ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ РОССИИ С ЕВРОСОЮЗОМ

Обозреватель - Observer 2005 №11 (190)

ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ  РОССИИ С ЕВРОСОЮЗОМ

В.Алчинов,

кандидат экономических наук

         Выбор наиболее рациональной модели экономического сотрудничества России с  Евросоюзом на среднесрочную и долгосрочную перспективу определяется рядом объективных условий и предпосылок.

         Срок действия Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС), в котором зафиксированы общие нормы, направления и рамки взаимодействия, ограничен 2007 г. При этом само Соглашение в определенной степени устарело, теряет полноту по некоторым важным для России  сферам применения и недостаточно эффективно при решении конкретных и довольно острых для нас вопросов, возникающих в процессе евроинтеграции.

         С другой стороны, при  формировании правовой базы будущего сотрудничества с ЕС Россия исходит из того, что национальным интересам соответствует сохранение свободы экономической политики, преимуществ евроазиатского государства и крупнейшей страны СНГ.

         Такая позиция  означает отказ от интеграционной модели, предполагающей присоединение или "ассоциацию" с сообществом.

         Из других возможных форм экономического взаимодействия с Союзом наиболее перспективными признаны: 

  • создание зоны свободной торговли (ЗСТ), 

  • формирование Общего европейского экономического пространства (ОЕЭП),

  • вариант расширения и углубления хозяйственных связей со странами ЕС на правовой базе ВТО, после вступления РФ в эту международную организацию.

         Вполне очевидно, что экономическая целесообразность каждого из указанных форматов сотрудничества диктуется возможными положительными и отрицательными последствиями их осуществления для хозяйства страны. При прогнозировании таких последствий, определяющих в конечном итоге выбор наиболее перспективной модели экономического взаимодействия России с ЕС, представляется необходимым исходить из того, что сотрудничество  в рамках ЗСТ, ОЕЭП и ВТО взаимосвязано как с точки зрения российских обязательств и ограничений по отношению к ЕС, так и к третьим странам.

         Продвижение  к созданию ЗСТ рассматривается российской  Стратегией развития отношений с Евросоюзом на среднесрочную перспективу в качестве одного из важных направлений налаживания партнерства, включающего вопросы развития торгового, промышленного и инвестиционного сотрудничества. Объективно Россия заинтересована в создании с помощью ЗСТ благоприятных условий для увеличения экспорта в Европу и привлечения инвестиций.

         Перспективность такой формы экономического взаимодействия РФ с ЕС подтверждается результатами ряда исследований, проведенных российскими экономистами. В то же время анализ количественных и качественных характеристик развития внешней торговли РФ с ЕС в настоящее время показывает, что  конкурентные позиции России в отношении возможных партнеров по ЗСТ являются  пока уязвимыми. При сохранении нынешней энергосырьевой структуры российского экспорта в ЕС соотношение выгод и потерь от создания ЗСТ может сложиться, особенно в краткосрочной перспективе, не в пользу России. Её формирование в настоящее время повлекло бы за собой ряд серьезных негативных последствий для экономики страны. 

         Существуют обоснованные опасения, что отмена импортных пошлин российского таможенного тарифа создаст благоприятные условия для импорта из ЕС, что приведет к усилению конкуренции на внутреннем российском рынке. Продукция европейских производителей может потеснить менее конкурентоспособные отечественные товары, и в короткий период фирмы  западноевропейских стран могут захватить значительную часть рынка в некоторых секторах российской экономики. 

         В товарных поставках из ЕС больше удельный вес готовых изделий (особенно потребительских товаров) и, соответственно, ниже доля сырья и малообработанной продукции.

         Такое положение вынуждает Россию вводить на эти товары специфические и комбинированные ставки пошлин, которые в пересчете по стоимостной базе зачастую превышают установленный максимум (20%), что обеспечивает достаточно высокий уровень тарифной защиты в отношении товаров из ЕС в настоящее время.

         Создание ЗСТ с отменой этих таможенных пошлин во взаимной торговле принесло бы западноевропейским фирмам большие преимущества, в результате чего можно ожидать существенного сокращения поступлений в российский бюджет.

         В то же время ожидаемое  увеличение российского экспорта под влиянием полной отмены пошлин ЕС будет умеренным. Предоставленный России  режим наибольшего благоприятствования (РНБ) по своим условиям практически равнозначен ЗСТ.

         Средний уровень таможенного обложения российских товаров в ЕС составляет в настоящее время 1-1,5%, а с учетом распространения на РФ общих преференций ЕС для развивающихся стран, до 80% товаров ввозится беспошлинно.

         Положительного эффекта от ликвидации таможенных барьеров можно ожидать лишь по ограниченному кругу готовых промышленных изделий, облагаемых в ЕС относительно высокими пошлинами, при условии их соответствия жестким европейским стандартам, что весьма проблематично. 

         Скорее всего, незначительного эффекта можно ожидать и от отказа ЕС от количественных ограничений на товары из России (в основном сталь и стальные изделия).

         Так, после отмены ЕС квот на ввоз российского текстиля почти не увеличился ни общий объем экспорта на этот рынок, ни возросло число российских экспортеров1.

         Очевидно, что при нынешнем положении дел в отечественной экономике российской стороне не следует торопиться с началом переговоров о ЗСТ. В качестве аргумента для такого вывода   служит опыт нескольких лет действия  РНБ в отношении наших товаров, поступающих на рынки ЕС.

         Несмотря на снижение таможенного обложения до минимального уровня, российские экспортеры и производители, не имея необходимых финансовых ресурсов и технологий, оказались пока неспособными увеличить своё присутствие на европейском рынке. Маловероятно, что при нынешнем уровне развития они смогут использовать и потенциал тех дополнительных преимуществ, которые должны возникнуть в результате создания ЗСТ.

         Но и Россия пока не готова  к полному открытию своего рынка для иностранной конкуренции. При сохранении существующей структуры товарооборота  его открытие для европейцев в ближайшем будущем может усилить положение нашей страны в качестве партнера, специализирующегося на поставке сырья. 

         По мнению большинства специалистов, когда ЗСТ создается между странами с различным экономическим уровнем, она превращается в механизм, который наилучшим образом подходит для закрепления соотношения сил между ними на длительную перспективу.

         Поэтому поспешное создание ЗСТ без необходимого экономического задела с нашей стороны может ухудшить позиции России в отношениях со странами ЕС2.

         В то же время более тесное сотрудничество России с ЕС за счет создания ЗСТ возможно и целесообразно в дальнейшем по мере реструктуризации экономики страны. При взаимодействии партнеров с развитой структурой взаимного обмена, в котором преобладают высокотехнологичные товары и услуги с более глубокой степенью переработки и большой добавленной стоимостью, выгоды от либерализации торговли становятся очевидными. Стремление к такому варианту сотрудничества с ЕС в ближайшее десятилетие представляется наиболее оправданным. В этих целях необходимо использовать в максимальной степени режим наибольшего благоприятствования, который страна ещё как минимум до 2007 г. будет иметь в отношениях с сообществом. 

         Следуя примеру некоторых ЗСТ, соглашению о зоне свободной торговли РФ-ЕС желательно придать эволюционный характер, включив в него положения, предусматривающие возможность расширения и углубления сотрудничества в других сферах, кроме торговли товарами.

         Как показывает европейский опыт, такие зоны создают условия для существенной либерализации движения капиталов (в том числе в форме инвестиций),  активизации деятельности компаний с иностранным капиталом, то есть стимулируют развитие интеграционных процессов.

         По такому сценарию развивались экономические отношения между участниками Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ), а также в рамках соглашений о ЗСТ между ЕС и некоторыми странами ЕАСТ. Они предусматривали возможность расширения и углубления сотрудничества между их участниками в областях, выходящих за рамки свободной торговли товарами (инвестиции, НИОКР, транспорт, охрана окружающей среды и др.). 

         Значительный интерес в этом отношении представляет и Соглашение о Североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА), которое наряду с устранением торговых барьеров предусматривает в качестве одной из главных целей увеличение возможностей для инвестиций в странах-участницах за счет создания благоприятного режима для деятельности компаний стран-членов.

         При создании ЗСТ между Россией и ЕС европейские компании имели бы больше не только торговых и финансовых, но и производственных стимулов для осуществления инвестиций с использованием конкурентных преимуществ России.

         Следует особо отметить, что создание ЗСТ с ЕС затрагивает сферу взаимоотношений России со странами СНГ - регионом её геополитических и геоэкономических интересов. В частности, ЕС может настаивать на применении жестких правил происхождения товаров из России, чтобы не допустить льготный ввоз продукции из других стран Содружества. В этой связи двусторонние и, особенно, многосторонние соглашения России с партнерами по СНГ (Союз России и Белоруссии, ЕврАзЭс, зона свободной торговли, планируемое  "четверкой" единое экономическое пространство) порождают проблему их стыковки с ЗСТ Россия-ЕС и требуют выработки механизма для обеспечения их параллельного функционирования, не нанося ущерба экономическим интересам России.

         Перспективы изменения status quo в сотрудничестве России с ЕС и возможности решения многих проблем, возникающих в торгово-экономических отношениях РФ со странами ЦВЕ, связаны в настоящее время с созданием Общего европейского экономического пространства.

         Такая концепция основывается на СПС и принятых сторонами Стратегиях развития сотрудничества. Более тесная стыковка взаимодействующих экономик России и ЕС в рамках ОЕЭП  соответствует долгосрочным интересам обоих партнеров при том понимании, что  формирование единого пространства не должно подразумевать ни членства России в ЕС, ни "ассоциации" с ЕС. Очевидно, это должен быть международный договор, который открывал бы возможность расширения и углубления сотрудничества, но не содержал бы каких-либо наднациональных элементов своего управления.

         Масштабность такого взаимодействия в экономической и законодательной сферах,  предусматривающая распространение на Россию режима "четырех свобод" (движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы), несомненно, окажет серьезное воздействие на развитие хозяйства страны.

         Однако возможность практической реализации выдвинутой ЕС концепции ОЕЭП в планируемые сроки (к 2007 г.) вызывает обоснованные сомнения, порождаемые рядом неясных и нерешенных вопросов, от которых зависит жизнеспособность  этой идеи.

         Прежде всего, возникает ряд проблем, связанных с самим понятием "европейского экономического пространства", в частности его сочетание с региональными интеграционными группировками на постсоветском пространстве. Скорее всего, в вопросах международной политики областью разногласий между Россией и ЕС может стать вопрос о формах и ограничениях взаимодействия стран Европы с государствами западной части СНГ.

         В опубликованных в 2003 г. Еврокомиссией документах "Большая  Европа - новые соседи" и "На пути к новому механизму добрососедства" делается попытка разработки общих рамок политики ЕС в отношении стран, не присоединившихся к сообществу. Новым восточным и южным соседям в рамках общего экономического и социального пространства, кроме доли на  внутреннем рынке ЕС, предлагается сотрудничество в таких сферах, как обустройство границ, инфраструктура и охрана окружающей среды, научные исследования, объединение энергетических, транспортных и телекоммуникационных систем.

         Предусматривается, в частности, более активное взаимодействие ЕС с Украиной, Белоруссией и Молдовой. В связи с ориентацией ЕС на развитие сотрудничества с каждой из этих стран в отдельности, исходя из "особых интересов", возникает вопрос о возможном их участии в общем европейском экономическом пространстве.

         Вероятным такое участие представляется для Украины и Молдовы и проблематичным для Белоруссии в условиях  сохраняющейся её изоляции по политическим соображениям.

         Активизация же политики России,  направленная на сохранение и укрепление своих позиций в западной части СНГ порождает определенную напряженность во взаимоотношениях РФ с ЕС, что подтверждается негативной реакцией Запада на подписанное в сентябре 2003 г. главами России, Украины, Белоруссии и Казахстана рамочное Соглашение о формировании Единого экономического пространства, если оно примет форму таможенного союза3.

         Наиболее сложной проблемой на пути реализации идеи ОЕЭП является преодоление серьезных расхождений в целях и ожиданиях России и ЕС в отношении этой концепции.

         ЕС в качестве важнейшей цели своей политики постоянно подчеркивает стремление иметь в лице России стабильного партнера, действующего на основе европейских стандартов. В противоположность этому, в российской среднесрочной Стратегии отмечается важность "стратегического партнерства равных", которое не ограничивает суверенных прав РФ.  Поэтому реальные перспективы формирования ОЕЭП в условиях расширения ЕС предопределяются тем, каким образом будут выстроены приоритеты сотрудничества  России и  ЕС и какая правовая и организационная модель сотрудничества будет при этом избрана.

         Прогнозирование положительных и отрицательных последствий создания ОЕЭП для российской экономики возможно на основе изучения существующего опыта и особенностей европейской экономической интеграции, например, практики взаимодействия с ЕС Норвегии и Швейцарии в рамках Европейского экономического пространства (ЕЭП).

         По различным соображениям, включая разногласия по экономическим вопросам,  историческую ориентацию, опасения потерять независимость и др., Норвегия, являющаяся экспортером энергетических ресурсов, не вступает в ЕС. Тем не менее степень их сближения с ЕС настолько велика, что она вынуждена следовать логике Брюсселя и фактически принимать законодательство, в разработке которого не участвует и которое не всегда отвечает её интересам.

         При этом, если Норвегия делает это на базе соглашения о ЕЭП и соответствующих обязательств, то Швейцария до последнего времени воспринимала нормы ЕС добровольно для сохранения и дальнейшего развития сложившегося комплекса экономических связей.

         Следует отметить, что принятие разработанных Евросоюзом законов не всегда проходит для Норвегии бесконфликтно, что приводит к судебным разбирательствам, в частности, по лицензированию месторождений нефти, либерализации рынка природного газа и др. 

         По правилам ЕЭП страны, не входящие в ЕС, в принципе могут наложить вето на обязательность принятия того или иного законопроекта, однако на практике это ставит под угрозу функционирование системы экономических отношений в данной сфере4.

         Таким образом, принятие Россией "норвежского" сценария, являющегося наиболее благоприятным и предпочтительным из всех других интеграционных вариантов, сопряжено с ориентацией на правовую базу ЕС. Исходя из выгод от партнерства с ЕС  и необходимости максимального сохранения свободы и независимости на мировой арене, представляется необходимым  прежде всего определить, в какой степени РФ сможет играть по действующим в ЕС правилам и оказывать влияние на процесс принятия решений в Брюсселе, не участвуя в заседаниях европейских органов. 

         Неизбежность гармонизации законодательств России и ЕС  для их сближения ставит вопрос о заблаговременной проработке с нашей стороны  комплекса мероприятий, направленных  на минимизацию возможных негативных последствий создания ОЕЭП для  национальной экономики. В этих целях представляется необходимым  создавать механизмы  российского влияния на общеевропейское нормотворчество, используя, в том числе, некоторые благоприятные условия, связанные с евроинтеграцией.

         Как показывает многолетний опыт сотрудничества, Россия имеет реальные возможности добиваться определенного упрощения европейских процедур, прежде всего в тех сферах, где она располагает достаточно сильными позициями. Прецеденты такого облегчения требований ЕС уже существуют. 

         Один из наиболее известных примеров - дело "Газпрома", в отношении которого было инициировано разбирательство по обвинению в нарушении конкурентного законодательства ЕС. Несмотря на это, Еврокомиссия все же пошла на компромисс. Представители трех генеральных директоратов (внешних связей, транспорта и энергетики, конкуренции)  совместно с руководством "Газпрома" нашли решение, которое не нарушало бы ни внутреннего  законодательства ЕС, ни коммерческих интересов российской газовой компании. 

         В любом случае возможная гармонизация нормативно-правовой базы России и ЕС, акцентируемая Брюсселем как основа "пространства", не должна  трактоваться лишь как одностороннее внедрение европейских норм и стандартов в российское законодательство. Скорее всего, она должна базироваться на универсальных положениях ГАТТ/ВТО, которыми призваны руководствоваться обе стороны. Поэтому в отношениях России и ЕС на первом этапе создания ОЕЭП речь может идти, скорее всего, о гармонизации отдельных норм права (таможенные процедуры, стандарты),  не разрывающих как единого, так и собственного государственного правового поля России. 

         Что касается процесса формирования ОЕЭП, рассчитанного на перспективу, то интересам России соответствует его постепенное и поэтапное создание, с учетом прогресса готовности отечественной промышленности к участию в открытой международной конкуренции. Само "пространство" могло бы состоять из реализуемых с различной скоростью тематических сфер. 

         Так, стороны значительно продвинулись в энергодиалоге, имеющем целью достижение общеевропейской энергетической  безопасности, и эти рынки сторон могли бы быть поставлены на режим взаимодействия в первую очередь.

         Вторым блоком могло бы стать подключение России к "единому европейскому  исследовательскому пространству", формируемому на базе ЕС. Углубленная интеграция научно-технических потенциалов России и ЕС принесла бы значительную пользу обоим партнерам. Действует между ними и  меморандум об участии РФ в "европейском информационном обществе" и т.д.5.

         Принципиальное значение для "пространства" имеет учет интересов России в результате расширения ЕС на Восток. Эффект от этого процесса далеко не однозначен, что требует поиска в рамках ОЕЭП путей решения возникающих проблем взаимодействия в сферах торговли, энергетики, транзита, регионального сотрудничества (включая особые интересы Калининградской области). В процессе формирования ОЕЭП могут найти разрешения  и многие вопросы, сформулированные в виде упомянутых ранее российских "озабоченностей" в связи с процессом объединения Евросоюза.

         Одним из важнейших аспектов диалога между Россией и ЕС  в сфере торговых и экономических отношений является вопрос о вступлении РФ во Всемирную торговую организацию (ВТО).

         До настоящего времени  вопрос о присоединении к ней воспринимается в России неоднозначно. Наличие положительных и  негативных сторон такого решения потребовало всесторонней (в том числе количественной) оценки их последствий для национального хозяйства.

         Комплексный доклад группы ученых РАН под руководством вице-президента РАН академика А.Некипелова, основанный на соответствующих расчетах, с учетом допускаемых ВТО различных защитительных мер, свидетельствует о том, что возможная реакция российской экономики на такие меры не будет существенной, а краткосрочные отрицательные последствия не велики.

         Это, по мнению авторов доклада, предопределено развалом многих обрабатывающих и высокотехнологических производств в предшествующие годы преобразований, и вступление в ВТО в этом смысле отечественной промышленности повредить уже не может6. 

         Основная задача состоит в недопущении негативного влияния присоединения к международной организации на процессы модернизации экономики, что требует во внешнеторговой сфере обеспечения соответствующего уровня доступа на российские рынки товаров и услуг и степени открытия этих рынков для иностранных компаний. Уровень защиты при вступлении в ВТО очевидно  должен быть близким к существующему. Для России важно в максимальной степени использовать действующие в международной организации механизмы, касающиеся тарифных мер: отсрочка снижения импортных тарифов и период адаптации, предоставляемый соответствующим отраслям и производствам.

         По опыту вступления в ВТО стран Балтии и Болгарии, адаптационный срок составляет 7-9 лет. Отсрочка дает возможность для приведения таких ослабленных блоков экономики, как авиация, автомобилестроение, сельское хозяйство и др. в нормальное, потенциально конкурентное состояние.

         В то же время представляется нецелесообразным принимать обязательства, выходящие за рамки стандартного пакета ВТО.

         В этом отношении негативным примером может служить опыт Китая, которому навязали особые длительные переходные периоды, в течение которых сохраняется возможность применения дискриминационных мер в торговле. Китай согласился на такого рода условия по 16 параметрам, в том числе на два наиболее неблагоприятных: возможность сохранения нерыночного статуса КНР в случае обвинения в демпинге и возможность применения специальных защитных мер вне рамок общего соглашения о таких мерах, действующего в ВТО. 

         Необходимость проведения соответствующих мероприятий по обеспечению экономической безопасности России при вступлении в ВТО обусловила серьезные разногласия в ходе трудных  многолетних переговоров по этому вопросу с ЕС - основным нашим торгово-экономическим партнером. В практическом плане основной интерес для европейцев представляют российские энергоносители. 

         Во время переговоров Еврокомиссия постоянно настаивала на том, чтобы при вступлении в ВТО Россия повысила внутренние цены на газ, ликвидировала экспортную монополию "Газпрома", открыла свободный транзит газа через территорию РФ, допустила европейцев к строительству трубопроводов, уравняла тарифы на прокачку газа для внутренних потребителей и на экспорт и отменила экспортные пошлины на газ.

         Однако эти требования отсутствуют в правилах ВТО, либо их выполнение является добровольным, что подчеркивается Минэкономразвития РФ на переговорах. В ответ ЕС выражает обеспокоенность низкими ценами на экспортируемую на европейские рынки российскую химическую и алюминиевую продукцию, которая с точки зрения Еврокомиссии получает большое преимущество благодаря тому, что для её производства используются дешевые энергоносители.

         Вторая группа проблем, вызывающих серьезные разногласия, связана со сферой услуг, которая представляет для ЕС значительно больший интерес, чем область товарообмена, где уже  существуют определенные параметры договоренности. ЕС настаивает на том, чтобы дополнительно к зафиксированным обязательствам в СПС Россия пошла на дополнительные уступки по доступу европейских компаний на рынки финансовых, банковских, страховых и телекоммуникационных услуг.  Однако Россия к настоящему времени уже сильно "открылась" в СПС по таким направлениям в этой сфере, как финансы, морской транспорт и др. и не может предоставить те же условия в рамках ВТО Соединенным Штатам и Японии, поскольку это будет означать для соответствующих секторов если не крах, то слишком тяжелое бремя конкуренции.

         Твердая позиция России в ходе длительного диалога с ЕС о вступлении в ВТО позволила достичь приемлемого для нас компромиссного решения, зафиксированного в протоколе о завершении переговоров во время 13 саммита Россия-ЕС (май 2004 г.). 

         В соответствии с подписанным документом, Россия либерализует те рынки, на которых национальные компании либо отсутствуют, либо достаточно конкурентоспособны. Средневзвешенные ставки импортных таможенных пошлин по всем группам товаров, включая сельскохозяйственные опустятся с нынешних 11% (по промышленным товарам она составляет сейчас  10%) до 8-9% в переходный период, который в отношении разных групп товаров продлится от 2-3, а в некоторых случаях от 7-8 лет.

         Основной итог достигнутых договоренностей состоит в том, что России удалось отстоять собственное видение энергореформы. 

         ЕС снял требование немедленной реформы "Газпрома" и либерализации рынка газа. Единственным юридическим обязательством РФ является достижение прибыльности "Газпрома", что  отвечает российским интересам. 

         Остальные обязательства относятся, скорее, к категории деклараций о намерениях.

         В их числе постепенное повышение цен на газ  на внутреннем рынке до 37-42 долл. за куб. м к 2006 г. и до 49-57 долл. за куб. м к 2010 г., что даже ниже на 5-7% цифр, заложенных в принятой в 2003 г. энергетической стратегии страны. 

         Зафиксировано также намерение не создавать ненужных препятствий для строительства трубопроводов, при этом степень их необходимости не определена, а контроль за проектами и их реализацией  сохраняется за "Газпромом".

         Некоторые подвижки на других рынках будут происходить постепенно, график изменений для различных отраслей колеблется от 2 до 10 лет, но при вступлении в ВТО тарифы останутся прежними.

         ЕС снял свои требования по введению нулевых таможенных пошлин на авиатехнику и её комплектующие.

         В свою очередь Россия согласилась с требованиями европейских авиапроизводителей о снижении через 7 лет таможенной ставки с сегодняшних 20%. Уровень таких ставок (скорее всего до 12-14%) должен быть достаточным для защиты российской авиастроительной отрасли.

         В качестве дополнительного стимула европейцами рассматривается  вопрос о присоединении России к тарифной инициативе ВТО, предусматривающей  либерализацию пошлин по конкретной авиационной продукции, прежде всего аэронавигационного и аэропортового оборудования.

         Примерно такими же (несущественно ниже 20%) должны стать после 2010 г. пошлины на иномарки автомобилей, которые составляют в настоящее время 25-35%.

         Наиболее высокими останутся ставки таможенных тарифов на текстиль, одежду, обувь, мебель; наиболее низкими будут тарифы на импорт технологического оборудования, необходимого отечественной промышленности. 

         Импорт  сельскохозяйственных товаров подешевеет в основном для тех продуктов, которые не производятся в России. На мясомолочную продукцию, сахар и зерно ставки должны остаться прежними. Более того, по поставкам мяса и птицы  европейцы согласились на квотирование до 2010 г. в зависимости от исторической доли каждой страны.

         В сфере услуг, в частности финансовой, России удалось отстоять требование отечественных банков не допускать работы прямых филиалов иностранных финансовых организаций. В дальнейшем сохранятся их дочерние компании, чья доля на рынке будет увеличиваться.

         В настоящее время доля иностранных банковских организаций составляет 12%, для страховщиков - 25%.

         Согласился ЕС и на сохранение до 2007 г. монопольного положения контролируемого  государством "Ростелекома" на рынке дальней связи. С учетом возможного получения "Транстелекомом" лицензии на международную связь и планов правительства по приватизации "Связьинвеста" либерализация этого рынка может произойти и раньше.

         Кроме того, удалось договориться об урегулировании болезненной проблемы, касающейся  платы за пролет по так называемому "транссибирскому маршруту", за рамками итогового протокола. 

         Согласие на подписание протокола о завершении переговоров с Россией о вступлении в ВТО и свои серьезные уступки ЕС обусловил необходимостью ускорения ратификации Россией Киотского протокола, что потребует  от отечественной промышленности принятия масштабных мер, прежде всего финансовых, по снижению выбросов в атмосферу и защите окружающей среды. Однако достигнутый компромисс можно считать важным шагом на пути присоединения РФ к ВТО, поскольку подписанный протокол обеспечивает согласие более половины стран, входящих в рабочую группу по решению этого вопроса.

         На пути вступления в ВТО предстоит большая работа по приведению российского законодательства к нормам ВТО, включая около 400 законов и 1000 подзаконных актов.

         К числу  таких  первоочередных законов относятся: таможенный кодекс, закон об антидемпинговых и компенсационных защитных мерах, об импортном лицензировании, об интеллектуальной собственности, о государственной помощи по поддержке экономики и др. 

         По опыту присоединения к международной организации других стран, в частности Китая, приведение национальных законов и подзаконных актов к её правилам может осуществляться в два этапа - до вступления в ВТО и в процессе адаптации уже в качестве члена организации. 

         Помимо урегулирования указанных вопросов, результаты которого окажут непосредственное влияние на сроки вступления России в ВТО, важным этапом послужат многосторонние переговоры в штаб-квартире организации в Женеве, в ходе которых необходимо снять ряд таких системных проблем, как регулирование деятельности в сфере услуг, применение законодательства о лицензировании, допуск  иностранных компаний к госзакупкам  и др. По оценке Минэкономразвития РФ, достигнутые договоренности с ЕС по этим вопросам служат основной платформой для завершения переговоров с руководством ВТО и остальными членами организации в ближайшее время.

         Вступление России во ВТО откроет новый формат экономического сотрудничества с ЕС, принципиально новую схему расширения и углубления хозяйственных связей на более универсальной правовой базе. Как представляется, действия сторон в рамках ВТО позволят в последующем снять многие проблемы на пути создания зоны свободной торговли и формирования Общего европейского экономического пространства, продекларированных в Стратегиях РФ и ЕС.  В то же время неизбежно возникнет вопрос о судьбе Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, роль которого после присоединения России к ВТО станет минимальной.  Все хозяйственные отношения будут регулироваться соглашением с международной организацией и протоколом о присоединении к ней, а в СПС останется лишь 26 статей, касающихся общих условий торгово-экономического сотрудничества. В этом случае придется констатировать фактическое отсутствие особой и конкретной договорно-правовой базы двустороннего экономического сотрудничества, основой которого в настоящее время является Соглашение. Такая ситуация потребует новых модели и формата экономического взаимодействия, оптимальным вариантом которых представляется ВТО  в сочетании с последующим постепенным формированием ЗСТ  или ОЕЭП. Правила и нормы международной организации не препятствуют таким интеграционным образованиям.

         Особое значение приобретает подготовительная работа к переговорам о ЗСТ, направленная на минимизацию отмеченных негативных для России последствий её создания. Ключевые требования к таким переговорам, изложенные в Стратегии развития отношений РФ с ЕС на среднесрочную перспективу, предполагают поэтапное формирование такой зоны после присоединения России к ВТО. Российская сторона намерена добиваться при этом, чтобы в результате её образования РФ получила доступ на рынки всего Европейского экономического пространства, а соответствующие обязательства были сбалансированы получаемыми преимуществами. Членство России в ВТО значительно облегчило бы переговорный процесс и последующее функционирование ЗСТ, поскольку ряд проблем, вызванных неадекватностью некоторых положений действующего российского законодательства общепризнанным  международным нормам, был бы таким образом снят. 

         Применение режима ВТО в торговых отношениях России с ЕС предусмотрено и СПС и, следовательно, переговоры о ЗСТ могут вестись в рамках этого соглашения с соблюдением правил ВТО. Соглашением определены основные меры, которые необходимо провести в порядке подготовки к таким  переговорам.  В частности, в СПС предусмотрены: сближение российских правовых норм с законодательством ЕС, широкое сотрудничество в таможенной сфере для достижения совместимости таможенных систем обеих сторон, сотрудничество в сферах стандартизации и сертификации, транспорта, финансовых услуг, статистики (включая переход к международной системе бухгалтерской отчетности) и др.  Реализация соответствующих положений СПС повысила бы готовность России как к созданию зоны свободной торговли с ЕС, так и включению в Общее европейское экономическое пространство.

         Подготовительная работа могла бы способствовать разрешению текущих торговых конфликтов между сторонами и облегчила бы переход к обсуждению основных параметров ЗСТ. Наиболее значительной из них является сфера  её действия. Признавая важность услуг в торгово-экономических отношениях России с ЕС, предпочтительнее не распространять полностью режим свободной торговли на сферу услуг, которая в России пока ещё неконкурентоспособна. Правила ГАТС, которые после вступления в ВТО должна будет принять Россия, не допускают создания ЗСТ по отдельным секторам услуг.  Поэтому целесообразнее ограничиться включением в Соглашение о ЗСТ положений, предусматривающих принятие сторонами мер по облегчению торговли услугами при наличии для этого необходимых условий.  ЕС, обладающий сильными позициями в сфере торговли услугами, скорее всего, будет требовать их включения в сферу действия ЗСТ.

         Аналогичные,  но более масштабные проблемы в экономической и законодательной сферах предстоит решить России и ЕС в ходе подготовки к формированию ОЕЭП (после вступления РФ в ВТО), учитывая распространение на РФ в этом случае режима "четырех свобод", предусматривающего дополнительно к товарам движение услуг, капитала и рабочей силы. При этом движение к ОЕЭП после присоединения РФ к ВТО может осуществляться как параллельно с ЗСТ, так и поэтапно. В любом случае наиболее оптимальной и эффективной моделью дальнейшей экономической интеграции России с Евросоюзом на перспективу представляется расширение и углубление хозяйственных связей на правовой базе ВТО. 

Примечания

         1 О возможности создания зоны свободной торговли Россия - ЕС // БИКИ. 2001. Апрель.

         2 Гусев К. Россия - ЕС: проблемы зоны свободной торговли. Windous / Рабочий стол Россия - ЕС. 2002.

         3 Последствия расширения Евросоюза для экономики России (группа авторов во главе с С.Глинкиной). Доклад национального инвестиционного совета. 2004.

         4 Бордачев Т., Романова Т. Модель на вырост // Россия в глобальной политике. 2004. Апрель.

         5 Иванов И. Расчищать пути к зрелому партнерству России и Евросоюза // Известия. 2003. Ноябрь.

         6 Материалы делового форума по проблемам вступления России в ВТО. Дипломатическая академия МИД России. 2002.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации