РОССИЯ - НАТО РАЗВИТИЕ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПАРТНЕРСТВА

Обозреватель - Observer 2004 №12 (179)

РОССИЯ - НАТО: РАЗВИТИЕ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПАРТНЕРСТВА

Е.Андреев

Рост террористической угрозы, в том числе на фоне беспрецедентной атаки террористов на Россию в августе - сентябре с. г., вполне сравнимой по внешне- и внутриполитическим последствиям с нападением Аль-Каиды на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г., диктует необходимость повышения эффективности существующего внешнеполитического "инструментария" России, механизмов взаимодействия с СНГ, США, партнерами в Европе и Азии для отражения атак сил международной террористической сети.

В многообразном спектре российской внешней политики важным условием на данном направлении представляется поддержание высокого уровня отношений России и НАТО, дальнейшее сближение и эффективное практическое взаимодействие России и Альянса.

Путь к такому сотрудничеству начался не сегодня. Основой для него послужила радикально изменившаяся геополитическая ситуация в мире на рубеже 80-90-х годов прошлого столетия. Окончание "холодной войны" с роспуском Организации Варшавского Договора и распадом СССР ознаменовало начало поэтапного перехода от конфронтации к выстраиванию конструктивного взаимодействия России с Альянсом. В декабре 1991 г. наша страна вошла в число государств-основателей организации, получившей (с мая 1997 г.) название Совет евроатлантического партнерства. В июне 1994 г. Россия присоединилась к программе "Партнерство ради мира". Обе структуры были теснейшим образом связаны с Североатлантическим альянсом.

Юридическая база российско-натовских отношений сегодня - "Основополагающий Акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности", подписанный в Париже (май 1997 г.). Лейтмотивом документа явились фиксация политических гарантий военной сдержанности, стремление к долговременному партнерству, укреплению безопасности на евроатлантическом пространстве на основе общих интересов и транспарентности. В соответствии с "Основополагающим актом" в 2002 г. был создан практический механизм сотрудничества - Совместный постоянный Совет Россия-НАТО, приведший к заметной активизации конкретного взаимодействия в военно-политической сфере с использованием многообразных форм. Не в последнюю очередь это произошло из-за преобразования механизма "19 + 1" в "двадцатку". Через механизмы "двадцатки" Россия фактически подключилась к принятию многих важнейших международных решений, представляющих взаимный интерес как для нее, так и для НАТО. Российское военное представительство в Брюсселе и миссия НАТО в Москве превратились в важные инструменты практической совместной работы. Ознакомление с принципами формирования натовской политики изнутри после "превращения" Альянса в многовекторную евроатлантическую структуру не только помогает российской военной элите формировать перспективные направления сотрудничества России с Альянсом, но и использовать его для реализации задач по реформированию собственных вооруженных сил.

Вслед за периодом некоторого охлаждения во взаимоотношениях с НАТО, вызванного балканским кризисом 1999 г., с конца 2001 г. началось сближение, обусловленное не в последнюю очередь необходимостью совместного противодействия международному терроризму.

По нарастающей стала развиваться динамика российско-натовских контактов.

В феврале 2001 г. в Москве было открыто Информационное бюро НАТО, а в мае 2002 г. - Военная миссия связи НАТО.

Генеральный секретарь Альянса Дж.Робертсон дважды в течение 2001 г. наносил рабочие визиты в Москву и беседовал с высшим политическим и военным руководством России.

В целом отличительной чертой отношений России и НАТО начала 2000-х годов явилось то, что на политическом треке они стали окончательно неконфронтационными, а на рабочем уровне превратились в повседневно-деловое прагматическое сотрудничество.

В ходе майской 2002 г. встречи на высшем уровне Россия - НАТО в Риме была создана принципиально новая структура политических консультаций, совместной (а иногда и оперативной) выработки и принятия решений Россией и Альянсом и их реализации как равноправных партнеров в тех общих для них областях, которые были сформулированы в Римской декларации. Эта структура получила название Совет Россия-НАТО (СРН).

Отличительной чертой нового двустороннего взаимодействия в Совете стала деятельность сторон в "национальном качестве" без предварительных внутриблоковых согласований, принятие решений консенсусом, соблюдение членами СРН международно-правовых обязательств, в том числе Устава ООН, положений и принципов Хельсинского заключительного акта (1975 г.) и Хартии европейской безопасности ОБСЕ (1999 г.).

Военное взаимодействие НАТО и России рассматривается в Брюсселе и Москве как необходимый элемент адекватного и своевременного реагирования на новые вызовы современности, такие как возможные атаки террористов, экологические и техногенные катастрофы, обострение региональных конфликтов, в том числе на межэтнической и межнациональной почве, а также под углом зрения возникновения возможной опасности или ущерба для национальной безопасности России и натовцев, в первую очередь европейской группы членов Альянса.

Выработанный механизм функционирования СРН предусматривает проведение заседаний на уровне министров иностранных дел и обороны два раза в год, на уровне послов - не реже одного раза в месяц.

В рамках Совета Россия-НАТО действуют на сегодняшний день на постоянной основе порядка двадцати специализированных рабочих групп.

Ведется диалог по международным и региональным проблемам.

Укрепилось взаимодействие на контртеррористическом направлении.

Реализуется проект создания противоракетной обороны ТВД, идет совместная работа по улучшению управления воздушным движением, ликвидации противопехотных мин.

Налажен обмен информацией на уровне экспертов в сфере ядерной безопасности, контроля в области нераспространения ОМУ и средств его доставки.

Расширяется база сотрудничества по линии чрезвычайного гражданского планирования, поиска и спасения на море, в области реформирования вооруженных сил, оборонной промышленности, исследований и технологий.

Проведены крупномасштабные совместные полевые учения по преодолению "последствий теракта" на химическом производстве "Богородск-2002" (сентябрь 2002 г.) в подмосковном Ногинске, организованные МЧС России и Евроатлантическим координационным центром реагирования на стихийные бедствия и катастрофы.

В июне 2004 г. состоялись командно-штабные учения МЧС России и координационного центра, получившие название "Калининград-2004", по отработке элементов сотрудничества в условиях теракта с техногенными последствиями в акватории крупного порта.

Одним из важнейших в повестке дня российско-натовских отношений конца 90-х - начала 2000-х годов являлся вопрос о расширении НАТО. В ноябре 2002 г. на заседании Совета Россия - НАТО в Праге было согласовано Заявление председательствовавшего в Совете Генерального секретаря НАТО о том, что принятые на пражском саммите НАТО решения о предстоящем вступлении в Альянс Болгарии, Румынии, Словакии, Словении, Литвы, Латвии и Эстонии не направлены против интересов России и не ущемляют ее безопасность.

Руководство России в целом спокойно реагировало на очередной этап расширения НАТО на Восток: еще в 2000 г. было заявлено, что принадлежность к военно-политическим блокам относится к исключительной компетенции суверенных государств, а Россия, в свою очередь, будет заботиться об интересах своей безопасности.

Ушел из российско-натовского политического лексикона и термин "красная черта" применительно к внешним границам НАТО на востоке (вдоль границ бывшего СССР). В духе политики "прагматизма" было заявлено, что Россия будет оценивать намерения Альянса по его реальным шагам.

В России с пониманием относятся и к задаче укрепления юго-восточного фланга НАТО, примыкающего к региону так называемого Большого Ближнего Востока. Именно всестороннее реформирование этого региона, включая политическую, экономическую, социальную, культурную и иные составляющие, поможет, по мнению создателей концепции реформирования Большого Ближнего Востока, значительно снизить исходящую оттуда террористическую угрозу (реформа подразумевает в том числе продвижение ближневосточного урегулирования, а также стабилизацию в Ираке и Афганистане), что лежит в плоскости и российских интересов.

Наряду со стабилизацией российско-натовских отношений в Европе налицо признаки и тесного практического взаимодействия в Азии, в частности, на Среднем Востоке. Военная операция США по свержению режима "Талибан", поддержанная Россией технически и информационно, сняла непосредственную внешнюю военную угрозу для юга России и ее союзников из числа среднеазиатских государств-членов СНГ, исходившую из Афганистана при талибах. Однако серьезную обеспокоенность продолжают вызывать все возрастающие наркопотоки из этого региона в Европу через территорию России. С лета 2003 г. руководство Международными силами содействия безопасности в Афганистане перешло к НАТО. Ключевую роль в силах играют военнослужащие ФРГ, численность которых в этой стране приближается к 2,5 тыс. чел. На ФРГ лежит и основная нагрузка по формированию и функционированию в Афганистане так называемых Провинциальных восстановительных команд.

В октябре 2003 г. в Екатеринбурге во время двусторонних межгосударственных консультаций на высшем уровне Россия и ФРГ подписали Соглашение о военном воздушном транзите через российскую территорию, которое, после соответствующей ратификации парламентами обеих стран, успешно реализуется на практике. Речь идет о долговременном, стратегическом совместном интересе, в котором от успеха выполнения миссии НАТО напрямую зависит безопасность, прежде всего, южных рубежей и регионов России.

В июне 2003 г. на заседании Совета Россия-НАТО на уровне министров иностранных дел в Мадриде было принято Заявление Совета, в котором выражена готовность и далее наращивать политический диалог и сотрудничество по всему периметру взаимодействия. НАТО подтвердило свои гарантии сдержанности в военной области и намерение продолжать совместную работу по ратификации и введению в действие Соглашения об адаптации ДОВСЕ.

Договор об обычных вооруженных силах в Европе - одно из важных направлений сотрудничества России и Альянса. Достигнуты договоренности практически по всем позициям адаптированного Договора. Однако дело с его ратификацией затягивается: в НАТО увязывают начало этого процесса с выполнением Россией не связанных с Договором так называемых "стамбульских обязательств" по выводу военных баз и вывозу военного имущества из Грузии и Молдавии. Вытекающие из Договора обязательства России по сокращению тяжелых вооружений и техники, находившихся на территории этих государств СНГ, в полном объеме выполнены в 2000-2001 годы. Политические же элементы "стамбульских обязательств" носят, по мнению России, двусторонний характер и не могут являться основанием для откладывания ратификации Соглашения об адаптации ДОВСЕ другими странами.

Во время ряда последних заседаний Совета Россия-НАТО Альянс заявлял, что политические гарантии военной сдержанности, сформулированные в Основополагающем акте Россия-НАТО и подкрепленные в Римской декларации (2002 г.) и Мадридском заявлении Совета Россия- НАТО (2003 г.), в полной мере распространяются на все вступающие в НАТО страны. Государства Балтии и Словения подтвердили свое намерение присоединиться к адаптированному Договору после его вступления в силу.

Нынешний год продвинул уровень взаимопонимания и взаимодействия России и НАТО на существенный шаг вперед.

2 апреля в Брюсселе прошла неформальная встреча министров иностранных дел Совета Россия - НАТО с участием главы внешнеполитического ведомства России (впервые в расширенном до 27 членов составе), на которой, в частности, было зафиксировано намерение новых членов альянса - неучастников ДОВСЕ (страны Прибалтики и Словения) присоединиться к адаптированному Договору как только это станет возможным, однако, не предпринимать до этого никаких действий, которые противоречили бы его положениям.

7-8 апреля состоялся первый рабочий визит в Россию нового Генерального секретаря НАТО Я. де Хооп Схеффера, во время которого обсуждались перспективы дальнейшего развития отношений Россия - НАТО в связи с расширением Альянса и были намечены пути активизации политического диалога по ключевым мировым и региональным проблемам, наращивания сотрудничества по конкретным проектам и программам.

Продолжение диалога состоялось в конце июня 2004 г. в Стамбуле во время заседания Совета Россия - НАТО на уровне министров иностранных дел, на котором был принят ряд важных решений практического взаимодействия между Россией и Альянсом на будущее. В частности, была достигнута договоренность

- об участии кораблей Черноморского флота в проводимой в Средиземноморье контртеррористической операции НАТО "Активные усилия" (active Endeavour);

- о практическом взаимодействии в борьбе с наркотрафиком из Афганистана;

- о разработке военных и оперативных аспектов концепции совместных миротворческих операций;

- о дальнейшем повышении уровня совместимости вооруженных сил России и стран-членов Альянса;

- о завершении к концу 2004 г. исследований в рамках проекта "Инициатива по сотрудничеству в воздушном пространстве";

- о начале второй фазы работ по совместимости ПРО ТВД;

- об углублении сотрудничества в борьбе с распространением ОМУ и ядерных, биологических и химических веществ;

- о взаимодействии с НАТО на центральноазиатском и закавказском направлениях и другие шаги.

Россия выступает за продолжение работы над мерами доверия и безопасности вдоль линии соприкосновения России и НАТО.

Существенная трансформация позиций и переплетение интересов России и НАТО свели, по существу, к нулю возможность вооруженного конфликта между ними. Европа превращается в регион "стабильного мира". Все более тесным становится взаимодействие с США, в частности, в борьбе с терроризмом, противодействии распространению ОМУ, обеспечении стабильности на Ближнем и Среднем Востоке.

Трудно предположить, что Россия в обозримом будущем станет членом Альянса.

Однако из уникальности геостратегического положения России проистекает как необходимость укрепления ее связей с евроатлантическим блоком и Евросоюзом, так и одновременного выстраивания схемы обеспечения собственной безопасности со странами СНГ, Китаем и Индией.

Окончательная нормализация политических отношений и развитие стратегического диалога (прежде всего в области экономики) с Японией важны в контексте реализации геополитической линии России в Азии.

Роль "двуглавого российского орла", одновременно смотрящего на Запад и на Восток, трудна, однако для России неизбежна и при расчетливо и прагматично проводимой внешней политике, реализуема.

Ставка на НАТО как на стратегического партнера и союзника в широком контексте меняющейся геополитической картины мира в XXI в. может стать для России одной из "несущих конструкций" всего здания будущей модели ее национальной безопасности.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации