СИСТЕМА ВСЕМИРНОЙ ТОРГОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

Обозреватель - Observer 2004 №6 (173)

СИСТЕМА ВСЕМИРНОЙ ТОРГОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

Аспекты международно-правового анализа

П.Стариков,

аспирант Дипломатической Академии МИД РФ

       Вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО) является внешнеполитическим приоритетом страны. В настоящее время объектом дискуссии является не само участие в ВТО (необходимость которого не оспаривается уже практически никем), а сроки вступления и отдельные вопросы, тесно увязанные с необходимостью защиты экономического суверенитета России.

       Вместе с тем, сегодня невозможно достаточно хорошо понять проблематику ВТО, абстрагировавшись от исторического контекста формирования современной торгово-политической системы, и не имея чёткого понимания того, какие страны, в рамках какой исторической обстановки и с какой целью принимали участие в становлении и развитии международного торгового права от ГАТТ-47 до учреждения Всемирной торговой организации.

       Формирование современной торгово-политической системы началось в первой половине 40-х годов ХХ столетия. Её основные черты фактически были намечены Соединёнными Штатами Америки и Великобританией ещё до окончания второй мировой войны. Заключённые между этими странами Атлантическая хартия 1941 г., Договор о взаимопомощи 1942 г. и Договор по финансовым вопросам 1945 г., будучи нацеленными на строительство "лучшего мира" после войны, уже содержали основные принципы будущего международного экономического порядка. Если говорить ещё точнее, самое существенное в уставах нарождавшихся в то время международных экономических организаций - Международного валютного фонда (МВФ), Международного банка реконструкции и развития (МБРР)* и Международной торговой организации (МТО) - было взято из англо-американских проектов, в которые другие государства смогли внести лишь незначительные поправки1.

       США и Великобритания спроецировали свой внутренний экономический порядок на международную сферу. Задуманный таким образом международный экономический порядок стал делом международного сообщества и, в конечном счёте, после прекращения существования регионов с плановой экономикой и перегруппировки почти всех развивающихся стран превратился в единственную действующую модель глобальных экономических отношений.

       Период между двумя мировыми войнами (в особенности с 1929 по 1939 гг.) был отмечен появлением и развитием средств, ограничивающих международный экономический оборот: запретительных таможенных тарифов, недобросовестной торговой практики (использования демпинга и экспортных субсидий), картелизации торговли, количественных ограничений (или контингентирования), плавающих валютных курсов, замораживания иностранных капиталов и т. п. Разразившаяся международная экономическая война в какой-то мере определила и начало второй мировой войны2.

       Целью создания МТО как раз было обеспечение единства правил для упорядочивания мировой торговли, но не только. Предусматривалось решение революционных для того времени задач: распространение регулирования в целях либерализации на такие, связанные с мировой торговлей (тогда ещё являвшейся почти исключительно торговлей товарами) сферы, как предоставление услуг, международные инвестиции, ограничительная практика и занятость.

       Формирование современной торгово-политической системы начинает своё развитие именно с началом работы по созданию МТО, которая по первоначальному замыслу должна была функционировать в качестве специализированного учреждения ООН, точно так же, как МВФ и МБРР.

       При этом необходимо отметить, что планирование создания МТО примерно в одно время с созданием МВФ и МБРР - не случайное совпадение. Предусматривалось формирование единого комплекса международных организаций, способных совместно регулировать и стимулировать послевоенное развитие международных экономических связей в торговой, кредитной и финансовой сферах. Кроме того, членство в одной из этих организаций предполагало членство и в двух других. Задачи, которые ставились перед МТО по управлению международными торговыми организациями, были аналогичны задачам МВФ с той лишь разницей, что МВФ отвечал за международные финансовые отношения.

       После создания ООН на первой сессии ее Экономического и Социального Совета (февраль 1946 г.) была принята резолюция о созыве Конференции по торговле и занятости для расширения производства, международной торговли и потребления товаров3. Эта резолюция предусматривала создание подготовительного комитета из представителей 19 стран, которому поручалась разработка программы конференции, а также проекта конвенции.

       На первой сессии Подготовительного комитета, проходившей в Лондоне (октябрь 1946 г.), за основу был взят предложенный США и опубликованный в сентябре 1946 г. проект устава МТО. В разработке проекта участвовали наблюдатели от Советского Союза. МТО должна была стать частью послевоенной организации мира, в которой ООН отводилось бы место политической организации мира. Экономическая часть должна была состоять из трех главных элементов, два из которых уже существовали - МВФ и МБРР, а третьим элементом должна была стать МТО.

       Устав МТО согласовали более 50 стран. Однако в силу того, что вопросы, предполагавшиеся к регулированию, были исключительно сложны и масштабны, ряд стран начал ускоренные предварительные переговоры по значительно меньшему кругу наиболее острых проблем, непосредственно касавшихся либерализации мировой торговли4. Совокупность указанных тарифных уступок и правил мировой торговли, окончательно одобренная в Женеве (30 октября 1947 г.), стала известна как Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ-47), которое вступило в силу с 1 января 1948 г.**.

       Текст данного соглашения включил в себя положения из проекта устава МТО, а именно, положения, касающиеся торговой политики (глава IV Устава МТО).

       Присоединение США к этому Соглашению не требовало санкции конгресса. Достаточно было одобрения президентом США, что и было сделано.

       Процесс согласования мер регулирования и либерализации качественно более широкого круга вопросов, закрепленных в проекте устава МТО, был завершен в марте 1948 г. на Гаванской конференции ООН по торговле и занятости.

       Однако при ратификации Устава МТО национальными парламентами, начали возникать проблемы. То, что МТО не появится никогда, стало очевидным из-за оппозиции в новом большинстве конгресса США после выборов 1950 г., посчитавшей Гаванскую хартию слишком протекционистской и недостаточно либеральной.

       Именно перипетии, связанные с отказом в ратификации Устава МТО, определили наличие в ГАТТ-47 ряда существенных недостатков, а именно:

       - Генеральное соглашение по тарифам и торговле появилось как временный договор, ставший постоянным, и этот договор не имел надлежащих признаков формального характера, так как изначально предусматривалось, что ГАТТ-47 прекратит своё существование после вступления в силу Устава МТО;

       - институциональная структура ГАТТ-47 была очень слабой;

       - предусмотренные в ГАТТ-47 механизмы отстаивания интересов государств были недостаточными;

       - ГАТТ-47 не обладало качеством прямого действия в том, что касалось приведения законодательства государств-участников в соответствие с правовыми нормами и правилами этого Соглашения.

       По сравнению с Уставом МТО Генеральное соглашение являлось слишком фрагментарным, ведь Устав МТО содержал положения, касающиеся занятости и экономической деятельности, экономического развития и реконструкции, ограничительной торговой практики и межправительственных соглашений по сырьевым товарам, не говоря уже, конечно, об институциональных механизмах МТО. Все эти вопросы оставались пробелами ГАТТ-47, и не все они восполнены даже в новой системе ВТО.

       Лакуны ГАТТ-47 не имели бы никакого значения, если бы Генеральное соглашение продолжало действовать в качестве временного. Однако отказ от ратификации Устава МТО превратил временное соглашение в постоянное. С этого времени отмеченные недостатки ГАТТ-47 становились с годами все менее и менее приемлемыми - особенно с развитием и ускорением с середины 80-х годов XX в. процесса глобализации мировой экономики. При этом следует отметить, что, возможно, развитие глобализации не было бы столь динамичным и масштабным, а необходимость дальнейшего развития мировой торгово-политической системы - столь актуальной, если бы не "раскрытие" ранее изолированного социалистического лагеря с населением порядка 1,6 млрд. чел., с гигантскими ресурсами и большим потенциальным спросом на товары и услуги5.

       Рассматривая недостатки ГАТТ-47, следует начать с того, что Генеральное соглашение по тарифам и торговле 1947 г. не являлось международным договором, заключенным в надлежащей форме***, поэтому юридически его можно отнести к категории договоров в упрощенной форме (практика Франции) или исполнительных соглашений (практика США). Сознавая это, государства-участники ГАТТ-47, приняли решение применять ГАТТ-47 с 1 января 1948 г. в качестве временного соглашения.

       В Протоколе о временном применении ГАТТ-47, подписанном в Женеве 30 октября 1947 г., государства предусмотрели, что часть II ГАТТ-47 (т.е. основные положения, содержащиеся в ст. II-ХХIII) будет применяться в "степени, максимально совместимой с действующим законодательством" государств-членов. Другими словами, эта оговорка позволяла договаривающимся сторонам ГАТТ-47 не менять законодательство, действовавшее на момент его подписания. Американские представители назвали эту оговорку "дедушкиной оговоркой", поскольку она позволяла сохранять любой ранее принятый внутригосударственный закон, противоречащий части II ГАТТ-47 (в том числе по коренному вопросу - о национальном режиме). Естественно, все это не могло не нанести ущерба авторитету и юридической силе ГАТТ-47.

       С самого начала Генеральное соглашение не несло в себе черт, позволявших судить о нем как о документе, учреждавшем международную организацию в классическом понимании этого термина. С институциональной точки зрения единственным постоянным органом, в соответствии с Соглашением, являлся исполнительный секретариат. А для применения положений, которые предусматривают совместные действия, представители стран-участниц должны были встречаться дополнительно (ст. XXV ГАТТ-47). Что касается урегулирования торговых споров, то этот вопрос оставался неясным и открытым для дальнейшего обсуждения.

       Со временем, обретая новых членов и расширяя свою деятельность, ГАТТ как организация начала, по существу, выполнять функции своего рода неформальной международной торговой организации. В рамках ГАТТ стали действовать многочисленные многосторонние межгосударственные органы (комитеты, рабочие группы, Совет ГАТТ и др.). Многие стороны деятельности ГАТТ (наличие постоянного секретариата, способность заключать договоры с иностранными государствами, статус решений договаривающихся сторон, квази-дипломатические представительства, образованные рядом государств при штаб-квартире ГАТТ) довольно ясно свидетельствовали о том, что ГАТТ формально обладает многими характеристиками, присущими международным организациям. Примерно с середины 60-х годов ХХ в. в международном праве появилось понимание ГАТТ как международной организации де-факто6.

       Итак, нормы Генерального соглашения не обладали качеством, необходимым для того, чтобы преодолеть испытание на прямое применение международной нормы во внутригосударственном правопорядке. Кроме того, в ГАТТ-47 был заложен ряд обесценивающих его моментов: неясность и неточность формулировок, отсутствие безусловных обязательств, не говоря уже о неспособности положений ГАТТ-47 обязывать участников Соглашения изменять действующее законодательство, в части, противоречащей нормам ГАТТ-47.

       Не удивительно, что Суд Европейских сообществ при рассмотрении норм Генерального соглашения считал, что они лишены эффекта прямого правового действия и признавал их только в качестве обыкновенных норм межправительственного соглашения.

       Ход развития исторических процессов в мире, а также опыт, накапливаемый в ходе практической работы, естественным образом находил отражение и в положениях мировой торговой системы.

       Так, начавшаяся после второй мировой войны всеобщая деколонизация и, как следствие, появление нескольких десятков новых суверенных государств с ещё не окрепшими экономиками явились причиной появления в 1965 г. ещё одной части ГАТТ-47 под заглавием "Торговля и развитие", которая была добавлена к первоначальному тексту ГАТТ-47 и вступила в силу 27 июня 1966 г. В этой части были зафиксированы обязательства развитых государств по содействию развитию внешней торговли развивающихся стран.

       Однако положения новой части ГАТТ-47 ввиду неконкретности и широты использованных в ней формулировок включали в себя лишь основные принципы, которых на практике оказалось абсолютно недостаточно для того, чтобы из них вытекали конкретно определенные юридические обязательства. В результате положения ГАТТ-47, как в последующем и положения ГАТТ-94 в отношении развивающихся стран за весь период существования многосторонней торгово-политической системы так и не начали функционировать должным образом.

       В 1967 г. в рамках ГАТТ-47 был разработан антидемпинговый кодекс, касающийся применения специальных пошлин против демпинга того или иного вида товаров.

       В 70-е годы XX в. начался новый этап научно-технической революции. Данное обстоятельство привело к тому, что все большая роль в борьбе за рынки сбыта стала отводиться факторам неценовой конкуренции (качество, новизна и др.) в отличие от таможенных пошлин. Это в свою очередь способствовало модификации структуры внешнеэкономических связей, их диверсификации и снижению значения таможенно-тарифной защиты рынков в отличие от других инструментов.

       Кроме того, динамика развития международной торговли стала в значительно большей степени определяться темпами роста кооперационных поставок, которые во многом явились результатом широкой внутрикорпорационной торговли, осуществляемой транснациональными компаниями. Поэтому одновременно со снижением роли таможенных тарифов на передний план стали выдвигаться нетарифные ограничения, то есть главным образом административные меры и барьеры, затрудняющие доступ иностранных товаров на внутренний рынок.

       Обобщенный секретариатом ГАТТ и тарифной комиссией США материал о нетарифных ограничениях, применяемых развитыми странами только в начале 70-х годов, насчитывал около двух тысяч случаев использования самых разнообразных нетарифных барьеров7.

       Сложность и многоплановость проблемы ограничения и устранения нетарифных барьеров заключалась в том, что эти барьеры представляли собой различные виды национального торгово-политического регулирования, воздействие которых на торговлю сказывалось косвенным образом.

       Количественное многообразие и качественная разнородность нетарифных барьеров, область применения которых традиционно являлась внутренней прерогативой стран-участниц, затрудняли их кодификацию и разработку унифицированных норм их регулирования в рамках Генерального соглашения. Поиск путей выхода из сложившейся ситуации и явился одной из приоритетных задач при проведении в 70-е годы Токийского раунда международных торговых переговоров (МТП).

       Результатом Токийского раунда МТП, проходивших под эгидой ГАТТ-47 (1973-1979 гг.) стала выработка пакета соглашений, распространявших деятельность Генерального соглашения на ряд новых областей, относящихся к применению технических барьеров в торговле, осуществлению правительственных закупок, торговле гражданской авиатехникой и др.

       Однако, несмотря на значительный прогресс в разрешении возникающих в рамках ГАТТ-47 проблем, "Токийский" раунд не снял главные из них.

       Следует подчеркнуть, что за период действия ГАТТ-47 в его системе появились два основных и многосоставных недостатка, которые существенным образом повлияли на дальнейший ход развития мировой торгово-политической системы:

       Во-первых, правовой режим, установленный в самом начале Генеральным соглашением, привел к допущению отступлений от норм ГАТТ-47 и, как следствие - к дезинтеграции всей системы;

       Во-вторых, практика заключения под эгидой ГАТТ-47 секторальных и множества других дополнительных соглашений с ограниченным числом участников повлекла последствия, нарушившие баланс прав и обязанностей между договаривающимися сторонами.

       Дезинтеграция правовой системы ГАТТ-47 началась с середины 50-х годов XX в.

       Первое нарушение режима произошло в 1955 г., когда в рамках ГАТТ-47 было принято решение о предоставлении США права на значительное отступление от норм Соглашения, позволявшее ограничивать импорт сельскохозяйственных товаров. В результате предоставления этого исключения торговля сельскохозяйственными товарами практически вышла из сферы регулирования в системе ГАТТ-47.

       Далее, в 70-х годах развитие дезинтеграции ускорилось из-за:

       Во-первых, появления серьезных исключений из правового режима ГАТТ-47.

       ГАТТ-47 в течение всего периода своего существования довольно широко использовало свои полномочия, предусмотренные на случаи "исключительных обстоятельств" (понятие "исключительных обстоятельств" так и не было определено), и в 115 случаях предоставило договаривающимся сторонам право на отступление от правил ГАТТ-478.

       Во-вторых, заключения секторальных соглашений, касающихся отдельных сфер торговли.

       Еще более серьезную дезинтеграцию правового режима ГАТТ-47 повлекла за собой практика заключения под эгидой ГАТТ-47 ряда секторальных соглашений. Началось все с текстильного сектора торговли в 1961 г. В 1974 г. состоялось заключение Соглашения по мультиволоконным тканям. Далее последовали специфические соглашения, которые содержали механизмы, полностью противоречившие букве и духу ГАТТ-47, например, двусторонние соглашения о добровольном ограничении экспорта. Результат был очевиден: торговля отдельными видами товаров стала выпадать из сферы действия правового режима ГАТТ-47.

       Феномен "расслоения" правового режима усилился в 70-х годах XX в. на переговорах в рамках "Токийского" раунда МТП (1973-1979 гг.). В результате этих переговоров было заключено множество отдельных соглашений, названных "кодексами". Они затрагивали вопросы демпинга, субвенций, эволюции таможенно-тарифного регулирования, стандартов, импортного лицензирования, правительственных закупок, торговли гражданской авиатехникой. Каждое из этих вспомогательных соглашений было принято, как правило, очень небольшим числом договаривающихся сторон ГАТТ-47 (ни в одном из них никогда не участвовало более трети государств-участников ГАТТ-47). А в целом за весь период существования ГАТТ-47 было заключено около сотни вспомогательных соглашений.

       Причиной нарушения баланса интересов договаривающихся сторон ГАТТ-47 стало искажение принципа наиболее благоприятствуемой нации, предусмотренного в необусловленной форме в ст. I ГАТТ-47. Такое искажение, не проявлявшее себя явно ранее, привело к возникновению нового негативного явления, получившего название "бесплатная езда".

       Смысл этого явления заключался в том, что все страны-участницы ГАТТ получали выгоды от мер по либерализации, которые возникали в результате заключения новых дополнительных соглашений между небольшим числом стран. Не участвовавшие в подписании подобных соглашений страны-члены ГАТТ имели возможность пользоваться выгодами от них, не предлагая при этом в обмен ни малейшего возмещения.

       Таким образом, заключение многочисленных вспомогательных соглашений позволило преобладающей части договаривающихся сторон проводить политику, в соответствии с которой они могли по выбору брать на себя обязательства с учетом своих интересов, и в тоже время в полном объеме пользоваться выгодами от мер по либерализации, осуществляемых другими государствами, представляющими собой меньшинство, главным образом состоящее из развитых стран.

       Явление "бесплатной езды" вызывало еще большее недовольство в случаях присоединения к Соглашению новых стран, так как все они, вступая в ГАТТ тотчас же автоматически получали выгоды от мер по либерализации торговли, которые были согласованы без их участия ранее, и при этом не несли дополнительных обязательств в соответствии с положениями, закрепленными во вспомогательных соглашениях.

       В конце концов, данная проблема приобрела фундаментальный характер, и ГАТТ нужно было её решать. Когда обнаружилось, что в рамках ГАТТ-47 невозможен возврат к унитарному режиму международной торговли, при котором органично сочетались бы равноправие государств и взаимность их прав и обязательств, возникла необходимость в изменении всей системы, что и было осуществлено с созданием новой международной торгово-политической системы - Всемирной торговой организации.

       Что касается Уругвайского раунда МТП (1986-1993 гг.), результатом которого и стало учреждение ВТО, то его успехи в области либерализации мировой торговли являются самыми впечатляющими.

       Открывшийся совещанием министров стран-членов ГАТТ (сентябрь 1986 г., г. Пунта-дель-Эсте, Уругвай), новый раунд МТП начался в обстановке, когда замедление темпов экономического развития основных промышленно развитых стран в условиях структурной перестройки их экономик в первой половине 80-х годов непосредственно сказывалось на обострении проблемы реализации товаров и услуг на мировых рынках. Это сопровождалось ростом протекционизма и ужесточения торговой политики, связанным со всё более широким применением сельскохозяйственных и промышленных субсидий, а также тенденцией к заключению двусторонних договорённостей о разделе рынков. Если ко всему этому добавить начавшуюся в СССР перестройку и затем распад социалистического лагеря, то становится понятным, насколько сложные вопросы обсуждались за дверями штаб-квартиры ГАТТ в Женеве.

       Это был самый долгий по продолжительности раунд МТП, но в то же время и самый внушительный по результатам. Важнейшим итогом "Уругвайского" раунда МТП явилось образование новой полноценной международной экономической организации - Всемирной торговой организации.

       Однако, разрешив проблему "бесплатной езды", ВТО обрело другую, связанную с приёмом в ВТО новых членов.

       В ноябре 2000 г. Секретариат ВТО выпустил специальный документ (доклад) WT / FCC / 7 / Rev.2, посвящённый процессу приёма. Данный документ трактует ст. XII Соглашения таким образом, что нет никаких формальных ограничений на запрашиваемые членами ВТО уступки у вновь присоединяющейся страны9. Речь идёт о так называемых "ВТО плюс" обязательствах. Абсурдность подобных требований доходит до того, что в перечень запрашиваемых уступок со стран, находящихся в процессе присоединения к ВТО, попадают даже вопросы, не входящие в сферу правового регулирования ВТО.

       Учреждение ВТО в 1995 г. завершило лишь начальный этап строительства новой международной организации по вопросам, связанным с регулированием мировой торговли.

       С 1995 г. по 2004 г. количество стран-членов ВТО увеличилось со 124 стран-участниц, плюс Европейские сообщества до 146 членов, включая Европейский союз (ЕС). Более 20 государств подали заявки и находятся в стадии обсуждения условий присоединения.

       ВТО не входит в систему учреждений ООН, но, имея статус юридического лица, пользуется всеми привилегиями спецучреждений ООН.

       Ряд государств имеет отдельные дипломатические представительства при штаб-квартире ВТО.

       Бюджет ВТО составляет 1248 млн. швейцарских франков (2000 г.). Доля каждой страны в бюджете ВТО равна её доле в международной торговле10.

       При этом ВТО существенно отличается от МВФ и МБРР. ВТО не устанавливает правила сама. Скорее она представляет собой форум, где проходят переговоры, а затем она обеспечивает проведение достигнутых соглашений в жизнь11.

       С юридической точки зрения ВТО представляет собой совокупность основных правовых инструментов-соглашений, разработанных и принятых странами в ходе многосторонних торговых переговоров. К ним относятся:

       - многосторонние соглашения по торговле промышленными товарами, включёнными в Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ-94) и ассоциированные с ним соглашения;

       - Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС);

       - Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС);

       - Соглашение по инвестиционным мерам, связанным с торговлей (ТРИМС);

       - Договорённость о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров в ВТО (ДПРС).

       В 1995 г. Соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) было включено в Соглашение об учреждении ВТО, определив по существу организационную и правовую структуры новой организации, процедуры и механизм принятия решений. ГАТТ в Соглашении ВТО именуется ГАТТ-94. Это иной в правовом плане инструмент, чем ГАТТ-47.

       Принципиальные отличия этих двух документов следующие: ГАТТ-47 вошёл в Соглашение ВТО в изменённом виде - с договорённостями о толковании ряда его статей:

       - члены ВТО обязаны обеспечить соответствие своих законов, нормативных актов и административных процедур обязательствам, содержащимся в соглашениях, составляющих правовую систему ВТО. Ранее речь шла о том, что основные положения ГАТТ-47 будут применяться в "степени, максимально совместимой с действующим законодательством" государств-членов;

       - отдельные соглашения о применении ряда статей ГАТТ стали обязательными для всех членов ВТО (ранее - только для принявших их стран);

       - ряд функций ГАТТ-47 перешёл к ВТО (разрешение споров, организация многосторонних переговоров и др.).

       Одним из серьёзных испытаний, угрожающих в настоящее время ВТО, является распространение региональных торговых соглашений (РТС), которые фактически подрывают контроль над распространением преференциального режима в мировом хозяйстве. В случае если этот контроль будет потерян, вместо многостороннего механизма регулирования торговли и предоставления режима наибольшего благоприятствования мировая торговля окажется опять в тисках двусторонних преференций, ограниченных узким кругом участников региональной группировки.

       В последние годы РТС получили особое распространение: в ВТО уже зарегистрировано более 200 таких группировок, из которых более 100 - с 1995 г.

       Региональные торговые соглашения заключаются в целях обеспечения более льготного торгово-экономического режима для стран-участниц, чем для других стран. И в этом смысле они нарушают один из основных принципов ВТО - режим наибольшего благоприятствования, в соответствии с которым любая льгота, предоставленная какой-либо стране, должна распространяться на всех членов ВТО.

       Чтобы избежать правовой коллизии, ГАТТ квалифицирует РТС (FTC) как исключение из многосторонних торговых правил. В ст. XXIV предусматривается право государств на создание РТС и содержатся некоторые критерии функционирования РТС.

       Согласно ГАТТ, региональные соглашения в области торговли товарами заключаются для создания зоны свободной торговли и таможенного союза.

       В области торговли услугами разрешены интеграционные соглашения по торговле услугами, включая и те, которые реализуются поэтапно (ст. 5 ГАТС).

       Нечеткость и незавершенность формулировок ст. XXIV ГАТТ и ст. 5 ГАТС допускают двойственность в их толковании и позволяют странам уклоняться от соблюдения основополагающих принципов ВТО.

       С увеличением количества РТС и расширением торгово-экономических сфер, которые они регулируют, в правовом поле многосторонней торговли обнаруживается все больше лазеек, которые ведут к появлению новых торговых барьеров, дискриминации между странами-участницами и не участницами РТС12.

       Проведенный ретроспективный анализ свидетельствует о не прекращающейся, с момента зарождения в начале 40-х годов XX в. и по сегодняшний день, кропотливой работе по совершенствованию международно-правового механизма ВТО, основанного на принципе равноправия и нацеленного на устранение дискриминационного режима в международной торговле.

       Сегодня уже нельзя сказать, что страны-члены ВТО получают только торговые преимущества от сотрудничества в рамках Организации.

       Целый ряд дополнительных соглашений, которые являются приложением к Соглашению об учреждении ВТО, да и положения самого Соглашения, значительно расширяют спектр международных, хозяйственных связей, подпадающих под регулирование ВТО.

       Кроме того, наряду с международными проблемами мировой торговли внимание стран-участниц все больше привлекают проблемы внутриэкономические: налогообложения, субсидирования, госзакупки, внутреннее ценообразование и т.д.

       Постепенное смещение акцентов очевидно.

       ВТО из Всемирной торговой организации (World Trade Organization) превращается во всеобъемлющую Организацию по торговым аспектам экономического сотрудничества (МЭО) - Organization on Trade-Related Aspects of Economic Cooperation.

       И здесь нет противоречия, ведь сама международная торговля значительно усложнилась. В мировой экономике произошло существенное размывание и переплетение форм МЭО, в условиях же глобализации внутренние проблемы автоматически становятся международными, а международные - внутренними13.

       Говоря о перспективах развития международно-правовой системы ВТО, следует отметить, что из-за большого различия в потенциалах отдельных участников и неравенства стартовых возможностей сторон, обуславливающих распределение ролей, конфликты в будущем между выигрывающими и проигрывающими от глобализации неизбежны.

       Объективный опыт, накопившийся по прошествии уже почти 10 лет с момента окончания Уругвайского раунда, свидетельствует о том, что в 80 странах мира уровень дохода на душу населения сейчас ниже, чем был 10 лет назад, причем, как указывается в материалах Программы развития ООН, в число неблагополучных часто попадают именно те страны, которые тесно "интегрированы" в мировую экономику14.

       По данным Всемирного банка, среднему гражданину бедной страны приходится преодолевать вдвое больше торговых препятствий, чем среднему гражданину развитой страны.

       Импортные пошлины на товары из развивающихся стран в богатых странах примерно в 4 раза выше, чем пошлины на товары из других богатых стран.

       По данным ОЭСР, в 2002 г. на поддержку сельхозпроизводителей в развитых странах уже тратился 1 млрд. долл. ежедневно15.

       Пятая министерская конференция, (сентябрь 2003 г., г. Канкун, Мексика) наглядно показала, что назревающие внутри ВТО противоречия близки к достижению критической точки.

       Группа развивающихся стран (так называемая "Коалиция 22"), возглавляемая такими столь различающимися между собой странами, как Бразилия и Индия, нарушила планы мировых экономических "грандов", жёстко выразив своё несогласие с позицией стран-лидеров глобализации, а вступивший в ВТО Китай значительно повлиял на расстановку сил внутри организации и усилил голоса развивающихся стран. В результате работа конференции была сорвана, а весь механизм ВТО оказался плохо подготовленным к подобной ситуации16.

       Серьёзную озабоченность с точки зрения непредсказуемости влияния на ход экономических процессов в настоящее время вызывает деятельность транснациональных корпораций (ТНК) и транснациональных банков (ТНБ), практически не регулируемая международным правом.

       Не являясь субъектом Международного экономического права, ТНК и ТНБ обладают экономической мощью, сравнимой с мощью ряда государств.

       Будучи нацеленными на получение максимальной прибыли, ТНК и ТНБ способны существенным образом влиять на экономику как отдельного государства, несмотря на его суверенитет, так, теоретически, и на международные экономические отношения в целом.

       Данный вопрос ждёт своего решения, и возможно, будет со временем урегулирован в рамках ВТО.

       Подводя итог, необходимо отметить, что международно-правовая система ВТО в настоящий момент находится в достаточно непростой ситуации, но это не говорит о её несостоятельности.

       Данное положение скорее подтверждает тот факт, что Всемирная торговая организация - это "живая" структура со своими положительными и отрицательными сторонами, но вместе с тем, это достаточно эффективно действующий международно-правовой механизм, участвовать в работе которого необходимо, прежде всего, для того, чтобы действенно отстаивать национальные интересы собственного государства с учётом вызовов и угроз непрерывно развивающихся глобализационных процессов.

Примечания

       * МВФ и МБРР созданы в 1945 г. в соответствии с решениями Бреттон-Вудской конференции ООН (1944 г.) по кредитно-денежным проблемам, которая заложила основы послевоенной валютно-финансовой системы Запада. Одной из задач было финансирование восстановления разрушенной войной Европы, а также предохранение мира от экономических депрессий в будущем. СССР принял участие в работе Конференции, однако уставные документы МВФ и МБРР подписывать не стал.

       Название Международного банка реконструкции и развития отражает его первоначальную миссию. В то время большинство стран в развивающемся мире все еще оставались колониями, а ответственность за их развитие возлагались на их метрополии.

       ** Генеральное соглашение по тарифам и торговле было подписано 30 октября 1947 г. только 23 государствами: Австралией, Бельгией, Бразилией, Бирмой, Канадой, Цейлоном, Чили, Китаем, Кубой, США, Францией, Индией, Ливаном, Люксембургом, Норвегией, Новой Зеландией, Пакистаном, Нидерландами, Южной Родезией, Великобританией, Сирией, Чехословакией, Южно-Африканским Союзом.

       И в последующие годы в ГАТТ всегда было меньше договаривающихся сторон, чем государств-членов в том же МВФ. Так, в конце своего существования, по состоянию на 1994 г., в ГАТТ участвовали 128 государств, а в МВФ - 181 государство.

       Хотя ГАТТ никогда не было универсальным учреждением, члены ГАТТ представляли более 80% мировой торговли.

       *** Соглашение не было представлено на внутренние процедуры ратификации в государствах-членах.

       1 Ситников В.О., Цыкало В.В., Чёрный В.В. Россия на пути во Всемирную торговую организацию. М.: Научная книга, 2000. С. 9.

       2 Карро Д., Жюйар П. Международное экономическое право. М.: Международные отношения, 2002. С. 32.

       3 Зенкин И.В. Право всемирной торговой организации. М.: Международные отношения, 2003. С. 18.

       4 Ремчуков К.В. Россия и ВТО. Правда и вымыслы. М.: Международные отношения, 2002. С. 25.

       5 Колодко Г.В. Глобализация и перспективы развития постсоциалистических стран. Пер. с польск. Мн.: ЕГУ, 2002. С. 28.

       6 Долгов С. И., руководитель авторского коллектива. Внешняя торговля России на рубеже веков. М.: Экономика, 2001. С. 417.

       7 Ситников В.О. Интеграция России в глобальную систему ВТО. М.: Дипакадемия МИД России, 2003. С. 52.

       8 Там же. С. 43.

       9 Куцобин А. К анализу предлагаемых России системных условий присоединения к ВТО // Российский экономический журнал. 2002. № 5-6. С. 37.

       10 Дюмулян И.И. Россия: интеграция в мировую экономику. Под ред. Зименкова Р.И. М.: Финансы и статистика. 2003. С. 381.

       11 Стиглиц Дж. Глобализация: тревожные тенденции. М.: Мысль, 2003. С. 34.

       12 Мантусов В.Б. Вопросы вступления России в ВТО: предпосылки, возможности, последствия // Сб. научных статей под ред. Мантусова В.Б. М.: Диакадемия МИД России, 2003. С. 117-118.

       13 Логинов В.В. Роль и значимость ТРИПС для развития международной торговли. Проблемы присоединения России к соглашению / Вопросы вступления России в ВТО: предпосылки, возможности, последствия // Сб. научных статей под ред. Мантусова В.Б. М.: Диакадемия МИД России, 2003. С. 70.

       14 Лукас К. Злые веянья торговли // Лондон. Гардиан. 2001. 21 ноября.

       15 Вулф М. Двойные стандарты ВТО // Financial Times. 2001. November 21.

       16 Эббот Р. Сейчас ВТО проходит лечение в палате интенсивной терапии // Время новостей. 2003. 16 октября.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации