, у кого больше богатства и власть". Чем менее демократичен, менее либерален режим, чем он более авторитарен и тоталитарен, тем чаще он использует демагогию для прикрытия своих истинных целей, намерений и действий.

        Полагая, что основной структурой, детерминирующей политическое участие молодёжи, должен стать молодёжный парламент, имеющий свою вертикаль снизу доверху, Варбузов высказал мысль, что он должен взаимодействовать с властными структурами и общественными организациями в русле основных функций политики. Докладчик пришел к выводу, что "демократические институты совершенно необходимы, в том числе и потому, что представляют собой своеобразную "страховочную сетку" от узурпации всей полноты власти бюрократией и олигархатом".

        "Общее и особенное федерализма в России" давно интересует доктора философских наук Басалая А.А. Ученый проанализировал национально-территориальный принцип федерализации, воплощенный в СССР, Чехословакии и Югославии, сравнив этот опыт с административно-территориальным (США, Германия).

        В постсоветской России почти все автономии, в которых проживает менее 18% нерусских, но которые занимают 56% её территории, в одностороннем порядке провозгласили о повышении своего статуса до уровня союзных республик, что было закреплено в их конституциях. В своем большинстве по принципиальным статьям, касающимся федеративного устройства и национальной политики, они игнорировали Конституцию РФ и вступили в противоречие с федеральным законодательством. Наблюдавшаяся ползучая трансформация федеративных отношений в конфедеративные не согласовывалась со сложившимися экономическими отношениями. Рассмотрев факторы, порождающие региональный сепаратизм и угрозу распада РФ, Басалай сформулировал ряд положений и рекомендаций по совершенствованию государственного устройства РФ.

        Региональной проблематике были посвящены доклады и выступления коллег из Саратовского государственного университета.

        Доктор исторических наук, профессор Долгов В.М. представил доклад "Система политических механизмов взаимодействия центра и регионов Российской Федерации". В центре его внимания были принципиальные различия в государственном строительстве и в тех полномочиях, коими наделены регионы при унитарном и федеративном устройстве.

        В унитарной стране региональная власть представляет собой лишь продолжение центральной власти на конкретной территории с теми полномочиями, какие центральная власть передала на данный уровень управления. В федеративной стране региональная власть является политическим субъектом, самостоятельно формирующимся и делящим властные полномочия с центром на основе конституционных положений. Всё это и порождает существенные различия в механизме взаимодействия центра и регионов.

        Анализируя различные факторы "пробуксовки" демократических механизмов во взаимоотношениях центра и регионов, докладчик рассмотрел ещё два фактора: наличие в системе управления "теневых" механизмов и бессмысленное соперничество центра и регионов в лице чиновничества с низким уровнем государственного сознания.

         Кандидат политических наук Попонов Д.В., представляющий тот же университет, посвятил свое исследование теме "Проблемы взаимодействия центральной и региональной элиты в Российской Федерации (на примере Саратовской области)". Рассмотрев проблемы федеративных отношений в контексте взаимодействия центральной и региональной элиты, Попонов отметил: "Российский Федерализм сегодня - это до сих пор нерешенные проблемы разграничения полномочий между уровнями власти, межбюджетных отношений и распределения трансфертов". Остановившись на отрицательных и положительных моментах реформирования отношений центра и регионов, докладчик пришел к выводу о том, что "российский федерализм переживает функциональный кризис. В системе взаимодействия центральной и региональной власти нет эффективных и реально работающих механизмов. Правовые, политические, законодательные, экономические, социальные процессы носят преимущественно "теневой" характер, что углубляет кризисные процессы".

        Доктор политических наук, профессор Шестов Н.И. из того же университета предложил участникам "круглого стола" доклад "Идея "единства страны" в отношениях между Центром и регионами в современной России". В нем он подчеркнул значение для развития федеративных отношений идеологии развития "единого государства" и отметил, что единство государства с позиции власти - это укрепление административной вертикали. Единство с позиций общества - это прекращение региональных конфликтов, правовая защита граждан, контроль за ресурсопользованием и т.д. Отметив, далее, что, не добившись научной четкости позиционирования смысла этой идеи на уровне основных каналов распространения политической информации, не "привязав" её к общей стратегии развития РФ, эта идея может быть не менее деструктивна для будущего Российской Федерации, чем идея "брать суверенитета сколько проглотите".

        Кандидат политических наук Данилов М.В. осветил тему "Политические партии и эффективность государственного управления в условиях российского федерализма (на опыте Саратовской области)".

        Анализируя роль партий, докладчик отметил, что в федеративных государствах они выполняют несколько больший круг функций, поскольку играют роль своеобразных скрепляющих механизмов всего федеративного политического пространства. Сильные общенациональные партии могли бы быть важным звеном в скреплении регионов России. Основная задача политических партий состоит в обеспечении легитимности власти. По мнению докладчика, в современных российских условиях нет реальной партийной системы как таковой. Партии дискредитировали себя сами и вряд ли способны всерьёз повысить уровень доверия населения к власти, повысить уровень эффективности власти. 

        Административная вертикаль - это лишь полумера, которая должна быть дополнена наличием сильных политических партий.

        Общий итог выступлениям и дискуссиям на "круглом столе" подвели его организаторы - профессор Пляйс Я.А. и доктор Бубе М. По результатам его работы была принята резолюция. 

Примечание 

         1 Известия. 2004. 06 сентября.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации