ПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ В ПОСТ-ЮГОСЛАВИИ

Обозреватель - Observer 2005 №8 (187)

ПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ В ПОСТ-ЮГОСЛАВИИ

Е.Пономарева,

кандидат политических наук

        События ХХ в. изменили многие представления о закономерностях и перспективах развития человеческих ассоциаций. Привычные толкования процессов, происходящих в конфликтогенных регионах, к которым относится пост-югославское пространство, не дают ответа на вопросы о причинах стабильности систем, об определяющих факторах эффективной политики, о том, какая стратегия наилучшим образом отвечает целям построения демократических политий. Политические партии являются наиболее значимыми институтами артикуляции и агрегирования интересов различных социальных слоев. От того, как протекает процесс партийного строительства, во многом зависит стабилизация ситуации в государствах, возникших на месте СФРЮ, и в регионе в целом.

        Политическая литература предлагает различные методологические концепции и подходы к анализу партийных систем. Одной из наиболее востребованных, особенно применительно к странам "неконсолидированной" демократии, является теория размежеваний, разработанная С.М.Липсетом и С.Рокканом. Четыре типа размежеваний: между "центром и периферией", "государством и церковью", "городом и селом", "собственниками и рабочими" - имели и имеют место на Балканах.

        Особенностью югославского пространства в отличие от других социалистически ориентированных стран Восточной и Юго-Восточной Европы было формирование кливеджа* "центр-периферия" еще в титовский период. Это размежевание имело место в однопартийной системе. Коммунистическая партия Югославии, с 1952 г. Союз коммунистов Югославии (СКЮ), изначально строилась по принципу "демократического централизма", заимствованного из политической теории и практики КПСС. Однако республиканские и краевые парторганизации не были формальными структурами, как в СССР. Конечно, "правила игры", установленные и контролируемые командой И.Б.Тито, выполнялись. Но постоянно, с самого момента создания социалистической Югославии, не прекращалась работа по расширению полномочий республиканских партий. Особенно активно в этом направлении действовали партийные организации Словении и Хорватии, Косово и Воеводины. Поскольку никакой альтернативной коммунистам силы после 1948 г. в стране не осталось, борьба периферии с центром проходила в рамках КПЮ-СКЮ.

        Конституция СФРЮ 1974 г. юридически закрепила плоды двадцатилетней работы республиканских партий. Республики получили статус государств, автономные края - Косово и Воеводина - государственных образований, а, соответственно, региональные партийные структуры превратились в автономные фракции СКЮ. ХХ Пленум ЦК СКЮ (январь 1989 г.) вынес на обсуждение вопрос о доверии коммунистической партии. Уже через год (20 января 1990 г.) на последнем ХIV съезде было принято решение о самороспуске. В этом конфликте центр проиграл. На базе же периферийных коммунистических организаций сформировались и действуют социалистические, социал-демократические и радикально-националистические политические партии.

        Первые многопартийные, альтернативные выборы прошли в республиках Югославии в 1990 г. За 15 лет государствами и обществами пост-югославского пространства накоплен значительный опыт партийного строительства. 

        Как формировались партийные системы в бывших республиках СФРЮ - ныне суверенных государствах, используя методологию теории размежеваний.

        В настоящий момент в Словении зарегистрировано 30 политических партий, большинство которых являются карликовыми кадровыми партиями. За 50 мест в парламенте соревнуются, как правило, шесть наиболее влиятельных.

        Либерально-демократическая партия (ЛДП) безусловный лидер партийной системы Словении, получившая поддержку населения в начале 90-х годов как главный оппонент и оппозиционер коммунистов. За счет националистических лозунгов и призывов к отделению от СФРЮ и быстрому вхождению в Европу она сегодня является прагматичной центристской партией. Ее лидеры М.Кучан - бывший, Я.Дрновшек - нынешний президенты Республики.

        К левоцентристским относится Социал-демократическая партия Словении (СДПС), поддерживающая идею государства "всеобщего благоденствия" и равных стартовых возможностей каждого члена общества. 

        Правый центр занимает Словенская народная партия (СНП) и строит свою стратегию и тактику политической деятельности на христианских ценностях. По ряду вопросов блокируется с Новой Словенией - Христианской народной партией.

        Эти партии пытаются преодолеть кливедж "государство против церкви", выработав некий симбиоз национальных приоритетов на базе совмещения традиционного влияния католической церкви на общественные процессы с узко прагматическими интересами политических и экономических институтов. Определенные источники утверждают, что Ватикан активно финансирует и поддерживает эти партийные структуры1.

        Конфликт "город против села" в политической системе страны не представлен вообще. Что же касается размежевания по принципу "собственники против рабочих", то, с определенными оговорками, самой влиятельной партией, представляющий этот кливедж можно считать Демократическую партию пенсионеров Словении. Несмотря на достаточно активную деятельность по внесению изменений в законодательство страны в соответствии с социал-демократическими установками, большее внимание эта партия уделяет реализации требований к государству, а не к собственникам. Эта тенденция имеет место на всем пост-югославском пространстве, прежде всего, потому что основная масса пенсионеров - это наследие социалистического периода.

        Адекватный и полный анализ современного партийного ландшафта на Балканах возможен только с использованием понятия "проблемных измерений", под которыми понимают комплексы проблем, служащих источниками значимых политических разногласий в том или ином обществе. В современной литературе выделяют семь таких комплексов:

  • культурно-этническое, религиозное, 

  • город-село,

  • социально-экономическое, поддержка режима,

  • внешнеполитическое, постматериалистическое2.

        Во всех странах региона "культурно-этническое измерение" является неизменным спутником конфликта между "центром и периферией". Особый случай представляет собой Словения. 

        Это одна из самых этнически однородных стран мира: 91% ее населения - словенцы. Кроме того, процесс "разъединения" СФРЮ на территории Словении прошел наиболее спокойно**. 

        В стране есть радикальные, националистические партии.

        Самой влиятельной является Словенская национальная партия (СНацП).

        Основной акцент в программных документах и непосредственной деятельности делался на ужесточение визового режима и процедуры получения гражданства. После вступления Республики в ЕС партийная активность СНацП направлена на "борьбу" с беженцами с территории Хорватии, Боснии и Сербии.

        Более сложная картина партийного строительства имеет место в Хорватии, которая как и все, за исключением Сербии, государства пост-югославского пространства является парламентской республикой. Политические партии и, соответственно, партийная система непосредственным образом влияют на весь политический процесс. На 2004 г. в Хорватии было зарегистрировано 60 политических партий и объединений. В парламенте из них представлены - 9, а в правительстве - 6.

        До 1999 г. политические процессы в стране определяла деятельность радикально-националистической организации Хорватское демократическое содружество (ХДС). Не будучи партией, в классическом смысле этого слова, ХДС находилась у власти почти 10 лет и представляет собой идеальный пример харизматической политической организации3. Со смертью ее основателя и вдохновителя Франьо Туджмана эта структура утратила свой политический вес. Последнее десятилетие ХХ в. именно эта партийно-политическая структура была проводником базового для Югославии конфликта "центр-периферия"4, который привел к тяжелейшей гражданской войне (начавшейся именно в Хорватии) и не завершен ни в одной из бывших югославских республик, за исключением,  Словении.

        Одной из современных влиятельных партий, которая работает в кливедже "центр против периферии", не акцентируя внимания на этно-конфессиональных различиях, является "Истарский демократический сабор" (ИДС). Это типично региональная партия (сравнима с Квебекской партией в Канаде) возникла в исторически специфическом регионе Хорватии и на протяжении последних 15 лет занимает большинство мест в парламенте Истрии.

        ИДС выступает за федерализацию Хорватии и прекращение жесткого противостояния между сербским и хорватским населением страны, за создание равных условий и возможностей для граждан Хорватии, исходя из принципов правового государства. Этот тип размежеваний на базе культурно-этнического и религиозного измерений, наиболее болезненный, эмоционально нагруженный.

        В стране существует много националистических и радикальных партий, предлагающих кардинально противоположные проекты решения этого конфликта. Хотя они и не играют значительной роли в политическом процессе, но их деятельность создает социальный климат, воспитывает жестко ориентированное новое поколение граждан. К достаточно известным относятся: Акция социал-демократов Хорватии, Социал-демократический союз, Сербская народная партия, Сербская независимая демократическая партия5.

        Умеренная правоцентристская Хорватская социально-либеральная партия (ХСЛП) до конца 90-х годов была сильнейшей оппозиционной единицей в стране, а в настоящий момент является правительственной партией.

        Ее программные положения предлагают выход из кливеджа "центр-периферия" путем нивелирования, сглаживания культурно-этнического и религиозного проблемных измерений. ХСЛП, одна из немногих в Хорватии, поддерживает требования сербов на автономию в составе Хорватии, выступает за возвращение к единому сербско-хорватскому языку, обращает внимание на необходимость воспитания толерантных граждан.

        За мирное решение этно-конфессиональных размежеваний выступает так же центристская Хорватская народная партия, один из лидеров которой С.Месич является президентом Республики с 2000 г.

        Парламентские выборы 2000 и 2004 гг. показали значительное изменение в настроении граждан. Коалиция националистических и либерально-демократических партий уступила пальму партийного первенства социал-демократическим и центристским институтам (ХДС проиграло в 10 из 11 избирательных округов). Современные партийные лидеры - Социал-демократическая партия Хорватии (СДПХ) и Хорватская социально-либеральная партия (ХСЛП) - образуют правящую коалицию.

        СДПХ - правопреемница Союза коммунистов Югославии, самая многочисленная в стране партия, полный член Социалистического интернационала.

        В проправительственную коалицию входят так же Хорватская крестьянская партия (ХКП), "Истарский демократический сабор" (ИДС) и Либеральная партия (появилась в 1997 г. в результате раскола СДПХ).

        Известно, что название партии далеко не всегда отражает ее интересы и социальные ориентиры. Деятельность ХКП сегодня не проходит по конфликту "город против села", а скорее направлена на реализацию проекта "село для города, город для села".

        Однако не стоит забывать, что Хорватская крестьянская партия была одной из крупнейших и влиятельных в довоенной Югославии. Возникла она в 1904 г., когда отношения города и деревни вошли в конфликтную фазу, а промышленная революция негативным образом повлияла на развитие сельскохозяйственной отрасли. Тогда партия была выразителем интересов не столько консервативных, сколько реакционных слоев населения.

        ХКП, воссозданная в 1990 г. как правопреемница довоенной партии, пропагандирует умеренный консерватизм, отстаивает традиционные семейные ценности и видит социально-экономическую стабильность в ускоренной модернизации сельскохозяйственной отрасли.

        Босния и Герцеговина, пожалуй, самое проблемное в политико-социальном смысле государство на пост-югославском пространстве.

        Согласно действующей конституции, содержащейся в Приложении IV Дейтонского мирного соглашения (от 21 ноября 1995 г.) и подписанного в Париже 14 декабря 1995 г. (Парижский мирный договор по БиГ), демократическое государство Босния и Герцеговина состоит из двух образований - Федерации Боснии и Герцеговины (мусульманско-хорватской) и Республики Сербской (РС).

        Каждое из этих образований имеет своего президента, парламент и правительство. Органы власти на федеральном уровне включают Президиум, Парламентскую ассамблею и Совет министров.

        Высший орган исполнительной власти - коллегиальный Президиум БиГ. В состав Президиума входят три избираемых населением президента: босниец и хорват от Федерации Босния и Герцеговина и серб от Республики Сербской. Ротация председательствующих в Президиуме БиГ со сроком полномочий 4 года происходит каждые 8 месяцев. Правительство формируется во главе с председателем Президиума и утверждается Палатой представителей.

        В феврале 2001 г. было сформировано коалиционное правительство из представителей Социал-демократической партии БиГ, Партии демократического прогресса, Новой хорватской инициативы, партии "За Боснию и Герцеговину", Сербского народного союза. 

        Заседания правительства проводятся попеременно то в Сараево, то в его предместье, находящемся на территории Республики Сербской. Наряду с общегосударственными (федеральными) органами власти БиГ  в Федерации Боснии и Герцеговины и Республике Сербской имеются собственные властные структуры (парламент, президент и правительство).

        Существующее политическое устройство отражает и одновременно поддерживает главный на пост-югославском пространстве конфликт "центр-периферия".

        Поэтому и партийная система остается достаточно конфликтной. На данный момент не существует ни одной общегосударственной политической партии6.  Все они изначально формируются по региональному принципу: в сербской или хорвато-мусульманской части. В рамках этого размежевания существуют различные "проблемные измерения".

        Среди наиболее влиятельных партий националистического толка отметим следующие: Слога (Союз) коалиция состоит из Социалистической партии, Сербского народного союза и НСДП.

        Хорватское демократическое содружество БиГ (ХДС БиГ) - боснийское ответвление "материнской" ХДС.

        ХДС БиГ предлагает различные варианты этнической автономии: от легализации мусульманско-хорватской федерации до образования конфедеративной структуры с Хорватией. Поддерживает децентрализацию государства БиГ на политическом, экономическом и культурном уровнях.

        Имея определенный вес в стране, после насильственной смерти партийного лидера Йожо Леутара все лидеры ХДС, тем не менее, приняли решение выйти из федеральных, федеративных и локальных структур власти.

        Сербская демократическая партия (СДП), основанная разыскиваемым ныне Международным трибуналом в Гааге Р.Караджичем, придерживается националистических ориентаций.

        Сербская радикальная партия РС (СРП РС) - дочерняя структура аналогичной партии в Сербии, основанная В.Шешелем, - выступает за международное признание РС как независимого государства.

        Акцентирует свою деятельность на "религиозном измерении" конфликта "центр-периферия" (а не "государство против церкви") Партия демократического действия (ПДД) - крупнейшая мусульманская партия не только в федерации БиГ, но и на пост-югославском пространстве.

        ПДД, созданная в 1990 г. Алией Изетбеговичем и Хаимом Силайджичем, постепенно трансформировалась из полиэтнической и федералистской в этническую и мусульманскую партию и с начала гражданской войны в БиГ выступает за политическое и экономическое единение страны при доминирующем положении мусульман. Однако в политических заявлениях лидеров не исключается возможность культурной автономии для этнических групп. 

        Близка по духу к ПДД партия "За Боснию и Герцеговину" (основана в 1996 г. бывшим премьер-министром и сооснователем ПДД Х.Силайджичем), имеет ярко выраженную мусульманскую направленность и удерживает сильные позиции на таких урбанизированных территориях, как Тузла и Сараево.

        Было бы не верным представить становление партийной системы исключительно как конфликтное. В БиГ существуют партии, которые видят целостность и самостоятельность государства, исходя из принципов консенсуса и мирного сосуществования представителей разных этнических и конфессиональных групп. В социалистической Югославии Боснию называли "самой толерантной республикой"7.  Некоторые партии стремятся, если не возродить "золотой век" Югославии в рамках отдельно взятого государства, то хотя бы приблизиться к нему. В данном контексте можно рассматривать деятельность таких институтов, как Хорватская крестьянская партия (ХКП), Демократический народный союз (ДНС), Сербский гражданский комитет (СГК), Независимая социал-демократическая партия (НСДП). 

        Боснийская организация (БО).

        БО - полиэтническая и поликонфессиональная либеральная партия, выступает против любого этнического доминирования, за возвращение беженцев на места прежнего проживания, за трансэтническое и межэтническое сотрудничество.

        Сербский народный союз (СНС РС) прошел эволюцию от националистической до центристской партии (основатель и лидер СНС РС - Биляна Плавшич*** ).

        Однако все эти партии не имеют значительного политического влияния и, скорее всего, в ближайшие десятилетия не будут определять вектор политического развития страны.

        Первые парламентские выборы в Македонии на многопартийной основе прошли в ноябре-декабре 1990 г. еще в рамках СФРЮ.

        В них приняли участие 18 партий. В 1994 г. в этой стране было зарегистрировано 60 политических партий и объединений, 15 из которых представляли интересы национальных меньшинств.

        Для такого небольшого как в географическом (25,7 тыс. кв. км), так в демографическом (2 млн. чел.) плане государства это показатель значительных этнических проблем. 

        "Закон о политических партиях"8  был принят накануне первых после обретения суверенитета выборов, которые прошли в октябре - ноябре 1994 г. 38 политических партий, которые боролись за депутатские мандаты.

        В правящий блок "Союз за Македонию" вошли социал-демократы, либеральные и социалистические партии. 

        Националистический блок возглавила возрожденная Внутренняя македонская революционная организация (ВМРО) в тесном союзе с Демократической партией македонского национального единства (ДПМНЕ)9. К этому блоку присоединилась так же Демократическая партия. Особую группу составляли национальные албанские партии (легальные албанцы составляют 22,7% населения страны).

        "Союз за Македонию" получил 85 мест из 120, сформировав практически безоппозиционный парламент и правительство. Политика этого партийного блока была социал-демократически ориентирована, однако политическая элита, практически, не трансформировалась, что непосредственным образом отражалось на принимаемых решениях.

        Следующий электоральный цикл начался в 1998 г. с победы оппозиционных партий - ВМРО-ДПМНЕ и Демократической альтернативы, которые поддержала Демократическая партия албанцев. Однако сложнейшее социально-экономическое положение (Македония и в социалистической Югославии была дотационным регионом наравне с Косово и Черногорией) невозможно прикрывать только либерально ориентированной риторикой. Безработица, сопровождающая социально-экономические кризисы, является "великолепной" почвой для маргинализации населения, особенно в среде демографически успешных национальностей. В начале ХХI в. Македония пережила симптомы гражданской войны, в которую были втянуты албанцы и македонцы.

        В настоящий момент острым остается кливедж "центр-периферия", основанный на культурно-национальных и религиозных проблемных измерениях. Произошла резкая радикализация деятельности национальных македонских и албанских партий после кровопролитных событий (2001-2002 гг.). В настоящий момент парламентские партии ведут дискуссию о кантонизации Македонии или отделении южных территорий, населенных преимущественно албанским населением. Эта ситуация является почти зеркальным отражением эволюции косовского конфликта.

        Центральная и самая крупная республика пост-югославского пространства - это Сербия. До февраля 2003 г. она была лидером Союзной Республики Югославия. Сербия оказалась втянутая во все конфликты и войны на территории бывшей СФРЮ. Вместе с Черногорией пережила 1584 дня санкций и подверглась агрессии НАТО в марте-июне 1999 г. Все это непосредственным образом отразилось на процессах её политической трансформации.

        В Сербии после крушения "реального социализма" были условия для формирования представительной демократии, специфика которой определяется тем, насколько политические партии влияют на принятие политических решений, насколько они реализуют интересы граждан в парламенте. Почти во всех европейских странах социалистической ориентации первые или вторые многопартийные выборы привели к власти демократические, либеральные партии. В Сербии этого не было до 2000 г., а в Черногории до 1998 г.

        Быстрое, почти молниеносное крушение правящего режима (1989-1990 гг.) во "второй Югославии" не означало для Сербии и Черногории конца "старого общества"10.  Именно оно стало основой для создания ключевых политических институтов "плюралистического" режима (политических партий, парламента, СМИ, альтернативных выборов и т.д.) вплоть до президентских выборов 2000 г.

        По разным оценкам, до 1995 г. 60% политической элиты Сербии были членами СКЮ, а 39,5% имели более 10 лет партийного стажа11.  Похожая ситуация из стран Юго-Восточной Европы остается только в Болгарии.

        В становлении и эволюции партийной системы Сербии можно выделить четыре основных этапа: 1990-1992 гг., 1992-1997 гг., 1997-2000 гг., 2000- 2003 гг. Победа на президентских выборах (июль 2004 г.) лидера Демократической партии Сербии Бориса Тадича и формирование коалиционного правительства после декабрьских 2003 г. выборов в парламент определили начало нового этапа в политическом развитии страны.

        Первые многопартийные выборы в Сербии (было зарегистрировано 60 политических партий и объединений) проходили еще в рамках СФРЮ в 1990 г. причем по мажоритарной системе (табл. 1).

ПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ В ПОСТ-ЮГОСЛАВИИ

        После распада СФРЮ и принятия Конституции Союзной Республики Юго- славия (СРЮ) (апрель 1992 г.) партийный ландшафт в Сербии изменился. По новому закону о выборах устанавливалась пропорциональная система. Кроме того, на основании резолюции СБ ООН № 757 были введены санкции против СРЮ. Отличительными особенностями второго этапа были:

  • у власти остались реформированные коммунистические партии;

  • в стране отсутствовали приватизационные процессы;

  • ярко выраженная этнотизация политической борьбы;

  • имел место дефицит легитимности.

        Гражданские войны в Хорватии, Боснии и Герцеговине, массовые потоки беженцев (до настоящего момента нет точных цифр: от 350 до 700 тыс. человек) способствовали нагнетанию национальной поляризации в Сербии, которая сама была исторически гетерогенным обществом. Причем до подписания Дейтонских соглашений вне зависимости от идеологической ориентации в сербском обществе преобладали имперские настроения13.

        Можно констатировать, что ни Сербия, ни Черногория не были плюралистическими обществами в начале 90-х годов. Тем более, такими не являются после обострения косовского кризиса  (1999 г.) и вследствие постоянных вспышек этнических конфликтов как в самом автономном крае, так на юге Сербии и Черногории. Реформированные коммунистические партии в этих республиках остались у власти в силу обострения конфликта "центр-периферия" по этно-конфессиональному принципу, многие новые партии и движения благодаря этому кливеджу заработали политический вес.

        Ряд исследователей считает14, что руководство Сербии еще в конце 80-х годов ХХ в. создало расколотое общество, приняв в марте 1989 г. поправки к Конституции Сербии, а затем и новую Конституцию 1990 г.

        На основании этих изменений автономия Косово была значительно сужена, однако это не привело к стабилизации ситуации в Крае. Именно с этого момента можно говорить о регионализации Сербии, о формировании анклавного общества.

        Оппозиционная "Албанская альтернатива" (АА) бойкотировала выборы 1990 г. в Скупщину и перепись населения в 1991 г., а в сентябре 1991 г. провела нелегальный референдум "За суверенное и независимое Косово". По словам организаторов, из 89,3% пришедших на участки "за" высказались 87%15.

        Кроме того, АА организовала параллельные структуры в политической, социальной, культурной сферах, значение которых для роста самосознания албанского общества было огромным. Правящие политические партии на протяжении 7 лет не уделяли должного внимания деятельности этих параллельных структур, пока  не началось вооруженное сопротивление хорошо подготовленных отрядов Освободительной Армии Косова.

        Один из самых авторитетных исследователей партийных систем балканских государств Владимир Гоати считает, что обострение размежевания "центр против периферии", замешанное на культурно-национальных и религиозных противоречиях, стало возможным вследствие прихода к власти "ультранационалистической партии" - Социалистической партии Сербии во главе с С.Милошевичем10. 

        Размежевание "собственники против рабочих" не имело места в Сербии вплоть до начала ХХI в., прежде всего, потому, что приватизация по образцу других посткоммунистических стран в тот период не проводилась. Социалистическая партия Сербии главную свою цель видела в строительстве "демократического социализма" как некой комбинации политической демократии и "общественной (реально государственной) собственности".

        После разрыва отношений с СССР в 1948 г. Югославия начала серию реформ по созданию модели "самоуправленческого социализма", в результате которых к началу 70-х годов вся собственность формально находилась в руках работников через сложнейшую систему общественных организаций. Получалось, что работники самостоятельно управляли своей же собственностью. Поэтому вся собственность считалась общественной. Соответственно, сохранив эту схему, СПС и ее союзникам удалось приостановить конфликт "собственники-рабочие".

        Правительства Зорана Джинджича, следуя указаниям МВФ, МБРР, Парижского и Лондонского клубов, в 2001 г. начало приватизационный процесс. Кабинет премьера В.Коштуницы пытается, прежде всего, привлекать иностранных инвесторов, что создает почву для развития этого кливеджа. 

        Практически, все предприятия Сербии нуждаются в серьезной модернизации. Кроме того, все они имеют "раздутые" штаты. Неминуемые следствия модернизации - увольнения, сокращение денежных выплат, бессрочный отпуск - увеличивают электоральную базу социалистических и радикальных партий.

        Особенностью третьего периода становления партийной системы в Сербии становится явная потеря лидерства СПС. Этот факт заставляет создавать и искать союзников.

        На парламентские выборы 1997 г. СПС выходит в союзе с Югославскими левыми (ЮЛ), лидером которых была жена С.Милошевича М.Маркович, и Новой Демократией (НД) и набирает 44% голосов. Обострение ситуации вокруг Косово отбрасывает демократические партии казалось бы в небытие. Дело в том, что к коалиции СПС-ЮЛ-НД присоединяются всегдашние оппоненты Милошевича и антисоциалисты Сербская радикальная партия Воислава Шешеля и Сербское движение обновление Вука Драшковича.

        Объединение произошло исключительно на этно-конфессиональной основе.

        Поражение Сербии в 78 дневной войне с НАТО привели и к поражению реформистских политических партий. Однако это совершенно не означает замораживания конфликта "центр против периферии". Косовский конфликт продолжает жить своей самостоятельной жизнью. Самым плачевным итогом его использования в партийной и политической борьбе является то, что основная часть населения Сербии внутренне смирилась с утратой исторической родины. Де-факто это уже произошло: в автономном Крае проживает около 2 млн. албанцев и чуть более 100 тыс. сербов, безопасность которых гарантирована только присутствием войск КФОР16.  Вопрос сохранения Косово теперь уже вряд ли будет использоваться политическими партиями и лидерами в качестве лозунга в борьбе за избирателя. 

        Последние парламентские выборы в Сербии были внеплановые, так как очередные не привели к избирательным урнам необходимое количество избирателей****,  и прошли 28 декабря 2003 г.

        В этих выборах приняли участие 58,75% от общего числа избирателей и 19 партий и общественно-политических движений17.

        Результаты выборов, несмотря на политический пессимизм граждан, можно назвать неожиданными. Радикально-националистические пристрастия остались у населения, но самое главное - Социалистическая партия Сербии по-прежнему остается на ведущих позициях в политической системе страны. Многие аналитики такой успех социалистов и национал-радикалов объясняют тем, что "сербы голосуют против Гаагского трибунала"18.

        Центристскими партиями себя позиционируют ДПС и ДП. "Красно-коричневую" коалицию по многим вопросам создают СРП, СДО-НС, СПС и G17 плюс М.Лабус (табл. 2).

ПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ В ПОСТ-ЮГОСЛАВИИ

        Необходимо обратить внимание еще на одну особенность формирования партийной системы в Сербии. Слободан Милошевич для большинства сербов был (и остается для определенных слоев) носителем харизмы. В силу этого именно с ним и его политической партией происходило олицетворение политического режима. Поэтому для Сербии, как ни для какой другой страны пост-югославского пространства, при анализе партийного строительства важным является измерение "поддержки режима".

        Особо следует отметить, что на территории Косово, которое юридически остается территорией Сербии, действует несколько политических партий и объединений.

        Самыми значительными являются Демократическая лига Косово, лидер которой Ибрагим Ругова - президент автономного Края, и Демократическая партия Хашима Тачи - лидера Освободительной армии Косова.

        До 1997 г. в Черногории политическая трансформация была зеркальным отражением ситуации в Сербии.

        Реформированный Союз коммунистов стал называться Демократическая партия социалистов (ДПС), которая шла в тесном упряжке с Социалистической партией С.Милошевича. После выборов в Союзную Скупщину СРЮ, которые черногорская политическая элита охарактеризовала как "великую избирательную кражу", начался раскол: левая коалиция СПС-ЮЛ-НД и демократическая коалиция "Вместе" (СДО, ДП, ДПС и Гражданский Союз Сербии), по сути, лишили мандатов черногорские партии и, прежде всего, неизменного союзника СПС Демократическую партию социалистов. Более того, руководство Черногории пошло на сепаратные переговоры со странами НАТО еще в момент бомбардировок20. Поэтому прекращение существования союзного государства в феврале 2003 г. представляется закономерным.

        Кливедж "собственники против рабочих" в Черногории не получил значительно развития по нескольким причинам: 

        Во-первых, это достаточно отсталая в промышленном плане страна. В рамках СРЮ удельный вес этой республики не превышал 5%.

        В буквальном смысле - приватизировать нечего. Даже сельскохозяйственной продукцией Черногория обеспечивает себя на 6%26.  Исторически дотационная территория и сегодня существует, преимущественно на кредиты.

        Во-вторых, приватизационная схема достаточно свободная.

        До 1992 г. приватизация проходила через акционирование предприятий работниками. К концу 1996 г. все "общественные предприятия" перешли под контроль государственных фондов, в результате чего в стране не осталось "той" общественной собственности. Однако схеме приватизации была предложена самая широкая: от простой продажи акций до замены долга на акции и совместного управления10.

        Результаты проведенного анализа помещены в табл. 3, где численным значением "1" оцениваются существенные для партийной системы разногласия, а менее важные - значением "0,5"2.  Полученная цифра означает уровень "проблемных измерений" и, соответственно, конфликтности общества и партийной системы.

ПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ В ПОСТ-ЮГОСЛАВИИ

        Итак, несмотря на специфику партийного строительства в странах пост-югославского пространства, на базе методологии теории размежеваний можно выделить ряд закономерностей. Там, где имели место столкновения на религиозной, этнической и, шире, цивилизационной основе, партийное членство, программные положения, лозунги определялись и определяются принципами национальной и культурной принадлежности.

        После краха в начале 90-х годов ХХ в. политической системы, созданной И.Б.Тито, в бывших республиках Югославии на гребне мощной волны национализма (сербского, словенского, хорватского, босанского, албанского) к власти пришли радикальные националистические элитные группы. В Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговине, Македонии антикоммунистические настроения соединились с антисербизмом, что определило не столько идеологическое размежевание, сколько национальное и конфессиональное. В этих республиках, практически, не имела места успешная мутация коммунистической партии. Только две республики - Сербия и Черногория - смогли сохранить кадровый состав некогда правящей партии, слегка при этом подретушировав программные документы и изменив название.

        Несмотря на то, что религиозный фактор является в политическом процессе на пост-югославском пространстве одним из определяющих, церковь не сыграла какой-то особой роли в формировании общественно-политических и партийных структур. Католическая церковь на сегодняшний момент самый активный конфессиональный институт в процессе партийного строительства. Тем не менее, именно Балканы меньше всего в Европе подвержены ее влиянию. Более успешна и продуктивна деятельность ислама. Такие государства, как Саудовская Аравия, Иран, Турция оказывают непосредственную поддержку исламистски ориентированным партиям Боснии и Герцеговины и Косово.

        Кливеджи "город против села" и "собственники против рабочих" на пост-югославском пространстве выражены пока не ярко в силу исторической специфики региона как преимущественно аграрного и затянувшейся приватизации. Существует огромное количество факторов, стечение которых определяет формирование и возможности работы политической партии. Безусловно, определяющими в партийном строительстве на Балканах являются внутренние факторы. Внешние, к которым, прежде всего, следует отнести финансовую помощь заинтересованных стран, информационную и политическую поддержку, формирование общественного мнения и т.д., несмотря на свою значимость, играют вспомогательную роль.

       Примечания

        1 Fink-Hafner D. The Development of Political Parties in Slovenia. Tuscan, 1997.  Р. 28.

        2 Голосов Г., Мелешкина Е. Политические партии и выборы. СПб., 2001. С. 37-38.

        3 Bulat N. Promene u structuri hrvatske stranake scen e 1995-1998 // Pakiranje vlasti. Analiza izbora 1995 i 1997. Zagreb, 2000. S. 38-56.

        4 Smiljkoviж R. Politike partije. Beograd, 1993. S. 59.

        5 Kasapoviж M. Politike stranke I stranа ki sustav u Hrvatskoj // Politika misao. 1994. № 1. S. 171-180; Bira i I demokracija. Zagreb, 1998.

        6 Bira i I demokracija. Zagreb, 1998; Slavujevi Z., Mihailovi S. Dva ogleda o legimitetu. Beograd, 1999, Никифоров К. Между Кремлем и Республикой Сербской. М., 1999.

        7 Jovi B. Posledniji dani SFRJ. Izbori iz dnevnika. Beograd, 1995. S. 67.

        8 Model zakona o politiki m partijama. Podgorica, 2002.

       9 Гуськова Е. История югославского кризиса (1990-2000). М., 2001. С. 619.

       10 Goati V. Partije Srbije I Crne Gore u politi kim borbama od 1990 do 2000. Bar, 2000. S. 21.

       11 Antoni S. Demokratija I politika elita u Srbiji // Srbska politika misao. 1995. Vol. II. № 1. S. 51-53.

       12 Izbori 1990 u Srbiji // Republiki zavod za statistiky Srbije. Beograd, 1991.

       13 Golubovi Z., Kuzmanovi B., Vasovi M. Druљtveni karakter I druљtveni promene u svety nacionalnih sukoba. Beograd, 1995.

       14 Ljudska prava u Jugoslaviji. Beograd, 1999.

       15 Partijski mozaik Srbije 1990-1996. Beograd, 1997. S. 115.

       16 Пономарева Е. Вспышка миротворчества // Политический журнал. 29.04.2004. С. 38-41.

       17 Пономарева Е. Социально-политические размежевания и развитие партийных систем на постъюгославском пространстве // Политическая наука. 2004. № 4.

       18 Goati V. Partije I partijski system u Srbiji. Niљ, 2004. S. 209.

       19 Izbori u Srbiji, 2003 // Pregled Srbija I Crna Gora. 2003. № 4. S. 46, 49.

       20 Goati V. Partije I izbori u demokratikom poretku. Beograd, 2001.

       21 Vukoti V. Privatizacija I razvoj triљta kao dio programa economskih reformi u Crnoj Gori // Finansijska triљta, mesto I uloga u novim economskim reformi u Crnoj Cori. Beograd, 1999. S. 11-17.

       * "Cleavages" в методологии С.М.Липсета и С.Роккана означает буквально "социальный раскол".

       ** "Десятидневная" война между вооруженными добровольческими отрядами Словении и Югославской народной армией (ЮНА), в ходе которой погибло 80 чел., под влиянием мирового сообщества  закончилась перемирием (25.10.1991 г.). ЮНА вывела войска с территории республики.

       *** 1 января 2001 г. бывший президент РС Б.Плавшич добровольно сдалась Гаагскому трибуналу, подписала декларацию о признании ответственности за планирование и проведение этнических чисток в Боснии. 27 февраля 2003 г. Трибунал вынес приговор - 11 лет тюрьмы.

        **** По избирательному закону Сербии сначала проводятся выборы Президента Республики, которые не состоялись в 2002 г. Парламентские выборы должны были соответственно проходить в конце 2004 г. Из-за несостоявшихся президентских выборов Скупщина - парламент Сербии был распущен на год раньше конституционного (четырехлетнего) мандата.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации