ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ РАЗВЕДКИ США

Обозреватель - Observer 2005 №9 (188)

ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ РАЗВЕДКИ США

М.Дундуков,

кандидат юридических наук,

доцент

Традиционные задачи американской разведки

         Если подходить к задачам разведки с точки зрения анализа её функциональных задач, то бесспорно основной и доминирующей задачей всех разведывательных служб США является сбор и добывание первичной разведывательной информации и получение на ее основе аналитических оценок и заключений. Эту задачу в той или иной мере решают практически все члены разведывательного сообщества США.

         Вся деятельность, осуществляемая американской разведкой в рамках решения данной задачи, в зависимости от способа добывания разведывательной информации, подразделяется в США на следующие четыре вида разведывательной деятельности:

         1. Разведку, осуществляемую при помощи физических лиц;

         2. Разведку на каналах связи и каналах передачи информации;

         3. Аэрокосмическую разведку;

         4. Научно-техническую разведку.

         Под разведкой с использованием "человеческого фактора" - (Human Intelligence или HUMINT), в США обычно подразумевается деятельность разведки, основанная на получении разведывательной информации от физических лиц. При этом, однако, следует отметить, что четкого представления о том, каким образом следует определять границы подобной деятельности, в Соединенных Штатах до сих пор не сформировалось. Поэтому в различных правовых и политических документах используют самые различные трактовки термина "Human Intelligence".

         Как правило, "разведку с использованием человеческого фактора" в США определяют как деятельность, связанную с добываем разведывательной информации от лиц, сознательно и тайно сотрудничающих с разведкой (агентурную разведку), а также деятельность, основывающуюся на сборе разведывательной информации из открытых источников. Однако, в ряде случаев можно встретить более узкие (сводящие "HUMINT" лишь к агентурной разведке) или более широкие трактовки термина "Human Intelligence". Например, Оперативный директорат ЦРУ относит к "HUMINT" не только ту информацию, которая была приобретена разведкой при помощи физических лиц, но и разведывательную информацию, добываемую при помощи ряда традиционных средств технической разведки.

         Еще неоднозначнее трактуется термин "Human Intelligence" созданной в 1995 г. парламентско-правительственной комиссией по исследованию роли и потенциала разведывательного сообщества (более известной как Комиссия Аспина-Брауна). В одном из приложений к итоговому отчету комиссии за рамки "разведки с использованием человеческого фактора" фактически была выведена разведывательная деятельность, связанная со сбором информации из открытых источников. Однако, в разделе "Военная разведка" говорится как раз о том, что органы военной разведки, осуществляя "разведку с использованием человеческого фактора", ведут помимо прочего сбор разведывательной информации из открытых источников через систему военных атташе.

         В рамках "Human Intelligence" в США часто выделяют два самостоятельных вида разведывательной деятельности: разведку с использованием открытых источников (Open Source Intelligence или OSINT) и агентурную разведку (Clandestine Human Intelligence). Основными ведомствами, осуществляющими в разведывательном сообществе "разведку с использованием человеческого фактора", являются Центральное разведывательное управление и Служба агентурной разведки министерства обороны (Defense Human Intelligence Service), подчиненная РУМО.

         Разведка на каналах связи и каналах передачи информации (Signal Intelligence) предполагает перехват информации, передаваемой по линиям связи и линиям передачи данных, использующих как средства проводной связи, так различные трансляционные станции, работающие в различных диапазонах электромагнитных излучений. Ведущим ведомством, осуществляющим разведку на каналах связи и каналах передачи информации, является Агентство национальной безопасности США. Помимо АНБ, разведывательную деятельность на каналах связи и каналах передачи информации осуществляют ЦРУ и разведывательные службы министерств сухопутных сил, военно-морского флота и военно-воздушных сил. Совокупность разведывательных органов, осуществляющих раз- ведывательную деятельность на информационных каналах, образует так называемую Систему разведки на каналах связи и каналах передачи информации Соединенных Штатов (United States Signal Intelligence System).

         Аэрокосмическая разведка (Imagery Intelligence) в США - это разведывательная деятельность, направленная на получение фотографических изображений различных участков земной поверхности (оптических, радарных или ультрафиолетовых) при помощи систем наземного, воздушного или космического базирования. Координацию аэрокосмической разведки в рамках разведывательного сообщества осуществляет Национальное управление фотографической разведки и картографии, являющееся ведущим органом Соединенных Штатов по ведению аэрокосмической разведки. Основными потребителями информации, получаемой аэрокосмической разведкой, выступают разведывательное сообщество США, министерство обороны США, СНБ, другие федеральные министерства и ведомства.

         Под научно-технической разведкой (Measurement and Signature Intelligence) подразумевается разведка, основанная на сборе информации о различных физических явлениях и процессах, которые характеризуют некоторые события, такие как осуществление ядерного взрыва. Подобная информация может собираться как стационарными станциями, расположенными на территории США или на территориях союзных государств, так и при помощи мобильных технических средств непосредственно на территории государства, в отношении которого проводится разведывательная деятельность. 

         Основными ведомствами, осуществляющими научно-техническую разведку, выступают Разведывательное управление министерства обороны и разведывательные службы министерств армии, военно-воздушных сил и военно-морского флота. Общее управление научно-технической разведкой в рамках разведывательного сообщества осуществляет Центральная служба научно-технической разведки РУМО (Defense Intelligence Agency's Central Measurement and Signature Intelligence Office). В рамках разведывательного сообщества Центральная служба научно-технической разведки определяет задачи всех подразделений, осуществляющих научно-техническую разведку и следит за соответствием решаемых задач общенациональным потребностям в данных научно-технической разведки1.

         Основные направления деятельности американской разведки при сборе и добывании разведывательной информации определяются с учетом запросов конкретных ее потребителей, которыми, в основном выступают различные федеральные министерства и ведомства. Потребители разведывательной информации направляют свои запросы в аппарат разведывательного сообщества, где проводится систематизация и обобщение потребностей различных ведомств в разведывательной информации. Запросы могут носить самый разнообразный характер. В целом запрос представляет собой информацию, которую ведомство не в состоянии получить обычным путем. В одних случаях, когда, например, запрашивается информация, которую можно получить из открытых источников, разведка удовлетворяет запрос быстро и без серьезных материальных затрат. В других случаях для удовлетворения запроса требуется задействование ресурсов всего разведсообщества и последующая серьезная аналитическая обработка полученной информации.

         С учетом обобщенных потребностей определяются задачи каждой разведывательной службы по добыванию разведывательной информации.

         Получаемая информация подвергается аналитической обработке, как правило аналитиками той же разведывательной службы, которой была получена информации.

         После этого обработанная информация направляется конкретным потребителям разведывательной продукции и в аналитическую службу разведывательного сообщества. Потребители оценивают в какой степени полученная разведывательная информация удовлетворяет их нужды и, в случае необходимости запрашивают либо проведение дополнительной разведки, либо дополнительную аналитическую обработку уже полученной информации. Аналитики разведывательного сообщества обобщают разведывательные данные, добытые различными разведывательными службами, а также комбинируют их с информацией, полученной из открытых источников с целью выработки общих разведывательных оценок и подготовки обобщенных разведывательных отчетов, направляемых политическому руководству Соединенных Штатов2.

         Первоначальную аналитическую об- работку разведывательной информации в разведывательном сообществе США осуществляют ведомства, непосредственно ведущие разведывательную деятельность. В том случае, если не требуется более серьезной аналитической обработки информации, разведывательный продукт направляется к своему потребителю - федеральным министерствам и ведомствам (а в некоторых случаях и к частным организациям). Если существует необходимость более серьезной аналитической обработки полученной разведывательной информации, эту обработку осуществляют специализированные аналитические службы разведывательного сообщества.

         Несколько особняком в разведывательном сообществе стоят такие ведомства, как ЦРУ и РУМО. Они не только осуществляют сами сбор разведывательной информации, но и самостоятельно на всех уровнях осуществляют аналитическую обработку полученной информации, поскольку наряду с другими подразделениями, осуществляющими сбор и добывание разведывательной информации они располагают мощнейшими подразделениями аналитической обработки информации.

         Кроме этого их аналитические службы объединяют информацию, полученную различными членами разведывательного сообщества, с собственными результатами разведки и с информацией, получаемой из открытых источников и на основе всей полученной информации готовят аналитические заключения, доклады, оценивают важность полученной информации. Подобные обобщенные аналитические заключения обычно даются по вопросам долговременных интересов Соединенных Штатов, отраженных в разведывательных оценках США и охватывают глобальную проблематику. Также обобщенные аналитические отчеты подготавливаются по поводу чрезвычайных событий, требующих принятия немедленных политических решений.

         В отличие от сбора разведывательной информации, управление аналитической обработкой разведывательной информации в разведывательном сообществе менее централизовано. В то время как сбор разведывательной информации координируется и направляется директором центральной разведки при помощи межведомственного комитета, аналитическая работа в разведывательных службах сообщества, располагающих собственными аналитическими подразделениями, осу- ществляется децентрализовано. Как правило информация, прошедшая ана-литическую обработку в одном ведомстве поступает и в другие ведомства, имеющие аналитические подразделения. Однако подобный обмен аналитической информацией осуществляется, в основном, на полуофициальном межведомственном уровне и практически не координируется со стороны директора центральной разведки и его аппарата.

         В рамках министерства обороны аналитическая обработка разведывательной информации построена несколько иным образом. РУМО, являющееся основным аналитическим подразделением министерства обороны, оказывает активное воздействие на аналитический процесс в других разведывательных службах министерства обороны, в частности в отдельных оборонных министерствах (армии, флота и военно-воздушных сил) и в объединенных командованиях. Централизованная система аналитической обработки информации, при которой вся окончательная обработка разведывательных данных осуществляется РУМО, помогает военной разведке избегать дублирования и несогласованности в аналитическом процессе.

Задачи, решаемые разведкой США на современном этапе

         На различных этапах своей эволюции государство, выполняя свойственные ему функции, решает различные задачи, привлекая для их решения государственные органы. Вполне естественно, что изменяющаяся жизнь, влияние научно-технического прогресса существенным образом меняют и задачи, стоящие перед государством. При появлении любой новой, нетрадиционной задачи, государство может либо учредить какие-то новые органы для ее решения - но подобный путь в итоге своем потенциально может привести к непомерному разрастанию государственного аппарата, - либо использовать для ее решения уже существующие органы, обладающие достаточным опытом, силами и потенциалом для решения подобной задачи.

         Тот факт, что с начала 90-х годов потенциал разведывательных служб США был активно задействован для решения новых задач, возникших перед американским государством в последней четверти XX в., задач (по сути своей исторически не совсем типичных для разведки) говорит как раз  о том, что в ряде случаев именно разведывательные службы со свойственными им приемами и методами работы оказываются наиболее подготовленными для решения подобных задач.

         Вполне логичным выглядит и то, что большинство новых задач, к решению которых в последние десятилетия XX века была привлечена в США разведка, так или иначе связаны с правоохранительной деятельностью. Хотя правоохранительная деятельность име- ет принципиальные отличия от деятельности разведывательной как с точки зрения преследуемых целей, так и с точки зрения специфики самой деятельности, она, однако, также основывается на сборе и добывании разведывательной информации, необходимой для раскрытия преступных деяний.

         Сталкиваясь же с сильным и организованным противником, не признающим национальных границ, правоохранительные органы США часто оказывались неспособны должным образом противостоять ему. Их юрисдикция (за некоторыми исключениями) ограничена лишь собственной территорией государства, а деятельность - жесткими процессуальными стандартами. Куда более эффективными в подобных ситуациях могут оказаться разведывательные службы, действующие преимущественно за пределами национальной территории и использующие в своей работе иные приемы и методы деятельности.

         Например, сегодня вряд ли для кого-то уже является секретом, что в США разведка самым активным образом участвует в решении таких задач, как борьба с терроризмом, распространением наркотиков, организованной преступностью. Более того, участие разведки в решении подобных задач отнюдь уже давно никто не рассматривает как историческую случайность или национальную специфику Соединенных Штатов. Тенденцию ко все более активному использованию потенциала разведывательных служб для решения наиболее сложных задач в сфере правоохранительной деятельности нужно рассматривать как общеисторическую закономерность, которая с высокой долей вероятности будет повторяться (или уже повторяется) в национальной практике других государств.

         Разведка в борьбе с терроризмом. Классическим примером того, как может государство эффективно использовать потенциал тех или иных своих органов для решения новых задач, является американский опыт использования разведывательных служб в борьбе с терроризмом. В понимании того, насколько допустимым и оправданным является использование разведки со свойственными ей приемами и методами деятельности в противодействии терроризму, США прошли долгий путь от почти полного отрицания целесообразности и полезности подобного "непрофильного" использования спецслужб, до признания разведки одним из ключевых и наиболее важных элементов всей антитеррористической системы США.

         С точки зрения формализованного подхода можно утверждать, что американские разведывательные службы уже почти целое столетие участвуют в антитеррористической деятельности. Дело в том, что один из нынешних ведущих членов разведывательного сообщества, главный контрразведывательный орган страны Федеральное бюро расследований США, помимо своего членства в разведывательном сообществе является еще и ведущим федеральным правоохранительным ведомством в Соединенных Штатах. И именно как правоохранительный орган ФБР уже с начала XX в. осуществляло противодействие угрозе терроризма.

         Например, в 1918-1919 гг. ФБР - тогда еще Бюро расследований министерства юстиции США - занималось расследованием взрывов в правительственных учреждениях3, совершенных одной из экстремистских организаций. В тридцатые годы, после принятия в 1932 г. конгрессом Закона Линдберга4, ФБР активно участвовало в расследовании преступлений, связанных с похищениями людей.

         Однако, несмотря на достаточно солидный стаж участия в антитеррористической деятельности ФБР, говорить о том, что задача борьбы с терроризмом стала одной из значимых задач всей американской разведки можно лишь применительно к периоду не ранее начала 70-х годов. Именно в этот период американскую разведку стали активно привлекать к сбору разведывательной информации о международном терроризме.

         Так, первый из исполнительных приказов по вопросам разведки - исполнительный приказ президента Форда № 11905 от 1976 г. обязал ЦРУ добывать информацию "о зарубежных аспектах международной террористической деятельности". Уже через несколько лет, в исполнительном приказе президента Рейгана № 12333, изданном в 1981 г., задача борьбы с терроризмом определяется уже как одна из важных задач всего разведывательного сообщества США.

         Вместе с тем, следует признать, что вплоть до окончания "холодной войны" участие разведывательных служб США в противодействии угрозе терроризма в основном являлось лишь вспомогательной задачей и ограничивалось в основном лишь добыванием информации о международных террористических организациях. В полной мере одной из приоритетных задач разведки задача борьбы с терроризмом стала лишь в 90-е годы XX в.

         Возрастание роли американских разведывательных служб в противодействии угрозе терроризма можно проследить на примере анализа американского законодательства 90-х годов XX в. До 90-х годов в американском законодательстве о разведке практически не упоминается о задачах разведки, касающихся противодействия терроризму. Однако, уже с начала 90-х годов в ежегодно принимаемых конгрессом законах о полномочиях разведки на следующий финансовый год проблеме участия разведывательных служб в борьбе с терроризмом уделяется все более существенное внимание. Значительно чаще стали упоминаться разведывательные службы и в законодательстве, непосредственно нацеленном на противодействие терроризму5.

         Однако, несмотря на то, что степень участия разведывательных служб США в противодействии как внутреннему, так и международному терроризму постепенно увеличивалась на протяжении всего периода 90-х годов прошлого столетия, вплоть до осени 2001 г. деятельность разведки в сфере борьбы с терроризмом лишь формально можно было отнести к разряду приоритетных задач разведки. Фактически же для разведывательных служб США участие в противодействии терроризму, в полном соответствии с традициями предшествующей эпохи, являлось скорее дополнительной, нежели основной задачей.

         Однако после того, как система обеспечения внутренней безопасности американского государства показала свою неспособность противодействовать террористическим акциям, с которыми Америка столкнулась в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г., именно глобальное участие разведки в противодействии терроризму стало одним из краеугольных камней начавшейся в 2001 г. реформы системы обеспечения внутренней безопасности Соединенных Штатов.

         Уже принятый в ноябре 2001 г. небезызвестный Закон о патриотизме США*  среди множества инноваций предусматривал весьма существенное расширение полномочий разведывательных служб в сфере борьбы с терроризмом. Так, закон существенно расширил полномочия директора центральной разведки в сфере борьбы с терроризмом; определил в качестве приоритетных задач всех офицеров и служащих разведывательного сообщества сбор и добывание информации, касающейся личностей, местонахождения, финансирования, связей, потенциала, планов или намерений террористов или террористических организаций; установил обязанность высших руководителей разведки представлять конгрессу регулярные отчеты относительно деятельности разведывательного сообщества в сфере противодействия терроризму.

         Одновременно с этим были внесены существенные изменения в Закон о наблюдении за иностранными разведками 1978 г., которые принципиально расширили полномочия спецслужб, касающиеся вопросов получения судебной и прокурорской санкции на осуществление прослушивания телефонных и иных переговоров, перехват электронных средств связи, проведение обысков. В среднем вдвое была увеличена продолжительность выдаваемых санкций.

         Закон о патриотизме США внес изменения даже в определение самого термина "внешняя разведка", включив в данное понятие не только информацию, добываемую разведывательными службами, и относящуюся к потенциалу, намерениям и деятельности иностранных организаций и граждан, но и ту информацию, которая относится к международной террористической деятельности. Тем самым окончательно, в законодательном порядке было определено, что противодействие терроризму (по крайней мере терроризму международному) уже по самому определению является в США деятельностью разведки. Следовательно после осени 2001 г. любая разведывательная служба Соединенных Штатов, решая задачи в сфере борьбы с терроризмом, по сути дела решает раз- ведывательные задачи.

         Примечательно, что использование потенциала разведки в интересах борьбы с терроризмом и обеспечения внутренней безопасности не ограничивается в США лишь непосредственным вовлечением членов разведывательного сообщества в антитеррористическую деятельность. Не менее активно свойственные разведке приемы и методы деятельности внедряются и в практику работы иных государственных органов, непосредственно не специализирующихся на разведывательной деятельности, а выполняющих скорее правоохранительные функции.

         Например, вновь созданное на основании Закона о внутренней безопасности 2002 г. мощнейшее министерство внутренней безопасности уже с момента своего создания было наделено правом получать любую запрашиваемую разведывательную информацию из других федеральных ведомств и ведомств штатов, самостоятельно добывать необходимую разведывательную информацию, а также осуществлять полную аналитическую обработку всей полученной информации. Активно используют приемы и методы разведывательной деятельности и многочисленные службы министерства юстиции США.

         Разведка в борьбе с наркобизнесом и распространением наркотиков. Другой важной задачей, которую решают американские разведывательные службы в рамках оказания содействия правоохранительным органам США является борьба с распространением наркотиков и наркотрафиком. Как и вопросами противодействия терроризму, данной проблемой американская разведка начала заниматься с середины 70-х годов. Впервые задача борьбы с международным наркотрафиком как одна из значимых задач разведывательного сообщества США была сформулирована в 1976 г. исполнительным приказом № 119056. В последующем эта же задача была подтверждена и последующими исполнительными приказами по вопросам разведки в 1978 и 1981 г. Между тем следует отметить, что вплоть до начала 90-х годов участие разведки в противодействии наркобизнесу носило достаточно номинальный характер.

         Как это отмечается например в докладе "Разведывательное сообщество в XXI в.", подготовленном комитетом по разведке Палаты представителей конгресса, подобное нежелание политических властей активнее использовать разведку для решения ряда важных задач в сфере правоохранительной деятельности хотя и было обусловлено множеством обстоятельств, но в основе своей имело две основные причины.

         Первая причина заключалась в том, что правоохранительные органы и разведывательные службы подчас находились в антагонистическом противоречии по отношению друг к другу. Они решали разноуровневые задачи, были наделены неравными полномочиями, различным образом добывали и использовали разведывательную информацию. Другой причиной являлось то, что уже имевшее место в годы "холодной войны" привлечение разведывательных служб к решению задач в сфере обеспечения внутренней безопасности привело к многочисленным нарушениям прав и свобод американских граждан7. В итоге ряд скандалов и последующих парламентских расследований деятельности спецслужб ударил по самим же спецслужбам и надолго оттолкнул их от стремления участвовать в решении задач в правоохранительной сфере.

         Помимо названных двух причин, видимо, нельзя обойти вниманием и такую очевидную причину (напрямую не обозначенную в докладе конгресса) как военно-политическое, экономическое и идеологическое противостояние СССР и США времен "холодной войны". Не секрет, что с обеих сторон именно разведка выступала в роли одного из ударных орудий этого противостояния. Поэтому вряд ли стоит удивляться тому, что практически весь потенциал американской разведывательной системы вплоть до начала 90-х годов XX века был нацелен на решение главной и основной задачи - ослабление и подрыв Советского Союза и мировой системы социализма. Прочие задачи государства, в решении которых востребованным мог оказаться опыт разведки, до определенного момента оказались отодвинутыми на второй план.

         Именно названные причины обусловили тот факт, что активно проблемой борьбы с наркобизнесом американская разведка занялась лишь в 90-е годы XX в. Причем, уже с 1990 г. борьба с распространением наркотиков начала финансироваться отдельной статьей в разведывательном бюджете США, а Администрация по борьбе с наркотиками министерства юстиции была включена в состав ведущих разведывательных служб США. Законом о полномочиях разведки на 1990 финансовый год на президента страны была возложена обязанность представить конгрессу доклад относительно того, как наиболее эффективно добываемая разведывательными службами информация о перевозке наркотиков может быть использована в интересах общенациональной деятельности по противодействию наркобизнесу и распространению наркотиков8.

         В 1994 г. на основании Закона о выделении финансовых ассигнований министерству обороны на 1994 финансовый год в США был учрежден Национальный разведывательный центр по борьбе с наркотиками.

         Центр стал структурным подразделением министерства юстиции и призван был действовать под управлением и контролем Генерального атторнея США. Вновь учрежденный центр стал своеобразным связующим звеном, призванным координировать и консолидировать деятельность разведывательного сообщества, направленную на борьбу с наркотиками, и аналогичную деятельность правоохранительных органов США. Первоначально финансиро- вание центра осуществлялось из бюджета министерства обороны, однако с 1997 г. финансирование центра осуществляется из бюджета разведывательного сообщества США.

         Учитывая специфику того потенциала, которым обладают в США разведывательные службы, естественным выглядит тот факт, что основные усилия разведывательного сообщества в сфере борьбы с наркотиками направлены вовне страны. Подобная "специализация" разведки на данном направлении деятельности нашла свое отражение и в американском законодательстве. Например, в Законе о полномочиях разведки на 2003 финансовый год говорится не только о том, что перед разведывательным сообществом ставится задача оказания помощи правительству Колумбии в борьбе с наркобизнесом, но и определяются конкретные шаги, которые должны быть осуществлены разведкой в ходе решения данной задачи, а также определяется порядок контроля со стороны конгресса за указанной деятельностью американской разведки.

         Разведка в борьбе с организованной преступностью. Говоря о задачах, которые американская разведка решает в рамках оказания содействия федеральным правоохранительным органам Соединенных Штатов, нельзя обойти вниманием такую сферу её деятельности, как участие в борьбе с организованной преступностью. Как и в случае  борьбы с терроризмом, первым из членов разведывательного сообщества США к борьбе с организованной преступностью было привлечено Федеральное бюро расследований США, которое уже в силу своего двойственного статуса (ведущего правоохранительного органа страны и полноправного члена разведывательного сообщества) не могло остаться в стороне от этой насущной проблемы с неизбежностью встающей перед любым современным государством.

         До конца 50-х годов XX в. проблема организованной преступности не рассматривалась в США в качестве важной государственной проблемы.

         Во многом подобное несерьезное отношение федеральных государственных учреждений США к организованной преступности предопределялось популярностью в Соединенных Штатах весьма своеобразной теории Рэйли Купера, выдвинутой им в 1933 г. Согласно этой теории появление криминальных фигур национального масштаба есть следствие попустительства местных полицейских властей, которые не стремятся пресечь преступную деятельность отдельных лиц до того момента, пока они не совершат федерального преступления и ими вынуждено будет заняться ФБР.

         Поскольку же сторонником подобной теории был и бессменный на протяжении почти полувека директор ФБР Джон Эдгар Гувер, ФБР также очень долго не обращало внимания на проблему организованной преступности. 

         По мнению Гувера, проблема организованной преступности сводилась к локальной проблеме полицейских служб отдельных штатов и ФБР не должно участвовать в этом более, чем предоставляя местным полицейским службам техническую помощь.

         Тем не менее обстоятельства заставили Гувера пересмотреть свой подход к проблеме организованной преступности, когда 14 ноября 1957 г. сержант нью-йоркской полиции Эдгар Л.Кросвелл обнаружил конференцию более 60 мафиозных бонз в Апалачине, одном из пригородов Нью-Йорка. Возник вопрос, почему Гувер с его многочисленными источниками информации не имел никакого представления о сходках организованной преступности, подобных апалачинской.

         В 1957 г. Комитет Сената по рэкету выдвинул идею о создании общенациональной комиссии по преступности.

         В ответ на этот призыв министерство юстиции создало Специальную группу по организованной преступности. Вместо того, чтобы организовывать взаимодействие со вновь созданным подразделением министерства юстиции, Гувер разработал собственную программу, согласно которой всем территориальным подразделениям ФБР предписывалось составить список из десяти наиболее авторитетных фигур преступного мира для проведения в отношении них активных оперативно-технических мероприятий.

         Специальную группу министерства юстиции Гувер назвал декоративным органом, призванным лишь имитировать реальную деятельность. Резко негативная реакция Гувера на создание Специальной группы способствовала ее скорому распаду в 1959 г.

         Все же, несмотря на фактически принятые меры, Гувер так и не осознал важности борьбы с организованной преступностью. Лишь после принятия конгрессом в 1970 г. Закона об организованной преступности9, заложившего фундамент законодательной основы борьбы с организованной преступностью в США изменилось отношение к организованной преступности. Борьба с ней стала одним из приоритетных направлений деятельности ФБР.

         Развитие современного законодательства в сфере борьбы с организованной преступностью началось с принятия в 1988 г. Закона о дополнительных полномочиях министерства юстиции в сфере организованной преступности и наркобизнеса. Законодатель- ство последних полутора десятилетий XX в. тесно связывает организованную преступность с такими ее проявлениями как международный терроризм, транспортировка наркотиков, распространение оружия массового поражения и средств его доставки. Именно в таком контексте организованную преступность в Соединенных Штатах в 90-е годы стали рассматривать в качестве непосредственной угрозы национальной безопасности США.

         В рамках всей деятельности по противодействию организованной преступности на долю разведывательного сообщества США приходится главным образом та её часть, которая осуществляется за пределами американской территории.

         Тот факт, что именно на долю разведывательных служб приходится основная часть работы, направленной на противодействие международной организованной преступности неоднократно подчеркивался в докладах различных парламентских комиссий и комитетов, изучавших перспективы развития разведывательной системы США в начале XXI столетия.

         Примечательно, что американское законодательство середины 90-х годов прошлого века не обошло своим вниманием и проблему организованной преступности на территории бывшего СССР.

         Так в Законе о выделении финансовых ассигнований министерству обороны на 1997 финансовый год особо отмечается, что именно деятельность организованной преступности в странах бывшего СССР таит в себе повышенную угрозу распространения ядерного, радиологического, биологического и химического оружия.

Примечание

         1 Vector 21, A Strategic Plan for the Defense Intelligence Agency, Washington, 1996. P. 14.

         2 Intelligence Community in the 21st Century, Staff Study Permanent Select Committee on Intelligence, House of Representatives, 104th Congress. Chapter IV. Collection Synergy.

         3 ИN.Y. Times, Sept.5, 1918. P.1.

         4 Act of June 22, 1932, ch. 271, 47 Stat. 326.

         5 Antiterrorism and Effective Death Penalty Act of 1996. Pub. L. 104-132, title VIII, Subtitle A, Sec. 810, 110 Stat. 1312.

         6 Executive Order № 11905, Sec.4(b)(3), Feb. 18, 1976. 41 Fed. Reg. 7703.

         7 Cox Archibald Reflection upon Watergate. Brandies University. 1974, P.39.

         8 Intelligence Organization Act of 1991, Oct . 24, 1992. Pub. L. 102-88. Sec.703.

         9 Organized Crime Control Act of 1970. Pub. L. 91-452, Oct. 15, 1970, 84 Stat. 924.

         * Полное название закона: Uniting and Strengthening America by Providing Appropriate Tools Required to Intercept and Obstruct Terrorism (USA Patriot Act) Act of 2001.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации