КТО ПОДРЫВАЕТ ЯДЕРНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ

Обозреватель - Observer 2004 №7 (174)

КТО ПОДРЫВАЕТ ЯДЕРНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ

Арджун Макхиджани,

директор Вашингтонского института

проблем окружающей среды и энергетики

Джон Берроуз,

Исполнительный директор Комитета юристов

по ядерной политике (LCNP),

Нью-Йорк, США

 О проблеме соблюдения ДНЯО и ДВЗЯИ

Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) был подписан в 1968 г. и вступил в силу в 1970 г.

Первоначально он был рассчитан на 25 лет, но в 1995 г. продлен бессрочно.

ДНЯО содержал достаточно расплывчатое обещание ядерных держав-участниц вести переговоры по ядерному разоружению "в духе доброй воли", однако предпринятые недавно многочисленные правовые, политические и дипломатические шаги придали этому обещанию характер комплекса конкретных обязательств, подлежащих выполнению*.

Общая цель, под которой "подписались" государства, обладающие ядерным оружием, состоит в достижении ядерного разоружения "по всем его аспектам" (Международный суд ООН использовал это выражение для обозначения обязанностей ядерных держав и других государств по данному вопросу)**.

Замена расплывчатого обещания конкретными обязательствами стала возможной после окончания "холодной войны", хотя события последнего времени ставят данные обязательства под серьезную угрозу.

В 1995 г. на Конференции по рассмотрению действия и продлению ДНЯО ядерные державы настаивали на бессрочном продлении договора. Другие страны согласились на это при условии, что ядерные державы обязуются соблюдать ряд "Принципов и целей ядерного нераспространения и разоружения", куда входят:

- завершение переговоров по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) к 1996 г.;

- немедленное начало переговоров по запрещению производства расщепляющихся материалов с целью использования для создания ядерного оружия, завершение их в кратчайший срок;

- систематические и последовательные меры по сокращению ядерных вооружений в глобальном масштабе и, со временем, достижение полного ядерного разоружения.

1996 г. был ознаменован двумя важными событиями:

- поступил на подписание ДВЗЯИ;

- Международный суд ООН, правовой орган ООН, в ответ на запрос Генеральной Ассамблеи ООН вынес консультативное заключение относительно законности угрозы ядерным оружием (ЯО) и его применением.

В рамках этого процесса Международный суд единогласно принял интерпретацию ст. VI ДНЯО, согласно которой государства обязаны "следовать духу доброй воли и довести до завершения переговоры, ведущие к ядерному разоружению по всем его аспектам под строгим и эффективным международным контролем". Не выражая явно, Международный суд подразумевает своим заключением, что данное обязательство опирается не только на ДНЯО, а потому применимо и к тем немногочисленным странам, которые не входят в ДНЯО. К последним относятся и обладающие ядерным потенциалом Индия, Пакистан и Израиль.

В 2000 г. на Конференции по рассмотрению действия ДНЯО "Коалиция по новой повестке дня", куда вошли представители Бразилии, Египта, Ирландии, Мексики, Новой Зеландии, Южной Африки и Швеции, возглавила кампанию за предотвращение негативных тенденций и принятие конкретных обязательств по разоружению. К концу конференции "Коалиция по новой повестке дня" и ядерные державы провели отдельные переговоры, в результате которых была заложена основа для принятия конференцией Окончательного документа по тринадцати "практическим шагам на пути к осуществлению систематических и последовательных мер" по достижению ядерного разоружения.

Данные шаги включают:

- ратификацию ДВЗЯИ;

- соблюдение Договора по ПРО;

- необратимое сокращение ядерных арсеналов;

- снижение уровня боевой готовности ЯО и уменьшение роли ЯО в политике национальной безопасности государств.

Ключевым элементом документа стало "твердое обязательство со стороны ядерных держав добиться полной ликвидации своих ядерных арсеналов…"

Важно отметить что в настоящее время США, похоже, решили отказаться от обязательств по ядерному разоружению в соответствии с ДНЯО, особенно от обязательств, принятых при бессрочном продлении ДНЯО в 1995 г. и в последующие годы, несмотря на то, что все неядерные страны-участницы ДНЯО, за исключением Ирака и Северной Кореи, соблюдают принципы данного договора.

Сведения о ядерной программе Ирака появились после войны в Персидском заливе, когда согласно резолюциям Совета Безопасности ООН, подкрепленным жесткими санкциями, был учрежден режим инспекций. Ираку пришлось свернуть свою ядерную программу. С 1998 г. Международное агентство по атомной энергетике (МАГАТЭ) убедилось в обеспечении гарантий безопасности на рассекреченных ядерных объектах Ирака. Тем не менее, МАГАТЭ подчеркивало, что это еще не является свидетельством соблюдения мандата Совета Безопасности. Против Ирака выдвигались обвинения в связи с попытками возобновить свою программу по ядерному оружию.

Северная Корея, уже в начале 90-х годов имевшая программу производства ядерного оружия, не разрешила проводить у себя всесторонние инспекции МАГАТЭ, как это предусматривалось соглашением по обеспечению гарантий безопасности и таким образом масштаб и текущее состояние ее ядерной программы остаются неизвестными.

США обвиняют также Иран в наличии собственной ядерной программы, хотя, по мнению МАГАТЭ, Иран не выходит за рамки соглашения по обеспечению гарантий безопасности.

Непосредственно после падения Берлинской стены наблюдался значительный прогресс в области сокращения вооружений. Состоялись переговоры по Договору о сокращении стратегических вооружений (СНВ-1). К декабрю 2001 г. он был полностью реализован.

Президенты Дж.Буш (старший) и М.Горбачев параллельно в одностороннем порядке произвели вывод тактического ядерного оружия.

Франция и Великобритания сократили свои ядерные арсеналы.

В 1996 г. завершились переговоры по ДВЗЯИ, и с 1996 г. ни одна из ядерных держав-участниц ДНЯО не проводила ядерные испытания. Впрочем, в настоящее время ДВЗЯИ имеет мало шансов вступить в силу из-за оппозиции Сената США и администрации Буша его ратифицировать. Кроме того, Индия, Пакистан и Северная Корея все еще не подписали этот договор.

В "Обзоре ядерной политики США" (U.S. Nuclear Posture Review), датированном январем 2002 г., США заявили о намерении сократить количество "оперативно-развернутого" стратегического ЯО до 3 800 ед. к 2007 г. и до 1700-2200 ед. к 2012 г. Планы США нашли отражение и в подписанном в Москве 24 мая 2002 г. коротком и лаконичном Договоре о сокращении стратегических наступательных потенциалов (Московский договор), по которому США и Россия обязуются ограничить количество "стратегических ядерных боеголовок" (точное определение этого термина не дается) до 1 700-2 200 ед. к 2012 г. Если договор не будет продлен, то его срок истекает в том же году. Его действие также может быть приостановлено (о чем необходимо объявить не позднее, чем за три месяца) просто на основании осуществления права "государственного суверенитета" одной из сторон. Типичное для договоров по ядерному вооружению положение о выходе из договора в случае "чрезвычайных обстоятельств", ставящих под угрозу "высшие государственные интересы", в этом тексте опущено.

Договоренность между США и Россией, а также совместные планы, провозглашенные двумя государствами, имеют позитивный характер хотя бы потому, что они являются шагом вперед в процессе переговоров по сокращению ядерных вооружений, который, как это ни парадоксально, зашел в тупик после распада Советского Союза в декабре 1991 г. Однако на ближайшие 10 лет в ядерных арсеналах каждой из сторон остается по договору до 2 000 ед. ЯО стратегического назначения, и этого количества вполне достаточно, чтобы уничтожить оба государства и все живое на планете. Помимо этого фундаментального момента, остаются и другие серьезные взаимосвязанные пункты, в которых запланированные сокращения не соответствуют тому уровню, который участники ДНЯО наметили в 2000 г. Ядерные державы, и в особенности США и Россия, нарушают принятые на себя в том году обязательства по следующим пунктам:

1. Московский договор не требует ликвидации систем доставки и демонтажа ядерных боеголовок в отличие от предшествующих договоров по сокращению вооружений и намеченного соглашения по СНВ-3.

2. США планируют сохранить дополнительно значительное количество боеголовок в рамках "сил ответного реагирования", предназначенных для развертывания в течение нескольких недель или месяцев.

3. США не сделали никаких указаний на то, что они планируют снизить уровень боевой готовности стратегических вооружений. И хотя в ближайшие 10 лет как Россия, так и США предполагают постепенно снизить число боеголовок, находящихся в состоянии повышенной боевой готовности, с 2000 ед. до 900 в США и, возможно, до приблизительно того же уровня в России, уже сегодня нет смысла поддерживать повышенный уровень боевой готовности ядерных сил.

4. Подписанное в мае 2002 г. соглашение между Россией и США не налагает ограничения на использование ракет с разделяющимися боеголовками или каких-либо других категорий. Это упущение может оказаться дестабилизирующим фактором, особенно в контексте планов США по разработке и развертыванию системы ПРО и выхода Соединенных Штатов из Договора по ПРО.

Особое беспокойство вызывает та роль, которая вновь отводится ядерному оружию. В "Обзоре ядерной политики США" 2002 г. сказано, что ЯО может использоваться "совместно с новейшими неядерными стратегическими средствами", в том числе обычными видами управляемого оружия точного наведения нового поколения1. "Обзор ядерной политики" также расширяет перечень обстоятельств, допускающих использование ЯО. В качестве возможных целей ядерного удара названы Россия, Китай, Северная Корея, Ирак, Иран, Сирия и Ливия. Кроме того, в "Обзоре ядерной политики" определены "непосредственные чрезвычайные обстоятельства", дающие США право применить ядерное оружие, такие как "нападение Ирака на Израиль или соседние государства, нападение Северной Кореи на Южную Корею или военный конфликт относительно статуса Тайваня". Согласно "Обзору ядерной политики", ядерное оружие может применяться "против целей, способных выдержать неядерный удар" или в ответ на использование ядерного, биологического или химического оружия, или "в случае непредвиденных военных обстоятельств".

И хотя "Обзор ядерной политики США" не является "обязательной президентской директивой" (последняя из открыто известных директив была подписана президентом Б.Клинтоном в 1997 г.), он подписан министром обороны Д.Рамсфелдом и свидетельствует об очень сильной тенденции в ядерной политике США. Более того, генерал Дж.Гордон, возглавляющий Администрацию национальной ядерной безопасности в Министерстве энергетики США, заявил в докладе комитету Сената, что "Обзор ядерной политики" "вновь подтверждает, что в обозримом будущем ЯО останется ключевым элементом стратегии национальной безопасности США". Вразрез с ограничением роли ЯО, которое в 2000 г. предусматривалось 13 "практическими шагами", перечисленными в ДНЯО, Соединенные Штаты расширили область его возможного использования. Газета New York Times осудила эту меру в редакционной статье, озаглавленной "Америка как ядерный изгой".

Планы США также подрывают собственные заверения не использовать ЯО, данные Соединенными Штатами неядерным государствам-участникам ДНЯО. Эти политические заверения были частью переговоров по ДНЯО и при обсуждении приобрели юридически обязательный характер, в особенности после того, как США подтвердили их в связи с бессрочным продлением ДНЯО (1995 г.).

Политика противоракетной обороны США также противоречит принятым по ДНЯО обязательствам способствовать сохранению международной стабильности и соблюдению Договора по ПРО (в качестве одной из мер по осуществлению 13 "практических шагов" ДНЯО). Соединенные Штаты вышли из Договора по ПРО и продолжают настаивать на важности противоракетной обороны для своей общей военной стратегии. Согласно "Обзору ядерной политики", частичное развертывание системы стратегической противоракетной обороны может произойти уже к 2008 г.

Два из числа пяти ядерных государств-участников ДНЯО - США и Китай - еще не ратифицировали Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Все пять стран, включая США, соблюдают мораторий на ядерные испытания, однако Соединенные Штаты сохраняют готовность возобновить испытания***. Такая позиция США нарушает взятое ими обязательство на Конференции по рассмотрению действия ДНЯО 2000 г. - стремиться к скорейшему вступлению в силу ДВЗЯИ. Важно отметить, что ДВЗЯИ не только сам по себе является важнейшей договоренностью, но он также необходим для обеспечения выполнения той части ст. VI ДНЯО, в которой говорится о "прекращении гонки вооружений". Более того, именно приверженность переговорам по ДВЗЯИ и, тем самым, намерение в дальнейшем ввести его в силу, сыграли главную роль в 1995 г. при решении бессрочно продлить ДНЯО.

Важно также отметить, что США вкладывают значительные средства в инфраструктуру по исследованию, разработке, и поддержанию новейшего ЯО.

Министерство энергетики объясняло 6 млрд долл., заложенных в бюджете на 2002 г., тем, что "гибкость в поддержании постоянного запаса ядерного оружия, адаптирования уже имеющегося оружия к новым боевым задачам или, при необходимости, внедрения новых видов оружия, зависит от разумной программы поддержания ядерного арсенала… как и от надежной инфраструктуры производства ядерного оружия".

Сумма в 6 млрд. долл. превышает те средства, которые в среднем тратились на аналогичные цели во времена "холодной войны".

Как утверждает газета New York Times, в "Обзоре ядерной политики США" "обращается внимание на необходимость усовершенствования "проникающего в грунт оружия", предназначенного для поражения подземных сооружений и укрепленных бункеров", и предусматривается создание оружия как с низкой мощностью взрывов для снижения количества радиоактивных осадков, так и с высокой мощностью взрывов для поражения целей, расположенных на большой глубине. Согласно "Обзору ядерной политики", на апрель 2002 г. были намечены эксперименты по оснащению имеющимися ядерными зарядами нового оружия "подземного действия" массой в 5 000 фунтов (2,5 т). Еще в 1996 г. США развернули усовершенствованное ЯО, обладающее способностью поражать подземные цели (B-61-мод 11). Однако в том же году Конгресс США отказался одобрить бюджетный запрос на разработку "прочного проникающего в грунт ядерного боеприпаса" (Robust Nuclear Earth Penetrator).

Планы США по поддержанию и модернизации инфраструктуры своих ядерных вооружений и ядерного арсенала на долгую перспективу противоречат духу ДВЗЯИ и обязательствам по ДНЯО, включая обязательство 2000 г. по снижению роли ЯО в вопросах национальной безопасности. Ничто не указывает на то, что обязательство по разоружению в соответствии со ст. VI, как оно сегодня понимается в свете его официальной интерпретации Международным судом ООН и подтверждается недвусмысленным признанием в 2000 г. необходимости ликвидации ядерных арсеналов, нашло отражение в национальной ядерной программе США. Похоже, апелляция к этой статье остается не более, чем риторической броской фразой в обращениях представителей США к международному сообществу.

За исключением изменения Китаем своей давно занимаемой позиции по вопросу о праве применения первыми ЯО, в политике ядерных держав в целом не содержится никаких свидетельств уменьшения роли ЯО или попыток соблюдать принцип Международного суда ООН, объявляющий угрозу использования ЯО или само использование полностью незаконными. Вопреки обязательству 2000 г., на Конференции по разоружению не было принято решения о создании комитета для контроля за процессом ядерного разоружения. Кроме того, ядерные державы-участницы ДНЯО по-прежнему не приступили к многостороннему процессу сокращения и ликвидации ядерных вооружений. Китай, выражающий поддержку идее полного ядерного разоружения, и Великобритания объявили о своей готовности участвовать в этом процессе, однако только после того, как ядерные силы США и России сократятся до значительно более низкого уровня.

Ядерные державы уже давно понимают ДНЯО как асимметричное соглашение, накладывающее на неядерные государства особые, обеспеченные санкциями обязательства, которые необходимо выполнять в настоящее время, а на них - только общее и расплывчатое обязательство в духе доброй воли вести переговоры по ядерному разоружению с тем, чтобы когда-нибудь в отдаленном будущем (если вообще когда-либо) это осуществилось.

На состоявшихся в 1995 и 2000 гг. Конференциях по рассмотрению действия ДНЯО такой подход вызвал категорическое возражение, что также было усилено консультативным заключением Международного суда от 1996 г. Теперь установлено, что обязательства по ДНЯО носят симметричный характер. Другими словами, с середины 90-х годов ДНЯО стал, в сущности, договором не только по нераспространению ядерного оружия, но и по ядерному разоружению.

Если судить по стандартам, принятым в различных документах по ДНЯО, то ядерные державы, и в особенности Соединенные Штаты, не соблюдают обязательства по разоружению, заключенные в данном договоре - ввиду отсутствия прогресса в определенных областях (главным образом, вследствие отказа Сената США ратифицировать ДВЗЯИ и выхода из Договора по ПРО), а самое главное - из-за нежелания сделать принцип разоружения движущей силой политики и планов относительно ЯО.

Чтобы выполнить свои обязательства по разоружению, принятые в соответствии с ДНЯО, США совместно с Россией должны взять на себя ответственность и демонтировать боеголовки, подлежащие сокращению по Московскому договору, предпринять дальнейшие необратимые и контролируемые сокращения вооружений и содействовать вовлечению других ядерных держав в процесс, ведущий к полной подконтрольной ликвидации ЯО во всем мире. Пока этот процесс не завершен Соединенные Штаты и другие государства, владеющие ядерным оружием, обязаны вывести свои ядерные силы из состояния боевой готовности за счет снятия боеголовок со средств доставки, достигнув таким образом состояния "нулевой боеготовности" в масштабах всего мира. США должны также отказаться от расширения возможностей использования ЯО, предполагаемого "Обзором ядерной политики", и вместе с другими ядерными державами отказаться от права применения первыми ядерного оружия. 

Примечания

*  Кроме специально оговоренных случаев, ссылки на текст "Власть силы или власть закона? Соответствие позиции США договорам по безопасности", который лег в основу данной статьи // Интернет на сайтах IEER (www.ieer.org) и Комитета юристов по ядерной политике (www.lcnp.org).

**  Полный текст ст. VI ДНЯО предусматривает, что "Каждый Участник настоящего Договора обязуется в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разоружению, а также о договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем".

1  Обзор ядерной политики США // Интернет на сайте www.globalsecurity.org/wmd/library/policy/dod/npr.htm (выдержки из "Обзора ядерной политики США"). 

***  Соединенные Штаты и Франция также строят установки для осуществления ядерного синтеза с помощью лазера, предназначенные для выполнения термоядерных взрывов в лабораторных условиях. Проведение подобных взрывов противоречит ст. I ДВЗЯИ, которая налагает запрет на любые ядерные взрывы. Великобритания помогает США в этом направлении, предоставляя им средства для строительства Национального объекта по экспериментам с возгоранием (National Ignition Facility, NIF).


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации