РОССИЯ И АТЭС

Обозреватель - Observer 2004 №3 (170)

РОССИЯ И АТЭС

 Материалы "круглого стола" о роли России в АТЭС

В конце 2003 г. в Дипломатической академии МИД РФ был проведен "круглый стол" на тему "Россия - АТЭС", посвященный памяти видного российского дипломата Н.Н.Соловьева. Его открыли первый проректор профессор Ю.Б.Кашлев и руководитель Центра АТР Института актуальных международных проблем (ИАМП) Дипломатической академии профессор В.Ф.Ли*.

Во вступительном слове Ю.Б.Кашлев обратил внимание участников "круглого стола" на отклики мировой печати на участие в саммите стран АТЭС Президента РФ В.В.Путина и на интервью в министерской конференции стран АТЭС министра иностранных дел РФ И.С.Иванова, в котором подчеркивается значение деятельности России в этой организации.

Выступающий заявил о необходимости преодоления европоцентристских тенденций во внешней политики нашей страны с учетом того, что на АТР приходится 47% объема мировой торговли и около 60% мирового валового продукта. Было также отмечено, что в Дипакадемии проблемам изучения АТР уделяется пристальное внимание1.

Далее первым выступил посол по особым поручениям В.Н.Добровольский, являющийся должностным лицом России в форуме АТЭС. Он отметил, что СССР начал поворачиваться лицом к АТР с 80-х годов, когда был создан тихоокеанский национальный комитет СССР. В 90-х годах эту линию продолжила РФ.

В АТЭС входит 21 страна и территория. На страны АТЭС приходится 40% населения и 40% иностранных инвестиций.

В работе форума принимают участие помимо представителей правительств, представители деловых кругов и научных учреждений этих стран. Все решения принимаются совместно, избегая жестких схем, характерных для подобных международных организаций европейских стран, без формирования тех или иных мероприятий.

Строго говоря, АТЭС, даже не является международной организацией в юридическом смысле слова. Это - своего рода сообщество, где каждый имеет право вето. В.В.Путин отмечал, что на саммите в Бангкоке все внимательно слушали друг друга, и что для этой встречи были характерны доброжелательность и консенсус. Это - своего рода объединение единомышленников, которые ищут сходство, создавая инфраструктуру во имя блага всех, это - полигон для обкатки новых идей, работа, которая быстро стала набирать обороты. С министерского уровня АТЭС уже перешел на высший уровень, причем все беседы носят неформальный, откровенный характер и проходят в закрытом режиме без их протоколирования, а высказывания участников, хотя и не сразу, находят общее понимание, и часто перемежаются шутками.

В 1994 г. на форуме АТЭС в Багоре была сформирована основная его цель - достижение либерализации международной торговли, хотя разные государства смогут достигнуть ее в разные сроки вследствие асимметрии своего развития.

Другая важная цель АТЭС - достижения устойчивости этого развития за счет выработки экономических и финансовых мер, включая инвестиции.

В 2002 г. в рамках АТЭС была создана рабочая группа по взаимодействию с рабочими группами "восьмерки", ШОС (Шанхайской организации сотрудничества) и других международных организаций. 

По инициативе РФ в рамках АТЭС впервые была создана не конкурирующая с ВОЗ система быстрого реагирования и информации по атипичной пневмонии, что в значительной мере способствовало приостановке ее распространения. Это была успешная проверка на зрелость участия России в данной организации.

Таким образом, через АТЭС осуществляется реагирование на новые вызовы и адаптация к новым реалиям не только в области экономики - содействие международной торговле, но и в других сферах деятельности. Азиатско-Тихоокеанский вектор в политике РФ, с точки зрения вовлечения ее Сибири и Дальнего Востока в международные экономические связи становится не менее важным, чем европейский. Другой такой организации, как АТЭС, в АТР нет. АТЭС - локомотив интеграции в АТР.

Россия окрепла и стала полноправным членом АТЭС. Об этом, в частности, свидетельствует выдвинутая в Бангкоке российская инициатива по созданию диалоговой структуры АТЭС, облегчению условий функционирования рынка цветных металлов в зоне Тихоокеанского кольца, наиболее крупного производителя и потребителя этих металлов. Тем самым, и это очень важно, созданы предпосылки сопряжения в ряде позиций весьма существенно расходящихся государственных и частных интересов.

Подводя итог, В.Н.Добровольский сформулировал следующие основные цели АТЭС:

- движение к достижению Багорских целей: либерализация международной торговли и инвестиций с учетом специфики каждого своего члена в асимметричной форме;

- всемерное содействие устойчивому развитию;

- борьба против терроризма и других угроз, создающих препятствие для свободной торговли и расширения мирового экономического сотрудничества;

- объединение усилий государств и частных структур с целью нахождения приемлемых резервов для решения торговых проблем, возникающих в регионе, и помощь в этом другим международным организациям (ООН, ВТО, "Большая восьмерка", ШОС и др.). При этом в будущем необходимо стремиться к сокращению бюрократических процедур и упрощению сложной структуры АТЭС.

Было обращено внимание на высказывание В.В Путина, сделанное в Бангкоке: "Мы все разные, но видим общность, стоящих перед нами задач, и готовы совместно искать пути их решения". Это наша формула - заключил В.Н.Добровольский, - и активность РФ наращивается, исходя из такого подхода.

Вторым выступил профессор МГИМО Д.Д.Воскресенский, сказав, что итогом последних 5 лет в деятельности АТЭС явилась убежденность в том, что РФ должна была вступить в эту организацию.

Ведь она ежегодно реализует проекты на сумму в 135-137 тыс. долл. (за трехлетие - примерно 350 тыс. долл.). 

АТЭС представляет трибуну для специализированного делового консультативного совета (ДКС). В ее полезной работе одновременно с форумами принимает участие бизнес-элита - до 500 фирм, в том числе более 20 чел. из РФ. 

Так, например, весьма полезной является присоединение к инициативе АТЭС по снижению к 2006 г. на взаимной основе трансакционных издержек в международной торговле. 

Очень просто можно добиться сокращения на 5% таможенных издержек с учетом введения в действие с 1 января 2004 г. нового таможенного кодекса РФ.

АТЭС будет содействовать и инициативе присоединения в следующем году к Киотоской конвенции о снижении таможенных платежей.

Вместе с тем необходимо добиться упорядочения подготовительной работы к форумам АТЭС, например, устранить такое положение, когда США "вбрасывают" нам за неделю до его открытия огромное количество объемистых предложений, которые мы не в силах проработать за столь короткие сроки.

Важной темой является разворот АТЭС в сторону политики. Сходство мнений по этому вопросу пока отсутствует. Выступающий считает, что нет ничего страшного, если АТЭС будет заниматься и проблемой обеспечения безопасности в АТР, борьбой с терроризмом, глобальными аспектами оргпреступности, здравоохранением, транспортом и экологией без привнесения территориальных споров между государствами, и АТЭС - удобная трибуна для этого.

АТЭС - нельзя игнорировать, наше участие в ней не измеряется только деньгами, хотя появление в Азии свободных капиталов, динамичный экономический рост и огромный перспективный потенциал КНР, Японии, Австралии и стран ЮВА также следует иметь в виду.

В выступлении главного научного сотрудника ИАМП Дипломатической академии МИД РФ В.Л.Федотова было сказано следующее: АТЭС - это, прежде всего плод политики США, которые поспешили в определенной мере подстраховаться в экономически важнейшем для них регионе АТР на тот случай, если бы уругвайский раунд ГАТТ (а он длился с 1987 по 1994 гг.) закончился провалом и привел их к торговой войне с ЕС.

Кроме того, создав АТЭС (это суперрегиональное образование, выходящее за рамки региональной интеграции, дозволенной ст. XXIV ГАТТ), США во многом блокировали давно назревшую и востребованную восточно-азиатскую региональную интеграцию. И когда премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад в декабре 1990 г. озвучил идею Восточно-азиатской экономической группировки, США открыто выступили против нее, ссылаясь на АТЭС как на альтернативу этой группировке. Япония, по существу одобрявшая вначале предложение Махатхира, под давлением США не поддержала его.

В 1992 г. на одной из сессий АТЭС в Сан-Франциско представители асеановских стран прямо говорили, что они не хотели вступать в АТЭС, но их в этот форум затянули, пообещав, что АТЭС удовлетворит всех, чего на самом деле не происходит.

В том же 1992 г. США, Канада и Мексика объявили о создании зоны свободной торговли НАФТА, которая начала действовать с 1 января 1994 г. Американская идея в конечном счете сводилась к тому, чтобы ввести АТЭС и НАФТА в общий режим нужной США торговой либерализации и по возможности слить АТЭС в одно экономическое целое со свободной торговой зоной двух Америк (ФТАА), план создания которой к 2005 г. был подтвержден США и латиноамериканскими государствами на рубеже XX и XXI веков. США, по нашему мнению, разработали классическую, что называется, модель регионализма, ведущего к нужной им глобализации как экономической основе "Pax Americana".

Но что происходит в реальности? Почему, скажем, директор Института мировой экономики в США К.Ф.Бергстен заявляет, что "прогресс в направлении создания ФТАА был весьма незначительным, а АТЭС не сделал ничего, чтобы приблизиться к своим амбициозным целям"?

Во-первых, весьма ощутимо дает себя знать в разных формах давно назревшая восточноазиатская интеграция, пробивающаяся сквозь все американские стяжки и конструкции АТЭС. Находит все больше сторонников идея восточноазиатского форума в составе Китая, Японии и Южной Кореи, который бывший премьер-министр Японии И.Мори назвал однажды "новым азиатским сообществом". Кроме того, страны АСЕАН, не особенно афишируя свою работу после кризиса 1997 г., ведут постепенно дело к созданию Зоны свободной торговли АСЕАН - НАФТА. Наряду с этим после кризиса 1997 г. получает развитие интеграционный процесс "10+3", в котором участвуют асеановская десятка, а также Китай, Япония, Южная Корея.

Тринадцать стран обсуждают не только экономические, но и политические вопросы, и нелишне отметить, что в ходе их встреч уже прописаны, хотя бы в постановочном плане, основные этапы интеграции в надлежащей последовательности: таможенный союз, затем общий рынок и, наконец, создание общей валюты. Не случайно интерес России к этому формирующемуся образованию был отмечен в Совместной декларации глав государств РФ и КНР от 2 декабря 2002 г. Еще заметнее продвигается вперед создание Зоны свободной торговли "10+1" в составе стран АСЕАН и Китая. 4 ноября 2002 г. они подписали в Пномпене Рамочное соглашение о сотрудничестве, названное генеральным секретарем АСЕАН Р.Северино одним из самых важнейших в мире, подписанных в 2002 г. Эта зона свободной торговли расценивается как надежный амортизатор конфликтов и противоречий в зоне Южно-китайского моря.

Таким образом, мы наблюдаем фактическое вызревание в недрах АТЭС некогда формально оставленной без внимания идеи Махатхира о восточноазиатской экономической группировке (или форуме) - ВАЭФ.

Во-вторых, правы оказались те, кто считал глобализацию во многом синонимом американизации, (причем автор принадлежит к их числу). Пока администрация Клинтона старалась американизировать мир, опираясь на экономические методы (в чем - надо отдать ей должное - она добилась немалого), в ее устах клич "глобализация" гремел как иерихонские трубы. Администрация Буша сделала ставку на силовые, военно-политические методы, и о глобализации стали говорить меньше. К этому стоит приглядеться.

Наконец, третье и самое главное. В недавнем прошлом весьма странными звучали рассуждения тех исследователей, которые расценивали региональную интеграцию и проявления регионализма лишь как "кирпичики", составляющие процесса глобализации. Здесь автору пришлось полностью солидаризироваться с мнением А.Шлезинджера о регионализме как "защитной реакции по всей планете против беспощадной глобализации". И защита эта на сегодня оказывается достаточно действенной. Стратегия сокрушения таранами ТНК национальных границ, суверенитетов, рынков нередко дает сбои. Уже около десятка лет многие ученые, анализируя проявления регионализма, усматривают в нем средство, способное противостоять глобализации, глобализму. Ими даже введен получающий широкое распространение термин "глокализация", отражающий диалектический процесс сочетания двух тенденций - глобализации и регионализации (локализации). При этом выявляются часто доминирующие на местах настроения, состоящее в том, что, только держась за особенности и преимущества локализации можно выстоять в потоке процесса глобализации.

Сложившуюся ситуацию довольно образно охарактеризовал на пресс-конференции 20 октября 2003 г. заместитель министра иностранных дел РФ А.И Денисов. Затрагивая "соотношение глобальной торговой либерализации и локальных зон свободной торговли", он говорил: "Соответствующая статья ГАТТ разрешает наличие зон свободной торговли как исключения из общего торгового режима. Эти исключения в последнее время перерастают в правило. Зон свободной торговли становится все больше и больше.

И уже действительно неизвестно, где глобальная торговая либерализация, а где локальная". В этой связи было выражено мнение, что саммит в Бангкоке призовет к "сбалансированию создания региональных зон свободной торговли и глобальной либерализации торговой системы".

В этой связи весьма характерна и главная тема работы АТЭС в 2003 г. - "Мир многообразия: партнерство во имя будущего", и содержание Декларации, принятой в Бангкоке на 11-й встрече. В ней немало говорится о содействии либерализации торговли и инвестиций, приобщении населения экономик - членов к "благам глобализации" в традиционном для глобалистов, мондиалистов духе.

Вместе с тем, есть простые факторы, стимулирующие новый подъем регионализма и существенно корректирующие удобную для мондиалистов модель постмодерновой глобализации. Такая модель немыслима, например, пока существуют гигантские автономные рынки, прежде всего, индийский и китайский, которые не собираются утрачивать свою самостоятельность.

России, расширяя и отлаживая свое участие в АТЭС, следовало бы вместе с тем больше думать о перспективах, рассматривая их через призму тенденций и вариаций вырисовывающейся сейчас восточноазиатской интеграции. Россия не может не учитывать при этом ключевую роль в этих процессах Китая как нарождающегося мирового гиганта, фактически потенциального второго полюса мировой политики.

Вообще, если восточноазиатская экономическая интеграция станет фактом будущего, - а дело идет к этому, - то Россия, так или иначе, окажется втянутой в ее сферу, сопричастной к ней. И вопрос в том, - на каких условиях. Важно уже сейчас в деталях продумывать то, как могла бы Россия вписываться в жизнь различных восточноазиатских экономик, выторговывая для себя выгодную роль транспортного перевозчика и используя новейшие технологии. В этом плане ей необходимо иметь, прежде всего, тщательно разработанную стратегию сотрудничества с КНР и другими странами Восточной Азии в области энергетики, причем речь идет не только и не столько о нефти или газе, добыча которых скоро неизбежно начнет снижаться. Для восточноазиатских стран, не так уже богатых энергоресурсами, вырисовывается необходимость все больше переходить на атомные электростанции, и в этом плане России предстоит продумать оптимальный вариант ведения энергетических НИОКР и подготовки производственных мощностей. (Гигантская ГЭС "Санься", создаваемая в Китае, будет обеспечивать Китаю только 10% нужной ему электроэнергии). Так что России в самую пору настраиваться на крупномасштабное сотрудничество со своими восточными соседями в области атомной энергетики.

Как представляется, Россия в конечном счете также только выиграла бы, если бы ее ОПК расширял масштабы сотрудничества со всеми странами Восточной Азии. Какой-либо ответный удар России на этом направлении вряд ли последует. Там будут завязываться другие катаклизмы, а в целом все, скорее всего, сведется к некоему новому уравновешиванию регионального баланса сил.

Словом, развитие торгово-экономических связей России со странами Восточной Азии на достаточно высоких технологических уровнях становится серьезным вызовом для нашей страны, с которым она обязана справиться. Восточный вектор во внешнеполитических связях России обретает новую реальность.

Профессор Л.Ф.Пахомова (Институт востоковедения РАН) в своем выступлении обратила внимание на растущее противоборство в АТР между идеями и практикой регионализма и глобализма. В такой ситуации усиливается интерес к возрождению сотрудничества между странами восточноазиатского региона. Однако тенденции к политизации деятельности АТЭС и АСЕАН, вызывают противодействие стран региона, входящих в эти организации. Это касается, прежде всего, спорных территориальных проблем, хотя вопросы обеспечения безопасности считаются приоритетными для этих государств. Была подчеркнута необходимость для России не оставаться в стороне от этих сложных интеграционных процессов.

Старший научный сотрудник ИАМП В.Н.Матяш отметил, что на пространстве АТЭС действуют около 400 компаний, в том числе российских. Более 1 тыс. совместных предприятий создано в Сибири и на Дальнем Востоке РФ. Валовый продукт стран АТЭС составляет 4,7 трилл. долл., а внешнеторговый оборот - 1,7 трилл. долл. Выступающий сослался на заявление Президента РФ В.В.Путина накануне форума АТЭС в ноябре 2000 г. в Брунее о том, что полнокровное участие России в АТЭС - объективная необходимость. Ведь эта организация осуществляет крупные экономические и инвестиционные проекты в энергетику, строительство, транспорт, освоение ресурсов континентального шельфа и др.

Перед РФ в связи с этим, стоят следующие ключевые задачи:

- конкретное и активное участие в экономическом сотрудничестве в обсуждении узловых вопросов безопасности;

- участие в неофициальных встречах представителей стран ЮВА по этим вопросам;

- участие в диалоге по вопросам, касающимся СВА и ЮВА, представителей РФ, США и Японии;

- участие в обсуждении вопросов обороны и мер доверия, в публикациях по вопросам финансов и инвестиций, военных маневров и военных связей.

Директор центра АТР института Латинской Америки РАН, доктор исторических наук, профессор. А.И.Сизоненко отметил поворот АТЭС в сторону политических вопросов и вопросов безопасности и предложил активно использовать резервы действующего в рамках АТЭС Консорциума научных учреждений, созданного в 2002 г. в Мексике, для направления на их встречи в качестве участников российских ученых. Выступающий обратил внимание на расширение участия стран Латинской Америки в АТЭС (в ней уже участвуют три государства континента и в 2004 г. в нее предполагается вступление Колумбии). Был изложен призыв российских ученых тщательно подготовить свои предложения об участии РФ в совместных проектах АТЭС с тем, чтобы внести их на рассмотрение форума АТЭС, который в следующем году будет проведен в столице Чили г. Сант-Яго.

Профессор Дипломатической академии МИД РФ Г.Г.Кадымов в своем выступлении предложил обсудить в рамках АТЭС вопрос о стратегической стабильности, отметив, что вопрос о ядерном оружии КНДР уже обсуждается в рамках шести государств. Поскольку вопрос о стратегической стабильности тесно связан с проблемой расползания ядерного оружия в Азии, по-видимому, целесообразно в рамках ШОС привлечь и Индию к обсуждению этой проблемы, исходя из принципа разумной достаточности оборонного потенциала, а также угрозы использования оружия массового поражения такими неинституированными организациями, какой является, например, "Аль Каида".

Необходимо, чтобы ученые, входящие в различные организации приступили к выработке адекватных ответов на нетрадиционные вызовы стратегической стабильности, так как противодействия им со стороны государственных институтов теперь уже оказываются недостаточными.

Главный научный сотрудник ИАМП Дипломатической академии МИД РФ П.А.Развин в своем выступлении отметил, что совокупный валовой продукт государств-членов АТЭС и объем их взаимной торговли уже превышает аналогичные показатели евроатлантической зоны. Но если смотреть в долгосрочной историко-экономической перспективе, то следует отметить в целом общеизвестную закономерность, которую впервые сформулировал еще библейский царь Соломон: "Все проходит".

Интересный факт: в начале XIX в. в странах Азии производилось три пятых совокупного мирового продукта. Затем, как всем известно, в Европе и Америке начала давать свои плоды промышленная революция, начавшаяся несколько ранее. И уже к середине ХХ в. на долю Азии приходилась лишь одна пятая. Затем маятник снова качнулся в сторону Японии, "восточно-азиатских тигров", Китая и, похоже, Индии. Правда, вышеупомянутые цифры, касающиеся АТЭС достаточно лукавы. Евроатлантическая зона, включая США, сравнивается с зоной АТЭС, опять же включая США. Без американского ВНП и торговли Америки с Восточной Азией показатели зоны АТЭС были бы скромнее. Тем не менее, прогресс налицо, особенно учитывая прогнозы, что КНР лет через 20-30 может обогнать США по валовому продукту.

Но, как экономист, не могу не удержаться от уточнений, способных охладить испытываемые некоторыми эйфорию или тревогу - в зависимости от геополитических цивилизационных пристрастий.

Во-первых, можно напомнить, что лет 20 назад советский валовой продукт составлял 80% американского и к 2000 г. СССР намеревался обогнать США по основным показателям. Даже если советская статистика слегка приукрашивала картину, эта цифра все равно впечатляла. Чем закончилось "историческое соревнование социализма и капитализма" на данном этапе - общеизвестно. 

Возможно, правы те, кто говорит, что причина краха в том, что в советском руководстве появились ренегаты, что вина лежит на ЦРУ и т.д. Скорее всего, и эти факторы в числе многих прочих сыграли свою роль. Речь идет о другом. Экстраполяции - интересное, но опасное занятие. Экономика, разумеется, базис, но сколько раз в истории бывало, когда надстройка разрушала базис. За примерами далеко ходить не надо. 

Во-вторых, важен не только объем ВНП и внешней торговли, но их структура. Например, в абсолютных цифрах Саудовская Аравия производит больше, чем Финляндия или Австрия. Но кто из них считается развитой страной? Мы жалуемся на структуру нашего экспорта и доходной части бюджета - очень уж похоже на пресловутый "сырьевой придаток". "Ширпотребным придатком", конечно, быть получше, но намного ли?

Конечно, при неизменных обстоятельствах Восточная Азия и далее будет развиваться быстрее евроатлантики. Но существуют и внеэкономические методы преодоления неприятных экономических тенденций. А когда эти методы подкрепляются огромными финансовыми ресурсами, новейшими технологиями и идеологическими инструментами и, наконец, на крайний случай, самой совершенной военной машиной, то возникает желание проявлять осторожность в прогнозах. В конце концов, в том, что Азия во второй половине прошлого века рванула вперед, огромная заслуга, во-первых, биполярного мира и, во-вторых, желания американского империализма развалить старые европейские колониальные империи. Сейчас биполярности нет, а европейский стратегический потенциал не идет ни в какое сравнение с американским. Хотя, как говорится, возможны варианты. 

Что касается России, то роль ее присутствия в АТЭС, равно как и в партнерах АСЕАН не стоит преувеличивать. До сих пор, эти форумы использовались нами как трибуна - аналогично тому, как большевики использовали дореволюционную Думу.

Это нужно, это целесообразно, но это не меняет того факта, что экономически мы в этом регионе - маргиналы. Но пытаться волевым усилием изменить положение - например, предоставлять особые субсидии российским бизнесменам, ведущим здесь дела - ненужное и вредное занятие. И наш бизнес, и восточно-азиатский должны еще созреть.

А форумы типа АТЭС надо использовать для донесения нашей позиции по тем или иным вопросам, как место, где наши высшие руководители могут еще раз встретиться с коллегами, для ознакомления потенциальных бизнес-партнеров с нашими возможностями.

Как и в Европе, в АТР с нами мало ведут дел не потому, что в принципе нас не любят. Думается, что китайцев их соседи любят гораздо меньше. Просто надо уметь заинтересовать. А для этого надо иметь то, чем можно заинтересовать. И, разумеется, выгодные гости пойдут к нам, когда у нас в собственной стране будет наведен порядок - финансовый, налоговый, в отношении коррупции и преступности - и организованной, и неорганизованной, когда у потенциальных партнеров будет уверенность, что даже приход к власти в России оппозиции практически ничего не изменит в инвестиционном климате и условиях торговли. А такой уверенности пока у них нет.

В заключение выступил руководитель Центра АТР ИАМП ДА МИД РФ профессор В.Ф.Ли, высказавший мнение, что имел место чрезвычайно важный научно-практический обмен мнениями по проблеме АТЭС, который необходимо довести до сведения руководства МИД РФ и других правительственных учреждений. Этот обмен мнениями имеет важное теоретическое и практическое значение, так как без участия в АТЭС Россия не может состояться как великая держава в XXI в., если даже ее примут в перспективе в Евросоюз. Россия в большей степени азиатско-тихоокеанская, чем европейская держава. При этом были сделаны следующие выводы:

1. Участие РФ в АТЭС означает серьезный прорыв в мировой политике и дипломатии, но пока он еще слабо затронул сферу мировой экономики, ибо на Россию в настоящее время приходится менее 1% валового товарооборота в АТР. Между РФ, как отмечено в "Концепции участия России в форуме "Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество" (АТЭС), одобренной Президентом В.Путиным 10 ноября 2000 г., раскрывает громадный потенциал российского экспорта в АТР. Он включает продукцию машиностроения, химии, ОПК, ядерную энергетику, телекоммуникации, транспортные услуги, рынок ценных бумаг, новейшие технологии и др.

2. Вопрос о том, как наша страна будет продвигаться впредь в этом направлении, является для нас одним из базовых приоритетов во всей внешнеэкономической стратегии. Суть этого процесса для РФ попытался определить Байкальский форум летом 2000 г. Рекомендованные ориентации охватывают сырье, инфраструктуру, рабочую силу и новейшие технологии.

Но на вопрос, как практически решить связанные с этим проблемы, форум ответа не дал. Между тем, как показывает практика Японии, США, Канады, Южной Кореи, очень важную роль играет механизм внедрения в региональные интеграционные процессы ТНК, которые носят многоотраслевой характер, получают от государств громадные стимулирующие льготы (кредиты и освобождение от налогов) и свободны во многом в своих действиях и маневрах от национальных законов и располагают колоссальной силой.

В РФ, как известно, ТНК в лучшем случае пока зарождаются. Не следует ли в наших национальных интересах стимулировать их создание при поддержке государства, разумеется, на основе закона рыночной экономики и антимонопольной политики? Следовало бы также учитывать, что крупнейшие ТНК усиленно обрастают сегодня аналитическими и дипломатическими структурами. Поэтому сфера корпоративной дипломатии и внешнеполитической практики заслуживает особого внимания в академических и научно-практических исследованиях.

3. В азиатско-тихоокеанской интеграции одним из ключевых является демографический фактор, а в восточных районах России проживает всего 7,5 млн. чел., причем в ближайшие годы численность этого населения может снизиться еще на 14-15%, то есть на 1,8 млн. чел., что приведет к катастрофической депопуляции. Серьезные угрозы создает демонтаж Тихоокеанского флота РФ. Если эту тенденцию не остановить, то ТОФ может стать слабее флотов Южной Кореи и Тайваня, не говоря уже о США и Японии.

Необходимо форсированное возрождение нашего оборонного потенциала в этом регионе в сочетании с мерами по обеспечению коллективной безопасности. Не пора ли в этой связи приступить к разработке коллективной стратегической доктрины вхождения России в интеграционное пространство АТР с учетом наших наработок по линии АТЭС, Асеановского регионального форума и других структур региона.

Думается, что такой документ, (выходящий за пределы нашей активности в АТЭС) следовало бы разрабатывать на межведомственном уровне с участием МИД РФ, РАН, Совета безопасности РФ, ряда ключевых министерств и администраций дальневосточных регионов.

Предложения состоявшегося "Круглого стола" целесообразно опубликовать в "Дипломатическом ежегоднике", предоставить СМИ для публикации и размесить на сайте Дипломатической академии и МИД РФ.

Примечания

*  Выступления участников дискуссий даются в кратком изложении.

1  Проблемы обеспечения безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. М., 1999. Азиатско-Тихоокеанский регион. Библиография основных публикаций. М., 2000; Азиатско-Тихоокеанский регион в условиях глобализации. М., 2001; Государства Азиатско-Тихоокеанского региона: новые вызовы глобализации. М., 2002 и др.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации